Как сделать уроки без кнута и пряника

    

«Что тут можно не понимать?» Скоро родители сядут делать с детьми уроки и дружно закричат именно это.

Как у учителя включаются на автопилоте афоризмы «голову дома не забыл?» и «звонок звенит для учителя», так и родитель на автопилоте произносит, когда садится с ребенком делать уроки, одно и то же:

— На стуле не качайся.

— Это что, это называется тетрадь?

— А почему ты не знаешь задания?

— Что тут можно не понимать?

— Сядь ровно и пиши нормально!

Ребенок включает в ответ свое:

— А нам говорили не так!

— Я вообще ничего не понимаю!

— Она непонятно объясняет!

— Нам это не задавали!

— Зачем вообще нужна эта алгебра?

В конце концов измочалены все, семья на грани нервного срыва — и не то чтобы делание уроков куда-то далеко продвинулось.

    

Можно ли как-то иначе? Можно, только сначала надо прокачать в себе смирение и терпение до 90-го левела. Или подойти с другого конца.

Обычная позиция родителя при делании уроков — позиция контролера, надсмотрщика, человека с ружьем. Он стоит за спиной другого человека — придумайте сами, какого (простые ассоциации показывают: у контролера — безбилетник, у надсмотрщика — раб, у человека с ружьем — заключенный или нарушитель границы). И автоматически ставит того, второго человека в позицию принуждаемого. А значит, ясно демонстрирует ему: мне нужно, чтобы эта работа была выполнена. А выполнять ее будешь ты. Выполнишь — поощрение. Не выполнишь — наказание.

Второй человек, оказываясь с самого начала школы в подневольном положении, начинает всячески сопротивляться принуждению. И родители предсказуемо удивляются: ну ведь дольше же нервы мотаешь? Что там делать? Сел и за десять минут сделал все, нет же, два часа будет ныть.

Можно ли как-то по-другому?

Иной раз и сами взрослые не очень знают, как заставить себя заниматься нелюбимым делом, как мотивировать себя отвлечься от какой-нибудь бессмысленной игры в шарики и доделать кусок работы.

Поэтому принуждение им кажется единственным работающим механизмом. Они иногда так измучены собственной прокрастинацией, что и рядом с собой бы, наверное, поставили надсмотрщика с кнутом, чтобы уложиться в какой-нибудь дедлайн.

Пожалуй, по-другому все-таки можно, но для этого надо помнить, кому на самом деле надо учиться (ребенок этого не осознает, и произносить ему красивые речи на тему «учеба — твоя ответственность» — вполне бессмысленно). Но мы-то взрослые, мы-то знаем, кому и зачем тут надо окончить школу. Наша задача — не только помочь ребенку освоить азы наук, но и помочь ему осознать смысл учебы: зачем он учится, почему именно этим предметам, для чего они ему нужны (обсуждать это имеет смысл не тогда, когда он садится нас забалтывать). Помочь ему осознать, чего он хочет, что ему интересно (да-да, я уже знаю: играть) — дать ему почувствовать радость открытия, озарения, внезапно сложившегося решения. Научить его учиться. Помочь ему с азами самоорганизации. И не брать на себя ответственность за его уроки: ребенок с восторгом переложит ее на вас. Зачем работать самому, если это надо маме?

    

Ответственность имеет смысл, пожалуй, брать в том случае, когда вы видите, что ребенок объективно перегружен массой бессмысленных заданий и не справляется, не имеет свободного времени, недосыпает. Тогда это основание для обсуждения нагрузки с учителями (знаю случаи, когда школа оценивала совокупный объем нагрузки и резко сокращала количество домашних заданий; этого добиться вполне реально).

Чем больше я наблюдаю за плохо успевающими школьниками, тем больше вижу, что чаще всего проблема не в непонимании предмета (за ним часто кроются пропуски когда-то в предыдущие годы или месяцы), а в отсутствии самоорганизации: заданий нет, тетрадей нет, домашние задания не делаются, на уроке человек не работает, контрольные сдает не вовремя или не сдает совсем. Причин у такого состояния может быть множество — от переутомления и астении до серьезных заболеваний, и соматических, и психических.

Но иногда все дело в том, что ребенку от природы не доложили организованности (да-да, есть дети от природы аккуратные, склонные все дела и вещи держать в порядке, а есть дети, к этому не склонные). И таких детей никто, кроме родителей, не научит определять, в каком порядке и какой предмет они делают, как чередуют работу и отдых (когда можно встать из-за стола, чтобы передохнуть? Можно ли в это время поиграть в игру на телефоне?), как разложить на столе тетради, в конце концов. С таким ребенком можно сидеть рядом, но не надо делать уроки за него: надо присматриваться, наблюдать, анализировать трудности, направлять в нужную сторону, подсказывать. Не вестись на провокации (они отлично знают все родительские кнопки, на которые можно давить), не давать себя отвлекать от уроков. Зачем я тут сижу? — чтобы помочь тебе быстро, хорошо и вовремя сделать уроки. Чтобы помочь тебе научиться их делать быстро, хорошо и вовремя самому.

Да-да, это в теории хорошо звучит, а на практике… А на практике — мы сами не замечаем, как впадаем в оценочность. «Кто так пишет», «вырви листок и перепиши еще раз», «что это за безобразие?» — все, мы уже взяли в руки хлыст, оставили позицию помощника и заняли позицию надсмотрщика. Сейчас нам начнут сопротивляться, и остаток дня мы проведем в унылых боданиях.

    

Не оценивать ребенка. Не унижать. Отказаться от грубой критики. «Когда цифры не вписываются в клетки, можно спутать разряды при умножении столбиком» — лучше, чем «пишешь, как курица лапой», а «во второй строчке ошибка» — лучше, чем «ну и что ты тут написал?». Помогать увидеть ошибки — лучше, чем ругать за них. Научить видеть привычные ошибки и исправлять их самостоятельно — лучше, чем спрашивать, сколько раз надо повторять.

Да, ребенок, который не хочет делать уроки, способен быть невыносимо противным. Но взрослый — на то и взрослый, чтобы уметь контролировать себя и потихоньку научить этому ребенка.

Самое главное — выйти из позиции надзирателя, оставить за дверью кнут (да и пряник тоже можно оставить) — и научить ребенка тому, что он не умеет, что мешает ему сделать уроки: постановке задач, планированию, делению работы на этапы, контролю, самопроверке, соблюдению крайних сроков, тайм-мендежменту.

Не только помочь, когда не решается, объяснить, когда не получается, но и помочь сообразить, где найти помощь, отыскать недостающую информацию, как справляться со сложными задачами из многих этапов (реферат, школьный проект и тому подобное — и нет, вариант «мама делает сама в половине третьего ночи» не годится). Все это потом пригодится во взрослой жизни.

Ирина Лукьянова

Источник: Фома.Ru

2 сентября 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×