«Действуйте!» – это его завещание всем нам

Памяти Валерия Николаевича Ганичева

Валерий Николаевич Ганичев. Художник Филипп Москвитин Валерий Николаевич Ганичев. Художник Филипп Москвитин
8 июля отошел ко Господу Валерий Николаевич Ганичев – писатель и общественный деятель, председатель правления Союза писателей России, почетный член Патриаршего совета по культуре. О новопреставленном вспоминают его сподвижники и друзья.

Он передал нам, следующим поколениям, гордость за Россию

Николай Федорович Иванов, председатель Союза писателей России:

Много званных, но мало избранных (Лк. 14: 24). В 1994 году писатели России избрали Валерия Николаевича Ганичева председателем своего творческого Союза. Это было тяжелое время. Его заслуга перед страной в том, что он смог сплотить всю пишущую рать России своей любовью.

Николай Федорович Иванов Николай Федорович Иванов
Валерий Николаевич никогда не работал в одиночку. Он всегда возглавлял команду. Умел собирать и объединять людей. Он и его сподвижники передали нам, следующим поколениям, гордость за страну. Это то, чего нас всех пытались в минувшие десятилетия лишить. Это то, над чем трудятся целые институты, пытаясь сформулировать какую-то сплачивающую всех идею…

А Валерий Николаевич и его друзья-соработники взяли и явили эту идею из самой глуби русской души. Они напомнили всем нам, что мы, русские люди, должны жить в красоте, с чувством собственного достоинства и с гордостью за нашу державу.

«Преодолей себя»

Юрий Михайлович Лощиц, писатель, лауреат Патриаршей премии по литературе:

– В эти дни прощания России с достойнейшим своим сыном Валерием Ганичевым у многих-многих возникает желание излить свою душу воспоминаниями о нем – писателе и гражданине, щедром издателе, мужественном кормчем Союза писателей России в самые буреносные десятилетия конца прошлого – начала нынешнего веков, о великом Соборянине Всемирного Русского Народного Собора.

Юрий Михайлович Лощиц Юрий Михайлович Лощиц
Ганичева на всех вспоминающих его хватит намного-много.

Вот и мне многое вновь вспоминается… Но как же забыть самую первую встречу и краткую беседу с ним, хотя состоялась она весьма давно, целых полвека назад?..

1968 год. В кабинет молодого директора издательства ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» я зашел, что называется, прямиком с улицы. Самонадеянность моего появления оправдывало разве лишь то, что накануне в журнале «Вокруг света» напечатали мой биографический очерк о странствующем поэте и философе Григории Сковороде. И я на основе такой заметной, как мне казалось, литературной заявки возмечтал теперь написать целую книгу – да еще для известнейшей биографической серии «Жизнь замечательных людей».

– О Сковороде, говоришь? – чуть не от порога озадачил меня Ганичев своим комсомольско-простецким тоном. И тут же рассмеялся, будто что-то доброе вспомнил. – Я ведь в Киевском университете учился. И мы там твоего Сковороду читывали. «Всякому городу нрав и права. Всяка имеет свой ум голова…»

– «Всякому голову мучит свой дур…» – продолжил я строчкой из того же стихотворения. – Но скажите, разве это дурь у меня такая, разве дурацкая это мечта, чтобы книга о Сковороде появилась и для русского читателя? Ведь он же и писал-то по сути на русском языке своего XVIII века, хотя и малороссийской «мовой» владел с детства. Не потому ли и прозывался «первым русским философом»?.. А ведь не за горами уже 250 лет со дня его рождения.

Мой довод, похоже, убеждал собеседника. И тогда я решил, что самая пора заручиться твердыми договорными отношениями с издательством.

– Аванс, говоришь? – вдруг принахмурился Ганичев, и в голосе его задребезжала стальная жилка. – Но ты всё же сначала напиши. И принеси нам. Будет книга – никуда не денется и аванс.

Да, пожалуй, вопреки либеральным понятиям юридической казуистики он выносил мне сейчас слишком жесткий приговор. Ведь если даже в обычную десятидневную командировку редакция не выпускала любого автора, молодого ли, немолодого, без обязательных суточных и проездных, то как быть мне с необходимостью еще множества поездок – по местам прихотливейших житейских скитаний моего слишком часто горе мыкавшего героя? Или по тем же киевским да харьковским архивохранилищам?..

Но в строгом пожелании Ганичева мне в те минуты, вопреки прозвучавшему, отчетливо послышалась благая воля. Исходившая даже не от него, а через его вдруг построжавший голос от кого-то еще… Напиши и принеси… Преодолей себя, свою неуверенность в себе… Вонми себе внутри себя.

***

Машинопись «Сковороды» была сдана в редакцию «ЖЗЛ» в начале 1972 года. К печати издание подписано 29 октября того же года.

Евангельский охват событий и новозаветная чуткость к каждому человеку

Андрей Николаевич Печерский Андрей Николаевич Печерский
Андрей Николаевич Печерский, главный редактор газеты «Русь Державная»:

– Валерий Николаевич Ганичев – один из очень немногих, кто смог объединить в наше смутное время людей как разных вероисповеданий, так и разных политических взглядов. Это и белые, и красные, и какие угодно. Я знаю Валерия Николаевича много лет. Наша газета «Русь Державная» во многом обязана своим становлением этому человеку.

У Валерия Николаевича был поистине евангельский охват происходящих событий и в то же время новозаветная чуткость к каждому человеку. Он стремился видеть в любом встречном – даже во враге – что-то доброе и хорошее. Был внимателен ко всем вне зависимости от рангов и званий. Поэтому люди к нему и тянулись.

Я сейчас пересмотрел наши с Валерием Николаевичем беседы и в очередной раз поразился его глубочайшему проникновению в современную действительность. Зачастую люди мыслят стереотипно: это хорошо, а это плохо; это друг, а это враг… Но на самом деле в жизни все несколько сложнее, и человеку сегодня очень трудно сориентироваться.

Прощание Прощание
Для тех, кто знал Валерия Николаевича, глубоко закономерным представляется то, что его объединяла личная дружба и с покойным Святейшим Патриархом Алексием II, и с нынешним Святейшим Патриархом Кириллом. Валерий Николаевич стоит у истоков создания Всемирного Русского Народного Собора, был первым заместителем его председателя. Сам я участвовал во всех Соборах, начиная с первого, и видел, как священноначалие доверяло чрезвычайно ответственные поручения именно Валерию Николаевичу.

Некоторые факты из деятельности Валерия Николаевича у меня вызывали даже недоумение. Например, когда начались военные действия в Чечне, он организовал поездку и сам поехал туда во главе делегации писателей. Точно так же, когда два года назад отмечалось 100-летие Транссибирской магистрали, он в свои 83 года вместе со всеми отправился в эту тяжелейшую поездку: семь дней в одну сторону и столько же обратно.

Его уход ко Господу состоялся в воскресенье после принятия Святых Христовых Таин. Вечная память. Будем молиться об этом светлом человеке.

Адмирал литературы

Василий Владимирович Дворцов Василий Владимирович Дворцов
Василий Владимирович Дворцов, заместитель председателя правления – генеральный директор Союза писателей России:

– Познакомились мы с Валерием Николаевичем в 1995 году. До этого я трудился иконописцем в Новосибирске. Кстати, последняя икона, которую я там написал перед тем, как переехать в Москву и работать уже под его началом, была икона святого праведного Феодора Ушакова. Считаю это знаменательным.

Святой праведный Феодор Ушаков прошел через всю жизнь Валерия Николаевича. Я и сам обращался в молитвах к святому флотоводцу, знаю, что он откликается и помогает. Безусловно, всю свою жизнь молился ему и Валерий Николаевич.

Это человек, который в достаточно молодые годы стал руководителем, сам привык и другим прививал вкус к решению масштабных задач. Однако какой бы широтой мышления и каким бы богатым опытом ни обладал человек, все человеческое имеет свои весьма ограниченные земные пределы. А вот у Валерия Николаевича чувствовалась защита свыше.

Не раз бывало: идет какое-то очередное заседание совета, надо принимать решение, вспыхивает спор, а Валерий Николаевич отойдет потихоньку в сторону, помолится и потом говорит свое веское слово.

Глубочайшая религиозность давала ему мудрость. Чувствовалось, что у него есть защита свыше

Валерий Николаевич – это удивительно несгибаемый человек. Ему, как председателю правления Союза писателей России, достались самые тяжелые годы, когда в стране намеренно разрушали все профессиональные сообщества в культуре. Ни на какие компромиссы он не шел. Был очень дальновидным.

Крепкая дружба его связывала и с покойным Святейшим Патриархом Алексием II, и с нынешним Святейшим Патриархом Кириллом. В этой дружбе и соработничестве был основан и продолжал свою работу Всемирный Русский Народный Собор.

Без глубочайшей религиозности Валерия Николаевича нам будет очень трудно. Именно она давала ему мудрость избавлять нас от излишней суеты и метаний, неуклонно прямо ведя писательский корабль меж всех соблазнов и вопреки бурям.

Милостью Божией я более четверти века окормлялся у архимандрита Иоанна (Луговских) – старца из Томска. «Вот есть умные люди…» – как-то завел разговор. «Да причем тут умные люди! – оборвал он меня. – Человеческий ум все равно короткий и подвержен влияниям падших духов. Если нет постоянного вразумления свыше, заблудишься. Если сердце твое чисто, выйдешь на евангельский путь, будешь слышать подсказки от Бога. А нет, так пойдешь на поводу своего слепотствующего ума, и горе, если за тобою еще кто-то следует».

Руководить людьми – это колоссальная ответственность. К Валерию Николаевичу каждый день обращались десятки тех, кому нужна была его помощь, совет; за год он общался со многими тысячами. У него была потрясающая память. В Союзе писателей более 8 тысяч человек, и он помнил не просто людей, но и подробности из их творческой биографии!

Вынос гроба Вынос гроба
По-человечески вникнуть во все, управить, да так, чтобы еще и не ошибиться, невозможно. Его мгновенная реакция – кого надо приостановить, кого, наоборот, подтолкнуть: «Действуй!» – и это результат, безусловно, молитвенного опыта.

Помню, в 2013 году у нас в Союзе писателей было совсем плохо на фронтах работы с молодежью. Бегу по коридору с этой мыслью, а меня перехватывает на лету Валерий Николаевич, заводит к себе в кабинет: «Вот тебе человек! Действуйте!» Так мы и организовали наш «Некрасовский семинар». Действуйте! – это его завещание всем нам.

Патриотизм Валерия Николаевича действенный. Валерий Николаевич сумел плавно повернуть руль, взяв курс на Православие, но не растеряв при этом, как было бы при резком повороте, людей, воспитанных предшествующей эпохой, при советской власти. Помню, я как-то на съезде сформулировал такую установку: «У нас, писателей, нет противников политических, есть противники в сфере нравственной». Валерий Николаевич именно на основе нравственных ценностей мог объединять людей.

Как он в те смутные 1990-е годы сумел собрать коллектив, который не предал, не убежал, не сдался?! Но люди-то вокруг кого-то собираются.

Он был верен своему долгу до конца. Даже когда после смерти супруги, с которой они вместе прошли по жизни более полувека, у него самого стало сдавать здоровье, он все равно собирался во все значимые поездки. Потом, конечно, приходилось отлеживаться. Но вновь соберет силы и – в бой.

Этот человек умел любить людей так, как это мало кому дано

Сергей Иванович Котькало с иконой святаго праведнаго Феодора Ушакова у гроба новопреставленного Сергей Иванович Котькало с иконой святаго праведнаго Феодора Ушакова у гроба новопреставленного
Сергей Иванович Котькало, секретарь правления Союза писателей России, писатель:

– Нам просто посчастливилось жить рядом с такими красивыми, сильными, стойкими людьми, как Валерий Николаевич Ганичев. Этот человек умел любить людей так, как это мало кому дано. Он никого никогда не уволил. Ни на кого никогда не повышал голос. Ни разу в жизни мы не видели его в гневе. Даже когда ему сообщали о том, как его предали, он только тихо отзывался: «Что ж тут сделаешь?..»

Валерий Николаевич из тех людей, кто, в молодости выйдя на стезю служения, остался долгу верен до самого конца. Буквально за несколько дней до смерти он еще общался с детьми нашего «Ушаковского движения», рассказывал им о прославленном флотоводце, пел вместе с ними песни, напутствовал их.

Это человек такой широкой души, что в своей жизни он помогал и малым, и великим. Уверен, что его сейчас там будут встречать и Василий Иванович Белов, и Валентин Григорьевич Распутин, и Виктор Петрович Астафьев – это все была и есть плеяда наших писателей-наставников, в которой и нас, Бог даст, к вечной жизни вел и продолжает молитвенно вести Валерий Николаевич.

Он человек общего дела. Когда Святейший Патриарх Кирилл звонил сейчас дочери почившего Марине Валерьевне, он так и сказал ей, что ушел друг и брат, с которым вместе можно было делать большие добрые дела. «Красиво жил и светло ушел», – сказал Святейший.

Валерий Николаевич никогда никого не обидел. И сам не обижался. Как его только не обзывали, особенно тогда, когда он только собирал Всемирный Русский Народный Собор! А он, ни на какие нападки просто не обращая внимания, взялся за штурвал и уверенно повел вверх и вперед.

Пасхальная встреча

Евгения Гарриевна Трошина Евгения Гарриевна Трошина
Евгения Гарриевна Трошина, главная сестра сестричества во имя великомученика и целителя Пантелеимона, член Союза писателей:

– Господь благословил наше сестричество ухаживать за Валерием Николаевичем в последние его годы. Этот человек, обладающий столь высоким социальным статусом, званиями, наградами, смог сохранить удивительно чистой и порою по-детски непосредственной свою душу.

За годы служения нам довелось видеть очень многих прикованных к постели недугом людей. Как правило, перед смертью, когда уже нет никаких условностей, человек являет свое подлинное лицо. Многие бывают сломлены испытанием. А Валерий Николаевич до самых последних своих дней сохранял поразительно бодрый, какой-то даже вдохновляющий всех окружающих настрой. Говорил он не о том, что у него болит, а о России. Продолжал размышлять о важности традиции, преемства. Он в своем предсмертном болезновании точно забирал в своей душе Родину на Небо, чтобы и там в своем подвиге вымаливать и освящать ее.

На его похоронах нет надрывной скорби, есть тихая пасхальная радость.

В свое время именно он мне, как писателю, дал путевку в жизнь. Помню, была Пасха, и я приехала в Союз писателей с огромной корзиной освященных яиц и куличей, а главное – с пасхальным настроением после Божественной литургии – и там я не почувствовала никакого диссонанса! В Союзе шло совещание. Возглавлял его, конечно, Валерий Николаевич. В такой праздничной обстановке светлого Христова воскресения мы и встретились с ним впервые и точно навечно. Эта радость духовного единства и торжества Истины и славы над злом так и осталась для меня в памяти связанной с образом Валерия Николаевича.

Христос воскресе!

Он был и есть для нас образец преданного служения Отечеству»

Владимир Сергеевич Мартышин Владимир Сергеевич Мартышин

Владимир Сергеевич Мартышин, директор школы Ивановская-на-Лехте:

– Не стало Валерия Николаевича Ганичева. Утрата для Отечества значительная и чувствительная. С ним связана целая эпоха литературной, общественной, патриотической деятельности. Больше тридцати лет и моя судьба связана с этим добрым, высокой культуры, образованным русским человеком.

Он говорил о необходимости отстаивать русскую культуру, о важности традиции и преемства

Познакомились мы с Валерием Николаевичем еще в середине-конце 1980-х у него дома. Зашли к Ганичевым в Безбожный переулок на чай с Сережей Алексеевым, Юрой Сергеевым, Аркадием Лисенковым, Таней Синицыной, Леной Краснопевцевой… Тогда как раз говорили о необходимости отстаивать русскую культуру. Так целый вечер допоздна и провели у них.

Потом было много встреч, совместной работы и после того, как я покинул Москву. Несколько раз мы с ним сопредседательствовали на Иринарховских чтениях – его поддержка была очень ощутимой.

Для нас, следующих поколений, он был и есть образец преданного служения Отечеству. Дай Бог каждому из нас столько постараться потрудиться для подъема национального самосознания.

Безусловно, он сумел сохранить Союз писателей в наше переходное время именно потому, что пошел по духовной стезе. Соработничество и его личная дружба и со Святейшим Патриархом Алексием II, и со Святейшим Патриархом Кириллом поднимали дух и просто сам по себе уровень нашего творческого объединения.

Много помнится встреч… Памятных событий… Три года назад он вручал мне литературную премию «Имперская культура». Пять-семь лет назад на одном из симпозиумов он в докладе рассказывал о нашей школе. В прошлом году написал предисловие к моей книге. Последняя встреча на XV съезде писателей этого года в феврале…

Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего Валерия и сотвори ему вечную память!

Русские

Александр Владимирович Щипков Александр Владимирович Щипков

Александр Владимирович Щипков, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ:

– Года три-четыре назад в одном из старых русских городов проходил некий форум, где собралось много писателей. Вечером мы сидели за столом с писателями-друзьями, ужинали. Вдруг из-за соседнего столика встает и так медленно, можно сказать даже величественно, подходит Валерий Николаевич Ганичев и отзывает меня в сторону. Когда мы отошли, он достал книгу, я увидел название «Русские». «Вот хотел бы тебе подарить», – сказал он. «Спасибо, Валерий Николаевич», – а сам смотрю, как он начинает ее подписывать: «Русскому от русского о русских». Расписался и поставил дату.

Что-то в этой формулировке было такое почти по-мальчишески озорное, искреннее, что у меня невольно возрадовалась душа. Мы обнялись.

Когда в это воскресенье мне позвонили друзья, сообщив о кончине Валерия Николаевича, первое, что я сделал, – подошел к книжному шкафу и достал эту книгу. Помолился о нем. На душе вновь стало как-то тепло.

Жизнь Валерия Николаевича была не из простых. При его горячности и глубине переживания за всех, за Россию на его долю в эти переломные для страны годы выпало очень много скорби. Но он всю жизнь шел к одной единственной цели. И он пришел к этой Цели. Это та самая Литургия, за которой он в последний раз в своем земном странствовании причастился Святых Христовых Таин, а после у себя дома в кругу родных и близких тихо и мирно отошел ко Господу.

Вечная память!

Подготовила Ольга Орлова

13 июля 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Раз я в любви своей чувствую вечность, значит, Бог существует» «Раз я в любви своей чувствую вечность, значит, Бог существует»
Максим Васюнов
«Раз я в любви своей чувствую вечность, значит, Бог существует» «Раз я в любви своей чувствую вечность, значит, Бог существует»
Что мы всё еще не прочитали у Михаила Пришвина?
Максим Васюнов
«Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя», – писал Пришвин любимой.
О человеке О человеке
Достоевский Федор Михайлович
О человеке О человеке
Достоевский Федор Михайлович
Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь разгадывать ее всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком.
«Русский писатель не может не быть православным» «Русский писатель не может не быть православным»
Валерий Ганичев
«Русский писатель не может не быть православным» «Русский писатель не может не быть православным»
Беседа с писателем Валерием Ганичевым
Наша культура всегда остается в православном поле. Даже в своих заблуждениях русские писатели всё равно не выпадают из религиозного поля.
Комментарии
16 июля 2018, 17:35
очень жаль,что не регулярно стали присылать православный календарь,а я успела привыкнуть к нему, ведь кроме календаря много интересного было,что почитать,простите дорогая редакция.
р.Б. Сергий13 июля 2018, 09:29
Прими,Господи,в селения Твои душу раба Твоего Валерия.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×