Как будто в буре есть покой

На окнах занавески, на столе самовар. По улице важно ходит жандарм и гремят телеги. Муха бьется в стекло. С колокольни собора вот-вот зазвонят к вечерне. Все сыты и всем скучно. Россия беременна революцией.

    

Скоро все придет в буйно-помешанное движение. У семинаристов на груди заалеют банты, у нежной барышни в муфте окажется динамит. Улицы наводнятся ликующими толпами. Потом эйфория от перемен сменится недоумением от безобразий, потом — страхом от насилия, потом — голодом от разрухи и так далее, вверх-вниз по колдобинам русской истории.

Любить революцию можно только ни бельмеса не понимая, что стоит, собственно, за этим словом, и никого не жалея. Или потеряв остатки совести. Или лишившись внутреннего центра тяжести, так что любой порыв ветра несет человека незнамо куда, а через полчаса несет уже обратно. Ну, либо за хороший гонорар в твердой валюте.

Есть человек-мышь, описанный в «Записках из подполья». Это человек гордый и бессильный, в самой глубине сердца уязвленный своим практическим бессилием. Для него чем жарче заваруха, тем ярче радость. Это ведь он «был ничем», но хочет «стать всем». Подобный клоповник, только не одинокий, а коллективный, есть и у Горького — «На дне». Оттуда, со дна, в шум улицы полезут жившие «на дне» и, судя по прямому смыслу слов, подонки общества, как только наверху заполощется, терзаемый начинающейся бурей, очередной революционный стяг.

***

Он родился в Житомире, учился в хедере и в детстве совсем не говорил по-русски. Потом был забран в солдаты, выучился русской грамоте и полюбил все русское, включая Православие. Крестился по окончании службы и даже постригся в монахи. Лет десять жил по разным обителям, наслаждаясь обретенной истиной. Потом восторженно принял Февраль и Октябрь. Потом полностью разуверился в религии и стал таким же неистовым безбожником, каким до того был жарким прозелитом. Это «житийные» зигзаги некоего Моисея Карцова, которого Николай Корнеевич Чуковский выводит в книге воспоминаний как самый яркий пример людей, многократно обретавших и опять терявших себя самих в свистопляске революционных лет.

«Он поражал слушателей силой своей ненависти к религиям, попам и раввинам. Аргументация у него была самодельная, с антирелигиозной литературой он был мало знаком, … так как в школьном смысле он был человеком глубоко невежественным. Доводы у него были другие — морального и бытового свойства. Он обличал попов и монахов, как обличали их в эпоху Возрождения, — за чревоугодие, сребролюбие и любострастие. Лицемерие деятелей церкви — вот что разоблачал он непрестанно с пылкостью лично оскорбленного человека. Он поражал церковников замечательным знанием церковного ритуала, Священного Писания и монастырских нравов. Он знал наизусть и Талмуд, и Евангелие». Это цитата из воспоминаний.

А вот еще:

«Он рассказал мне всю свою жизнь, — говорит Чуковский, — почти не касаясь ее внешней стороны, а только внутреннюю — историю своих духовных переворотов. Он был когда-то правоверным евреем, потом православным, теперь — революционером и атеистом. Но в революции его интересовало только безбожие, и атеизм его носил, в сущности, религиозный характер. Он считал, что дьявол, искушая Христа, был прав. Об этом он мог говорить часами, и речи его напоминали одновременно и Экклезиаста, и «Братьев Карамазовых», которых он никогда не читал. Не то в двадцатом, не то в двадцать первом году он начал издавать газету «Вавилонская башня». Это название было полно смысла, — согласно Библии, люди строили Вавилонскую башню для того, чтобы влезть на небо и ниспровергнуть Бога».

Вопрос не был бы страшен, если бы не был пропитан кровью людской и множеством личных трагедий.

Потом газета умерла, диспуты смолкли. Затравленный народ стал жить тихо и перепуганно. Карцов торговал рогожами и жил в какой-то питерской дыре с женой и двумя детьми в нищете, напоминающей чахоточную Катерину Ивановну с голодными детьми из «Преступления и наказания». На этом, собственно, новелла под названием «Безбожник», новелла о характерной жертве духовных скитаний заканчивается. А мы можем лишь отдаленно представить, сколько таких и подобных людей прыгало в смутные времена, как в сказке у Ершова — то в кипящее молоко, то в студеную воду! Прыгало с целью омолодиться вместе с омолаживающейся вселенной! О миллионах из них ничего не написано. Без сомнения, судьба сказочного царя многими повторена в деталях: «Три раза перекрестился. Бух! — в котел, и там сварился».

Сиди теперь и думай: это люди такие неуемные, или это революционное безумие насильничает над душами, швыряя их без жалости в разные стороны? Или то и другое в сложных сочетаниях применимо к каждой судьбе?

Или вот еще персонаж — Никон (Бессонов), епископ Красноярский. Снял с себя в 17-м году сан и монашество, мотивируя решение тем, что это все мешает ему быть истинным христианином. До этого, правда, без всяких помех со стороны сана и даже с помощью последнего успел побывать черносотенцем и жарким патриотом. А еще депутатом Государственной Думы. Потом вдруг (или не вдруг?) благодарственной Литургией встретил крушение монархии, наговорив на свергнутого Царя кучу гадостей. И уже потом отрекся, женился на совращенной ученице епархиального училища. Бедняжка вскоре была убита при невыясненных обстоятельствах. В гроб супруге бывший епископ положил свой клобук и панагию. Жизнь его закончилась на Украине, где бывший Никон превратился в Мыколу (с таким именем он подписывался на документах и под статьями) и некоторое время занимал пост главы Департамента исповеданий при Центральной Раде. Кстати, был сей «Мыкола, бывший епископ» потомственным дворянином. И как бурно пожил, не дотянув даже до 50-ти! Всюду побывать успел. А ведь родись в более благополучные времена, быть может, скончался бы на кафедре почтенным архиереем, в благородных сединах и орденах, с репутацией защитника устоев и пастыря доброго.

И опять русский вопрос «Кто виноват?» требует к себе внимания. Так это все делает революция с ее смятением в умах и шатающейся под ногами землей, или это внутренняя порча, состоящая из смеси честолюбия, карьеризма, предательства и разврата? Порча, скрытая до поры. Или, может, нам благодарить революцию за то, что она отделяет зерно от плевел и творог от сыворотки? Вопрос не был бы страшен, если бы не был пропитан кровью людской и множеством личных трагедий.

Для полноты картины еще одна судьба. Илиодор (в миру Сергей) Труфанов. Выпускник Духовной Академии, иеромонах. Яркий проповедник. Прямо-таки народный вождь и трибун. Куда там Гапону. Темы проповедей: антисемитизм, призывы к погромам, нападки на власть и богачей, защита страдающего народа. Сошелся с Распутиным, основал монастырь по велению последнего, горячо обличал Толстого как безбожника и врага государства. Вычитками занимался и изгнанием бесов. Потом вдруг (или опять не вдруг?) в 1912 году подал прошение о снятии сана. Вместе с тем выступил с публичными извинениями перед еврейским народом и прахом скончавшегося Льва Толстого. С Распутиным же наоборот резко разошелся, пустив в обиход меткое словцо о Григории Ефимовиче — «святой черт». Даже бивал его с компанией новых единомышленников. В общем, поменял курс на прямо противоположный и переобулся в воздухе. А ведь собирал тысячные аудитории, и люди, слушая его, плакали. Даже солдаты и полицмейстеры. Вестимо, женился. Деток народил. Эмигрировал в США, где, кажется, стал баптистом. Работал швейцаром. Жил более чем скромно. Вдали и от Церкви, и от революции умер, разменяв седьмой десяток.

И чем более стремишься узнать историю не в схемах и датах, не в валовом продукте и уровне грамотности, а в живых лицах и судьбах, тем более поражаешься дальности разброса, на который в разные стороны от эпицентра взрыва раскидала людей идейная смута эпохи перемен. И кому же захочется кликать беду после калейдоскопа подобных примеров?

Судить нельзя. Судить страшно. И не для суда эти строки пишутся. Но пишутся затем, чтобы отношение к истории и жизни было острожным. Чтобы не баловались люди в «войнушку» и в заговоры, в великие перемены и всемирное счастье. И чтобы не спешили тащить пробку из всякой бутылки, потому что однажды вылезший джинн обратно лезть не захочет.

Ну, и еще, чтобы стяжал человек (попробовал стяжать, постарался) центр тяжести внутри себя, именуемый «крепкая вера». Иначе придется мотаться по ветру из стороны в сторону до полного одурения.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
О чем говорили в Церкви в нач. ХХ века, и почему это важно сегодня О чем говорили в Церкви в нач. ХХ века, и почему это важно сегодня
Свящ. Александр Мазырин
О чем говорили в Церкви в нач. ХХ века, и почему это важно сегодня О чем говорили в Церкви в начале ХХ века, и почему это важно для Церкви сегодня
Беседа со священником Александром Мазыриным
О проекте «Русская Церковь. Век двадцатый», его первом томе, посвященном предреволюционному периоду, – беседа с руководителем проекта иереем Александром Мазыриным.
«Камни святилища падают в грязь...» «Камни святилища падают в грязь...»
Скорбные пророки 1917 года
«Камни святилища падают в грязь...» «Камни святилища падают в грязь...»
Скорбные пророки 1917 года
Диакон Георгий Малков
Трагически прав оказался святитель Игнатий, пророчески утверждавший в одном из своих писем – еще более чем за полвека до смертельного для России революционного 1917 года: «Живем в ужасное время: в преддвериях развязки всему».
Виноват ли Государь в революции 1917 года? Виноват ли Государь в революции 1917 года?
Александр Музафаров
90 лет назад, 2 марта 1917 года в истории России произошла социальная катастрофа мирового масштаба – прекратила свое существование русская монархия, то есть тот тип государственного и общественного устройства, который был свойственен русскому народу на протяжении всей его истории – от эпохи средневековых княжеств, до времени танков и аэропланов.
Комментарии
Михаил18 сентября 2017, 09:58
Лучше когда дела делаются постепенно. Без рывков. К тому же тогда был всплеск рождаемости и бузили молодые, ничем не занятые, сытые и здоровые парни и девки - "нас гоняла молодость в сабельный поход". Не должно быть такого чтоб власть принадлежала,( даже самая маленькая власть), человеку моложе 40 лет. И нельзя чтоб молодой в жизни что-то серьезное решал, касаемо общества, естественно.
Сергей Старательный11 июля 2017, 10:51
Как метко сказано, отче :"...порча, состоящая из смеси честолюбия, карьеризма, предательства и разврата". До поры,до времени и не узнаешь человека, пока в нём всё это сидит и не обнаруживается до "благоприятных" обстоятельств.
Петр25 июня 2017, 19:39
Вячеслав22 июня 2017, 07:30 "Установление бесклассового общества. А было ли это при царской власти?" В том смысле что целые классы РУССКОГО общества (духовенство, купечество, казачество, дворяне, интеллигенция) были безжалостно уничтожены массовыми расстрелами на полигонах типа Бутовского и в концлагерях, типа ГУЛАГа? (кстати, отцы-основатели ГУЛАГа - пламенные большевики Коган, Берман и Плинер). Если Вы это имели ввиду, то да, это так. Но на смену уничтоженному русскому сословному обществу пришла другая "сословная" система, с новой "элитой" (уже не национальной), отоваривавшейся в "спец-распределителях", отдыхавшая в "спец-санаториях" и т.п.
Алексей25 июня 2017, 00:18
Не надо бы нам революции. Но не как мы хотим, но как Бог управит. Ему виднее, когда время для жатвы. Но почему то очень тревожно на душе. Люди очень озлоблены.
23 июня 2017, 23:17
Приближается столетие октябрьского переворота. Режиссер Учитель снимает к этой дате фильм "Матильда". А хорошо было бы ему снять фильм по роману И.Шмелева "Няня из Москвы". Если так ему интересны любовные истории, то такая история, весьма экстравагантная, но вполне в духе того времени, там есть. Но самое главное в нем - это рассказ о том. как падала Россия в эту бездну, какие чудовищные метаморфозы происходили с людьми и страной. Шмелев знал это не понаслышке, все это происходила на его глазах, поэтому роман производит потрясающее впечатление.
Георгий23 июня 2017, 09:17
Как и обычно- очень сильная статья о. Андрея. На своём уровне всегда доказываю, что любая революция, это тупиковый путь, трагический для всех и противников и делателей революций. Но люди в большинстве своём, особенно молодые, глухи к голосу разума, слышат лишь свои желания и эмоции. Считаю особо опасными революционные движения внутри церковной ограды.
григорий23 июня 2017, 03:02
вся эта страстность (свои - "всегда правы", противники - "враги народа") пошла у нашей революционной и либеральной интеллигенции от их тогдашних кумиров - французских революционеров. Заливших свою страну кровью... и пусть те же "Вехи" предупреждали - их яростно облаили и либералы, и Ульянов. а ведь всё оказалось так. Умылась кровью Россия. Конечно, не была Российская империя утопией. но многое делалось. Была реформа системы образования 1908 года. Была долгая и плодотворная работа земств и лучших из людей, настоящих интеллигентов вкупе с настоящими государственниками (того же Столыпина вспомним). Был умница Зубатов. но общество было давно уже заражено радикализмом. Вот и рвануло однажды.
Надежда22 июня 2017, 22:13
В европейских странах, где также назревала революция, рабочим пошли на уступки - сократили рабочий день, повысили зарплату, протестующие приняли эти условия и в итоге все вместе построили мирное, сытое капиталистическое общество. В нашем менталитете, к сожалению - борьба до победного конца, когда каждая сторона считает другую "ничем", а себя "всем". Это я пытаюсь замолвить слово о взаимной уступчивости, и смелости вести диалог с противником, а не имитировать его в расчете рано или поздно обмануть другую сторону. И самой очень хотелось бы так научиться, и примеры увидеть на всех уровнях, вплоть до государственного. Спаси Бог за труд по написанию статьи замечательного автора, о. Андрея.
Vya4eslav Saraev22 июня 2017, 20:08
Чрезвычайные времена, обстоятельства или события раскрывают людей в их сути. "Учитель" описанных людей есть в Евангелие.
Станислав22 июня 2017, 15:34
Спаси Вас Господь, отец Андрей! Замечательное слово
Галина Костина22 июня 2017, 14:55
"Вопрос не был бы страшен, если бы не был пропитан кровью людской и множеством личных трагедий." При царской власти предки со стороны родителей мамы были глубоко верующими людьми.Их крестьянские многодетные семьи были образованы, хорошо одеты и уважаемы.Страшный людоед - революция - так страшно раскидал и сожрал их семьи. Теперь майдан на Украине разорвал мою семью и убил моего мужа.
Н22 июня 2017, 12:03
Евгению. Факультет спецпропаганды окончил. Так и должен писать.
Евгений22 июня 2017, 11:03
В очередной раз мощно. Прочитал как гирю проглотил. Спаси Господи!
григорий22 июня 2017, 10:09
Хорошее эссе,отец Андрей. Краткое, но ёмкое. Как зарисовка на полях. на очень страшную и важную тему. Революция - это титан (и локомотив истории, как принято было говорить ранее). Титан злой. Страшный. Лютый. Точнее, поначалу люди видят красивого и милого человека. ратующего за всё доброе и хорошее, против всего плохого. Справедливо обличающего даже. а потом ап - и кровожадный циклом пирует с упоением...
Н22 июня 2017, 07:50
Думаю, что все перечисленные в статье люди, которые в революционное время отреклись от веры и Бога , и без революции бы не спаслись. И перестаньте панику разводить. Вы к властям ближе, вот и убеждайте своих адептов любить народ и не воровать.
Вячеслав22 июня 2017, 07:30
А давайте над итогами подумаем, над итогами октября 17 года. А итоги таковы: 1) Выпинут иностранный капитал из страны, в результате чего Россия стала развиваться самостоятельно, без контроля западных держав. 2) Массовое бесплатное образование и медицина (при Обаме нескольким миллионам были впервые выдан медицинские полисы...) 3)Установление бесклассового общества. А было ли это при царской власти?
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×