Апостолы среди апостолов

    

«Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц», — читаем мы в православном календаре. Иногда этот праздник называют «церковным женским днем», но это всё же не совсем верно. День жен-мироносиц — это воспоминание о первой христианской проповеди, в которой мир — пусть в виде очень ограниченного круга лиц — впервые услышал пасхальное приветствие: «Христос воскрес!».

Давайте поиграем в игру! Смысл простой: назвать выдающихся женщин. В памяти сразу же всплывают имена героинь Великой Отечественной, первая женщина-космонавт, несколько женщин-ученых, писательниц, кто-то вспомнит императриц и так далее. Десятка два-три, я думаю, наберется. А теперь называем героев-мужчин… В разы больше, даже в десятки раз. Почему так? Потому что во многие эпохи и во многих странах отношение общества к женщине было, скажем так, снисходительным. Это отношение ярче всего иллюстрирует известное немецкое выражение «киндер, кюхе, кирхе», то есть «дети, кухня, церковь».

К сожалению, в современном обществе до сих пор бытует мнение, что и Православная Церковь относится к женщине как к субъекту второго сорта, принижая ее достоинство, не уделяя должного внимания ее развитию. Так ли это? Нет, потому что когда в христианском обществе женщины не имеют тех же прав, что и мужчины, это положение дел не проистекает из христианства. А если внимательно почитать Новый Завет, то мы увидим в нем как раз принципиальный отход от «традиционной» нормы и отношение к женщине как к совершенно равному мужчине в ценности перед Богом творению.

Из Евангелия мы знаем об одной семье — близких друзьях Христа. Это две сестры и брат — Марфа, Мария и Лазарь. Однажды Христос приходит в их дом, и Марфа уходит на кухню готовить угощение. Это не просто желание угодить дорогому гостю, а обычный порядок вещей для женщины того времени — заниматься трапезой, пока мужчины беседуют. Мария же, вопреки этому порядку, садится у ног Иисуса и слушает Его слово. Марфа вполне законно возмущается: «Господи, почему Ты не отправишь Марию на кухню?». Но Христос отвечает: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее (Лк. 10, 41–42). Господь как бы говорит: «Марфа, твое место не на кухне, а здесь, со Мной. Забудь про вековой жизненный уклад, потому что Я пришел в твой дом и обращаюсь и к тебе, наравне с другими».

Но самый яркий пример того, что христианство уготовляет женщине совсем другое место, нежели она занимала в традиционном дохристианском обществе, мы находим в последних главах Евангелия, где говорится о воскресении Христовом и последовавших за ним событиях. Именно тогда, после распятия Господа, на фоне рассеяния и растерянности учеников обнаруживается необычайная вера и верность Его учениц. Их подвиг и вспоминает Церковь в третье пасхальное воскресенье. Жены-мироносицы… Вот их имена: Мария Магдалина, Мария Клеопова, Саломия, Иоанна, Сусанна и иные.

Сколько мироносиц было всего, мы доподлинно не знаем. Церковная традиция присвоила звание мироносиц семи ученицам Христа. Все они впоследствии потрудились в благовестии Христовом, как и апостолы. Мария Магдалина, например, так и именуется — равноапостольной, то есть имеющей ту же славу и понесшей тот же крест, что и ученики-мужчины. Но кто были эти женщины? Предание сохранило для нас совсем немного сведений о каждой из них.

Мария Магдалина. Одни усматривают в ней знаменитую евангельскую блудницу, которую Христос спас от избиения камнями и которая помазала Ему ноги дорогим маслом. Другие видят в ней простую еврейку, исцеленную Христом от тяжкого недуга одержимости бесами. После выхода апостолов на проповедь она пренебрегла тогдашними нормами (у иудеев женщине запрещалось проповедовать) и в одиночку ходила из города в город, возвещая всем о воскресшем Учителе. По одной версии жития, святая окончила свои дни в доме Иоанна Богослова в Эфесе, дожив до глубокой старости. Другие варианты жизнеописания говорят о том, что Мария провела конец жизни в покаянии, около тридцати лет прожив в пещере близ Марселя. Перед смертью, согласно западным житиям, подвижницу причастил случайно забредший к ней священник. Он же и похоронил святую.

Марфа и Мария — уже упомянутые сестры Лазаря. Сведения о том, как сложилась их судьба после евангельских событий, очень скудны. Вместе с братом, которого некогда воскресил Сам Христос, они перебрались из Иерусалима на Кипр, где помогали Лазарю нести епископское служение. Где, когда и как умерли святые сестры — неизвестно.

Иоанна была женой Хузы — одного из чиновников при дворе правителя Галилеи Ирода Антипы. Она занимала очень высокое положение в обществе, обладала большим влиянием и связями. В дни проповеди Христа именно Иоанна, по всей вероятности, брала на себя львиную долю расходов апостольской общины, заботясь о пропитании и всем необходимом для Господа и Его учеников. Есть версия, что женщина обратилась к Богу после совершенного Христом в ее жизни чуда: по мнению ряда библейских историков, сын царедворца, исцеленный Господом (см.: Ин. 4, 46–54), был ребенком Иоанны, и благодарная женщина после этого последовала за Спасителем.

Мария Клеопова была одной из родственниц Христа, больше о ней практически ничего не известно. По одной из версий, Мария приходилась дочерью или женой Клеопе — брату Иосифа Обручника.

Мария Иаковлева, по преданию, являлась младшей дочерью Иосифа Обручника. Она находилась в очень теплых отношениях с Пресвятой Богородицей и была, по сути, Ее ближайшей подругой. Есть версия, что она же является Марией Клеоповой, а еще и Иаковлевой именуется потому, что один из ее сыновей — Иаков — входил в число апостолов.

Сусанна служила Христу от своего имения, то есть, видимо, была довольно обеспеченной. Больше о ней не известно ничего.

Эти женщины следовали за Христом во дни Его земной жизни и пошли за Ним до самого конца — на Голгофу. Они видели Его страшное распятие и смерть, проводили Его «в последний путь», а потом снова собрались, ранним утром, когда ночная тьма еще покрывает землю, ко гробу, чтобы закончить погребальный обряд — по иудейскому обычаю помазать тело усопшего благовониями.

Слабые, напуганные женщины… Они идут одни, мужчин среди них нет, поэтому так тревожен их вопрос: Кто отвалит нам камень от двери гроба? (Мк. 16, 3). Но в этом уже нет нужды: камень отвален, а гроб пуст. Звучат слова Ангела: Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам (Мк. 16, 6–7).

«Ну и что?» — спросит неискушенный читатель…

Есть вещи очевидные и не очень. То, что было очевидно для людей далеких эпох, далеко не всегда очевидно для нас. Вспомним время и место действия: Восток, почти две тысячи лет назад. Женщины тогда занимались домом, не вникали в мужские разговоры, не участвовали в политике и общественной жизни. Если им приходилось свидетельствовать на судебном процессе, их показания ставились гораздо ниже мужских показаний. Если бы евангелисты придумали всю эту историю с пустым гробом и Ангелами, они бы наверняка сделали провозвестниками воскресения мужчин. Но Евангелие описывает именно реальность, даже если она не очень укладывается в менталитет людей того времени. К слову, и апостолы, услышав слова о воскресении Христовом от женщин, не сразу верят им. Клеопа, по дороге в Эммаус, рассказывает таинственному спутнику: Некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели (Лк. 24, 22–24). Мария Магдалина оставляет слезы и призывает учеников сделать то же самое, но они, услышав, что Он жив и она видела Его, — не поверили (Мк. 16, 11).

Жены-мироносицы ликуют, а апостолы-мужчины запирают двери, опасаясь мести иудеев. Женщины уже проповедуют, а мужчины думают, что видят призрак, и слышат укор Христа: Что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? (Лк. 24, 38). Разве могли евангелисты намеренно изобразить апостолов — будущих столпов Церкви — в столь неприглядном свете?.. Нет, просто всё так и было, но в этом опять-таки является сила и слава Божия: представительницы «слабого пола», не боясь никого и ничего, начинают благовествовать о христианском спасении человечеству. В этом заключен очень глубокий смысл: когда-то Ева первой увидела змея-искусителя и поверила его лукавым словам, но теперь женщины первыми видят воскресшего Христа и верят в Его воскресение. Жены-мироносицы становятся апостолами среди самих апостолов. Христианская проповедь начинается с женщин.

Жены-мироносицы — это героини первых дней христианства. Но это и пример для всех нас. Пример того, что нам не всегда и не во всём может хватить «природного» мужества и силы, но жертвенность, верность, любовь и живая пламенная вера могут преодолеть самый сильный страх.

…Они не испугались, они поверили, поэтому мир и услышал радостное «Христос воскрес!».

Иллюстрация из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 08 (580)

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
тамара30 апреля 2017, 01:45
Слава Богу за всё! Мы и теперь несём эту проповедь всему миру, не переставая, наша русская Церковь и сохранилась, благодаря женщинам в белых платочках...
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×