«Будь всегда с Богом, и Бог будет с тобой»

Схиигумен Митрофан (Мякинин)

Годы советской власти, казалось бы, разорвали связь людей с Церковью, прервали монашеские традиции, и тьма готова была поглотить свет Христова благовестия. Но нескончаемое воинство подвижников, мучеников и исповедников донесло до наших дней сокровище веры, переходившее из поколения в поколение, сохранило монашеский опыт и традиции. Верные Христу до последнего часа своей жизни, эти удивительные люди передавали потомкам духовные наставления через неустанную проповедь, примером своей жизни, из уст в уста, в письмах. И почти не было в годы гонений на Церковь Христову в России такого места, где бы не появлялись светильники православной веры. О многих из них благодарные духовные чада готовы были писать прижизненные Жития, о многих сохранились полулегендарные свидетельства. Собранные вместе, они иногда противоречат друг другу, в чьих-то жизнеописаниях присутствует немало белых пятен, однако мы всегда должны видеть за этим главное: личность подвижника и его упорный труд по сохранению и взращиванию человеческих душ для Церкви Христовой.

Никита Мякинин, будущий схиигумен Митрофан, родился 14 (27) сентября 1902 года в селе Марьевка Щученского (Панинского) района Воронежской области в крестьянской, глубоко верующей семье. В пять лет умерла мама Никиты. Будучи еще совсем маленьким, мальчик задумался над смыслом жизни и постепенно в нем зародилось стремление посвятить себя служению Богу.

С младенчества приученный к службам, он очень любил храм, и когда немного подрос, сам стал приходить на богослужения, а научившись читать, начал петь на клиросе, полюбил духовные книги и особенно Жития святых.

Образование Никита получил в сельской приходской школе, где проучился три года. В юном возрасте будущий схиигумен Митрофан поступил в Нило-Столобенский монастырь, где был пострижен в иночество с сохранением имени. В обители он пробыл до ее закрытия в 1922 году.

    

После закрытия монастыря инок Никита поселился в селе Михайловка, недалеко от храма. Посетив Почаев и Киев, он познакомился с монахом Ксенофонтом (Величко), будущим преподобным Кукшей Одесским, с которым в дальнейшем имел близкое общение и духовную дружбу, а также со схиархиепископом Антонием (Абашидзе), который стал его духовником. Старец, вероятно, тогда и постриг его тайно в монашество с именем Серафим. Вернувшись в Михайловку, монах Серафим продолжил служить в храме – был старостой, стоял за ящиком.

Зимой 1924 года он был призван и проходил срочную службу в Красной армии.

4 января 1933 года в Успенском Адмиралтейском храме города Воронежа отец Серафим был рукоположен архиепископом Воронежским Захарией (Лобовым) в сан диакона, а 25 января того же года в сан пресвитера. После хиротонии отец Серафим был командирован на приход в храм в честь архистратига Божия Михаила в селе Эртиль, где прослужил всего полгода и был переведен в село Малые Ясырки Щученского района. Там он служил до ареста, последовавшего в июле 1934 года. Во время служения отец Серафим часто посещал живущих в близлежащих селах монахинь, поселившихся там после закрытия монастырей.

Пока велось следствие, он был отпущен на свободу с подпиской о невыезде. Однако в феврале 1935 года отца Серафима снова арестовали и вскоре этапировали в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь, где он работал на добыче камня-песчаника. Вместе с другими священниками, отбывавшими срок в Карлаге, отцу Серафиму удавалось иногда совершать в лесу богослужение.

Отец Серафим в годы ссылки Отец Серафим в годы ссылки В 1938 году подошел к концу срок заключения, однако паспорт ему не выдали, заменив его справкой об освобождении. Устроиться где-то с таким документом было трудно, и иеромонах Серафим переходил на жительство из села в село в сопровождении нескольких монахинь. В 1941 году, после начала Великой Отечественной войны им было принято решение уйти в затвор. Это время отец Серафим описал в стихотворении:

Низкая хата в землю вросла,
Густым кустарником вся обросла,
Прохожим этот домик вид не давал,
Кто в нем скрывался, Господь охранял.
В этой хатенке Пречистая пребывала всегда
И славные чудеса творила Она,
Радость духовная лилась здесь рекой,
Утешала скорбящих, шедших узкой тропой…

Однако, и находясь в затворе, подвижнику приходилось переходить из одного села в другое, закрываясь в уединении в домах своих духовных чад. Во время затвора он служил в доме, где жил, Божественную литургию, на которую собиралось несколько его духовных чад.

В 1949 году появилась возможность выправить старцу паспорт. Предварительно посетив со своей келейницей монахиней Паисией старца Иоанна, жившего в Грибановском районе, он по его совету оставил затвор. После получения документов отец Серафим, живя на квартире у знакомых в Воронеже, устроился на работу охранником на станцию переливания крови, где главврачом работал Николай Александрович Овчинников, ставший в будущем его духовным чадом. Через Николая Овчинникова про отца Серафима узнал Воронежский архиепископ Иосиф (Орехов). Отец Серафим собрал необходимые документы для зачисления в штат, и 5 июля 1950 года владыка назначил его настоятелем храма села Шапошниково Ольховатского района, где он прослужил до сентября. 14 октября он был переведен настоятелем Тихоновского храма села Камышеватка Алексеевского района, а через два месяца, 12 декабря, по просьбе прихожан его вернули на прежнее место служения. В феврале 1951 года иеромонаха Серафима перевели в село Ячейка Эртильского района настоятелем храма Архангела Михаила, где он прослужил в должности настоятеля одиннадцать лет. В это же время им был подан архиепископу Иосифу рапорт о том, что он имеет монашеский постриг.

Отец Серафим после ссылки у матушки Антонии Отец Серафим после ссылки у матушки Антонии После назначения в Михайло-Архангельский храм села Ячейка к старцу стали собираться его духовные чада. Здесь его трудами был сформирован большой приход из местных жителей и паломников из ближайших областей. Только из числа жителей села прихожанами храма было более 300 человек. Под духовное окормление старца приходили монашествующие из закрытых монастырей. В 1951–1962 годах здесь, по сути, образовалась монашеская община из более чем ста монахинь, в которой совершались постриги, выполнялись послушания.

Храм был восстановлен практически из руин, в нем был устроен четырехъярусный иконостас, размещены иконы.

Совершался полный суточный круг богослужения, и так как большинство прихожан имели постриг, это входило в их повседневное монашеское правило.

Отец Серафим особенно старался привить своим чадам добродетели смирения и послушания, которые он считал фундаментом монашеской жизни. Старец говорил, что смирение – это пристань, где находили себе покой все добрые подвижники, все скорбящие душой, все жаждущие спасения.

В эти годы он часто ездил на Украину и общался со своим духовным другом – схиигуменом Кукшей (Величко), с духовниками Почаевской Лавры. Из Почаева привозил духовную литературу – как изданные в типографии, так и перепечатанные на пишущей машинке богослужебные книги, Жития святых, а также «Невидимую брань» и «Добротолюбие», которые советовал читать своим чадам.

Старец находился в близком духовном общении со схимонахиней Серафимой Мичуринской, схимонахом Иоасафом (Грязинским), схимонахиней Антонией (Мордовской), схимонахиней Михаилой (Сарычевой).

В декабре 1961 года отца Серафима перевели на новый приход в селе Девица. Затем в Бурдино, после этого – в Никольское, затем – в Путятино. Здесь он 25 июля 1964 года совершил свое последнее богослужение.

Перед кончиной отец Серафим был пострижен в схиму в честь святителя Митрофана Воронежского. Постриг совершал духовный сын старца иеросхимонах Макарий (Болотов), которому схиигумен Митрофан и поручил окормление своих духовных чад.

25 декабря 1964 схиигумен Митрофан мирно отошел ко Господу на 62-м году жизни. Отпевание было совершено в Покровском кафедральном соборе города Воронежа. Погребен он по его завещанию в селе Первая Михайловка, рядом с могилой матери, Дарьи Евстафьевны Мякининой.

Передавая многочисленным духовным чадам, избравшим иноческую стезю, приобретенный им опыт монашеской жизни, монашеские традиции Нило-Столобенской пустыни, Киево-Печерской лавры, он сохранил их для следующих поколений.

Будучи делателем молитвы Иисусовой, схиигумен Митрофан постоянно повторял своим чадам, если замечал, что они оставляют молитву, оправдывая это разными причинами: «Лучше молиться стоя, чем сидя; лучше молиться сидя, чем лежа; лучше молиться лежа, чем никак».

    

Очень важным для монастыря он считал духовную сплоченность насельников. Старец часто повторял: «Будь всегда с Богом, и Бог будет с тобой. А когда вас двое, кто вам соперник?!»

Материал подготовила Анна Фейгина

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

24 июня 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Надя24 июня 2019, 19:50
Интересно - о. Кукша умер 24 декабря 1964г, а схиигум. Митрофан 25 декабря 1964г :) О. Кукша, моли Бога о нас
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×