«Переехав в деревню, мы знакомились заново» (+ВИДЕО)

Сменить город на деревню: опыт Скапкарёвых

Олег и Екатерина Скапкарёвы жили в Челябинске и считались, по современным меркам, успешными людьми: у Олега был ювелирный бизнес, Екатерина работала заместителем главного врача крупной стоматологической клиники. А потом они бросили всё и уехали в деревню. Разбили огород, завели скотину. Говорят, что никогда не были так довольны своей жизнью.

Действующие лица:

Дети:

  1. Варвара, 23 года
  2. Федор, 17 лет
  3. Серафима, 4 года

Олег Юрьевич:

– Отправной точкой для нас послужил переезд из квартиры в загородный коттедж. Там мы построили русскую печку, начали печь в ней хлеб; тогда же я попал в воскресную школу при нашем храме. Вслед за хлебом увлеклись здоровым питанием и вообще здоровым образом жизни – захотелось дышать чистым воздухом, жить в чистой информационной среде, чтобы мозг не засорялся лишним. Потихоньку пришло понимание, что всего этого можно достичь, только уехав из города.

Захотелось дышать чистым воздухом, жить в чистой информационной среде, чтобы мозг не засорялся лишним

Если хочется жить чистой духовной жизнью, в городе это в разы сложнее. На каждом углу стоит плакат: на нем либо полуобнаженная женщина, либо дорогая машина, либо куча денег. То есть плакаты со страстями развешаны по всему городу. Насколько сильным человеком нужно быть, чтобы на это не реагировать? Сказано ведь: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 27). Тащить всю эту грязь на своих плечах ежедневно – адский труд. Грехов и так хватает, зачем эти лишние искушения? А в деревне нет рекламных плакатов, нет телевизора с похабными программами, нет этого греховного натиска извне. Есть Царство Божие, где птички поют и деревья растут, а есть царство диавола, в котором он верховодит. Мы из одного царства перебрались в другое, надеясь, что с Божией помощью будет полегче. Хоть мы и живем, можно сказать, в чистом поле, храм от нас в семи километрах. Ездим туда на машине, а в хорошую погоду и пешком можем прогуляться.

Олег Скапкарёв Олег Скапкарёв

Для того чтобы переехать, нужно четко принятое решение. Вопрос не должен стоять – «мы попробуем». Если переезжаем – то переезжаем. Надо сжечь все мосты. Когда нет обратного пути, инстинкт самосохранения подскажет, как выжить. Это нелегкое дело, но трудности бывают у всех – у менеджера, сидящего за компьютером, трудностей не меньше. Так что это рабочие моменты.

Первая трудность, с которой мы столкнулись, – получение земли. Она есть, ее много, но ее не торопятся отдавать просто по причине чиновничьей лени: надо ведь оформлять документы, а чиновникам некогда – у них хватает своих дел. Приходилось обивать пороги, чтобы нам выделили землю, которая положена по закону.

Чтобы что-то сделать в чистом поле, нужно много денег

Дальше начались финансовые трудности – чтобы что-то сделать в чистом поле, нужно много денег. Еще одна трудность – нехватка рабочих рук. И физически тяжело, и по времени мы едва успевали. Но если готовишься к этой жизни, ожидаешь ее – это совсем другое переживание, чем когда она внезапно тебе на голову свалилась. К тому же мы пока не в Царствии Небесном. В обычной жизни без преодоления препятствий никак не обойтись.

С момента возникновения замысла до момента переезда прошло два года. Год мы оформляли землю, год строились. Продали трехэтажный коттедж в пригороде Челябинска и все деньги полностью вложили в строительство. Нам не хватило. Я размахнулся слишком широко, и в нулевом цикле мы сделали очень много, закончить смогли не всё. Нам пришлось на первом этапе привлекать дополнительных людей, скотину покупать перед переездом, чтобы к началу жизни в деревне уже появился какой-то финансовый ручеек.

Корову не просто так называют «кормилицей». Корова позволяет кормить семью, производить минимальные оплаты – за бензин, за электричество. Поэтому без скотины нам было нельзя. В какой-то момент мы дошли до нижней точки финансового кризиса, оттолкнулись от нее и сейчас потихоньку поднимаемся вверх. Заказали сыроварню, будем ставить под нее помещение. У нас три дойных коровы, следующим летом будет уже пять – коровы ведь размножаются.

Мы дошли до нижней точки финансового кризиса, оттолкнулись от нее и потихоньку поднимаемся вверх

За городом выжить гораздо проще. Можно скотину держать, на огороде что-то интересное выращивать, в лес ходить, собирательством заниматься, делать заготовки. Всё это востребовано, всё продается. Если есть желание, силы, не лень, прокормиться можно.

Дело не столько в доходе, сколько в потребностях. Сейчас потребности человека искусственно раздуты. У каждого в гардеробе одежды – на три жизни хватит, и продуктов в холодильнике столько, что выбрасывать приходится. По две-три машины на семью. Если стремиться не к увеличению доходов, а к уменьшению потребностей, у человека остается гораздо больше времени собственно для жизни. Мы сейчас чувствуем себя ничуть не хуже, не ущербней, а намного лучше, чем в городе.

Екатерина Олеговна:

– Нельзя воспринимать деревню как навоз, грязь, немытые руки и ноги. У меня каждый день спа-процедуры: я мою руки и ноги в чистейшей молочной сыворотке. В городе вы такую роскошь даже за больше деньги вряд ли найдете. Руки у меня сейчас более ухоженные, чем в мою бытность стоматологом. Можно ходить босиком по земле, что я очень люблю; потом на пять минут опустить ноги в сыворотку – и они идеальные. Человек сам себе создает условия: можно и в городе развести свинарник, и в деревне можно быть аккуратной. У нас есть горячая вода, канализация, посудомойка, пылесос – все условия.

Здесь гораздо более спокойная и благоприятная для здоровья обстановка. Ты не должен каждое утро подскакивать в шесть утра и мчаться на работу, испытывая стресс. В городе я была начальником. Надо мной учредители, подо мной – врачи и медсестры, я со всеми должна была договориться, учесть мнения всех – психологически это очень тяжело. Да и вообще, работа врача и психологически, и физически очень тяжелая. В деревне мне не тяжелей, это точно. У меня такое чувство, будто я сейчас в каком-то длительном отпуске; для меня огород и птица – это вообще не нагрузка. Во-первых, я это люблю; во-вторых, меня никто не заставляет. Не хочешь сегодня полоть грядки – не поли. Потом прополешь. Нет такого, что начальник сказал «надо» – и все ночью работают. Это невероятное удовольствие.

У меня такое чувство, будто я сейчас в каком-то длительном отпуске

Олег Юрьевич:

– Всё хозяйство мы ведем вдвоем с женой, и дети нам помогают. Когда мы переехали, дочке был год с небольшим, то есть вся ее сознательная жизнь прошла в деревне. Она видит, что папа и мама не уходят с утра на работу на весь день, а работают здесь, рядом с ней. Серафима сама предлагает: «Я помогу». У нее даже игры связаны с какими-то делами. Например, она говорит: «Я пойду яйца у куриц соберу». Она берет ведро, идет и собирает, и приносит все целые, ни одно не уронит, не разобьёт. На полдороге не отвлечется на что-то другое, не убежит играть. Жена с дочкой занимаются огородом и курами, мы с сыном отвечаем за крупных животных.

Старшая дочка живет в городе, она учится на четвертом курсе института, будет стоматологом, как мама. Наш переезд совпал с ее поступлением. Она восприняла перемену нашей жизни с негодованием, с бурей страстей. Но у детей за плечами нет жизненного опыта. Конечно, ей нравилось в большом шумном городе – тусовки, красивые магазины, наряды. Переезд в деревню был для нее катастрофой. Но прошло три года, страсти у нее улеглись, и сейчас Варвара уже получает удовольствие, приезжая сюда. И даже разговоры о том, что, может быть, она тоже станет жить здесь когда-нибудь потом, больше не вызывают у нее возмущенных криков. Пока дети не выросли и не покинули семью, родители принимают за них важные решения, потому что у родителей есть опыт, они знают, как лучше. В этом и заключается воспитание.

Сын у нас на домашнем обучении. Справляется неплохо, в классе он не последний ученик. В девятом классе ГИА сдал очень прилично, сейчас ЕГЭ сдает. Осенью пойдет в армию; он планирует поступить на заочное обучение и остаться с нами в деревне.

Я за то, чтобы молодые люди служили в армии. Сейчас ведь какие-то ребята служат, защищают вас и меня. Если все бросят оружие и пойдут домой пельмени трескать, нас с вами просто не будет. 30 лет назад я сам защищал Родину и считаю, что это обязанность, а не вопрос «хочу – не хочу, нравится – не нравится». Твоя обязанность – вернуть долг людям, которые позволили тебе вырасти в тишине и покое.

Екатерина Олеговна:

– Я и с сыном, и со старшей дочерью никогда не учила уроки, никогда не проверяла. Всегда говорила детям, что это их забота, их дело. Если просили помочь – помогала, а сама никогда не садилась проверять, что задано, как сделали. Они понимают, что переложить ответственность не на кого, и учатся сами за себя отвечать. В 9 классе я переживала, как сын сдаст экзамены – он сдал хорошо. Учителя смотрят на него, и у них самих вопрос возникает: зачем ходить в школу? Потому что дети на очном обучении не лучше сдают экзамены.

И еще одно преимущество деревни перед городом: в городе родители детей вообще не воспитывают. По-крайней мере те, кто работают. Их воспитывает школа, садик, кружки. В лучшем случае родители детей отвозят и привозят. 15 минут перед сном – вот и всё общение. А тут ты 24 часа находишься со своей семьёй. Когда мы только переехали, оказалось, что я жила 18 лет, не зная ни своего мужа, ни своих детей. Мы заново знакомились, меня ждали удивительные открытия.

Оказалось, что я жила 18 лет, не зная ни своего мужа, ни своих детей

С младшей дочкой мы всё время вместе. Вместе встали, вместе зарядку сделали, вместе облились, пошли завтрак готовить… Взрослые всё время у неё на глазах; и, поскольку мы каждый день совершаем какие-то поступки, – получается, что мы не словами её воспитываем, а своими действиями. Она видит, как поступают родители, и потом бесполезно объяснять, что надо было делать не так.

Гости приезжали и спрашивали: «Серафима, кем ты будешь, когда вырастешь?» Она отвечает: «Мамой». – «Ну хорошо, а работать кем ты будешь?» Ответ Серафимы: «А надо?» У нее уже сложился в сознании образ крестьянской жизни. Она собирается нарожать 6–8–11 детей. Выбрала себе корову. Я спрашиваю: «Замуж выйдешь, корову свою с собой заберешь?» Она говорит: «Зачем? Я никуда не пойду, мы все вместе здесь будем жить».

Мы до сих пор приноравливаемся к деревенскому быту, совершаем какие-то ошибки. Но я смотрю на местных жителей: они тоже делают ошибки, потом их исправляют. Это, видимо, бесконечный процесс. Учимся всю жизнь. Чего не знаем – можно в Интернете посмотреть, у соседей спросить. У меня был совсем маленький опыт ведения огорода, но я освоилась. Мы с дочкой занимаемся птицей и кроликами. Коровы и свинки для нас большие, мы их побаиваемся, поэтому там мужчины хозяйничают. То, что нам по размеру, под силу и приятно, тем мы с дочкой и занимаемся.

Олег Юрьевич:

– Сходство слов «крестьянин» и «христианин» наталкивает на размышления. В городе быть христианином гораздо труднее. Я своим трудом могу накормить 10 семей в городе. Если в России хотя бы 10% населения вернётся на землю и начнет ее обрабатывать, производить хорошую здоровую еду, они могут всех накормить. У нас на столе ежедневно такие продукты, которые в городе не всякий состоятельный человек может себе позволить. Колбасу, сыр, хлеб, масло, мясо такого качества в городе отыскать очень трудно.

В городе быть христианином гораздо труднее

Найти рынок сбыта для своей продукции бывшим городским жителям гораздо проще, чем исконно деревенским. В городе остались друзья, родственники, знакомые, которые обратят внимание на ваш переезд. Это будет первая волна ваших покупателей. К нам приезжают знакомые, всем хочется попробовать, что мы производим. Попробовали – захотелось купить. Они рассказали своим знакомым – те тоже заинтересовались. На сегодняшний день у нас спрос превышает предложение. Все видят, что продукция без химии, без обмана – мы делаем ее для себя и готовы делиться излишками.

Многие хотят переехать в деревню, но деревню убивает государство. Механизм очень простой. Сначала закрывают детский сад. Люди с маленькими детьми вынуждены уехать – если бабушки-дедушки нет, садика нет, с кем детей оставить, когда надо идти на работу? Затем закрывают в школе старшие классы. Это еще относительно безболезненно проходит. Потом убирают с 5 по 9 классы. Еще часть народа собралась и из деревни уехала, потому что за 20–30 км никому неохота детей в школу возить. Затем закрывают начальную школу, и из деревни уезжает вся молодежь. Вот и наступила смерть деревни. Люди готовы жить в деревне, готовы трудиться, уезжать не стремятся: кто-то работает вахтовым методом, кто-то заводит скотину, выкручиваются, как могут. Но когда происходят такие серьезные вещи, как закрытие садиков, школ, почты, больницы – им ничего не остается, как уезжать. А это ведь всё государственные структуры.

Если государство не изменит политику в отношении деревни, её полностью убьют

Если государство не изменит политику в отношении деревни, её полностью убьют. Останутся крупные фермерские агрокомплексы, которые будут снабжать продовольствием города, и всё. До революции крестьяне составляли 95% населения, теперь это прослойка, а скоро, похоже, и её не останется.

Тех, кто не готов сразу всё бросить в городе и хочет испытать деревенской жизни, я готов принять у себя. Можно приехать на месяц, пожить, поработать и решить – подходит ли вам такой образ жизни. Пишите на почту skap74ol@yandex.ru

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Безумству храбрых поём мы песню» «Безумству храбрых поём мы песню»
Люди дела: Иван Соломаха
«Безумству храбрых поём мы песню» «Безумству храбрых поём мы песню»
Люди дела: Иван Соломаха
Мы доработали то, что нам не нравилось в итальянских моделях, и стали делать разливные автоматы здесь. Специалисты не могли поверить, что мы сами, в России сделали такое.
Не лениться рано вставать. Любить землю, природу, свободу Не лениться рано вставать. Любить землю, природу, свободу
Фермер Анатолий Борисов
Не лениться рано вставать. Любить землю, природу, свободу Не лениться рано вставать. Любить землю, природу, свободу
Беседа с борисоглебским фермером Анатолием Борисовым
О том, почему фермерство может стать синонимом свободы, много ли человеку земли нужно и как сделать сельских жителей снова «христьянами».
Новая деревенщина, или Почему сбежать из города хочется, но не можется Новая деревенщина, или Почему сбежать из города хочется, но не можется
Дмитрий Соколов-Митрич
Новая деревенщина, или Почему сбежать из города хочется, но не можется Новая деревенщина, или Почему сбежать из города хочется, но не можется
Дмитрий Соколов-Митрич
Представьте себе: в ваш большой, прекрасный, любимый город пришли какие-то сильно умные люди, и с их приходом жизнь стала медленно, но необратимо превращаться в дурной сон. Сначала они зачем-то взяли и закрыли все музеи, театры, библиотеки и даже концертные залы. Затем они отобрали у всех обыкновенных людей их бизнес, согнали в одну большую компанию по производству всего и сказали: «Вот здесь работайте».
Комментарии
Руслан, Украина24 июня 2019, 16:53
Пример позитивный, но увы деревни, сёла и посёлки вымирают. Выживают в основном лишь те, которые поблизости крупных городов. Работы обычно в небольших населённых пунктах нет никакой. Все ездят работать в город. У нас в ПГТ, в области, в один день уволили 960 сотрудников предприятия. Предприятие закрыли и распилили на металл. И о каком возрождении сёл/посёлков/деревень можно говорить?
Владимир 24 июня 2019, 14:27
Да,вдохновляет. Раньше при чтении таких материлов и в правду хотелось все бросить и...в родную стихию: каждое лето в детстве проводил у бабушки в деревне, у озера...
И корни по обеим линиям деревенские.
Но пока эти красивые рассказы, пусть даже наберётся сотня, все равно ИСКЛЮЧЕНИЕ. Спасибо, Олег, за приглашение. Но простому смертному, без трехэтажного коттеджа, который можно продать, и без семьи, которой давно нет, ...как? Что бросить, если бросать нечего. Прилепился к мегаполису, все, что могу, до последнего времени любил школу, преподавал.Мечтал о собственной школе,даже лучше в глубинке, но единомышленников с таким жизненным потенциалом и ВЕРОЙ, не нашел.Приеду к Вам,полюбуюсь,а дальше?
Ф. Б.24 июня 2019, 10:06
Eлена, зачем Вы такое пишете? "Яна, православная женщина должна не учиться, а вести домшнее хозяйство и детьми заниматься". Женщина в православии не должна быть необразованным роботом-инкубатором. Она же детей воспитывает - может и с интегралами помочь, и мнение по книгам высказать. А туповатую мать никто уважать не будет, и муж уйдет к интересной и разносторонней женщине, а эта несчастная останется с 7 детьми, которых даже прокормить не сможет вследствие отсутствия образования.
Катерина 20 июня 2019, 10:52
Сергий20 июня 2019, 01:15 - я почему спрашиваю именно про разрушенный храм - в прошлом году, идя по Волге на лодке, корреспонденты КП обращали внимание как свое, так и читателей, на эту зависимость мерзости запустения от когда-то разрушенных храмов. Особенно видно это на примере двух волжских городов (даже и не деревень). В одном все в шоколаде и храмы в безупречном состоянии. В другом разруха, и так и невосстановленный с "тех" времен храм, и населению до лампы. Да и я стала замечать после этого такое. На карте храмов Костромской губернии (сайт такой интерактивный) заметна эта созависимость. Руины разрушенных в 20х-30х годах храмов и вокруг исчезнувшее затем цветущее до этого село.
Сергий20 июня 2019, 01:15
В нашей деревне нет никакой работы.Те,кто остался,ездят за десятки километров пахать за копейки.Школу и детсад закрыли.Молоко не принимают,в город возить далеко,на бензин больше денег потратишь.Кружков-секций для детей нет.Уход за скотиной-тяжелый труд,у многих спины сорваны.Медицины в округе нет.Молодежь,которая не пилась,уехала в город.Понятно,что с доходом из города и миллионами на старте можно позволить пожить себе в удовольствие.А как быть простым людям и на что надеяться в перспективе?
Gary Cox19 июня 2019, 13:07
I love it. In America I have wanted to live this way most of my life. Now that I'm Orthodox it makes even more sense to live closer to the world God gave us. Even if we can't make a complete break from city life, we can strive to move more in this direction even if slowly, a little at a time. It may take planning of a few years but it is well worth it for a lifestyle closer to God. Gary Cox
Иулиания19 июня 2019, 11:02
Уже проводили опросы для желающих бросить каменные джунгли где бы то ни было и перебраться на землю. Результаты достаточно высокие. Люди хотят уехать, но либо нет денег, либо своей семьи, а одинокой женщине такой переезд не под силу.. либо еще какие-то сдерживающие обстоятельства.
Лощеная Москва достала многих. Дышать нечем. Купаться негде. Продукты качественные дорогие. И отнимающие не время, а жизнь! расстояния.. Вместо того, чтобы поднимать деревню, все последние реформы направлены на ее окончательное уничтожение. Последние времена..
Галина18 июня 2019, 22:01
Странно, что большинство комментариев негативные. Хочу поддержать героев статьи. Они решились на трудное, но нужное дело. Бог в помощь! А детей действительно трудно вырывать из городских пут, лучше растить их сразу в деревне, были бы школы и больницы..
Наталья Богоявленская18 июня 2019, 21:47
Яна, да что вам за дело до старшей дочери? Человек рассказал о своей жизни в деревне, о том, как они приехали, как обустраивались, как работают. Рассказ, по-моему, очень интересный и, думаю, многих может заинтересовать. Как правильно пишут некоторые комментаторы, страна наша поднимется и выживет только в том случае, если удастся возродить деревню. А с дочерью они уж сами как-нибудь разберутся, не переживайте.
Валентина 18 июня 2019, 17:08
Мне очень понравилось. Чем ближе к природе, тем человеку лучше. Город это искуственное, все не настоящее и не нужное.Выходить в пять утра на улицу летом и слушать птиц в тишине...Или вечером молиться глядя на закат, это настоящее.
18 июня 2019, 13:28
Интересный дядя...как он относится к РПЦ тоже интересно,но это не главное,а его пример это не пример,а его личный путь,бо это очень затратно переезд из города в деревню,а в его случае это 10-ки млн рублей,при этом у него есть доход и в городе,в такой глуши кому продавать продукцию......
Eлена18 июня 2019, 12:45
Kaspars Dimiters, извините, но где вы видели лежачих инвалидов с айпадами, когда наше российское общество в отличии от западного строго эксклюзивно и не предоставляет для таких больных совершенно никаких условий для самореализации - конкурс рисунков в психинтернате всерьез не рассматриваю. Да, и кто такие трансандроиды, позвольте у вас поинтересоваться?
Eлена18 июня 2019, 12:31
Яна, православная женщина должна не учиться, а вести домшнее хозяйство и детьми заниматься, пока ее муж-добытчик на работу ходит...в общем, почитайте Алексея Пешкова
Катерина 18 июня 2019, 00:02
А как старшие дети отнеслись к тому, что их перенесли из привычной среды обитания (друзья, увлечения, культурные интересы) в толстовскую "келью под елью"? Не испытывая сердечной тяги к сельскому хозяйству, деревенскую жизнь можно ведь и возненавидеть. Особенно если дети с творческим потенциалом - например от балетного станка в хлев, куда на первую утреннюю дойку встают примерно в 4:30-5 утра. Или они остались в городе и после переезда родителей в деревню?
Иулиания17 июня 2019, 22:28
Переехала бы в деревню или село, где есть действующий храм. Без регулярной исповеди и причастия жить невозможно. И нет своей семьи, мужа, за которым бы тянуться...
Анна Р.17 июня 2019, 21:32
Семья потратила на переезд миллионы, так что это путь для единиц. Глава семьи говорит, что в городе всё продали и поехали жить на землю. Но ведь где-то жили, пока выстаивался сначала фундамент (который при рассказе хозяин обходит стороной), потом сруб. Ну и в то, что вдвоём с ребенком можно построить дом "с нуля" не верю, извините. Фундамент не хилый. Каждое бревно надо "подогнать", корковать- нужно много рабочих рук. Много техники использовалось, несколько км тянули электричество, - потрачено очень много сил и денег.
Катя17 июня 2019, 19:30
Молодцы какие, заражают энтузиазмом. Дай Бог помощи!
Мария17 июня 2019, 18:19
Как радостно читать о таких людях! Сама мечтаю переехать в деревню, но супруг служит в центре Москвы, ему нужно военную ипотеку до пенсии отрабатывать. И не переводят его, а так бы хотелось в своем доме жить, огород, хозяйство. Жизнь в квартирах она не естественна для человека.
протоиерей Борис17 июня 2019, 13:52
Очень своевременная статья! Когда в одночасье в магазинах исчезнут продукты, потому что их просто не завезут, многие вспомнят про эту очень важную статью и описанный в ней опыт внегородской деревенской жизни.
Татьяна17 июня 2019, 13:15
Мне очень понравилась статья! Я с удовольствием уехала бы в деревню. Только поднимать хозяйство нужно полной семьей, а я в разводе, одна с несовершеннолетним ребенком, плюс пожилая мама. Информационный гнет, стрессы на работе, и конечно поездки на работу ,с работы - это утомляет ужасно.
Kaspars Dimiters17 июня 2019, 11:16
С праздником. Но праздник и эта беседа и видео тоже. Горожане это население. Народообразующая зона веками была деревня. Свидетельство тому сотни одиноких, гибнущих храмов. Православным, которые полностью переселились в сеть к кибербатюшками, пора перебираться и спасаться в умирающую деревню, что будет значить спасаться самим и спасать народ. Если окончательно умрет деревня, то и народу не жить. Сетевое православие с кибермиссионерами это удобно для лежащих больных. Для ходящих последнее время для Исхода в реальность села, чтобы не умереть в городском спальном концлагере с гробовой плитой iPada на груди, в статусе обслуги добрых мусульман и ласковых трансгуманоидов.
Яна17 июня 2019, 08:28
Не поняла, то есть старшая дочь после окончания учёбы вынуждена будет либо снимать в городе жильё - квартира-то городская продана, либо ехать в село и жить здесь?

Если жить здесь - где она будет работать, и как, ездить каждый день в город?

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×