Наследство

Дедушка Витя и бабушка Катя, в доме которых прошло всё наше детство, нас с братом очень любили и долгие годы откладывали со своей маленькой пенсии деньги на сберкнижку, чтобы по совершеннолетию мы могли купить себе квартиру. Но когда мы выросли, в стране произошла девальвация, деньги обесценились и на эти сбережения можно было купить только курточку, да и то китайскую.

Летом мы любили ездить с бабушкой в деревню, где у нас был дом, доставшийся от прадедушкиного брата, деда Егора. У наших прапрадедов Владимира Георгиевича и Параскевы Васильевны было пятеро детей: две дочери и три сына: наш прадед – Андрей, а еще Егор и Дмитрий. Все – молодцы. Бабушка рассказывала, что наш прадед Андрей никогда деревню не покидал, только на войну ходил. Сначала на Гражданскую, потом на Великую Отечественную. В Гражданскую дед воевал за красных, брал Перекоп и вместе с другими переходил озеро Сиваш. За проявленный героизм он получил орден Красного Знамени и другие награды. От ледяной воды гнилого моря у него потом всю жизнь почки болели. Но дед никогда не жаловался. Когда началась Великая Отечественная война, он пришел на призывной пункт и стал просить, чтобы его отправили на фронт Родину защищать. Но из-за возраста и плохого здоровья в действующие части его не взяли, а направили в хозяйственную роту.

После войны дед вернулся в родное Темново, где построил первую в округе маслобойню и большую свиноферму. А еще дорогу, которую так и называли – Андреевская. Как передового хозяйственника его посылали на ВДНХ. До сих пор помню, как бабушка рассказывала его шутку по поводу своих успехов: «Чтобы хозяйство процветало – каждую свинью нужно знать в лицо!» И смеялся, как ребенок. Веселый был! На гармошке играть и песни петь любил. Потом был председателем колхоза. Бабушка говорила, что все его уважали, с утра до вечера калитка не закрывалась – всё люди шли по разным делам.

Когда в деревне появился первый трактор, его брат, дед Егор, стал первым трактористом. Вся техника в деревне на нем держалась. Из старых запчастей он собрал три грузовика, на которых потом зерно возили. Воевал в Финскую. Домой вернулся, а через десять месяцев фашисты на нас напали, и он снова пошел воевать. Когда его ранили, направили в госпиталь в Хабаровск. Он был командиром автороты и воевал с японцами в Корее. В звании старшего лейтенанта встретил Победу, вернулся в родную деревню и работал простым электриком. Старший – председатель колхоза, средний – электрик, а младший, дед Митя, уехал в город, окончил Институт культуры и стал культурным работником. В Великую Отечественную воевал в Пруссии и брал Берлин. А после войны занялся любимым делом – музыкой. Когда жил в Екатеринбурге, то возил мою бабушку по театрам и учил играть на гитаре и губной гармошке. Потом его перевели в Москву, где он был каким-то большим начальником. Бабушка хранила его фотографии с разными известными артистами, многих из которых он знал лично. Его сын, дядя Женя, стал дирижером симфонического оркестра Сочинской филармонии, а племянник, дядя Володя, тоже дирижер, живет в Рио-де-Жанейро.

Дядя Женя на лето приезжал к нам, чтобы отдыхать в деревне. Для него не было ничего прекраснее русского поля, леса, речки и тишины. А для нас – моря и шумного сочинского пляжа. Пока они с женой тетей Оксаной бродили по полям и собирали цветочки и ягоды, мы два месяца жили в их квартире с большим роялем, на котором играла тетя Оксана, ходили на море и купались до умопомрачения. За месяц волосы у меня полностью выгорали и из черных становились белыми. Потом в школе учителя разводили руками и думали, что родители меня перекрасили.

Как не любить деревню, когда там военный штаб на сеновале, рыбалка на речке, походы и спать можно на полатях!

Деревню мы тоже любили и часто ездили туда с бабушкой. А как ее не любить, когда там военный штаб на сеновале, рыбалка на речке, походы первопроходцев на болоте и спать можно на полатях? В деревне хранилась военная форма нашего деда Вити, его офицерская портупея с настоящими военными картами из Восточной Пруссии, где дед воевал, и офицерский компас. Хорошо, что его именной ТТ отнесли в музей – мы бы его тоже на военные операции брали. А патроны остались. Но мы их в костер не бросили – выменяли у деревенских мальчишек на сломанную рацию…

Нас с братом взрослые брали на покос и пасти коров. Однажды в поле я нашел большой осиный улей и решил получше узнать, как там всё устроено. Осам это не понравилось, и они стали меня жалить. Я как побегу домой – а все стадо за мной следом. Эта была картина! Впереди я бегу, за мной рой ос, а следом коровы…

А еще в деревне была настоящая баня с каменкой и полками, чтобы на них париться! Благословенны дети, которым довелось узнать такую баню! Поначалу тебе страшно и жарко и вообще заходить не хочется, но потом… Потом всё меняется. Это как первый раз проехать по двору на велосипеде. Падаешь, обдираешь коленки, вдруг что-то происходит, ты едешь – и счастье! В бане под действием живительного пара сопливое и неуверенное существо превращается в бойкого краснокожего паренька. И тебя больше не нужно звать и уговаривать, как какого-нибудь малыша. Ты первым идешь париться, сам залезаешь на полок, берешь веник и сам деда паришь. Водопровода у нас никакого не было, и воду нужно было накачать ручным насосом, что было непросто. Пыхтишь, упираешься, а потом еще таскаешь тяжелые ведра, чтобы наполнить большой чугунный котел.

Бабушка была большой хозяйкой и могла сварить варенье не только из земляники и барбариса, но и из корней лопухов и даже одуванчиков. В хозяйстве у нас водился ручной сепаратор (это такое приспособление, чтобы отделять сливки от молока), мы с братом по переменке крутили ручку и смотрели, как тоненькая струйка сливок стекает в бидон. Бабушка пекла блины, заливала сливками клубнику и устраивала для нас пир!

По вечерам на летней веранде собирались друзья и родственники, пили вино и пели песни под семиструнную гитару, на которой бабушка замечательно играла. Сейчас таких вечеров уже нет. А тогда… Все с раннего утра до вечера на работе, домой придут, скотину приберут, ужин приготовят, в чистое переоденутся – и в гости. С пустыми руками не ходили. Кто пирогов принесет, кто еще чего, пир – горой! Смех, улыбки, истории разные и душевные русские песни глубоко за полночь!

А когда началась перестройка, жить стало плохо и дом в деревне пришел в упадок. Мы с братом выросли и стали студентами, родственники из Сочи больше не приезжали, дед умер, а бабушка после неудачной операции на глазах стала плохо видеть и в деревню почти не ездила. Дом подолгу пустовал, и к нам повадились лазить воры. Ломали двери и тащили самое ценное. И в огород постоянно залезали. Всю клубнику и малину обирали подчистую, мы приедем – а в огороде словно Мамай прошел. Все оборвано и переломано, бабушкины гладиолусы и тюльпаны растоптаны, кабачки и патиссоны надкусанные во дворе валяются. Воры думали, что они сладкие, как арбузы. Сорвут, попробуют и под ноги побросают.

Как мы перестали в доме жить, он быстро постарел, одряхлел и осунулся. Половики домотканые убрали, и там, где мы когда-то маленькими играли в солдатиков, стали валить выкопанную картошку прямо с поля. На улице ее уже нельзя было оставлять: сразу украдут.

Последний раз вдвоем с бабушкой мы приехали в деревню поздней осенью. С неба сыпал мелкий холодный дождь, листья с деревьев облетели, вокруг было уныло и серо.

Мой брат к тому времени стал подполковником полиции, служил в международной полиции ООН, участвовал в разных миротворческих миссиях и был в командировке в Боснии. А мы приехали, чтобы забрать старый бабушкин альбом с фотографиями.

“Это икона твоей прабабушки Марии. Она вот здесь в красном углу стояла! Я ее с детства помню!”

Пока бабушка осматривала заросший огород, непонятно зачем я открыл старый пыльный чулан, куда долгие годы никто не заглядывал. Здесь не было окон, пахло мышами и паутиной. Со свечой в руке я залез на самую верхнюю полку и нашел в углу старинный деревянный сундук, окованный позеленевшими от времени железными полосками. Внутри было старинное, ручной вышивки белое полотенце с красными петухами, а в нем – икона Пресвятой Богородицы. Икона бумажная на дереве в железном окладе. Бережно укрытая, икона лежала в сундуке без малого сто лет! Сколько раз я лазил в этом чулане маленьким, сколько еще людей были здесь, и никто ничего не видел, а сейчас я держал ее в руках и немел от радости!

Когда я показал находку бабушке, она поцеловала икону и покачала головой. Это, говорит, икона твоей прабабушки Марии. Она вот здесь в красном углу стояла! Я ее с детства помню! Какое наследство нам бабушка оставила! И заплакала.

Придет время, и мы передадим икону нашим детям, а те своим. Милость Матери Божией будет с ними – и значит, жизнь продолжится

В свой новый дом первой наши предки внесли эту икону и поставили в красный угол. Она пережила две Мировые войны, революцию и советскую власть, грабителей и запустение, а теперь вернулась к нам.

Эта икона сейчас стоит передо мной и слушает, как я вам эту историю рассказываю. Придет время, и мы передадим ее нашим детям, а те своим. Милость Матери Божией будет с ними – и значит, жизнь продолжится.

Денис Ахалашвили

7 декабря 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Комментарии
Ольга21 сентября 2017, 13:40
Спасибо за рассказ! Прочла детям вслух,очень понравился. Сын сразу захотел жить в деревне.:) играют сейчас, представляют что по хозяйству управляются.
Петр10 декабря 2015, 03:34
Финал рассказа печальный. А ведь всё могло бы быть иначе. Или не могло? Давайте порассуждаем. Вот дедушка успешно воевал за красных, устанавливал советскую власть. А что это значит? А это значит "Мы наш, мы новый мир построим" и "Долой, долой монахов! Долой, долой попов! Мы на небо залезем, разгоним всех богов". Вобщем, сплошная "свобода, свобода, эх, эх, без креста! Тра-та-та!" Нет, боюсь иного финала быть и не могло. Все закономерно. К сожалению. А рассказ хороший...
Мария 8 декабря 2015, 16:38
Трогательно, но грустно: так все хорошо было, но все почему то уехали и деревня умерла. А, может, не надо было Сиваш брать? Глядишь, и деревни бы не запустевали, и в городах народу было бы меньше и всяк жил бы как его предки, а то ни то, ни се.
Екатерина 8 декабря 2015, 16:32
Спаси Господи за такой чудесный,теплый, трогательный рассказ! Пресвятая Богородица спаси нас!
Ольга 8 декабря 2015, 12:58
"...наш прадед – Андрей, а еще Егор и Дмитрий. Все – МОЛОДЦЫ. Бабушка рассказывала, что наш прадед Андрей никогда деревню не покидал, только на войну ходил. Сначала на ГРАЖДАНСКУЮ, потом на Великую Отечественную. В Гражданскую дед ВОЕВАЛ за КРАСНЫХ". Занавес.
Elena Slobodina 8 декабря 2015, 01:36
Моё детство....
Светлана 7 декабря 2015, 21:03
Спасибо, замечательный рассказ. Мне напомнило мое детство. Спасибо еще раз, мира и благодати Вам и Вашим близким!
Анна 7 декабря 2015, 18:03
Знаете, а я в последнее время стала оптимисткой: вы только подумайте, сколько всего было порушено, что думали наши предки, когда вокруг взрывали храмы, шли войны, репрессии? вдумайтесь, какой ужас уже сейчас творится во всем мире: распинают христиан, войны, насилие, моральная деградация. а мы и наши дети можем не боясь молиться, звонят колокола, запрещены всякие извращенцы. Господь снова укрывает Россию, только бы нам не оплошать, не упускать молитву из уст, стремиться жить по заповедям. рассказ Дениса правильно завершается - есть икона Божией Матери, значит будет и жизнь. а в его случае совершилось великое и в наше время, после всех бурь, почти невозможное таинство: преемственность веры в поколениях семьи. слава Господу. автору спасибо.
Галина Костина 7 декабря 2015, 17:45
В нашей семье тоже хранится икона, которой больше 100 лет,- СВ. Муч. Агафия. По рассказам бабушки, ее отец -мой прадед, Кузьма Дорофеевич имел много детей и каждому при крещении заказывал в монастыре именную икону. В голодовку, в войну и другое лихое время бабушка сохранила икону. Мой супруг сам сделал ей новый оклад. Слава Богу за все.
Марина 7 декабря 2015, 12:00
Хороший и теплый рассказ. Только бесконечно жаль, что далеко не все перемены пошли на пользу, что столько всего развалилось и расстроилось и в общественном, и в личном плане. Спаси господи!
Ирина 7 декабря 2015, 11:06
Душевный рассказ, очень теплый.Спасибо.
Николай-пенсионер 7 декабря 2015, 09:30
Да жизнь продолжается,но уже в новом времени и очень мне не по душе это время.......
Александр я 7 декабря 2015, 06:31
Очень трогательно.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×