Мы вместе идем к Тебе

Беседа о мытаре и фарисее. Часть 2

(Окончание. Начало см.: Я лучше других?)

Как-то подошел ко мне один человек и говорит:

– Очень хорошая Литургия! Я остался доволен Литургией.

Я сказал ему:

– Эта Литургия была хорошей, потому что и ты был с нами! Ты молился вместе с певчими, с народом, со мной – и мы с тобой! Это была не моя Литургия, а наша. И ты вложил свое дарование, свое сердце, любовь, боль, чувства, и я приложил свои руки, тело, уста, и мы совершили Святую Литургию.

Как-то я пошел в одну церковь, где было так хорошо. Действительно, я всё время ощущал благодарность Богу и за народ, молитвы которого, ты это чувствуешь, оживляют тебя, и за певчих, которые пели так смиренно, торжественно, стройно, с большим благолепием и благоговением. Ни крайностей, ни поспешности. Замечательное равновесие. Мера во всем. И я сказал себе: как хорошо было бы, если бы и мы были такими.

Мы все нуждаемся во всех. Вот что бы я делал без иподиакона? Это твое дарование. Незначительное, скажешь ты: да что в этом такого, чтобы подать ладан, согреть воду и подать теплоту для Святого Причастия, разрезать просфоры? Да, но только что бы я делал без этого? Поэтому говорю тебе:

– Я нуждаюсь в тебе!

– И я в тебе нуждаюсь, потому что без твоего присутствия Святая Литургия совершиться не может!

– Да, но и без твоего присутствия тоже не может!

– Как бы нам не разругаться сейчас!

– А что, давай разругаемся! Из любви…

Это спор из любви, из-за того, что я нуждаюсь в тебе и ты во мне. И ты говоришь, что считаешь другого важнее себя, и другой говорит, что считает тебя важнее, а Бог, Который смотрит сверху, радуется и говорит:

– Молодцы, вы поняли смысл жизни! Поняли, зачем Я дал разнообразие! Я дал разнообразие, чтобы установилась гармония, – говорит Христос. – Я дал разнообразие дарований, чтобы установилось единство духов, единство душ, единство характеров.

Потому что если бы Он всё дал одному человеку, другие стали бы чрезмерно завидовать ему и говорить:

– У него есть всё! А у нас ничего!

Ни у кого нет всего, и нет такого человека, у которого не было бы ничего. У всех нас что-то есть. И все мы очень нужны.

Об этом трудно всё время думать и помнить, поэтому ты забываешь об этом и начинаешь отождествлять свое дарование с самим собой. Думаешь, что, поскольку Бог дает тебе что-то, то ты должен отождествить это со своей личностью, а не скажешь, что это просто твоя роль. Как бы тебе это объяснить?

Представь себе кого-нибудь, кто играет в театре роль царя, какой-нибудь важной персоны, ученого, сделавшего крупное открытие. И поскольку он играет эту роль, то, когда представление закончится, пойдет к себе домой. И если на улице его увидит кто-нибудь, то обратится к нему так: «А, вы врач из того фильма!» – а он уже и доволен. Он приписывает это себе и забывает, что это роль, которую он играет, а не его «я», нечто такое, что ему дали: роль, дар, который ему дали, – играть в этом спектакле.

Такова реальность и нашей жизни. Не то чтобы мы играли в театре лжи, я не это имею в виду, мой пример указывает на другое, а именно: чем бы ты ни владел, это не твое. Не забывай об этом, не приписывай его себе.

Чем бы ты ни владел, это не твое. Не забывай об этом, не приписывай себе

Пусть каждый спросит себя: а отдаю ли я то, что у меня есть, на общую пользу? Употребляю ли это для всех или приписываю себе и превозношусь, будто я нечто? И что такое я?

Если увидишь, что ты собой реально представляешь, то поймешь, что ты совершенно обычный человек, очень незначительный человек – ты то, что сказал мытарь: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Лк. 18: 13). Я грешник, у меня есть немощи, у меня эгоизм, себялюбие, нарциссизм, эгоцентричность, самопревозношение, ревность, неприязнь. Всё это у меня есть. И это не дарования, а мои реальные раны. Это мой реальный портрет.

Особенно мы, священники, сильно рискуем забыть, что то, чем мы являемся, – это бесспорный дар Божий. Видишь, например, что за день до рукоположения он обычный человек, которого все – соседи, близкие – его видят и говорят:

– О, привет, Георгий! Как дела?

Обычный человек. Но на другой день Георгия рукополагают, и если раньше ему говорили обычное: «Добрый день!» – и одни его знали, а другие нет, то тут вдруг все его уже знают. Он внезапно становится эпицентром, все целуют ему руку, он уже отец Георгий, и у него берут благословение. Или отец Николай, отец Анастасий, какое угодно имя. Раньше он был одним из многих, а сейчас его все замечают и обращаются со словами: «Отче», «Отче, благословите!» И если ты в душе забудешь, что «на самом деле они целуют не меня, а Христа, ищут не меня, а Бога через меня», то сильно рискуешь приписать всё это себе и счесть своим.

Я где-то читал, что это огромная ловушка и для нас, духовников. Кто-то говорил, что ряса иногда дает нам большую власть и честь, но мы должны соответствовать ей своей жизнью, высотой души. Надо помнить об этом и говорить: «Нет, постой! А кем я был вчера? Так что же я из себя сейчас строю? И дарование, которое у меня есть, оно для Бога, для людей, для моих братий. Оно не мое, Церковь дала мне его для Церкви!»

Если твое дарование не заставляет тебя жертвовать собой больше, тогда оно не достигло цели

Из всего, что я сказал тебе, ты понимаешь (верю в это), что вытекает одно слово – «любовь». Наши дарования должны служить любви. Если твое дарование не заставляет тебя любить больше, отдавать себя больше, раздавать себя больше, жертвовать собой больше, тогда оно не достигло цели. И жаль, что Бог его тебе дал! Бог смотрит на нас и говорит:

– Я не для этого давал его тебе! Я дал его тебе, чтобы ты любил! Ты должен выучить еще одно слово, кроме слова «любовь». Я хочу, чтобы ты запомнил эти два слова, а именно «любовь» и «единство». Единство с другими. Я даю тебе дарование, чтобы ты соединился с другими, стал ближе к другим. Чтобы не обособлялся, а привязался, и вы все стали одним крепким объятием, твердо сжатым кулаком.

Это очень важно. А то видишь иногда супругов, которые расходятся, а оба такие замечательные. Муж, например, работает в каком-нибудь офисе, он бухгалтер, очень интеллигентный, она – преподаватель музыки. Образованные люди, обаятельные личности, но, к сожалению, дарований своих не привели к единству, и они их не сблизили. Они употребляют свой дар – интеллект – на то, чтобы бросать едкие слова, уязвлять друг друга и наконец разойтись. Они не применяют своих дарований на то, чтобы объединиться и полюбить друг друга.

Ты, живущий где-то на чужбине, в Греции, на Кипре, на островах! Я и ты – мы с тобой не чужие, мы не изолированы друг от друга. Нет ничего, что разделяло бы нас, мы с тобой не противники, не соперники. И если сейчас, когда я говорю, предстанет Христос перед нами, мы оба остановимся, воззрим на Него и скажем:

– Господи Боже наш, Творче и Избавителю наш! Мы оба идем к Тебе, мы едины!

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова

Книги архимандрита Андрея (Конаноса) в интернет-магазине "Сретение"

Свети цар Борис

18 февраля 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
О нашей жестокости и Божием милосердии О нашей жестокости и Божием милосердии
Иером. Никон (Париманчук)
О нашей жестокости и Божием милосердии О нашей жестокости и Божием милосердии
Слово в Неделю о мытаре и фарисее
Иеромонах Никон (Париманчук)
Господь, никого не осуждая, но призывая каждого рассудить о себе, рассказал ученикам своим притчу, поучение о мытаре и фарисее. (MP3 файл. Продолжительность 9:07 мин. Размер 8.4 Mb)
«Мытарь и фарисей» в электричке «Мытарь и фарисей» в электричке
Свящ. Димитрий Выдумкин
«Мытарь и фарисей» в электричке «Мытарь и фарисей» в электричке
Священник Димитрий Выдумкин
«Еду в электричке. Входит бомж. Морда опухшая. Оглядевшись, начинает: “Граждане господа, три дня не ел. Воровать боюсь, потому что сил нет убежать. А есть очень хочется...”».
Безумные глаголы Безумные глаголы
Иером. Игнатий (Шестаков)
Безумные глаголы Безумные глаголы
Слово в Неделю о мытаре и фарисее
Иеромонах Игнатий (Шестаков)
Мы, будучи христианами, называя себя такими, можем на самом деле отказаться от Христа и распинать Его своей жизнью, как это сделали фарисеи. (MP3 файл. Продолжительность 9:19 мин. Размер 6.8 Mb)
Комментарии
Павел З.18 февраля 2019, 15:06
Насколько же отличаются толкования слова "единство" у архим. Андрея и у Иоанна Кронштадтского. Последний пишет: "Все мы, земнородные... составляем одно живое существо". И то, и другое толкование верно, толкование архим. Андрея ближе к апостольскому пониманию Тела Христова, проще и понятнее, а слова Иоанна Кронштадтского глубже и таинственнее. Но в этом мне видится одно из различий между христианскими культурами, русской и греческой (и вообще европейской). Традиционное русское общество представляется мне как цельный живой организм, отдельные члены которого имеют близкие занятия и сходные интересы; то, о чем пишет архим. Андрей, ближе западной или городской отечественной культуре.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×