От чувства вины — к свободе

Екатерина Иванова

Источник: Православие и современность

    

«Когда я прихожу в храм, мне хочется плакать. Если я помолилась у иконы, но не поплакала, то мне кажется, что я зря пришла в церковь. Меня удивляют те, кто улыбается в храме, разговаривает друг с другом время от времени. Когда я стою на службе, то чувствую сильнейшее внутреннее напряжение. И мне кажется, что я не имею права ни на что другое».

Эта фраза одной из участниц конференции «Святоотеческая психология и современная практика Церкви», которая проходила в Москве в январе, в рамках XXVI Международных Рождественских образовательных чтений, буквально врезалась в память нам, их делегатам. И сегодня, продолжая разбирать и публиковать материалы этого глобального форума, мы решили обратить внимание именно на эту тему. Нужно признать, что подобные мысли и переживания так или иначе посещают многих христиан: убежденность в том, что пребывание в храме — это сосредоточение на своей виновности перед Богом, на своей негодности, на бездарно растраченной жизни, — не такое уж редкое мнение. Но также нередки бывают и нервные срывы, после которых человек, подменивший сокрушение сердечное растаптыванием себя, порой вообще перестает ходить в храм.

Как отличить истинное чувство вины от невротического расстройства? Чем отличается страх Божий от страха человеческого? Обо всем этом — в нашем материале.

Ругать себя, чтобы смириться?

— И здоровое, и невротическое чувство вины весьма мучительны и очень похожи, — рассказал один из участников конференции «Святоотеческая психология и современная практика Церкви» Дмитрий Сергеевич Дроздов — магистр психологии, президент Ассоциации понимающей психотерапии. Но есть, по его словам, и существенная разница: здоровое чувство вины направлено на поступок, а невротическое человек направляет на самого себя.

Грех, безусловно, отзывается в нас виной. Но если в человеке нет душевных патологий, его совесть не только указывает на неправоту, но и показывает, как можно исправить ситуацию. Если же личность невротизирована, то человек от конкретной ситуации тут же переходит к обвинению себя, не связанному с отдельными поступками. Вся его жизнь и деятельность связана с постоянным переживанием стыда, но не за что-то, о чем он может определенно сказать, а непонятно за что. Ему кажется, что он всегда виноват и поэтому исправить ситуацию невозможно. Невротическое чувство вины рождает в человеке пассивность — это его характерный внешний признак.

Но, может быть, постоянно ругая себя, мы приблизимся к духовной высоте апостола Павла, который совершенно искренне считал, что он есть самый грешный человек на земле? Увы, это не так. Чувство собственной беспросветной «плохости», как ни странно, не делает нас смиреннее. Наоборот, человек, терзаемый чувством невротической вины, очень часто не способен адекватно реагировать даже на мягкую критику. Он так измучен внутренней ненавистью к себе, что жаждет похвалы и поддержки извне. Такие люди панически боятся оценки окружающих, им всегда кажется, что их оценили недостаточно — а это, в свою очередь, приводит к росту тревоги, напряжения и в итоге к клинической депрессии.

Невротическая вина иллюзорна, и она — как любая иллюзия — закрывает человеку путь к подлинному покаянию. Она изматывает, и личность, которую терзают ее проявления, тратит на борьбу с призраками те силы, которые могла бы направить на преодоление себя, своих реальных грехов и их последствий. Исповедь в таких случаях если и дает облегчение, то только на короткое время. Страдающий невротик может прекрасно понимать, что его мучительные самообвинения не имеют ничего общего с реальностью, но одного понимания недостаточно. Это чувство нельзя победить уговорами и другими способами рационализации.

Что же делать? Дмитрий Сергеевич Дроздов продемонстрировал собравшимся несколько приемов работы с навязчивым чувством вины, которые позволяют пациенту если не освободиться от него сразу, то по крайней мере взглянуть на свои мучения со стороны.

— Для этого нужно принять позу вины, как бы надеть на лицо маску вины, — пояснил он. — Что мы чувствуем? Наверное боль, может быть, усталость, отчаяние… А теперь мысленно нарисуйте картину вашей вины. Что вы видите? Что с вами происходит?

На сеансах психотерапии пациент при поддержке терапевта пытается мысленно перейти из состояния вины к состоянию свободы. Существуют различные методики, помогающие это сделать. Такого рода упражнения помогают дистанцироваться от навязчивых мыслей и сделать первый шаг по направлению к душевному здоровью.

Страх Божий и страх человеческий

— Страх Божий, — отметил Митрополит Аргентинский и Южноамериканский Игнатий, — это состояние души высокодуховного человека. Это духовный дар, который дается Господом так же, как дар покаяния и другие подобные дары. От страха Божия следует отличать чисто человеческий страх наказания.

Владыка предложил собравшимся в форме свободной дискуссии порассуждать о том, правда ли, что для большинства современных православных христиан вера связана со страхом перед адскими муками. И если это так, то хорошо ли это?

Слушатели высказали разные точки зрения. Для кого-то апелляция к страху наказания оказалась неприемлемой даже в воспитательных целях, кто-то, напротив, высказал убеждение, что страх наказания за грех — естественная составляющая духовной жизни падшего человека.

— Если у человека есть какие-нибудь психологические проблемы, неврозы, — подвел итог обсуждения Митрополит Игнатий, — то он легко может принять сопутствующий им страх за непременное условие духовной жизни. Чтобы побороть свою тревожность, такие люди стараются исполнить все церковные предписания вплоть до мельчайших. Они становятся заложниками своей боязни.

Однако страх как таковой — далеко не всегда отрицательное явление. Это заложенный в нас Богом сигнал об опасности, который, в том числе, помогает нам избежать греха. Вместе с тем нужно помнить, что страх наказания — это страх раба, страх не получить свою награду — это страх наемника, а подлинный страх Божий выше всего этого. Он сочетает в себе благоговение перед величием Бога и понимание, как же мал и немощен человек по сравнению с Его могуществом. Это страх оскорбить Бога, потерять Его любовь, на которую человек уже откликнулся всем сердцем.

Куда уходят желания?

— Часто бывает так, — поделилась опытом своих наблюдений психолог, психотерапевт, член Российского общества «Person Centered Approach» Марина Сергеевна Филоник, — что человек сам не знает, чего хочет — ни в духовной жизни, ни вообще. Он ни к чему не стремится, ничего не делает, но при этом чувствует катастрофический упадок сил. Причина такого болезненного состояния чаще всего заключается в том, что человек неправильно строит отношения со своими желаниями.

Все мы знаем, что наши желания могут не исполниться. Не получая чего-то вожделенного, мы испытываем душевную боль, расстройство, разочарование, смущение. Такого рода переживания в нашей жизни неизбежны. Они помогают человеку взрослеть, обогащают наш душевный опыт. Однако невротизированная личность может решить проблему неисполнения желаний по-другому: просто избавиться от них. Нет желания — нет разочарования. Однако парадокс в том, что наши желания являются в то же самое время источником энергии, которая помогает добиваться цели. Посмотрите, например, с какой неохотой и слабостью нерадивый студент просыпается утром, чтобы пойти на первую пару, — и с каким рвением тот же самый студент, который еле-еле досиживал лекции, бежит на свидание к любимой девушке… Откуда только силы взялись! Конечно, желание желанию — рознь, и греховные стремления нужно уничтожать в зародыше. Но видеть свои желания и осознавать, что они есть и каковы они, обязательно нужно. Тогда мы сможем построить с ними правильные отношения.

Эти отношения начинаются с понимания того, что наши желания вытекают из наших потребностей. Потребности бывают разные, но в целом это то, что нам необходимо, чтобы жить полноценной жизнью. Если их игнорировать, могут возникнуть проблемы со здоровьем и различные психологические нарушения. Однако уделяя должное внимание своим желаниям, нужно научиться от них дистанцироваться. То есть у нас должна быть установка не «я — это мое желание», а «у меня есть желание». Тогда мы сможем лишить вредные желания влияния на нас, а полезные — максимально использовать для достижения благих целей.

Газета «Православная вера» № 05 (601)

Екатерина Иванова

Источник: Православие и современность

19 марта 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ирина 2 апреля 2018, 11:20
У меня,видимо,тоже невротическое чувство вины.Виню себя за... и далее список из 1000 пунктов.Ни какой психотерапией мне не поможешь.Но,вот так остановлюсь и думаю:"А из этой тысячи вот именно сейчас за что стыдно?"И,например сама себе отвечаю:"В данный момент стыднее всего за то,что ленюсь дома убираться" Встаю и иду убираться! И,к моему удивлению,не смотря на то,что я ещё осталась виновата по 999 пунктам -вместо чувства вины-радость!
Валентина22 марта 2018, 11:49
Глава Ругать себя что бы смириться, каждое слово про меня . Переход мысли из состояния вины в состояние свободы не получается. Только огромной силой воли получается успокоиться. Я понимаю,малю Бога о его поддержке возбуждении. В таких проблемах хорошо встретить батюшку наставника. Но я очень, очень боюсь подходить с этой проблемой.
Василий.20 марта 2018, 06:48
Интересная информация. Хороший повод для размышлений и самоанализа. Спасибо автору.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×