Маловажен ли малый грех

В житии праведного Антония Муромского есть интересный эпизод. К нему «пришли две женщины: одна сокрушалась о своем одном великом грехе, другая самодовольно свидетельствовала о своей непричастности ни к каким большим грехам. Встретив женщин на дороге, старец велел первой пойти и принести ему большой камень, а другой – набрать побольше мелких камешков. Через несколько минут женщины возвратились. Тогда старец сказал им: “Теперь отнесите и положите эти камни точно в те места, откуда вы их взяли”. Женщина с большим камнем легко нашла то место, откуда она взяла камень, другая же тщетно кружилась, ища гнезда своих мелких камешков, и возвратилась к старцу со всеми камнями. Прозорливый Антоний объяснил им, что эти камни выражают… У второй женщины они выражали многочисленные грехи, к которым она привыкла, считала их ни за что и никогда в них не каялась. Она не помнила своих мелких грехов и вспышек страстей, а они выражали безотрадное состояние ее души, неспособной даже к покаянию. А первая женщина, помнившая свой грех, болела этим грехам и сняла его со своей души»[1].

Опасен малый грех. Таковым мы считаем грех, который имеет характер повседневного явления в среде наших братьев и сестер по вере. Пустословие, лакомство, праздное времяпровождение, рассеянность на молитве, нечистый взгляд… Перечислять можно долго, ибо их немало, и все они, вопреки распространенному мнению, весьма опасны для духовной жизни христианина: они обманчиво представляются извинительными, поскольку весьма распространены. Более того, эта мнимая извинительность сопрягается в нашем сознании с мыслью о малом грехе как о неизбежном зле, ибо «как же возможно совсем без грехов?».

О феномене малого греха немало писал архиепископ Иоанн (Шаховской): «Множество малых, недостойных привычек – тина для души человека, если человек утверждает их в себе или осознал как “неизбежное” зло, против которого “не стоит” и “нельзя” бороться. Вот тут-то и попадает душа в западню врага Божиего. “Я не святой”, “я в миру живу”, “я должен жить, как все люди”… – успокаивает себя ноющая совесть верующего человека. Человек, человек, конечно, ты не святой, конечно, ты “живешь в миру” и “должен жить, как все люди”, и потому – рождайся, как все люди; умирай, как они, смотри, слушай, говори, как они, но зачем тебе преступать Закон Бога – “как они”? Зачем тебе нравственно так не благоухать, “как они”? Задумайся над этим, человек»[2].

Враг, представляющийся нам издалека незначительным и, следовательно, неопасным, при приближении обретает свои реальные очертания, одновременно трансформируя и наше отношение к нему. Следует вооружиться «подзорной трубой» и рассмотреть со всех сторон малый грех, дабы оценить его по достоинству. Этим и займемся.

Извинительность

«Извинительность» греха делает его незаметным для совести – и так же незаметно этот грех вытесняет из души благодать

Это первое эффективное оружие, которое грех использует в войне за наши души. Извинительным грех может представляться тогда, когда он особенно распространен в обществе. Таковым может быть даже и смертный грех – вспомним хотя бы Содом и Гоморру. Повсеместность – движущая сила «извинительного» греха, используя которую грех почти беспрепятственно проникает в душу христианина, внося свое разрушительное действие. «Извинительность» греха делает его почти незаметным для совести. При этом он так же незаметно и потихоньку вытесняет из души Божественную благодать. Такой «малый» может и облагодатствованную душу полностью лишить благодати. Поставьте перед собой сосуд, до краев наполненный чистой водой. И теперь попробуйте постепенно набросать в него маленьких камушков. Вы заметите два момента. Во-первых, каждый камушек будет почти незаметен в этом сосуде, наполненном водой. Во-вторых, будет почти незаметно и то, что с каждым камушком вода, переливаясь через края, уходит из сосуда. Если, не вычищая сосуд от камней, бросать туда все новые, вода почти полностью покинет сосуд, в котором останутся лишь камни…

Кажущаяся извинительность малого греха делает затруднительным и покаяние в нем. Когда в человеке есть некий недостаток страха Божия (а он, то есть недостаток, есть во всех) и неочевидно зло, происходящее от греха, очень распространенного вокруг, человеку весьма сложно искренне покаяться в нем, а значит, и искоренить его. Ну не оставят некоторые христиане привычку разговаривать в храме во время богослужения, залепи ты хоть все стены храма цитатой от преподобного Амвросия: «Разговаривающим в храме посылаются скорби». Не оставят – потому что многие вокруг болтают, а совесть уже не подсказывает, что подобные разговоры – оскорбление Церкви. Да и скорби от этого не прибавляются, по крайней мере особо заметно. Не оставят они и привычку иногда (или часто) покуривать, ибо курево «успокаивает» нервы, приводит мысли «в порядок», да и вред не так очевиден. Как недавно мне заявила одна прихожанка: «Ну не хочу я пока бросать». Вот и всё тут!

Ожесточение сердца

Это еще одно оружие «малого» греха. Добившись «извинительностью» беспрепятственного входа в душу человека, грех приступает к следующему этапу: ожесточает сердце, лишая его способности к искреннему покаянию. Здесь действие малого греха отличается от того, что производит в нас грех тяжкий. Когда христианин, к несчастью и по немощи, падает от тяжелого смертного греха, это, как правило, становится для него потрясением. Искренностью и горячностью покаяния он имеет возможность в непродолжительное время освободиться от уз греха и очистить душу от скверны. Тяжкие мучения совести надолго становятся его подушкой безопасности и противоядием для будущего, хотя при этом и остается опасность пропустить «ядро» лукавого, мечущего в образовавшуюся брешь.

Обратите внимание, как затрудняется покаяние в том, что стало нашим повседневным!

Но с малыми грехами ситуация еще сложнее. Через повседневность подобные грехи приучают совесть почти не реагировать на них. Подобно тому, как маленький огонь не обжигает огрубевшие ладони работника ж/д путей, огрубевшая в отношении малых грехов совесть молчит и уже не призывает к неотложному покаянию в них. Но, как и маленький огонь, всё же сжигающий понемногу огрубевшую ладонь, грех постепенно сжигает совесть, мало помалу затрудняя для человека возможность искренне покаяться. Обратите внимание: как легко и искренне мы каемся в том, что совершили однажды или редко, и насколько затрудняется покаяние в том, что стало нашим повседневным. Какие только мысли не лезут к нам в голову: и «Господь меня, наверное, уже не простит», и «батюшке я надоел – прихожу с одним и тем же», и «есть ли смысл спешить на исповедь, когда я наверняка знаю, что потом вновь совершу то же самое!»… Хотя святые отцы призывают к обратному: «Если ты стяжал навык к грехам, то учащай исповедь их – и вскоре освободишься из плена греховного»[3]. Психологически искренняя исповедь дается уже сложнее. Чем больше мы укореняемся в каком-то грехе, тем сложнее становится искреннее покаяние в нем!

Страсть

Мы подошли к следующему деструктивному действию «малого» греха. Постоянно повторяющийся грех при недостатке покаяния и серьезной борьбы с ним укореняется в душе человека, становится злым навыком – страстью, а искоренить страсть намного сложнее, чем избавиться от редко совершаемого греха. Подобно тому, как легко бывает вырвать из земли хиленький кустик и крайне сложно, а порой и невозможно, выкорчевать большое дерево, «маленький» как будто грешок при недостатке усердия к его искоренению обязательно повторится – и будет повторяться до тех пор, пока не пустит корни и не вырастет в страсть, от которой избавиться будет куда сложнее. А при продолжающейся беспечности интенсивное развитие страсти уже дело времени, ибо «каждое увлечение страстью усиливает ее, постоянное увлечение страстью порабощает… увлекающегося ею»[4].

Страсть тем и опасна, что порабощает человека, делает его своим рабом, выставляя посмешищем для мира людей и мира духов. Поэтому если тебе кажется, что чуток приврать совсем не страшно, то вспомни, что ведь и маленький тигренок совсем не страшен и даже очень мил, пока не подрос; и раковая опухоль, пока мала, не причиняет особых беспокойств. Но если ты дашь этому грешку простор в своей жизни и он – незаметно для тебя – станет повседневным, тогда и люди перестанут верить тебе, даже когда скажешь чистую правду, и ангелы отвернутся от тебя, ибо всякая страсть – мерзость пред Богом. Ты в конце концов и сам запутаешься, ибо, позволив лжи стать нормой в твоей жизни, потеряешь способность отличать правду от лжи. Мне известен человек, который как-то в личной беседе мне признался: «Не могу я уже без лжи. Не люблю, когда лгут, и сам не люблю врать, но получается как-то само собой. Сам не понимаю как». Вот такой он – малый грех, порождающий совсем не мало проблем.

Приведу и другой пример. Нередко встречаются такие рассуждения: «Ну что за грех, если я в пятницу после работы немного расслаблюсь и выпью пару баночек пива?» Действительно, на первый взгляд – ничего особенного. Но если присмотреться, то уже на начальном этапе подобный способ расслабиться порождает массу проблем. Ты выпиваешь в пятницу вечером, чтобы расслабиться, но твоя жена и твои дети ждали тебя, чтобы ты подарил им, а не банке, свое внимание. Ты расслабился, и тебе уже надо полежать, уставившись в телевизор, и твоя жена осталась без твоей помощи, а дети – без внимания. Но разве это маловажно? И что ты будешь делать, если тебе захочется (а ведь обязательно захочется) продолжить в субботу? Таким образом из пятницы в пятницу и укореняется «пьянство выходного дня», и ничтожные две банки пива делают несчастными близких «расслабленного», подтачивая семейный союз.

От малого к великому

Наконец, нельзя ничего не сказать о таком свойстве всякого, в том числе и малого, греха, как способность незаметно и невольно приводить к грехам более тяжким, о чем предупреждают святые отцы. Вот что говорит святитель Василий Великий: «Невольно вовлекаемый в грех должен знать о себе, что им обладает другой, предшествовавший грех, которому он добровольно служит и которым уже вводится и в те грехи, в какие бы не хотел впасть».

Или вот мысль святителя Игнатия, более подробно и с примерами рассуждающего о том же: «Произвольное совершение одного греха влечет к невольному впадению в другой грех, рождаемый первым. Злоба, сказали отцы, не терпит пребывать бессупружною в сердце… Кто осудил ближнего, тот естественно ощутил презрение к нему; ощутивший презрение – стяжал гордость. От презрения ближнего при высоком мнении о себе, а эти два состояния неразлучны, является ненависть к ближнему. От ненависти и памятозлобия является ожесточение сердца. По причине ожесточения сердца начинают преобладать в человеке плотские ощущения и плотское мудрование, а от этого возжигается блудная страсть, умерщвляется вера в Бога и надежда на Него, является стремление к корыстолюбию и славе человеческой, приводящие человека к совершенному забвению Бога и отступлению от Него»[5]. Зададим себе вопросы: желаем ли мы попасть в «лапы» блуда? Нет? Тогда не следует согрешать «нескромным воззрением на лиц противоположного пола». Желаем избежать навыка к осуждению? Тогда надо отказать себе в сомнительном удовольствии от пустословия. Наконец, если не желаем быть бесчестными «рабами бутылки», то лучше всё же выбирать иные способы расслабиться, не приводящие к расслаблению духовному.

«Не думай ни о каком грехе, что он маловажен: всякий грех есть нарушение Закона Божия»

«Не думай ни о каком грехе, что он маловажен: всякий грех есть нарушение Закона Божия, противодействие воле Божией, попрание совести»[6]. Не уделяя должного внимания борьбе с грехами простительными, свойственными, как нам известно, очень многим, мы выбираем путь пространный и гибельный, которым многие и идут.

Хрестоматийное святоотеческое высказывание о том, что множество «малых» грехов подобно мешку мелких камней и способно погубить человека так же, как это сделает один смертный грех, то есть «камень», христианину необходимо всегда держать в активной памяти. Опасность подобных грехов именно в кажущейся их извинительности и безобидности: сложнее покаяться и избавиться от того, что представляется извинительным и безобидным, особенно когда такой грех приносит и некоторое удовлетворение.

Пренебрегающий духовной работой по искоренению духовных сорняков уподобляется той женщине из жития праведного Антония, которая так и не смогла вернуть камни на их место и оставила их при себе. Христианину, беспечно насобиравшему «камней», возможно, так и не посчастливится избавиться от них покаянием ввиду их многочисленности. И тогда он обреченно отправится с ними в вечность.

[1] Иоанн (Шаховской), архиепископ. Апокалипсис мелкого греха // https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Shahovskoj/apokalipsis-melkogo-grekha/.

[2] Там же.

[3] Симфония по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова). М., 2001. С. 45.

[4] Там же. С. 246.

[5] См.: Игнатий (Брянчанинов), святитель. Приношение современному монашеству. Гл. 47: О сродстве между собою как добродетелей, так и пороков.

[6] Симфония по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова). С. 46.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Грех Грех
Протоиерей Андрей Ткачев
Грех Грех
Протоиерей Андрей Ткачев
Греху, чтоб совершаться, нужно, чтобы его любили. Овладевая способностью человека любить, притягивая к своей мнимости эту способность, грех не позволяет уже любви человеческой действовать в нужном направлении – стремиться к Богу.
Покаяние и утки в парковом пруду Покаяние и утки в парковом пруду
Прот. Александр Лебедев
Покаяние и утки в парковом пруду Покаяние и утки в парковом пруду
Беседа с протоиереем Александром Лебедевым
О «лукавстве дней», отпущенных нам для покаяния, и о «как бы обычных» грехах, точке невозврата и «разбойничьей» схеме спасения.
Произвольная слепота Произвольная слепота
Игум. Нектарий (Морозов)
Произвольная слепота Произвольная слепота
Игумен Нектарий (Морозов)
Как священник, я регулярно сталкиваюсь с проявлениями одной странной для верующих болезни. Главный ее симптом заключается в стремлении человека не замечать своих греховных привычек и страстей.
Комментарии
р.Б. Татиана 7 февраля 2018, 23:00
Очень хорошая статья, и главное, что на святоотеческом основании. Особенно понравилась цитата из творений свт. Игнатия: «Если ты стяжал навык к грехам, то учащай исповедь их – и вскоре освободишься из плена греховного». Иногда, правда, кажется, что некоторые исповедующие священники не очень-то приветствуют исповедь из множества повторяющихся мелких грехов, считают ее формальной, не учитывая при этом, что человек, может быть, сокрушался сразу после их совершения, и что частота впадения в эти грехи уже меньше. Интересно, какой у таких батюшек критерий оценки, искренняя исповедь у человека или нет?
Нина 7 февраля 2018, 16:36
Как просто и понятно!Спасибо,отец Дмитрий!На многое открылись глаза.
Михаил 6 февраля 2018, 20:21
За малыми всегда идут большие, не бывает иначе, и обязательно будут паления - в блуд, в отчаяние, в наркотики и всякие смертные вещи. Но начинается с конфетки. Как говорили в армии: "Измена Родине начинается с не проглаженного подворотничка." Это только кажется, что шутка, а на самом деле не шутка. Может просто надо строже? Может сами отцы наши не строги к прихожанам. Хорошая статья, правильно все, с мелочей всегда все начинается. Даже в молитвах говорится - "от ленности и небрежения, от невнимания и уныниия" так вот нас лукавый и ловит в сети. А там и смерть, жизнь же короткая, не заметишь как пройдет, а за смертью ад.
Михаил Храмов 6 февраля 2018, 20:13
Большое спасибо Вам! Очень красиво написанно. Прочитал и на душе сразу как-то полегчало.
Татьяна 6 февраля 2018, 19:44
Спасибо за статью, все верно, есть притча о кипарисах, когда один монах спросил у старца про грех и как с ним бороться, маленькое деревце проще выдернуть нежели огромное дерево...
Читатель 6 февраля 2018, 19:12
А мне сразу вспомнилось "Комара оцеживающие,а верблюда поглощающие" (простите если что-то не дословно)
Прихожанка 6 февраля 2018, 13:00
Сегодня ехала в электричке, а до этого на автобусе и поняла- нет во мне смирения,терпения , ничего! Раздражаюсь ужасно. К чему это я, очень легко быть святым в пустыне, а вот попробуйте наши батюшки в миру.Я не прощаю себе мелких грехов, но когда меня на них клинит, то никакой любви к людям не остается.Я иногда могу выпить бокал в пятницу, чтобы люди, которые хотят со мной пообщаться не напрягались от моей "праведности". Иногда цель забывается, а усердие растет, а это уже фанатизм.....Само главное это любить и прощать, тогда и любовь к сладостям пройдет.
Ксения 6 февраля 2018, 11:31
Наталии: за чай с печеньем вечными муками никто не грозит. Батюшка правильно предупреждает, что привычка к малому греху порождает нечувствительность к нему, ощущение, что ты уже и не грешник, но при этом радость и благодать отступают. Ведь когда мы уже не грешим большими грехами, как раз и начинается место настоящему подвигу: выпить кружку чая с несколькими конфетками и ОТКАЗАТЬСЯ ОТ "ЕЩЕ ОДНОЙ САМОЙ ПОСЛЕДНЕЙ", не разрешать себе поспать еще немножко и пр. И пр. Дело не в том, чтоб стать небожителем при жизни, а в том, что бы всегда понимать, где немного оступился и стараться это преодолевать с Божьей помощью. Статья - супер! Спасибо батюшке!
Светлана 6 февраля 2018, 06:24
Наверное, все мы страдаем самым большим грехом - недостатком любви к Богу и ближним. Вот в этом и надо каяться всегда,а не в любви к сладкому...
Наталия 6 февраля 2018, 01:22
Пойдет ли человек в вечные муки за лакомство? Если он время от времени ест сладкое? Это грех? В нем надо каяться? И действительно ли можно пойти вечные муки за лакомство? Это соразмерно?
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×