Половинчатые «Вехи», которые не спасли от революции

Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909.
105 лет тому назад, в марте 1909 года, вышли знаменитые «Вехи», посвященные итогам Первой русской революции 1905 года. Сборник мгновенно стал сенсацией. В нем впервые в истории России была подвергнута настолько же резкой, насколько убедительной и талантливой критике русская интеллигенция, ее подпольная психология и радикальное мировоззрение. Впрочем, здесь я хочу поговорить (в порядке дискуссии) о половинчатости, недостатках «Вех», как я их вижу.

«Вехи» читали все и ругали почти все, мало кто их тогда публично поддержал или похвалил. Сектантство, оторванность от жизни остальной страны, «народобесие» и гордыня одновременно, радикализм и безбожие, незнание исторических традиций России и презрение к ним — справедливые упреки в этом вызвали у адресата «Вех» — тогдашней русской интеллигенции — раздражение и даже гнев.

Впрочем, о достоинствах «Вех» сказано уже и так очень много. Возможно, пришла пора сказать, на мой взгляд, чего «Вехам» не хватает или не хватило. Ведь неслучайно один из главных авторов сборника — П.Б. Струве — позже назвал «Вехи» лишь «робким диагнозом пороков России и слабым предчувствием той моральной и политической катастрофы, которая грозно обозначилась еще в 1905–1907 годах и разразилась в 1917 году». Также неслучайно, что веховцам не удалось в новом сборнике, как они сначала планировали, «выяснить и развить в коллективном труде положительное содержание тех идей, которые были выражены в “Вехах” в отрицательной форме критики интеллигентского миросозерцания» (цитата из письма С.Л. Франка). Однако никакой консолидированной положительной программы авторы предложить не смогли.

«Вехи» были хорошей критикой, но последовавшая в 1917 году катастрофа даже уже самим своим фактом указывает на недостаточность этой критики.

«Вехи» и революция

Авторов во многом огорчил не сам факт революции, а ее итог

«Вехи» не были одним лишь интеллигентским покаянием за революцию 1905 года. Авторов во многом огорчил не сам факт революции, а ее итог, то, что она не удалась и позорно провалилась. Да, в «Вехах» много критиковали радикальные революционные наклонности тогдашней русской интеллигенции. Но в них, на мой взгляд, все же отчетливо не прозвучало главного: что неприемлема, прежде всего, революция как таковая, что она зло и глубокая духовная ошибка, потому что в своих основах является апофеозом, обожествлением человека. Как писал Ф. Тютчев, главной идеей революции является то, что «человек, в конечном счёте, зависит только от себя самого как в управлении своим разумом, так и в управлении своей волей. Всякая власть исходит от человека; всё, провозглашающее себя выше человека, — либо иллюзия, либо обман. Словом, это апофеоз человеческого я в самом буквальном значении слова».

Сам феномен новоевропейской революции связан со стремлением учредить новый мир, с которого начнется совершенно новый порядок времен (novus ordo saeculorum). Учредителем и творцом нового мира, рождающегося из революции, является уже не Бог, а вооруженный идеологией Просвещения и передовыми знаниями человек, из своего разума устанавливающий новые нормы. В этом смысле революция и религиозная вера («Нет власти аще не от Бога» (Рим. 13:1)) в своих предельных выражениях противостоят друг другу по своей психологии и глубинным установкам.

Веховцы на момент написания сборника еще не до конца изжили свое революционное прошлое. Больше половины из них еще недавно были критическими марксистами (Н. Бердяев, С. Булгаков, П. Струве, С. Франк). У них за плечами была нелегальная революционная работа, аресты и ссылки. Почти все они так или иначе приняли участие и в этой самой Первой русской революции (и, увидев ее вблизи, отшатнулись). Почти все они были связаны с кадетской партией — главной тогдашней силой русской революционно-либеральной буржуазии. Практически для всех из них либеральные принципы (индивидуализм, эмансипация личности и права человека) оставались верховными ценностями.

Да, веховцы критиковали интеллигентское прекраснодушие и незнание реального народа. Как пророчески заявил инициатор «Вех» М. Гершензон, «каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, — бояться его мы должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной». Насколько она была пророческой, стало ясно уже post factum, то есть — уже после Октябрьской революции.

Но все равно, «веховцы» были против традиционного русского самодержавия и не возражали бы, если бы революция в России произошла цивилизованно и умеренно, без крайностей и эксцессов. Как писал тот же Гершензон, «сонмище больных, изолированное в родной стране, — вот что такое русская интеллигенция. Ни по внутренним своим качествам, ни по внешнему положению она не могла победить деспотизм: ее поражение было предопределено». Сожаление о непобедимости деспотизма большинство авторов «Вех» понесут и дальше, вплоть до Февральской революции 1917 года, отношение к которой на первых порах будет у большинства из них самое положительное.

«Вехи» и Церковь

Главный настрой сборника передает фраза опять того же Гершензона из Предисловия к «Вехам». А именно, он писал, что для авторов «общей платформой является признание теоретического и практического первенства духовной жизни над внешними формами общежития… внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия и что она, а не самодовлеющие начала политического порядка, является единственно прочным базисом для всякого общественного строительства».

Конечно, авторы «Вех» ярко и убедительно выразили очень важную мысль, что внутренняя, духовная жизнь неизмеримо важнее любых общественных преобразований и социального прогресса. «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26), и «Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17:21). Но ведь по большому, гамбургскому счету констатировать приоритет духовной жизни хоть и необходимо, но недостаточно. Дальше неизбежно встает вопрос, на каких основаниях должна строиться внутренняя, духовная жизнь. Ведь духи бывают разные.

Однако в этом смысле взгляды авторов «Вех» страдали не только отсутствием единства, но и значительной неопределенностью. Многие из них находились на тот момент в духовном поиске. Сергея Булгакова он даже привел к принятию православного священства в 1918 году. Но в целом не стоит чрезмерно обольщаться религиозными поисками части тогдашней русской интеллигенции, отвернувшейся от политического радикализма, к которой принадлежали и веховцы. Популярное в те годы «новое религиозное сознание» с его модернизмом и духовной смутой было гораздо влиятельнее среди ищущей религиозных смыслов интеллигенции, чем пастыри Русской Церкви.

Новая религиозная интеллигенция стремилась воздействовать на Церковь и поучать ее, чем воспринимать ее воздействие

Еще в 1892 году в статье «Духовенство и общество в современном религиозном движении» Лев Тихомиров писал о самочинности тогдашнего религиозного брожения. Как он метко заметил, новая религиозная интеллигенция стремилась скорее воздействовать на Церковь и поучать ее, чем воспринимать ее воздействие и смиренно спасать свою душу по церковному учению. Верующих стало как будто больше, но во что они веруют? — отчасти недоуменно спрашивал Тихомиров.

Вот и в случае с «Вехами», когда митрополит Антоний Храповицкий радостно приветствовал в письме к авторам веховский «призыв к покаянию, призыв верить, призыв к труду и науке», те (Бердяев и Струве) в своих ответных и доброжелательных по тону письмах все же четко обозначили дистанцию между своей позицией и Церковью. Они, в частности, опять высказали в адрес Церкви стандартные для того времени упреки политического характера.

Дореволюционная духовная смута, в том числе и среди русской интеллигенции, в которой вновь проснулись религиозные интересы, тоже приближала революцию, потому что расшатывала фундамент, на котором только и могла прочно существовать историческая Россия. В этом смысле очень интересна дилемма, сформулированная Константином Леонтьевым в ходе его полемики 1890–1891 гг. с П.Е. Астафьевым о смысле термина «национализм». Нас здесь волнует не собственно национальный вопрос, а та основа, которую Леонтьев закладывал в его решение, как он его видел.

Итак, он предлагал на выбор два гипотетических варианта и спрашивал, при каком из них положение Российской империи будет более прочным и надежным. Первый — активная русификаторская политика, при которой из проживающих в России татар, немцев, поляков и т.д. делают русских, но при этом каждые из них остаются в своей вере — мусульманской, лютеранской и т.д. И второй вариант, который Леонтьев и предпочитал, что татары, немцы, поляки и т.д. все остаются в своей национальности, но делаются православными. На мой взгляд, правота Леонтьева очевидна, если задать себе вопрос, при каком из двух вариантов не произошла бы большевистская революция. Очевидно, что русифицированные татары и поляки тоже побежали бы делать революцию вслед за соблазненным русским народом. Однако этого не произошло бы, если бы все они, став православными, в своей массе пребывали бы в послушании Церкви.

То есть, в российских условиях именно Православие и церковное учение были той фундаментальной защитой, предохранявшей от революций. В итоге, потеряв веру, народ потерял и историческую Россию.

«Ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек»

Конечно, никакой сборник статей, даже самый глубокий и проницательный по содержанию, сам по себе не смог бы предохранить от революции. Это уже нам важно сегодня дать отчет в том, что если «Вехи» по-прежнему являются для нас неким бесспорным духовным маяком, то новых потрясений избежать, на мой взгляд, не удастся. Одни только «Вехи», их идеология — защита все-таки недостаточная.

«Цивилизованные» намерения устроить в нашей стране «нормальные европейские порядки» чреваты страшными рисками. На наших огромных зыбких пространствах стремление дать либеральные политические свободы посредством мирной революции вдруг оборачиваются кровью и хаосом. Вспоминается знаменитая фраза К. Победоносцева: «Россия — это ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек». Вы ему предлагаете либеральную конституцию, разделение властей и цивилизованную жизнь «как у людей», и вот уже все для этого, казалось бы, готово, как вдруг лихой человек входит в этот самый предпарламент и немного устало и цинично говорит: «Караул устал». И начинается совсем-совсем другая история, которую мирные конституционные демократы раньше не могли себе представить и в страшном сне…

Юрий Пущаев

31 марта 2014 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Религиозно-философские собрания Религиозно-философские собрания
Интеллигенция в поисках истины
Религиозно-философские собрания Религиозно-философские собрания:
русская интеллигенция в поисках истины

Мария Винарова
«Определенно мысль наша приняла такую форму: создать открытое… общество людей религии и философии для свободного обсуждения вопросов Церкви и культуры… Вопрос возникал широкий и общий: включается ли мир-космос и мир человеческий в зону христианства церковного, то есть христианства… хранимого реальной исторической Церковью?»
Сортировка и отбраковка интеллигенции Сортировка и отбраковка интеллигенции
Захар Прилепин
Сортировка и отбраковка интеллигенции Сортировка и отбраковка интеллигенции
Штрихи к портрету либерала
Захар Прилепин
Нам очень любят рассказывать байку, что «первичное накопление капиталов в США» тоже было бандитское — но раз у американцев образовалась своя элита из бывших бандитов, значит, и нам надо подождать. И вот мы прождали четверть века, у первых приватизаторов уже внуки выросли — а результат не просматривается.
К чему призывали «Вехи»? К чему призывали «Вехи»?
Разговор об интеллигенции
Федор Гайда
«Вехи» не были пророчеством: будучи хорошей критикой, они не стали указанием настоящего пути для интеллигенции. «Настоящий духовный переворот», к которому призывали «Вехи», предполагал лишь «борьбу идей», а этого было мало. Критиковавшие интеллигенцию сами предлагали интеллигентские рецепты спасения.
Комментарии
Николай Левшин 2 апреля 2014, 22:25
Хочу поблагодарить всех кто дал свои ответы на мои недоумения.Особенно признателен "http-observer".Мой "портрет" вами составленный очень верен в одном с вами не соглашусь.Для меня лично "права человека" и "демократия" не являются абстрактными понятиями потому что все мы ими открыто пользуемся по крайней мере основными из них:Право на жизнь,образование,медицину,труд,отдых и т.д.Не согласен с тем что "свобода"или"демократия" создают не стабильность хотя конечно подобное имеет место быть.Однако те же США не смотря на демократические ценности вполне стабильны и благополучны, а большинство жителей исповедают Христианство и не только на словах, к примеру посещая свои приходы по воскресениям.Считаю что у нас в стране в силу исторических особенностей сложилась не приглядное понимание "демократических ценностей",но значит ли это что нужно от них отказаться?Какую альтернативу в таком случае можно предложить?Мне не понятно почему Православная церковь так категорична к демократии?Да демократия не идеальна, но она призывает человека к ответственности за себя и окружающий его мир(в идеале конечно)дает людям возможность сказать зарвавшейся власти что она не права.
НН 2 апреля 2014, 22:14
http-observer:
2.
..." При такой вере народ был бы управляем опекой приходов, и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Но, в современном мире, вера в Бога подорвана демократические достижения современной цивилизации и призрачные права человека"...

Да, красиво и складно всё у Вас написано.
Только вопросы возникают:
1. Где нам взять такую веру, да ещё большинства народонаселения?
2. Декабристы разве в современном мире жили?
3. В революции 17 года участвовали православные как с одной, так и с другой стороны - эти люди кем и где воспитывались? Ни комсомольцами, ни пионерами они не были...
4. Почему довольно много архиереев русской церкви приняли "на ура" свержение самодержавия? Совсем были не православные и даже не верующие?
Можно много чего ещё написать...
На мой взгляд, мы почему-то упорно не хотим понимать, что что для МИРСКОГО народа как бы пастырем является ВЛАСТЬ. Она вольна проводить ту или иную линию... Вот и проводит то, что выгодно ей, а не народу. Нельзя осуждать людей за то, что они хотят элементарно достойного уровня жизни для себя и своих детей... Не считаться с этим очень недальновидно. Вот и получаем то пламенных революционеров, то абрамовичей с чубайсами и собчачками...
Толик 2 апреля 2014, 19:08
http-observer
"Дайте мне то, чего хочу Я!"
Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/69602.htm
© Православние.Ru" (Не понял, почему адрес выскакивает после копипаста. Ну да ладно, пусть выскакивает.)
--------
Мысль понятна. Только конкретного ответа опять не увидел. Ведь вроде из Ваших комментов следует, что - всегда молчи, терпи (в отношении к власти, ес-но) и усмиряй гордыню. Допустим. Согласен.
Но когда власть, возьмем опять крайний случай, например ленинсталин, безжалостно "мочит" людей, далеко не худших людей страны, - как быть? Принять это, как должное, и продолжать заниматься борьбой только со своей гордыней? Так получается? - Всегда заниматься только своей гордыней, даже когда вокруг идет "мочилово" невиновных, как минимум?

Валерий Аппаков 2 апреля 2014, 15:23
Позвольте узнать: как можно было сделать православными немцев, татар, поляков и др. проживающих в России, если сами русские, по убеждению протопресвитера Александра (Шмемана), были отлучены от Христа. Именно в этом он видит корневую причину революции - общеприняиая практика причастия раз в год есть очевидное отлучение от Христа. Причём, эта порочная практика родилась, на мой взгляд, из порочного же непонимания сути Церкви (как Тела Христова)правящей династией. Протестанстский взгляд на Церковь, как на государственную структуру воспитывающую народ, был присущь Романовым. Есть и другая сторона в русской революции - очевидная (а в иные времена и вопиющая) несправедливость общественного устроения. Прочтите книгу Второзакония - поразительно как справедливо Бог обустроил Израиль в земле обетования, дав соответствующее Законодательство. Русский народ, не дождавшийся справедливости в реформах Александра II, принял ядовитую подмену "рая на земле" - слепой (интеллигенция) повёл слепого (народ). Запутанный клубок - гордиев узел и, как результат - удар Божественного меча.
НН 2 апреля 2014, 15:03
Николай Левшин:
..."Должен ли человек терпеть видя откровенное социальное зло или он все таки имеет право на протест?"...

Где-то года 2 тому назад православные выражали свой протест против выходки пусек МОЛИТВЕННЫМ СТОЯНИЕМ. А казаки в Сочи выразили свой протест другим способом - они этих пот....ух просто кнутом выпороли. Если власть дошла до того, что постоянно ВЫНУЖДАЕТ православных не только нарушать, но и откровенно попирает ЗАПОВЕДИ БОЖИИ - то наш святой долг не соглашаться с этим и выразить своё несогласие с ДЕЙСТВИЯМИ этой самой власти. Способы у всех могут быть разные: кто молитвенным стоянием и горячей молитвой о вразумлении власти, кто крестным ходом с иконами (даже и как 9января 1905г), а кто и с булыжником (ведь другого у многих людей и нет: ни молитвы, ни кнута...). Какждый выбирает по своему усмотрению. Я, например, с булыжником не пойду, но и защищать не буду... А вот в крестном ходе или молитвенном стоянии, если Бог даст, обязательно поучаствую. Простите.
http-observer 2 апреля 2014, 02:54

Николаю Левшину:
1.
Ваша "нерешительность" к власти проистикает от гордости. которая в свою очередь берет начало от самолюбия, от самолюбия "рождаются" три другие начальнейшие страсти — сребролюбие, славолюбие и сластолюбие. А они, в свою очередь, рождают пять или шесть главных других, что составит семь-восемь страстей, которые опустошают весь род человеческий: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. вот, краткое описание вашего загадочного отношения к власти. внимай себе, и тогда демократические достижения современной цивилизации и призрачные права человека перестауть волновать ваш ум. Будем учиться на примере малых вещей, если не можем сразу понять великие. Если мы не знаем, зачем Бог требует от людей послушания, разберем, зачем глава семьи требует послушания от своих домочадцев, а царь - от своих подданных. Само слово "иметь право" есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль. Слово это означает не более как: Дайте мне то, чего хочу Я!
http-observer 2 апреля 2014, 02:50
2.
Благодаря "правам человека" и слову "свобода" разрушается всяческая устойчивость, и создаются беспорядки на каждом шагу. Этим правом на свободу, либеральное общество осуждают правых и оправдывают виновных, все более и более убеждаясь, что может творить все, чего ни пожелает. Слово "свобода" вводимое невидимой рукой, выставляет либерала на борьбу против всяких сил, против всякой власти, даже Божеской. Но и свобода могла бы быть безвредной для государства, и без ущерба для благоденствия народа, если бы она (свобода) держалась на принципах веры в Бога, на братстве всего человечества, вне мысли о равенстве, которому противоречат сами законы творения, установившие подвластность. При такой вере народ был бы управляем опекой приходов, и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Но, в современном мире, вера в Бога подорвана демократические достижения современной цивилизации и призрачные права человека.
Толик 1 апреля 2014, 19:40
Валерий Ивкин
Не понял Ваш ответ на вопрос Николая Левшина и Василия Н.
Ваши слова: "Человек имеет право и обязанность сопротивляться злу, но не людям." Тогда, возникают вопросы, например, такие:
Как сопротивляться большевизму во времена ленина? Как сопротивляться сталинизму во времена сталина? Т.е., - против кого бороться? Против конкретных источников зла или против какого-то абстрактного зла?
Пожалуйста, поясните. С уважением. Действительно, интересно.
Да, и:
Спасибо Николаю Левшину и Василию Н. за вопрос. Как оказалось, очень не простой и интересный.
Спасибо Ларисе Ворониной за ответ, согласен с ней, - революции сразу отметаем. Достали революции эти...
Василий Н. 1 апреля 2014, 18:16
Валерий Ивкин:
Человек имеет право и обязанность сопротивляться злу, но не людям.

Как-то не понятно, что имеется в виду. Так все-таки, имеет человек право на мирный протест или нет?
Валерий Ивкин 1 апреля 2014, 16:58
"Должен ли человек терпеть видя откровенное социальное зло или он все таки имеет право на протест? разумеется мирный" Человек имеет право и обязанность сопротивляться злу, но не людям. С этого соскользнул Киев с правым сектором - до ненависти к носителям и защитникам зла. Это не преодолела русская революция. Это не изжили в себе большевики и многие коммунисты сегодняшних дней. Царствия Небесного на земле. Сегодня, здесь и сейчас.
Николай Левшин31 марта 2014, 21:46
Революция есть зло...и в последнии годы об этом активно говорится,но как то всеми забывается что именно революция оказалась единственным аргументом общества в разговоре с властью..Ведь те права и достижения общества когда у каждого есть свои права и обязанности(о которых к сожалению забывают) оказались возможны только благодаря революции.Активно шельмуются демократические достижения современной цивилизации.Согласен со многим, только как бы не выплеснуть как говорится " с водой и младенца..." или что надо отказаться от прав человека?демократических выборов?и что в таком случае предлогается? самодержавие? Не надо идеализировать политический строй Российской империи и жизнь в ней.Самодержавие оказалось не жизнеспособно, костно, не способным ответить тем вызовам которые ей ставила жизнь, итогом чего стала кровавая развязка...Не могу согласится с мнением автора что решением могло стать повальное вхождение в православие других народов.Сама православная церковь как институт находилась в кризисе о чем говорили видные клирики того времени.Лично для себя я так и не решил как вести себя по отношению к власти потерявшей доверие своих людей или обманывающее их.Должен ли человек терпеть видя откровенное социальное зло или он все таки имеет право на протест? разумеется мирный.Буду благодарен тем кто сумеет дать ответ на мой вопрос.
Василий Н.31 марта 2014, 16:50
"Но все равно, «веховцы» были против традиционного русского самодержавия и не возражали бы, если бы революция в России произошла цивилизованно и умеренно, без крайностей и эксцессов."

Я бы тоже не возражал (впрочем, о своем отношении к революции как таковой я уже писал).
Поясните, пожалуйста, одну вещь. Мирный протест против несправедливой политики тоже зло?
Лариса Воронина31 марта 2014, 13:32
Новые "революционеры" обязательно предпримут попытку сделать в нашей дорогой любимой России то же, что сделали с Украиной. Граждане, гоните их в шею!! Любых волков в овечьей шкуре! Сначала они выходят с флагами на "борьбу с коррупцией", а потом... Посмотрите на стонущий Киев: невинные агнцы-антикоррупционеры "стояли на морозе и хотели быть услышанными", а теперь в европейской столице процвела махновщина! Флаги сменили на автоматы. И то ли еще будет...

Когда спецподразделение "Беркут" вернулось из Киева домой в Севастополь, ребята говорили - насмотрелись такого, что если оружие не дадут зубами будем нацистов рвать. А спецура народ не впечатлительный и не истеричный. Не хотите пожара революции у себя за окном - делайте выводы.


Дмитрий31 марта 2014, 12:55
Правильное определение дал Ленин российской интеллигенции! С тех пор ничего не поменялось.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×