В конце концов любовь придет…

Семейный психолог о кризисе адаптации

Приемные дети и приемные родители – тема сложная. Здесь много подводных камней, о которых трудно, да и не принято говорить. Почему не всякий опыт усыновления оказывается успешным? Почему детей берут в семью, а потом – возвращают в детский дом? Что оказывается не так?

На эти и другие вопросы отвечает Анастасия Пелячик, руководитель Центра семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при Марфо-Мариинской Обители Милосердия:

– Когда ребенок наконец появляется в семье, когда пройдены все этапы со сбором и оформлением документов, мотивацией всех родственников, тогда семью охватывает эйфория от того, что трудности и сложности наконец преодолены. Однако реальность такова, что в этот момент самые большие трудности и сложности только начинаются. И я, в качестве руководителя нашего Центра, связываю нашу основную задачу с сопровождением приемных семей: снизить уровень вторичного сиротства, сделать так, чтобы приемные родители, взяв ребенка, не вернули бы его потом в детский дом. Мы должны способствовать тому, чтобы ребенка взяли только те люди, кто понимает, что их ждет. Помочь осознать взрослым, готовы ли они идти этой дорогой. Но и потом, когда они осознанно сделали этот выбор, самое главное для нас – не оставить их на этом пути одних: поддержать родителей, помочь семье полюбить, принять, научить ценить ребенка.

Кризис адаптации в любой приемной семье – трудное испытание.

Время, когда родитель пытается привыкнуть к ребенку, а ребенок привыкает к семье, мы называем кризисом адаптации

Приемные дети очень непростые. Усыновить младенца-сироту, у которого умерли все родители и родственники, а он – такой прекрасный, одинокий, белокурый, с синими глазами и прекрасной генетикой – лежит и ждет нас в роддоме – сегодня не более чем мечта, и мечта несбыточная. В жизни все оказывается по-другому. Наши дети – социальные сироты, сироты при живых родителях, которые не могут или не хотят растить своих детей. В большинстве случаев это дети больные, с теми или иными особенностями, с какими-то ограниченными возможностями.

Даже отказники, которые никогда не видели своих родителей, все равно травмированы разрывом со своей кровной семьей. Когда ребенок рождается и больше не слышит голоса мамы, голоса единственного родного человека, к которому он привык за те месяцы, пока находился в ее утробе, – для него это страшно. Это огромная травма, она не осознается, и ребенок о ней не говорит, он не может проговорить свою боль, но на эмоциональном уровне она существует.

Это-то и есть наши дети: с травмами, с потерей близких, горюющие, тоскующие, переживающие и оттого болеющие, так как все, что не проговаривается, уходит в болезнь. Таких детей трудно реабилитировать даже профессионалам. Что уж говорить о наших замечательных приемных родителях, которые не наделены специальными медицинскими, педагогическими, психологическими знаниями.

И вот это время, когда родитель пытается привыкнуть к такому ребенку, пытается научиться с ним вместе жить и радоваться, а ребенок привыкает к новой семье, мы называем кризисом адаптации. И кризис этот, как правило, очень тяжел.

Дело в том, что мы находимся в плену определенных иллюзий.

Мамам сложнее привыкнуть к приемному ребенку, чем папам

Мы привыкли думать, что в женщине много материнского начала и что любого ребенка она сможет воспитать, полюбить, принять и относиться к нему как к родному. В реальности же мамам гораздо сложнее привыкнуть к приемному ребенку, чем папам, хотя инициатива взять ребенка в семью чаще всего исходит от женщины.

На работе я сталкиваюсь с тем, что именно папы быстрее берут на себя ответственность, привыкают к ребенку и начинают с ним замечательно взаимодействовать: социализируют, воспитывают, обучают, прививают ценности. А мама в это время борется со своими отрицательными эмоциями и годами застревает на негативных чувствах к приемному ребенку.

Почему это происходит? Здесь следует вспомнить, что в каждом человеке сосуществуют три начала: биологическое (наши инстинкты, физические потребности, ощущения); социальное (человек – существо общественное и без других людей человеком не становится, здесь «живут» все нормы и правила нашего общества); и духовное – высшее и лучшее, что в нас есть: наша вера, надежда, любовь.

В отличие от мужчины, который социально ориентирован, в женщине вообще много биологического. Для мужчины более значимы нормы и ценности общества. Роль отца в семье сводится к тому, чтобы законы большого мира принести в семейный микрокосмос. Поэтому для мужчины вернуть ребенка обратно в детдом – немыслимо: он взял на себя ответственность за этого ребенка, и, значит, надо научиться с ним жить. И мужчина очень быстро этому учится. Кроме того, для мужчины не имеет значения, как ребенок пахнет, как он выглядит, какой он на ощупь. Он не вынашивает его девять месяцев и не кормит грудью около года. И для него все эти физиологические моменты не имеют большого значения. Мужчина любит и заботится о том малыше, который с ним вместе живет.

А у женщины материнство во многом связано с ее природой, женщина ориентирована даже на звук плача своего ребенка, она его голос узнает из тысячи голосов. Запах своего ребенка женщине приятен, в то время как запах чужих детей нередко вызывает негативную реакцию. Женщина борется с собой, привыкая к чужому запаху, к чужой коже, звуку голоса. И не все замещающие мамы умеют с собой справиться.

Поэтому когда мы ищем ребенка, очень важно, чтобы женщина не просто посмотрела на фотографию и приняла решение, но чтобы она с этим ребенком встретилась и познакомилась. Ведь если ей этот ребенок неприятен, если он для нее чужой, то ей будет очень тяжело к нему привыкнуть. Важно найти ребенка, который будет вызывать у нее положительный отклик на инстинктивном уровне. Если же этого не происходит, то чрезвычайно важно, чтобы женщина научилась подавлять в себе «биологические» реакции и помнила бы о социальных нормах поведения и о духовных ценностях.

Договориться с собой

Если женщина в контакте сама с собой и может с собой договариваться, если она понимает, что она не животное, а человек, и человек с душой, то тогда она, конечно же, все преодолеет. Но если она зациклена на непроизвольных, нерефлексируемых действиях, то в семью приходит беда.

Если женщина в контакте сама с собой и может с собой договариваться, если она понимает, что она не животное, а человек с душой, то тогда она все преодолеет. А иначе в семью приходит беда.

Я сталкиваюсь с тем, что ко мне приходят супруги, и папа говорит: «Да все хорошо. Нормальный пацан, бегает, любит повеселиться». А мама говорит: «Я его ненавижу, я не могу к нему привыкнуть». То есть у мамы не получается вырваться из плена этих инстинктивных реакций, она попадает в ловушку негативных эмоций, она забывает о том, что она – человек, и, отвергая все наши христианские ценности, начинает жестоко, с неприятием относиться к ребенку.

И это – катастрофа. Семья оказывается перед выбором: либо супруги должны расстаться, и один из них остается с ребенком, либо они должны вернуть ребенка обратно. И это тоже ужасно!

Так вот, моя задача как психолога – попытаться сохранить семью, сделав так, чтобы мама развернулась лицом к ребенку и стала бы с ним взаимодействовать, получая от этого удовольствие. Если материнство не приносит радость, ребенок это чувствует, и тогда все его жизненные процессы тормозятся. Ему очень трудно жить с людьми, которым он не нравится.

При этом мы понимаем, что любовь – это дар Господа.

Не все приемные родители могут полюбить своих детей

Другая иллюзия – что родитель обязательно любит своего ребенка. В действительности оказывается, что не все приемные родители могут полюбить своих детей. Конечно, изначально все мечтают, что они станут жить в любви и согласии, но любовь может прийти, а может не прийти. И если она не приходит, смириться с этим родителю очень трудно. Научиться быть достаточно хорошей мамой (или хорошим папой), научиться заботиться о маленьком человеке, быть ему другом, уважать, поддерживать его, молиться, ждать, что тебе будет дарована любовь. И иногда любовь приходит. Не сразу. Полюбить ребенка мгновенно, с первого взгляда, как мы практически всегда любим кровных детей, – нереально, на это уходят месяцы. А иногда – и годы.

К сожалению, на работе я нередко сталкиваюсь с ситуацией, когда ко мне приходят родители, чаще всего женщины, и говорят: «Я не могу больше терпеть, я не люблю этого ребенка, я тону в море вины, я не знаю, как из всего этого выбираться»…

Выход есть

Мне помогает и то, что мне самой знакомо этой чувство. В моей семье десять детей, среди которые есть дети кровные, дети усыновленные и дети, находящиеся под опекой. И я знаю, что выход из такой ситуации есть. Даже если кажется, что ничего не получается, и все ожидания и мечты оказались разбитыми, и реализовать их не удается, я понимаю, что это просто трудный период, который надо переждать и преодолеть, что очень важно продолжать «делать, что должно, и будь что будет».

Если говорить о моей семье, то у меня есть дети, которые попали ко мне в самом раннем возрасте, младенцами. И даже к ним я некоторое время привыкала и лишь со временем смогла полюбить их всей душой. Сейчас я не смогу ни на физическом, ни на каком-то другом уровне почувствовать различие между теми детьми, которые появились на свет благодаря мне, и теми, которые родились у другой женщины и которых я нашла в роддоме или Доме ребенка, с которыми мы встретились и стали одним целым. То есть для меня все они – родные, близкие, любимые и обожаемые дети, с ними связаны все мои мечты, чаяния, вся моя нежность, и я очень рада, что мы встретились и что мы – одна семья.

Если же говорить о детях, которые пришли ко мне в подростковом возрасте, то это совсем другая история. У меня две дочери, которые пришли ко мне в 11 и 13 лет. К тебе приходит человек, уже сформировавшийся, со своими ценностями, со своими приоритетами, со своим темпераментом и на базе этого темперамента сложившимся характером, и – что очень тяжело воспринимается любым родителем – со своими девиантными привычками. Дети, которые до 11–13 лет находились в учреждении или жили в асоциальной семье, разумеется, научились врать, воровать, ругаться, драться. И это очень больно, когда в сердце твоей семьи, среди хорошо воспитанных малышей, добрых, трепетных, вежливых, появляется ребенок, который ворует, врет, который наносит вред окружающим, близким людям, и ты ничего не можешь с этим поделать, потому что никакие разговоры, никакие попытки наставить его на путь истинный к успеху не приводят.

Вначале это воспринимается как полный крах.

Родитель борется с грехом гнева, со злостью, с неприятием, отвержением

Это очень тяжело. И говорить в этот момент о любви, конечно, не приходится. Родитель борется с грехом гнева, со злостью, с неприятием, с отвержением. То есть все усилия уходят на то, чтобы оставаться достаточно хорошей мамой – не драться, не кричать, не обзываться, а терпеть, прощать. Но и никаких положительных эмоций в этот период быть не может, и такие чувства, как любовь, не появляются.

Но проходят годы, и ты продолжаешь работать, преодолевать, стараешься себя уговорить, сам с собой постоянно работаешь, ходишь к психологу. Я, будучи сама психологом, ходила к психологу, потому что очень хотелось, чтобы сказали со стороны, на что тут можно опереться, где тут точки отсчета, что хорошего есть в этой ситуации.

И, конечно же, это очень непросто, тем более что ребенок, творя такие чудные дела, все равно ждет, что его будут хвалить, любить, холить и лелеять. И ты холишь и лелеешь ребенка – через силу. Здесь, конечно, присутствует некий момент преодоления себя. Ты понимаешь, что у него есть потребность в нежности, в том, чтобы его погладили, поцеловали, чтобы его не просто хорошо накормили и хорошо одели, а чтобы с ним занимались, играли, разговаривали. И ты себя к этому принуждаешь через жалость, через сопереживание, через осознание потребностей ребенка, без которых он не будет расти и развиваться.

И это требует усилия.

И ходишь на исповедь, и рассказываешь о том, как ты злишься, о том, как тебе тяжело, о том, как ты видишь страшное будущее. Если ребенок ворует в 10, 11, 12 лет, то когда ему 13 или 14, ты начинаешь думать, что же из него вырастет, как он будет жить дальше, по какой дороге он катится и чем все это кончится. Но батюшка говорит тебе: «Зачем ты думаешь о будущем, зачем ты рисуешь себе эти картинки? Сосредоточься на том, что сейчас, а там Господь все управит». И эти слова становятся поддержкой, утешением и даже прерыванием этих наших нежелательных мыслей.

И с течением времени ты начинаешь лучше принимать и понимать даже такого ребенка, отдавая себе отчет в том, что он делает это не со зла. Это всего лишь свидетельство его жизнелюбия, активности, силы, его воровство – это попытка защитить себя. В той среде, где он был, он бы по-другому не выжил. А ведь моментально избавиться от того, что когда-то помогало выжить, человек не может. И на данный момент, когда мы с моей старшей приемной дочерью уже три года вместе, у нас есть определенный успех. Она не перестала воровать, она ворует, редко, но такие срывы все-таки случаются, но она стала возвращать: она подкидывает украденные деньги или вещи…

Я считаю, что это грандиозный успех. Сначала ребенок поступает импульсивно, как привык поступать всю жизнь. А потом он думает, происходит какая-то внутренняя работа, и ребенок, подбрасывая, возвращает украденное и иногда даже признается в этом и кается. Всегда кается в церкви, но иногда приходит повиниться и мне.

И это начинает порождать во мне теплые чувства – нежность, благодарность…

Я все еще жду дара любви и не знаю, придет ли он. Но заботиться о моих старших дочерях мне легко. Момента преодоления уже нет, и я получаю удовольствие от совместной с ними жизни. А что будет дальше – будем верить в хорошее, надеяться, ждать любви…

И я понимаю, что даже в таких непростых отношениях для ребенка такая жизнь лучше, комфортнее и лучше влияет на его развитие, чем если бы ребенок был в учреждении или оставался в родной семье, где, как в данном случае, мама страдает зависимостью. Безусловно, на интуитивном уровне она, наверное, очень любила своих детей, но она о них не могла заботиться. И в таких ситуациях возникает вопрос: что лучше? Эта любовь или забота? И возможна ли любовь без заботы? Та мама на словах очень любит ребенка, и, возможно, эмоционально тоже сильно привязана к своим детям, но ее любовь не превращалась в дела. Дети не каждый день ели, не знали таблицу умножения, им перед сном никто не читал книжки, с ними никто не ходил в зоопарк, не ездил на море, не отмечал дней рождений. То есть были чувства, но не было того, без чего человек становится человеком.

Вот говорят, что любовь без дел мертва. И я думаю, что если нет любви, но есть дела, то рано или поздно любовь все-таки придет.

Анастасия Пелячик
Подготовила Екатерина Кудашкина

8 ноября 2017 г.

Центр семейного устройства – это совместный благотворительный проект православной службы помощи «Милосердие» и Марфо-Мариинской обители. На базе Центра действует школа приемных родителей, а также в Центре осуществляют сопровождение приемных семей и кровных семей, оказавшихся в кризисной ситуации. Сотни семей, благодаря специалистам Центра семейного устройства, удалось уберечь от повторного отказа от ребенка, от полного распада. Поддержать Центр можно на специальной странице.
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Чужая родня Чужая родня
Беседа о приемных детях
Чужая родня Чужая родня
Беседа с психологом Г.В. Козловской о приемных детях
В последние годы в России заметно возросло число людей, усыновляющих или берущих под опеку сирот. Тут особенно важна помощь специалистов
Нормальный человек не возьмет ребенка из детского дома? Нормальный человек не возьмет ребенка из детского дома?
Оксана Головко
Кошка, две собаки (одна из них — старая такса), мышка, шиншилла, попугай — вся эта живность живет в огромной квартире Станислава Гусева, Марии Ореховых и их приемных детей… Дети — кто в школе, кто в детском саду, так что можно спокойно поговорить с главой семейства Станиславом.
Приемный ребенок: выбор сердца и разума Приемный ребенок: выбор сердца и разума
Еп. Пантелеимон (Шатов)
Приемный ребенок: выбор сердца и разума Приемный ребенок: выбор сердца и разума
Беседа с епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном
Антон Леонтьев
Уже почти год при Марфо-Мариинской обители работает православная школа приемных родителей. О том, зачем создавалась школа, чему следует научиться будущим приемным родителям и как им справляться с духовными трудностями, рассказывает организатор и духовник школы епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, председатель отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви.
Комментарии
Катя Чупилко10 ноября 2017, 00:34
Подписываюсь под каждым словом!!! Анастасия, спасиБо!!!
Н.М 9 ноября 2017, 12:51
Спасибо, Анастасия. Психология не из учебника, из жизни, очень ценно.
Юра 9 ноября 2017, 07:46
Спасибо! СЛАВА БОГУ ЗА СТАТЬЮ! "И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме" (Мф.5,15). Свт. Иоанн Златоуст:"...— и это не для себя только самих, но и ДЛЯ ДРУГИХ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЕГО СИЯНИЕМ И РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ИМ К ИСТИНЕ"
Тамара 9 ноября 2017, 07:17
Блестяще! Спасибо автору, давно не получала такого удовольствия от прочитанного.
Наталья 9 ноября 2017, 01:32
Статья про меня. Первый раз я нашла текст о приемном родительстве, который честный. Благодарю!!!
Геннадий 8 ноября 2017, 15:48
"для мужчины не имеет значения, как ребенок пахнет, как он выглядит, какой он на ощупь" - глупости. Ведь чуть раньше ясно написано, что "папы быстрее берут на себя ответственность, привыкают к ребенку", "он взял на себя ответственность за этого ребенка, и, значит, надо научиться с ним жить." Это личный опыт.
Виктория 8 ноября 2017, 13:00
Благодарю за статью! И всё-таки в Ваших словах много любви, но наверно в Вашем случае её надо много-премного))) Помогай Вам Господь! И Вашим деткам!
Анна 8 ноября 2017, 10:33
Великолепная статья! Трезвая, взвешенная, без умильности, очень честная. Чувствуется и опыт, и работа над собой. Благодарность превеличайшая.
Ира 8 ноября 2017, 07:49
Очень честно написано. Спасибо большое автору, что поделился своими переживаниями!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×