Слуга последнего царя

Эта статья была написана 16 лет назад для журнала «Paris Match», который должен быть выходить в России, но так и не вышел из-за кризиса. С тех пор многое изменилось: прославили в лике святых Царственных Страстотерпцев, дети царского слуги Ивана Седнева отошли в мир иной, Русская Зарубежная Церковь, еще в 1981 году канонизировавшая воина Иоанна, воссоединилась с Московской Патриархией, однако до сих пор на родине мало кто знает об удивительной судьбе и подвиге Ивана Седнева, простого русского крестьянина, до конца оставшегося верным Государю, его Семье и присяге.

Иван Дмитриевич Седнёв Иван Дмитриевич Седнёв

Сын

Ночь бегства из пыльной столицы на северо-восток − и старенький поезд, миновав спящие во влажной зелени станции и полустанки, добравшись до Углича, оставит на крошечном вокзале два вагона и исчезнет.

Рассвет. Глухая провинция просыпается в звонком утре. Двухэтажные дома, улицу перебегают куры. Машина прыгает на ухабах. Деревянная тумба с афишей «Дни царевича Димитрия». По дороге к дамбе проезжаем церковь Спаса на Крови, построенную на месте, где из дороги выступила кровь, когда из Углича увозили останки убиенного царевича.   

Мы направляемся в деревню Сверчково, где больше века назад родился Иван Седнев, слуга последнего русского царя, последовавший за ним в ссылку и бесследно сгинувший летом 1918 года. В Сверчково, на высоком речном берегу, и поныне стоит его дом, где каждый год собираются семьи потомков Ивана. Летом в этих краях жизнь счастлива и безмятежна и мало отличается от той, что вели здесь почти сто лет назад жители маленького уютного городка с тревожной историей. Природа тоже осталась прежней – в реках, Корожечне и Волге, плещутся судаки, на болотах – россыпи ягод, в лесах грибы. По субботам дымки над окрестными деревнями возвещают банный день, и только дамба, построенная заключенными в предвоенные годы, стоит памятником советским временам. Здесь, на шлюзе, с момента его постройки, проработал всю жизнь сын Ивана Седнева Дмитрий. К нему мы и едем.

Улица еще спит. Тропка от дома выводит на обрыв, откуда резко уходит вниз крутая деревянная лесенка – там на тихой ленивой воде покачивается лодка, построенная Дмитрием Седневым. На ней он ходит рыбачить. Дмитрию Ивановичу восемьдесят три. Его сестры, Леля и Люся, утверждают, что Дмитрий очень похож на отца. Сам Дмитрий его не помнит.

Николай II и Царевич Алексей в окружении команды яхты «Штандарт». По левую руку Алексея сидит Иван Седнёв Николай II и Царевич Алексей в окружении команды яхты «Штандарт». По левую руку Алексея сидит Иван Седнёв
Мы листаем семейный альбом – чудом сохранившиеся фото. «У нас ведь конфискация была, – Дмитрий Иванович говорит неспешно и подливает еще чаю, – когда обыск делали, везде рылись. Тем более, свои обыскивали, - деревенские. Фотографии, награды папины, – все отобрали. Часы у нас были, княжной Ольгой Николаевной подаренные, – переплавили. Нельзя было хранить, – Дмитрий Иванович замолкает. Пальцы, держащие набалдашник палки, сжимаются, он смотрит в окно и горько продолжает: − Когда мы из Царского Села сюда вернулись, мама нас собрала и говорит: ребята, только бы вы живы были! Много претерпели всего. Маму по доносу посадили. “Царские”, – так нас называли. И не то чтобы мы, как премудрые пескари, всего боялись. Но повторять не хотелось – хватит, пережили. А вот эти фотографии мама при обыске за обои спрятала, или еще куда сунула, не буду врать, но они сохранились…»

На желтоватых карточках – великая княжна Ольга, дом в Царском Селе с окошком, помеченным крестиком: здесь до лета 1917 года жила семья Седневых

На желтоватых карточках – великая княжна Ольга, дом в Царском Селе с окошком, помеченным крестиком: здесь до лета 1917 года жила семья Седневых. «Вы представляете себе?» – говорит Дмитрий Иванович. Это его любимая присказка. Он много пережил, этот красивый седой старик, пронесший через всю жизнь груз утраты отца и клеймо «сына царского слуги».

Иван да Марья

А начиналась эта история так. Из Углича призывали матросов на царский флот, – Дмитрий Иванович объясняет этот факт особой статью местных парней, – и когда Ивану Седневу пришло время служить, статный молодец с открытым лицом попал на балтийскую «Северную звезду». «А вот уже оттуда его отобрали на “Штандарт”, яхту царя Николая, – вы представляете себе?» – Дмитрий Иванович выжидательно замолкает. Так Иван Седнев стал лакеем у великих княжон.

Приехав на побывку, Иван Седнев женился на присмотренной родней красавице Марии. Деревенской девушке была уготована судьба, от наблюдения за виражами которой кружится голова. Крестьянка, жившая при царском дворе: крестницей ее детей была великая княжна Ольга.

Вот Мария глядит с фотокарточки тех времен – строгая петербургская дама. Ей предстояло бежать через всю обезумевшую Россию с тремя маленькими детьми, возвращаясь домой, в Сверчково, пережить все смуты, стать председателем колхоза, отсидеть по доносу. В тридцать лет оставшись вдовой, она больше не вышла замуж. С детьми о муже говорить не могла и не хотела, если спрашивали, обрывала: «не тревожь!»

Заваруха

Иван Дмитриевич Седнёв Иван Дмитриевич Седнёв
Дети Ивана и Марьи – Митя, Леля и Люся – упорно называют революцию заварухой. Люся – старшая, единственная из них, кто помнит жизнь в Царском Селе. В ее маленькой московской квартирке – бережно хранимая икона Казанской Божьей Матери, вывезенная когда-то из Царского Села. Всю свою жизнь Людмила Ивановна ждала, когда она сможет рассказать о своем отце.

«Папа по характеру очень хороший был – вот как Дмитрий Иванович. Помню, как мы его ждали со службы и все маму спрашивали: “А ты мороженое сделала?”, потому что папа мороженое очень любил. Раз папа приходит и говорит: “Ольга Николаевна – великая княжна – изъявили желание нашей Оле крестницей быть”. Потом Митюша родился, она и ему крестницей стала».

А потом началась «заваруха». «Мы очень боялись, – вспоминает Людмила Ивановна, – казаков ждали: говорили, что они будут по домам ходить и всех вырезать. Папу во дворце оставили. Мы к нему ходили, папа к воротам выходил, и мы беседовали. “Не волнуйтесь, – говорил, – мне ничего не будет”. А потом велел уезжать. И мы уехали. Мне почти семь лет было, вот я помню, как мы в Углич приехали и к деревне пошли, – где сосенка и спуск к речке. Рожь тогда поспевала, – вот рожью мы и пошли».

Долг Ивана

Больше Ивана Седнева его семья не видела никогда. Знали: погиб вместе с царской семьей, но все равно ждали

Больше Ивана Седнева его семья не видела никогда. Знали: погиб вместе с царской семьей, но все равно ждали. Вернулся в Сверчково племянник Ивана, поваренок Ленька Седнев, отпущенный из Ипатьевского дома смилостившимися чекистами. Первым делом зашел в дядин дом. И смутилось сердце Марии Седневой – Ленька был уверен, что Иван жив, что он дома. Осенью восемнадцатого в Сверчково пришло письмо от Ивана из Тобольска. «Года там не было – только месяц, август. Мы так обрадовались!» − вспоминает Дмитрий Иванович, но напрасны были надежды – письмо пришло с того света.

Через Тобольск царскую семью везли в Екатеринбург – год добиралось письмо Ивана до родного дома, а когда дошло, его в живых уже не было. «Он выполнял свой долг, – говорит об отце Дмитрий Седнев. − У отца срок службы заканчивался в 1922 году – он не мог не поехать с царской семьей! Он служил!»

А за месяц до расстрела царской семьи случилось вот что. Седнев и денщик царевича матрос Нагорный заметили, что красноармейцы воруют образки, висевшие в изголовье у Алексея. Не смолчали. На следующий день их увезли под конвоем. Куда – неизвестно: в тюрьму, до ближайшего ли оврага... Больше никто и никогда ни о Нагорном, ни о Седневе ничего не слышал.

Мы сидим с Дмитрием Ивановичем на кухне седневского дома, стоящего над обрывом. Река дремлет в полуденном солнце. Тихо – щебет птиц да чьи-то дальние голоса. «Все эти годы... вы гордились своим отцом?» – спрашиваю я и замираю. Дмитрий Иванович сдвигает брови. «Я без отца рос. И когда стал это осознавать, мне... тяжело было. У всех есть отцы, а мне не к кому обратиться. Безотцовщина».

Так история оказывается частной жизнью. Чьей-то, искалеченной, единственной и прекрасной

Человеческая боль. Ток живой крови, идущий сквозь столетие – как пуля навылет. Прочтешь книги – на пальцах осядет архивная пыль. Нарисуешь схемы − и поймешь, как все было. Восстановишь даты по дням. А потом старик со снежной головой глянет ясным взором и скажет о том, кто для нас – фамилия в книге, чудом сохранившееся фото: «Понимаете, я без отца рос». И история окажется частной жизнью. Чьей-то, искалеченной, единственной и прекрасной. И все станет на свои места. Вот он, сын слуги последнего царя, через стол, на котором в стеклянной банке – влажные цветы из его сада. В соседней комнате басит внук матроса Ивана Седнева, Владислав, продолжатель рода. Люся приезжает каждый год с сыном из Москвы. За рекой дымит баня – Леля растопила, Оленька, крестница великой княжны. Большая семья. Ветвистое дерево жизни.

Анастасия Кузминская

15 июля 2016 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным» «Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным»
Прот. Андрей Филлипс
«Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным» «Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным»
Ответы православного англичанина на недоуменные вопросы о святом императоре Николае II
Протоиерей Андрей Филлипс
Английский православный священник о том, почему продолжаются нападки на императора Николая II, чего не видят западные историки-атеисты, как могла бы пойти мировая история, если бы не был свергнут и убит православный царь.
Благоверный царь Николай Александрович и его Семья Благоверный царь Николай Александрович и его Семья Благоверный царь Николай Александрович и его Семья Благоверный царь Николай Александрович и его Семья
Будущий Император Всероссийский Николай II родился 6 (18) мая 1868 года, в день святого праведного Иова Многострадального. Он был старшим сыном Императора Александра III и его супруги Императрицы Марии Феодоровны. Воспитание, полученное им под руководством отца, было строгим, почти суровым. «Мне нужны нормальные здоровые русские дети» — такое требование выдвигал Император к воспитателям своих детей.
«Царская семья – идеал христианской семьи» «Царская семья – идеал христианской семьи»
Монахиня Нина (Крыгина)
«Царская семья – идеал христианской семьи» Монахиня Нина (Крыгина): «Царская семья – идеал христианской семьи»
Анализируя все, что было написано о Царской Семье, я пришла к глубокому убеждению, что в основе их семейного счастья было заложено то, что в православии называется обычным словом – целомудрие.
Комментарии
игорь10 декабря 2016, 10:36
Спасибо тебе Иван Дмитриевич-не посрамил Флота Российского! Спи спокойно!
Елена Смирнова 2 августа 2016, 00:07
Молитвами святого воина Иоанна и всех верных, помилуй нас, Господи!
Игорь18 июля 2016, 22:49
Хорошая статья, жаль только нет точной привязки ко времени встречи с детьми матроса Седнева. Надо думать, это было в 90-е гг. прошлого столетия...
Марина,Киев18 июля 2016, 13:36
Господи, помилуй нас и прости за клятвопреступление и за убийство Твоего помазанника.
Chris18 июля 2016, 13:04
В наше время таких славных и верных президенту нет.
Евгений17 июля 2016, 21:58
Горжусь такими людьми...
Спаси Господи!
Ирина17 июля 2016, 10:11
Спасибо! Очень интересная статья! А великая княгиня Ольга Ивановна, крестная мать детей Ивана, это кто?
Надежда Давыдова16 июля 2016, 15:03
Вечная память р. Б.Иоанну!
тамара15 июля 2016, 18:19
Дорогая семья Седневых,прошли годы, и время всё расставило по своим местам.Мы все тоже гордимся вашим отцом,дедушкой.а теперь и ваш отец ,среди святых, молится за нас и нашу Россию.
Lu Mai15 июля 2016, 16:39
Какой славный матрос и верный до конца своему долгу и отечеству!
Вечная память р.Б.Ивану.
Елена Шафеева15 июля 2016, 15:21
Чем больше узнаёшь, чем дольше живёшь, тем больнее сознавать, как много потеряно...
Елена15 июля 2016, 12:58
Большое спасибо! Какой пример Дмитрия Ивановича, его отношения к отцу: мужчина помнит как ему тяжело было без отца, но в то же время с пониманием относится к поступку родителя, последовавшего с царской семьей, выполняя свой долг.
Марина15 июля 2016, 12:12
Интересная статья! Люди, пережившие такую трагедию, оказываются, рядом с нами. наши современники. Большое спасибо!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×