«Беречь – значит не только изучать, но и охранять»

Беседа с академиком Сергеем Карповым об исторической науке и проблемах гуманитарного образования

Продолжая серию интервью с членами Патриаршего совета по культуре, мы беседуем с Сергеем Павловичем Карповым (род. в 1948-м г., г. Ставрополь) – выдающимся историком-медиевистом, доктором исторических наук, профессором, действительным членом Российской академии наук. Окончив в 1971-м г. истфак Московского государственного университета, он всю свою жизнь связал с альма-матер, в 1995–2015-м гг. был деканом исторического факультета, а с 2016 г. является его президентом. С.П. Карпов – член академий наук Генуи и Алессандрии (Италия), научного общества Лейбница (Германия), член-корреспондент Венецианской депутации отечественной истории (Италия). Перу ученого принадлежат около 400 трудов по средневековой истории Италии, Причерноморья и Византии, средневековой археографии и дипломатики, экономической истории Средиземноморья XIII–XV вв. Его исследовательская, педагогическая и просветительская деятельность отмечена высокими наградами, в том числе орденами Русской Православной Церкви.

Мы поговорили с Сергеем Павловичем о том, в чем призвание историка, что самое главное в историческом образовании, каковы приоритеты развития музея-заповедника «Херсонес Таврический», как не допустить искажения истории Великой Отечественной войны, реально ли исцелить последствия Русского исхода 1920 г., и о многом другом.

Сергей Павлович Карпов, историк-медиевист, доктор исторических наук, профессор, действительный член Российской академии наук Сергей Павлович Карпов, историк-медиевист, доктор исторических наук, профессор, действительный член Российской академии наук

Выбор профессии и учителя

– Сергей Павлович, почему вы выбрали своей профессией историческую науку? С чем было связано решение специализироваться по истории Византии и Причерноморья?

– Интерес к истории сформировался у меня с раннего детства, и «виной» тому были и хорошая домашняя библиотека, и мудрые беседы старших. Уже со школьных лет я твердо знал, что хочу стать историком, знать факты и события прошлого, биографии людей, ощутить многоцветие окружающего их мира. Лучше всего для этого подходило Средневековье, его я и выбрал для специализации, уже поступив в Московский университет – единственный вуз, где я хотел учиться.

К поступлению в университет я готовился сам, без нянек и репетиторов, читая Николая Михайловича Карамзина, Сергея Михайловича Соловьева, Василия Осиповича Ключевского, Сергея Федоровича Платонова, Николая Карловича Шильдера, Дмитрия Моисеевича Петрушевского и других великих и настоящих историков. Когда я сдавал вступительный экзамен на истфаке МГУ, мне повезло: среди моих экзаменаторов был Петр Андреевич Зайончковский. И после нашей первой беседы мы на долгие годы сохранили добрые отношения людей, близких по духу и любви к настоящей науке.

А Византию и Причерноморье я выбрал на втором курсе университета, в семинаре по Средним векам. Мне хотелось изучать то, что важно для понимания нашей собственной истории, и то, что было менее понято и менее отягощено шаблонными идеологемами того времени.

– Кого вы считаете своими главными учителями?

– Главными моими учителями были не только выдающиеся наставники, коим я обязан, но, прежде всего, – великие книги, которые я с упоением и жадно читал, не исключая и классиков литературы, особенно когда они писали о прошлом или о своем времени. Среди моих наставников со школьных лет не могу не вспомнить с благодарностью Виктора Александровича Романовского. Он был выпускником Императорского университета Святого Владимира в Киеве, а затем, после многих гонений и испытаний, стал профессором Ставропольского педагогического института. Я часто бывал у него в гостях, беседовал с ним, и он укреплял меня в желании стать историком, давая читать и сейчас небесполезные «руководства» по изучению истории, такие как книги Бернгейма, Ланглуа и Сеньобоса и другие.

В университете моим научным руководителем стала Зинаида Владимировна Удальцова, и с ней вместе мы определили тему моих будущих работ – Трапезундскую империю. Почему? Да потому, что это государство на Понте относилось к числу наименее изученных и было типологически очень интересным районом греческого мира, не только ставшим перекрестком мировых путей Запада и Востока, Руси и Византии, но и сохранившим самобытную цивилизацию.

К числу учителей я отношу и Елену Чеславовну Скржинскую – выдающегося ученого, знатока средневековой Италии. Когда я приезжал к ней в Ленинград, где она жила и работала, в ее удивительном доме на Крестовском острове мы часто беседовали о Венеции и Генуе, их исторической роли, о средневековом Крыме, надписи памятников которого она опубликовала в Италии еще в 1928-м году (за что, впрочем, потом и пострадала).

Большую роль в моей жизни и судьбе сыграли учителя древнегреческого и латинского языков – Наталья Петровна Аверинцева, супруга Сергея Сергеевича, Людмила Михайловна Попова и, конечно, незабвенный Андрей Чеславович Козаржевский, замечательный лектор и великий просветитель.

История как наука во времена СССР

– В советские времена история, увы, была едва ли не самой идеологизированной наукой. Как историкам, которым выпало работать в тот период, удавалось добиваться основной цели исторических исследований – получения исторической истины?

– Я уже не раз об этом писал и говорил. Были разные ученые и разные школы. Но стремление к познанию подлинных событий и фактов никогда не оставляло нашу науку. Под шелухой идеологических клише и императивных стереотипов «классового подхода» лучшие из историков, такие как Евгений Алексеевич Косминский или Сергей Данилович Сказкин, даже в 1930–1940-е годы открывали новое, мастерски анализировали источники. В конце 1960-х, когда я учился, было уже «свободнее», и, выбирая интересующую вас тему, вы могли, украсив свой опус парой значащих или малозначащих цитат «классиков», вести настоящее научное исследование текстов и фактов.

Истину познать нельзя никогда. К ней можно только приблизиться

Не надо сейчас демонизировать ту эпоху, когда на основе хорошего образования, даваемого средней школой и университетами, создавались многие фундаментальные монографии и обобщающие труды. Со временем и связи с Западной Европой расширялись, улучшался (хотя никогда и не был достаточным) обмен научной литературой. А истину познать нельзя никогда. К ней можно только приблизиться. Чистыми руками, не лукавя и не погрешая перед совестью, четко отделяя точно установленное от предполагаемого. И стараясь учитывать всю совокупность фактов в их интегральности, не делая исключений. Так, кстати, утверждал (но никогда этому не следовал) Ленин.

Фигура умолчания, полуправда, вырванный из контекста «жареный» или «охлажденный» факт – истинные враги и разрушители исторической науки и доверия к ней общества.

Что значит быть историком

– В одном интервью вы сказали, что «историком является только тот, кто владеет мастерством источниковедческого анализа». Умение работать с источниками требуется в самых разных областях человеческой деятельности. Поделитесь, пожалуйста, наиболее универсальными приемами изучения и понимания источников, раскрывающих прошлое.

– Историк, особенно занимающийся всеобщей историей, должен быть хорошо подготовлен лингвистически, владея в необходимом объеме и новыми, и древними языками. Не забывая при этом и свой собственный, родной русский язык, точно выражая мысли, достигая нужной образности характеристик и не злоупотребляя наукообразной терминологией.

В основе источниковедческой работы лежат анализ и подборка необходимых в каждом конкретном случае инструментов для ее осуществления. Есть много методов исследования, и об этом написаны груды томов. Упомяну только синтезные и пока еще у нас не превзойденные труды академиков Ивана Дмитриевича Ковальченко – о теории и методологии исторической науки и Дмитрия Сергеевича Лихачева – о текстологии.

Сейчас на первый план выходит создание верифицированных и больших баз и банков данных, разных в применении к отдельным темам и сюжетам – от обработки и представления огромных архивных фондов до локальных индивидуальных и создаваемых самим исследователем ресурсов. Предшествовать включению в эти базы материала должно его освоение на филологическом и текстологическом уровнях, реконструкция событий по правилам анализа исторического контекста.

Универсальных приемов не существует. В этом и прелесть, и неисчерпаемая новизна научного поиска. Но сохраняется задача: прервать круг обыденных и нередко извращенных представлений и нагроможденных ложных аллюзий, придуманных новаций. Евангельская истина об отделении овец от козлищ (ср. Мф. 25, 31–33) обращена не только к эсхатологическому будущему, но и к практике анализа современного исследователя.

– В чем, с вашей точки зрения, состоит призвание историка в наши дни?

– На историке лежит особая общественная и моральная ответственность. Он должен правдиво рассказывать о прошлом, во всех его противоречиях, не умалчивая ни о победах, ни о поражениях. Не лицемерить. Воздавая должное первым и объясняя вторые, извлекая уроки из опыта, бед и свершений прошлых поколений. Беречь память народа и человечества, воспитывать уважение к своей истории, «любовь к отеческим гробам», к данному нам от предков наследию. Беречь – значит не только изучать, но и охранять. Охранять сохранившиеся исторические ландшафты, реставрировать памятники, храмы, усадьбы, старинные дома и строения.

И если попечением Церкви и православного мира старинные храмы Божии постепенно реставрируются и благоукрашаются (хотя, к сожалению, не всегда и не повсюду, особенно плохо – в отдаленных деревнях), то совсем не так обстоит дело со многими усадьбами и постройками, приходящими в упадок и разрушающимися, с ценными историческими строениями, становящимися жертвами новой застройки и хищнического разорения новыми собственниками. Считаю принципиально важным восстановить во всем объеме запретительные и иные охранные функции Общества охраны памятников истории и культуры, как было ранее, или другой компетентной организации.

Но, главное, общество должно понимать, что свои функции историк может осуществлять, только проводя исследования, издавая монографии, публикуя источники. Ему необходимо обладать ресурсами и возможностями для этого. Вопрос о социальном статусе ученого и учителя еще не решен у нас, и положение их несопоставимо с тем, каким оно было в императорской России. При нынешней системе финансирования исследований большую роль играют гранты научных фондов. Но доля гуманитарных наук в грантах неумолимо снижается, они лишь маргинально входят в список приоритетных направлений науки и техники. Такая недооценка чревата печальными последствиями для будущего этих наук, как и слияние фондов (например, поглощение Российским фондом фундаментальных исследований основанного академиками Никитой Ильичом Толстым, Валентином Лаврентьевичем Яниным и Дмитрием Сергеевичем Лихачевым в 1994-м году Российского гуманитарного научного фонда и Фонда гуманитарных исследований).

Историческое образование в современной России

– Каково состояние исторического образования в сегодняшней России и каковы пути его развития?

– Историческое образование является неотъемлемой частью общего образования (прежде всего, общегуманитарного). Оно невозможно без хорошей базовой гуманитарной подготовки, включающей в себя, прежде всего, свободное владение родным языком, начитанность и глубокое знание классической литературы.

Объективное историческое знание замутнено легендами и выдумками, дурножурналистской болтовней об истории

Давайте сначала о хорошем. В нашей стране (в отличие от многих иностранных государств) интерес к истории не только велик, но и очевидно возрастает. Это можно легко проверить хотя бы в социальных сетях. Расширение возможностей архивных поисков, открытие многих архивов, просветительская деятельность самих архивов и Федерального архивного агентства этому много способствовали. Большую и позитивную роль играет Российское историческое общество, поддерживая и восстанавливая историческую память, финансируя многие научные и популяризаторские проекты. Одну за другой прекрасные выставки открывают Эрмитаж, Музеи Московского Кремля, Государственный исторический музей, Пушкинский музей изобразительного искусства и многие-многие другие. Миллионы посетителей смотрят выставки фонда «Моя история». Давно сняты путы «единственно правильной» идеологии. Человек свободен в выборе информации вне навязываемых ему, как у нас было ранее, императивов.

Но при всем этом в общественном сознании объективное историческое знание замутнено псевдоисторическими представлениями, легендами и выдумками, дурножурналистской болтовней об истории, элементарной неграмотностью и некомпетентностью, свободно изливающимися в социальных сетях. К этому добавляются псевдонаучные реконструкции «новой хронологии» и прочие «новации», якобы разрушающие «официальную» историю, намеренные фальсификации. Свобода творчества, убежден, не предусматривает свободы извращений фактов и событий, по крайней мере коль скоро речь идет о науке, а не о беллетристике.

Упадок общегуманитарной культуры

Повторю: историческая культура – часть культуры общегуманитарной. Культуры, основанной на традициях. Уровень этой культуры заметно падает. Ученики средней школы зачастую плохо владеют грамотной устной речью и еще хуже, с грубыми ошибками, пишут. Происходит формализация знания, бюрократизация образования, и в этом я вижу определенную угрозу. Система тестирования, натаскивание школьников на сдачу ОГЭ (основного государственного экзамена, который сдается в девятом классе) и ЕГЭ привели к печальным результатам, и мы, университетские преподаватели, видим это, принимая абитуриентов. Вот, к примеру, русский язык. Вместо формирования грамотности школьные программы ориентируют учеников на знание далеко не обязательных лингвистических изысков и определений (таких как литота, оксюморон, анафора: это из списка терминов к заданиям ОГЭ девятого класса по русскому языку). В программах по литературе есть второстепенные и далеко не лучшие для развития ума и вкуса произведения, и нет того, что доступно, увлекательно, понятно и, не побоюсь этого слова, патриотично. Итоговое сочинение школьника предусматривает написание текста из 70 слов, вместо прежнего классического сочинения, где в основе лежало знание произведений русской литературы.

Историческая культура – часть культуры общегуманитарной. Культуры, основанной на традициях

В историческом сочинении (задание № 25 ЕГЭ) учащимся предлагается создание строго формализованного, шаблонного текста, чьи основные положения заучены и выверены, вплоть до исключительного использования определенных и регламентированных грамматических форм.

Что же делать? Ответ простой: прекратить непродуманное и не обсужденное со специалистами и (особенно) с самими школьными учителями бесконечное реформаторство, вернуться к опыту системы образования, действовавшей успешно в советской школе, несмотря на все идеологические изъяны, сейчас уже просто несуществующие. Целеполагание? Оно очевидно: воспитание культурного, любящего свое Отечество человека, готового к практической работе и продолжению учебы в разных сферах и направлениях.

Ухудшению ситуации способствует катастрофическое сокращение набора студентов на исторические специальности в вузах (прежде всего – в регионах) на протяжении последнего десятилетия. Опасность этого – не только в грядущей нехватке педагогических кадров, но и в отмирании научных школ во многих университетах нашей периферии, особенно в Центральной России.

Другой проблемой является зарегламентированность содержательной части обучения студентов, где маргинальные для студента-историка предметы вытесняют профильные, специальные и языковые дисциплины. Выходом из этого положения может и должно стать расширение университетской автономии, с учетом уровня вуза. Для развития университетов, раскрытия их потенциала нужно вернуться к выборности ректоров и деканов факультетов самим академическим сообществом.

О реформе Российской академии наук и «индексах цитирования»

Большой бедой для нашей науки стала реформа Российской академии наук, разорвавшая органическую связь Академии с ее научными институтами. Восстановление этой связи, уверен, дело времени. Но существующее сейчас положение ведет только к ослаблению наших конкурентных преимуществ.

Много уже было сказано о необъективности так называемых «индексов цитирования» в оценке результатов трудов российских ученых-гуманитариев. Наукометрия – необходимый вспомогательный инструмент оценки эффективности труда ученых. Но не главный. Ошибочно, например, оценивать работы в области отечественной истории по ориентированным на англоязычные ресурсы и журнальные публикации показателям Web of Science или Scopus. Не журнальные статьи (при всей их значимости), а исследовательские монографии, тематические сборники и издания источников – основное в нашей науке. При разумно планируемом исследовании журнальные статьи – это главы и ступеньки к будущей проблемной монографии или же исследование конкретных, частных вопросов истории.

В первую очередь надо оценивать крупные проблемные труды. Как это делать? Через возрождение института объективного рецензирования, где рецензенты (или Ученый совет) своей репутацией отвечают за объективность отзыва. Печально, что как раз в наших ведущих журналах рецензий и аннотаций становится все меньше. Кстати, совсем не так за рубежом. Скорее наоборот. От половины до двух третей текста в лучших журналах (приведу в качестве примера хотя бы близкий мне тематически «Byzantinische Zeitschrift») – рецензии и аннотации. И там не по заказу (как зачастую у нас), а по существу оцениваются работы. Вот вам и наукометрический показатель.

Наука и вера

– Что общего между теологией и исторической наукой? Если такое общее есть…

– То, что и та, и другая определяют грань познаваемого и непознаваемого. Одна – через веру и богословские аргументы, другая – через аналитические инструменты. Но в этом нет противопоставления, коль скоро обе стремятся приблизиться к познанию Истины.

– Хотя это личный вопрос, осмелюсь тем не менее задать его: как вы пришли к вере?

– Сколько себя помню, всегда ощущал в душе искру веры, пусть и неосознанную вначале. Ее укрепляло то, что моя бабушка была глубоко верующим человеком, я часто прибегал к ней, в ее комнатку, где всегда теплилась лампада, висели иконы, и она ласково, не назидательно, поучала меня. С годами вера росла и укреплялась… Мои профессиональные занятия, внимательное чтение Библии, духовной литературы и просто жизненный опыт служения в университете этому весьма способствовали. Служение Богу есть служение людям, помощь им и доброе к ним отношение, в любви и кротости.

Херсонес Таврический

– Одна из задач Патриаршего совета по культуре – развитие историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический». Какие направления деятельности этого музейно-просветительского центра полезно расширять? Как вы оцениваете место Херсонеса во всемирной истории?

– Херсонес – историко-археологический памятник мирового значения. Он уникален и значим и для изучения древней и средневековой истории нашей Родины, ее византийского наследия, и для всего православного мира: оттуда, с пребывания там и Крещения князя Владимира, христианство пришло на Русь. Это и место памяти, и место паломничества. Я помню музей Херсонеса еще с 1960–70-х годов и вижу его сейчас. Тогда, несмотря на героические усилия коллектива и эффективное, мудрое руководство многолетнего директора Инны Анатольевны Антоновой, многие памятники и коллекции не были доступны. В конце прошлого века там вообще стало царить запустение, и свалки мусора были наглядным его символом.

Фондом «Моя история» и коллективом музея, при поддержке федеральных и городских властей, сделано многое для реставрации памятников, создания новых музейных экспозиций. Конечно, не все идет гладко, нужно бережно относиться ко всему, что есть на территории заповедника, руководствуясь вечным девизом медиков: «Не навреди!» Но разве не достижение, что большая и исторически очень важная территория, которая прилегает к заповеднику, стала его частью, доступной для исследований, раскопок, проведения общественно и религиозно важных мероприятий? Разве не достижение, что через современные технические средства зритель может теперь самостоятельно «реконструировать» облик древнего города, увидеть, какими были окружающие его храмы, стены и башни в городском ландшафте разных эпох? Если памятник стоит и не посещается, он умирает, несмотря на все охранные мероприятия. Если толпы туристов просто ходят по нему, и там проводятся публичные мероприятия, не имеющие прямого отношения к памятнику, он разрушается.

Если памятник стоит и не посещается, он умирает, несмотря на все охранные мероприятия

Необходимо найти нужный баланс интересов, относясь с уважением к мнению экспертов и сотрудников заповедника, раскрывать место и значение памятника для людей, всячески оберегая и защищая сохранность объектов, создавая новые музеи и экспозиции, разъясняя роль Херсонеса – священного места памяти нашей Родины – в мировой истории. Есть и сверхзадача: создание в Херсонесе мощного научного центра по изучению православной цивилизации, прежде всего, с опорой на сами объекты историко-культурного наследия Севастополя и Крыма. Большое значение могут иметь и просветительские функции такого комплекса, привлечение и обучение молодежи. Фонд «Моя история» вносит свой весомый вклад в развитие заповедника, придание ему вида и функций лучших современных музеев.

Кстати, к этому же комплексу относятся и памятники городского района Севастополя – Балаклавы, древнего Харакса-Символона, ставшего затем средневековой крепостью и генуэзской торговой факторией Чембало.

Память о Великой Отечественной

– На недавнем заседании Патриаршего совета по культуре под председательством Святейшего Патриарха Кирилла вы поднимали вопрос о необходимости противостоять попыткам фальсификации истории Великой Отечественной войны. Какие практические меры вы предлагаете предпринять?

– Основная волна фальсификаций сейчас идет по линии принижения роли и значения освободительной миссии Красной Армии, спасшей многие страны и народы Восточной и Центральной Европы от фашистского ига. К этому добавляются диффамация героев и подвигов Великой Отечественной войны, осквернение и уничтожение памятников советским полководцам и воинам в странах, еще недавно входивших в Варшавский договор, и даже в некоторых республиках бывшего СССР. Меры по противодействию фальсификациям обобщены и проводятся при активном участии Российского исторического общества, всей научной общественности нашей страны.

Я бы выделил в первую очередь открытие фондов архивов, относящихся к Великой Отечественной войне, публикацию документов и представление их на авторитетных сайтах и в средствах массовой информации. Важно возрождение семейной истории, ведь в каждой семье хранятся память и реликвии войны. Они могут и должны стать важной составляющей частью памяти народа о Великой Отечественной войне.

Историческая память народа обречена на разрушение, если не обеспечена передача ее от поколения к поколению

Историческая память народа обречена на разрушение, если не обеспечена передача ее от поколения к поколению. Дети и подростки намного более, чем взрослые, чувствительны к фальши, что провоцирует более острую негативную реакцию на навязанные, выхолощенные, бюрократизированные мероприятия. Тематика Великой Отечественной войны не должна быть дежурным и отчетным «мероприятием». Говорить о событиях войны нужно, вызывая сопереживание, отклик души. Психологи называют это эмпатией.

О войне нужно помнить не только в связи с юбилейными датами, ей нужно уделять больше внимания в школьных программах, и не только по истории. Задуманные ранее посещения студентами, школьниками и широкой общественностью мест памяти, великих битв войны сейчас затруднены из-за эпидемии коронавируса. Тем важнее представлять в Интернет-пространстве как можно более полную информацию о местах и событиях Великой Отечественной войны, о ее героях и, впрочем, антигероях, что тоже разоблачает фальсификации. Уже сделано очень многое. Упомяну хотя бы потрясающие по информативности сайты о погибших в годы Великой Отечественной войны, об участниках, награжденных орденами и медалями («Память народа», «Мемориал», «Дорога памяти» и другие), где архивные документы и фотографии стали доступны для всех. Идут многочисленные хорошие, информативные передачи на нашем телевидении.

Не менее важно давать точные и объективные справки по каждому случаю фальсификаций, выявлять их истоки и цели и приводить документальные свидетельства истинного положения дел. Как и везде в истории, первое дело – ее верификация. Память о войне – цементирующая скрепа нашего единства. Потому и предпринимаются столь многие усилия по ее разрушению. Надо это понимать и разъяснять.

На мой взгляд, недостаточно изученной и освещаемой является роль Русской Православной Церкви в годы войны, и, в частности, один конкретный, но огромной важности вопрос: как вера спасала и помогала солдатам и всему населению, как к ее спасительному источнику прибегали участники и жертвы войны, пережившие неимоверные испытания.

Уроки Гражданской войны

– В 2020-м году отмечается не только 75-летие Великой Победы, но и 100-летие эвакуации Белой армии из Крыма. Какие уроки нужно извлечь из истории русской революционной эмиграции и Русской Зарубежной Церкви? Насколько удалось уврачевать раны от разделений, которые породил Исход 1920 года?

– Гражданская война – порождение и продолжение революции – одно из самых трагических событий нашей истории. Она прервала естественное развитие нашей страны, расколола общество, породила гибель и массовый исход зачастую самых лучших и образованных людей, причинила непоправимый урон генофонду нации. Нанесенные ей раны не уврачевались до сих пор. Нельзя примирить добро и зло, насилие и милосердие.

Память о людях, пронесших в изгнании Россию и русский дух в сердце, должна храниться в нашем народе

Нельзя уврачевать последствия раскола, разделения на красных и белых, без покаяния. Попытка сгладить идейно противоположные явления бесперспективна. Это то же самое, что смешивать два разных цвета в одном флаконе, в надежде на преобладание одного из них. Все равно получится другой цвет, отличный от двух изначальных.

Исход героев Белого движения в 1920-м году – великая скорбь. Еще большая скорбь – по оставшимся, павшим и казненным в Крыму и, позже, по всей России. Память о людях, пронесших в изгнании Россию и русский дух в сердце, должна храниться в нашем народе. События Русского исхода должны стать одной из важнейших памятных вех этого года и заслуживают постоянного и глубокого изучения. И покаяния, о чем я уже сказал, признания великих потерь братоубийственной войны, со свидетельством об их виновниках.

Путь к примирению и уврачеванию указала Русская Православная Церковь через воссоединение с Русской Зарубежной Церковью. Такое же доброе дело совершает фонд «Русский мир».

С Сергеем Карповым
беседовал Мигель Паласио

23 апреля 2020 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Смотри также
Как нищая Русь кормилась кусочками Как нищая Русь кормилась кусочками
Денис Халфин
Как нищая Русь кормилась кусочками Как нищая Русь кормилась кусочками
Денис Халфин
Люди охотно делились добром, даже если знали, что завтра им придётся голодать. Каждый крестьянин знал, что не ровен час – сам также пойдёт в кусочки.
Мелодии странствующие и песни краденые Мелодии странствующие и песни краденые
Протоиерей Андрей Ткачев
Мелодии странствующие и песни краденые Мелодии странствующие и песни краденые
Протоиерей Андрей Ткачев
И белые, и красные были людьми одного душевного склада. В голове были разные идеологии, а в жилах – одна и та же кровь: им нравились одни и те же мелодии.
Вернуться в Романов Вернуться в Романов
О Музее духовной истории города Романова-Борисоглебска
Вернуться в Романов Вернуться в Романов
О Музее духовной истории города Романова-Борисоглебска
«Прикосновение к памяти новомучеников меняет и людей, и пространство вокруг», – убеждена Виктория Фомина, инициатор создания Музея духовной истории города Романова-Борисоглебска. Этот проект – частная инициатива, и он очень нуждается в нашей поддержке.
Комментарии
Вячеслав28 апреля 2020, 10:37
И это, давайте признаем, что Солженицин врал. Уважаемые историки, вам же ничего не стоит посидеть в архивах и установить истинность выводов Солженицына. Вот с этого и начнется возрождение, с признания того, что хоть и были ошибки, но враг наговорил столько, так их увеличил, что сейчас мы нашу историю видим вражескими глазами.
Вячеслав28 апреля 2020, 10:28
Андрей27 апреля 2020, 16:51 Чехи, поляки это всё эти мелкие "гордые" нации которые всегда лежат под сильными. Это их судьба, свободными, именно свободными с развитием и вкладывания в них ресурсов они были только при СССР и России. Но их элите милее судьба продажных ... Речь о них не идёт. Идёт речь о своих, о тех которые купились на посулы врага, назначили себя вершителями судеб России и выступили против основной части народа. И которых нынче причисляют к "самых лучших и образованных людей". Вот кто должен каяться, что за счет России получил образование, статус, воспитание и всё это отдал не России обратно, а врагам России.
Андрей27 апреля 2020, 16:51
Вячеслав 27 апреля 2020, 07:42, очень простое решение вопроса: "Насильно мил не будешь." Больше того, что освобождённые из плена чехи под шумок пролившие много русской крови, что единородные поднявшие руку на братьев уже давно получают предварительное вознаграждение в вечности. С кого спрашивать то собираетесь? Современные чехи и так вполне достойны своих предков, ибо снова снюхались с германцами. Непримиримые потомки непримиримых из числа единокровных? Да, эти вышли из нас, но были ли они когда ни будь нашими, коль скоро презирают закон крови? А от тех, кто уцелел в русской смуте и не онемечился не надо требовать капитуляции, но повернём же наконец оружие все вместе против общего врага.
Вячеслав27 апреля 2020, 07:42
Андрей24 апреля 2020, 14:40 Так в основном и живут практически все развитые страны, да и не развитые. Посеять вражду у соседа, ослабить его и отщипнуть кусочек. Скажу больше Россия тоже этим баловалась. Другое дело когда объясняют нам, что те кого использовали враги моей страны это вовсе не враги мне, с ними надо примириться, облобызаться. Может и не враги, но только после того как сложат оружие (а этого не видно) и публично раскаятся в своих делах. А именно, в убийствах мирного населения в гражданскую войну, в поддержке фашистского режима в Великую отечественную, в поддержке запада в период холодной войны. Т.е. в поддержке всех режимов кто был противником СССР, то есть моей родины.
Konstantin Kremenetski27 апреля 2020, 01:38
Web of Science или Scopus Это правильно. Здесь необходимо провести четкое различие между естественнонаучными дисциплинами, где публикации на английском языке имеют смысл, и гуманитарными дисциплинами, которые являются частью русского культурного пространства и никакого значения для остального мира не могут представлять. Кстати это справедливо для всех не англоязычных ученых.
Андрей24 апреля 2020, 14:40
Вячеслав 24 апреля 2020, 11:51, все враги Руси веками и тысячелетиями делают одно и тоже - пытаются посеять у нас междоусобицу. Время от времени им это удаётся, тогда восстают брат на брата и отец на сына, а саму себя изранившая Русь на долгие годы попадает под иго иноплеменников. Будь то ляхи, монголы, половцы, печенеги, хазары, германцы, авары или иные какие в ещё более отдалённые времена, суть не меняется. Это же классическая тактика завоевателя, описанная ещё в греческом эпосе чуть ли не 8 века до нашей эры. Хватит уж врагов то радовать, пора бы научиться не искать земной славы, да во всём меру знать.
Вячеслав24 апреля 2020, 11:51
Я например в Самаре живу. Как-то Самару белочехи брали, обстреливали из артиллерийских орудий (снарядам, а не цветочками), после взятия стали расстреливать местных коммунистов. Т.е. таких же жильцов города как и все остальные. И с кем мне примиряться? С теми кто оправдывает обстрел Самары? Или с теми кто оправдывает террор населения? НЕ хочу я с такими ничего общего иметь, не хочу чтобы им памятники здесь ставили. Идём дальше, хоть один "белый", эммигрант раскаялся в том что он творил? не слышал такого, а все больше слышалчто красные хамы, царя убили, Россию кровью залили и т.д. На каких мне позициях с ними примиряться? Мол я вас прощаю, вы же не просто убивали, а за Учредительное собрание.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×