Православие в Китае. Записки миссионера

    

Почему Китай?

Часто, говоря о православии в Китае и Гонконге, я предваряю свой рассказ вступлением, в котором отвечаю на вопрос, для многих очевидный: почему Китай? Какой интерес для русского православного священника представляет собой эта страна? Почему выбрано служение в ней?

Впервые я приехал в Пекин в 1994 году – по приглашению моего друга-китайца, которого крестил еще в Москве. Китай я полюбил еще в детстве. Позже, учась в семинарии, заинтересовался историей Пекинской миссии. Позднее Бог судил мне познакомиться со многими людьми – и в Китае, и в Европе, и в Америке, – которые имели непосредственное отношение к истории Православной Церкви в Китае. Постепенно пришло понимание того, что и как нужно сделать, чтобы Православная Церковь в Китае не стала лишь случайным эпизодом в истории Поднебесной.

В свое время у меня была возможность поделиться своими мыслями со Святейшим Патриархом Кириллом, возглавлявшим тогда Отдел внешних церковных связей Русской Православной Церкви. Тогда же сложилось и понимание того, что особую роль в проекте возрождения Православной Церкви в Китае может сыграть Гонконг как территория, с одной стороны, китайская, а с другой – не обремененная законодательными ограничениями для деятельности христианских, в том числе и иностранных, миссионеров. С 1994 года я регулярно ездил в Китай, сначала – в Пекин, Харбин, Синьзян. Со временем поездки стали достаточно частыми, возобновились регулярные службы на территории бывшей Пекинской миссии – ныне посольства России в Пекине. Укрепились контакты с немногоми православными китайцами. И наконец, в 2003 году я получил благословение на воссоздание православной общины в Гонконге.

Как появилось православие в Китае?

Православная миссия возникла в Китае в начале XVIII века. В те времена император Петр I активно стремился установить отношения с Китаем, хотя это было весьма непросто: Поднебесная всегда оставалась замкнутой страной. Предлогом для направления официальной миссии в Китай была забота о группе русских пленных албазинцах (албазинцы – потомки русских казаков-поселенцев пограничного с Китаем острога Албазин; в конце XVII века острог был захвачен китайцами, а казаки в качестве пленных были доставлены в Пекин – Ред.). Это был первый шаг России в Китай. И до конца XIX века Пекинская миссия наряду с миссионерскими задачами исполняла и дипломатические поручения, что не могло не обременять ее, не очень способствуя выполнению основной, проповеднической задачи. По-настоящему миссионерская работа в Поднебесной началась лишь в конце XIX века, хотя, к сожалению, события 1917 года в России ее существенно затормозили.

Албазинская икона Божией Матери Албазинская икона Божией Матери
    

Сегодня православной миссии в Китайской Народной Республике де-юре нет. Согласно китайским законам, иностранные миссии не имеют права действовать на территории страны. Чтобы как-то обойти этот закон, в 50-х годах прошлого века Пекинская миссия была преобразована в Китайскую Православную Церковь, но она, увы, не пережила периода «культурной революции» и была фактически уничтожена. Хотя модель автономной Православной Церкви была создана, были рукоположены два китайских епископа, полтора десятка китайских священников. Тем не менее, фундамент этой Церкви не выдержал испытаний «культурной революции» – институционально оны была разрушена в 60-е годы прошлого века.

Китайские просфоры Китайские просфоры
    

Однако в некоторых местах остались верующие, сохранились храмы. И сегодня идет речь о том, как нормализовать церковную жизнь православных верующих. Правда, работа в этом направлении не может развиваться без поддержки извне, и прежде всего со стороны Русской Православной Церкви. В этом смысле правильно говорить о необходимости создания православной среды, развития китайской православной культуры для утверждения православия среди китайцев. В этом смысле такую задачу можно назвать по-настоящему миссионерской.

Основная проблема Православной Церкви в Китае – это то, что в силу исторических обстоятельств была разрушена православная среда приходов. Нет системы образования, нет архиереев, людям неоткуда серьезным образом получить опыт духовной и богослужебной жизни. Нынешние власти, учитывая сегодняшнюю их политику, вполне адекватно бы отреагировали на увеличение православной общины. Нужно сказать, что все православные храмы на территории Китая были открыты или восстановлены без всякой инициативы извне. Это всегда была инициатива местных приходов или местного правительства. То есть когда шло восстановление церковной жизни в Китае, скажем, в 80-90-е годы, со стороны Русской Православной Церкви на это не было направлено никаких усилий. Так, храм в Кульдже, построенный в 2000 году, возник по инициативе местной общины, на деньги местного правительства. Поэтому мы видим много примеров того, что китайские власти готовы адекватно реагировать на развитие православия в том случае, когда оно идет изнутри, по линии именно местных общин.

Православие – всемирная религия, православные общины Китая не могут быть изолированными. В силу исторической связи они опираются прежде всего на Русскую Православную Церковь. Не имея достаточной степени внутренних ресурсов для своего роста и развития, они надеются на ту помощь, которая могла бы и должна была бы прийти со стороны Русской Православной Церкви. Для китайских властей сейчас самая большая сложность – понять, в какой мере и в какой форме они готовы допустить эту необходимую для нормализации православной жизни в Китае помощь со стороны Русской Православной Церкви. С одной стороны, существуют улучшающиеся отношения: председатель КНР Си Цзиньпин встречался с Патриархом. Но нужно заметить, что для официальных властей Китая это всегда взгляд с политической точки зрения. Нельзя сказать, что в религиозной жизни нет политического аспекта. Но, наверное, здесь, в том числе и со стороны Православной Церкви, важно ставить акцент на духовную сторону вопроса, а не на политику. Дело не в российско-китайских отношениях, не в стремлении России усилить свои отношения с Китаем. Первая забота – о духовной жизни существующих там общин, об образовании людей, об опыте молитвы, богослужения.

    

Самое важное – укрепление этой самой православной среды, из которой могли бы выходить собственные китайские священнослужители. Когда эта среда станет достаточно сильна, надеюсь, при помощи Русской Православной Церкви, тогда и реакция китайских властей будет совершенно адекватна. Но когда мы говорим о том, что православных немного, они рассредоточены по стране и часто не в состоянии объединиться, то попытки со стороны любых иностранных сил (будь то Русская Православная Церковь или Константинопольский Патриархат) вести какую-то неофициальную или незаконную деятельность на территории страны будут вызывать беспокойство у китайских властей. Они хотели бы контролировать все процессы. В силу того, что это власти светские, они, как я уже сказал, воспринимают религиозные движения с политической точки зрения. Всё неизвестное вызывает беспокойство, и они бы не хотели, чтобы в стране происходило что-то непонятное, неизвестное, потенциально, может быть, враждебное, а может быть, и не враждебное. Откуда им знать – какое?

Поэтому я думаю, что все шаги, которые Русская Православная Церковь предпринимала и предпринимает, должны быть открытыми, ясными, понятными, заранее согласованными. Со стороны же китайских властей я вижу основную проблему в крайне плохом представлении о православии. Практически мы не можем встретить нормальную, адекватную экспертную оценку. Наверное, не по их вине. Поскольку православие в стране представлено слабо, и чтобы с ним серьезно познакомиться, надо немало прочитать, посетить множество православных общин за пределами Китая. Для того чтобы увидеть, как это работает. Здесь, я полагаю, совершенно необходима помощь со стороны Русской Православной Церкви. В том, чтобы сформировать правильное, адекватное видение и понимание ситуации у китайских официальных лиц касательно Православной Церкви. Если не будет адекватного понимания – будут неадекватные реакции.

Гонконг

Совершенно особую роль в деле возрождения Православной Церкви в Китае играет Гонконг. Законы здесь значительно отличаются от законов, действующих на остальной территории КНР. Здесь нет ограничения для религиозной деятельности иностранцев. Именно поэтому только в Гонконге мы как иностранцы можем официально вести религиозную деятельность. Вместе с тем Гонконг тесно связан с континентальным Китаем, и благодаря этому многие приезжают к нам для участия в богослужениях, для Крещения.

Освящение чая Освящение чая
    

Приход Гонконга помогает православным китайцами во всех регионах Китая наладить церковную жизнь. Мы регулярно совершаем богослужения в общинах Шэньчжэня, Гуанчжоу, Даляня. Кроме того, регулярные богослужения совершаются русскими священниками на территории российского посольства в Пекине и консульства в Шанхае. В Харбине в Покровском храме служит китайский священник. Сегодня в Гуанчжоу и Шэньчжэне есть две общины, в которых по выходным дням богослужения совершаются в домовых храмах. Есть также храм в Тайбэе, где регулярно проходят службы. В открытых храмах в Синьцзяне и Внутренней Монголии богослужения совершаются мирским чином по воскресным дням и праздникам.

В самом Гонконге мы служим в небольшом домовом храме в центре города на 12-м этаже одного из небоскребов. Именем святых апостолов Петра и Павла храм был назван в 1934 году, когда он был открыт. Возобновляя его деятельность в 2003 году, мы решили не менять имя. Община нашего храма – это несколько десятков человек. Из них примерно четверть прихожан – китайцы. Форма домового храма типична для Китая, здесь подавляющее большинство храмов располагаются в небоскребах. Ведь в Гонконге самая дорогая в мире недвижимость. Скажем, 150 кв. метров, на которых располагается наш храм, можно арендовать за 4 000 долларов США в месяц. Покупка этого помещения будет стоить порядка двух миллионов. А уж приобретение участка земли и строительство храма обойдется в десятки миллионов долларов!

Помимо богослужебной деятельности, приход в Гонконге занимается рядом миссионерских проектов. Мы открыли первое в Китае издательство православной литературы, много работаем над переводами вероучительных и богослужебных книг. Это сложная работа, требующая высококвалифицированного труда. И стоит она немалых денег. Все проекты по переводам финансируются только путем частных пожертвований.

Есть у нас и медийный проект, ведь речь идет не только о том, чтобы сделать перевод того или иного текста на китайский – его ведь надо облечь в какую-то определенную форму: книги, аудиозаписи, фильма, веб-страницы. Мы создали и несколько китайских приложений для смартфонов – молитвослов, православный календарь.

Все это довольно-таки востребовано, ведь китайское общество сегодня переживает быстрый процесс трансформации, который сопровождается кризисными явлениями. На этом фоне многие в Китае интересуются вопросами веры. Православие для китайцев – нечто новое и малознакомое (по сравнению с католицизмом и протестантизмом). Именно в силу своей новизны оно имеет шанс на развитие. В Китае нет запрета на исповедование православия, как ошибочно полагают многие. Проблема лишь в недостаточном объеме и ограниченной доступности материалов о православии, а также в невозможности для китайцев регулярно посещать храмы и богослужения. Тем не менее китайцы часто осознанно и охотно принимают Крещение в Православной Церкви. По большому счету, речь сейчас идет о том, чтобы о православии для китайцев мы могли рассказать на доступном для них языке, в широком смысле этого слова.

К сожалению, Православная Церковь в Китае никогда не получала от Церкви в России даже малой доли тех усилий, заботы, материальных и человеческих ресурсов, которые были приложены католиками и протестантами для развития их церквей – видимо, в силу того, что российское общество всегда было достаточно равнодушно к вопросам миссии в Китае. Не так было в Европе и Америке – и сегодня мы видим в Китае несколько десятков миллионов инославных христиан, численность которых быстро растет.

Иконостас Иконостас
    

И мы многому можем поучится у католиков и протестантов в деле организации миссии. Ведь все мы здесь христиане в окружении постхристианского мира. У всех христиан в Китае общие проблемы. Мы все живем в одном обществе, в довольно специфическом социуме, и нам важно знать любой опыт решения самых разных проблем. Именно поэтому и многие католики и протестанты активно интересуются практикой духовной жизни Православной Церкви.

Иногда меня спрашивают о том, что Русская Православная Церквоь получает от развития православия в Китае. Казалось бы, в России немало таких проблем, которые мы должны были бы решить, работая прежде всего у себя дома. Миссионерство – в самой природе Церкви, дух его – в словах Спасителя, благословляющего апостолов «научить все народы». Православие в Китае – это такая задача, на решении которой мы можем понять, остался ли миссионерский потенциал в Русской Православной Церкви, остались ли силы, умение, желание к этому стремиться. Если мы на этом пробном камне поймем, что внутренний потенциал есть, это скажет нам, что Русская Православная Церковь жива и сильна.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

×