Заветы древних святителей Московских

Поучение простому народу в церкви Троицкого подворья в Санкт-Петербурге 5 октября 1908 г.

Празднуем ныне память великих Московских святителей и всея России чудотворцев, митрополитов Петра, Алексия, Ионы; к ним впоследствии, по распоряжению высшей церковной власти, причислен по празднованию и памяти тоже святой — митрополит Московский Филипп.

Может быть, кто подумает: ведь они жили в Москве и там святительствовали, зачем же нам праздновать с особым торжеством их память? Но как Москва имела не местное только значение в древней России, а значение всероссийское, так и ее митрополиты-святители не напрасно и при жизни назывались всероссийскими и по смерти почитаются всем русским народом; они совершили великие подвиги, поистине, для всего русского народа. А затем: святость человека сияет не только всем окружающим, не только целому народу, но всем людям на земле. И Спаситель говорил смиренным рыбакам-апостолам: «вы — свет миру»…

Пятьсот-шестьсот лет тому назад жили воспоминаемые сегодня угодники; двести с лишком лет один за другим они сияли житием и подвигами для святой нашей Руси. То было время безмерно тяжелое для русского народа. Уже народ наш в то время был просвещен верой Христовой в городе Киеве; уже распространял он эту веру среди народов диких и неведавших Бога; уже у нас было настоящее христианское просвещение, настоящее христианское царство; уже процвела тогда русская земля великими святыми. Цвести бы и расти русскому царству православному, совершать бы ему великое и всемирное апостольское дело — далеко кругом распространять святую веру среди народов Европы и Азии!

Но Господь судил иное. Судил Он испытать Русь крепким испытанием, закалить ее в неимоверных страданиях. Из далеких азиатских стран нахлынули на нас дикие монгольские орды; пришли они на Русь в силе тяжкой. Разбиты были наши князья, разъединенные между собою; уничтожены наши воинские дружины; запылали села и города; разрушены храмы и монастыри; десятки тысяч людей отведены в тяжелую неволю; сотни тысяч избиты врагами; хлеб, достояние и богатства разграблены… Народ бежал в леса, селился в болотах, жил в нужде и наготе, в голоде и холоде, отвыкал от пения церковного, он звона колокольного… От Киева и юго-запада, от привольной и богатой земли, где впервые зародилось и основалось русское княжество, русская жизнь стала отливать далеко к северу и северо-востоку, к Владимиру, Москве и Твери, чтобы подальше уйти от татарского разорения.

В такое-то время и совершили свой подвиг святители Московские; из них митрополит Петр жил во дни самых страшных ужасов татарщины; митрополит Алексий уже предчувствовал победу над ними на поле Куликовом; митрополит Иона имел радость видеть, что иго татарское скоро-скоро окончится. Святитель Филипп не только видел полное и окончательное низвержение татарского засилья, но видел, как царь русский уже сам покорял прежде грозные царства татарские Казань и Астрахань.

Прежде всего, великие эти святители старались поддержать в русском народе ревность и чистоту веры православной. Она одна давала утешение в страданиях; она одна поддерживала народную бодрость и упования на лучшее будущее. Вера же православная хранила единство народа русского; от отсутствия такого единства погибал наш народ: если бы не разделялись князья и города, если бы не враждовали они между собою, если бы не отказывали друг другу в помощи, — то и враг не одолел бы Русь. Но при множестве князей была на Руси одна православная вера, один митрополит, одна церковная власть, одно богослужение, один язык молитв, одни упования, одни святыни. Это все имело величайшее значение для народа русского. Но самое великое значение имело превосходство нашей веры, святой, православной, богооткровенной, пред верой пришельцев-монголов, которые сначала были язычниками, а потом, с XIV века, сделались магометанами. Трудно себе даже мысленно представить, что было бы с нашим русским народом, если бы он, под влиянием порабощения, принял бы и веру поработителей. Он погиб бы для Царства Божьего и вечного спасения, — это прежде всего. Но, погибнув для неба, он умер бы и для земли: его поглотили бы дикие орды, и самого имени его теперь бы не существовало в мире. Будучи языческим или мусульманским, наш народ слился бы с монголами и разделил бы их судьбу, а судьба их у нас пред глазами.

Но безмерно превосходили русские татар своей верой. И великое дело случилось: татары покорили землю русскую, взяли как бы тело России, а сами невольно покорились русской душе, т. е. вере нашего народа. Они не могли не уважать нашей веры, они во множестве крестились, они чувствовали наше духовное превосходство; поработители преклонялись пред порабощенными, пред их духовными сокровищами. При таких условиях русские не могли затеряться в мире и погибнуть; напротив, постепенно они духовно подчиняли себе своих победителей и тем сливали их с собою и вместе спасали их духовно, приобщая к Церкви Божией, к сокровищам христианства, к Царству Божию.

Всеми силами святой ревности и неустанного труда поддерживали святители Московские святое Православие в русском народе. Святитель Петр восстанавливает разрушенные храмы, учреждает новые обители; он переносит свою митрополию в Москву, строит Успенский храм и умоляет князя окончить его постройку, собрать сюда святыни народные, и предсказывает ему за это, что руки его взыдут на плеща врагов его и что род его будет княжить и владеть в этом новом городе над всею Русью. Святитель Алексий все силы своего богато одаренного духа употребил на утверждение святого Православия. Он ездил по русской земле; он также строил храмы и святые обители; он сам переводит Святое Евангелие на славянский язык с греческого; он пишет послания и князьям, и простолюдинам, утверждая их в вере и законе Господнем, призывая их к единению в Церкви Христовой: «Имейте в уме своем смерть, воскресение, суд и воздаяние по делам»; «не пропадет овца, на которой есть помета: ваша помета Христос и Его Тело и Кровь Божественная»; «как одним дымом нельзя нагреть дома, так и одна домашняя молитва без общецерковной»; «что холоднее и бездушнее камня? Но и камень, если бить о камень, то явится тепло и посыплются искры: так и христиане в Церкви и в общецерковном пребывании и молитве»…

Во дни святителя Ионы опасность грозила Православию от замыслов папы римского, хотевшего подчинить себе православные народности путем обольщения и богатых обещаний свободы и защиты от мусульман. Твердо стоял святитель на страже церковной, ни одна душа не погибла и не уловлена была в сети католичества…

Итак, не напрасно Святая Церковь в песнопениях нынешнего дня прославляет этих святителей, как «первопрестольников российских и столпов Православия», как «хранителей апостольских преданий», непоколебимых защитников и веры проповедников. И в этом их первый завет векам и родам, сынам православного русского народа. На свете нет другого народа, у которого измена вере приносила бы такие пагубные последствия для государственной жизни: так сросся и сжился народ русский со святым Православием. Пред ним, пред святым Православием, в лице святителя Алексия, склонился и сам хан татарский; он просил свт. Алексия приезжать в Орду, он видел чудо исцеления своей жены по молитвам святителя; он с честью его встречал и провожал, одаривал подарками, давал льготы и милости Церкви Божией… В эти времена святитель Алексий являлся митрополитом и пастырем не только для русского князя и русских людей, но и для хана татарского и его народа.

В Москве, у Московских князей впервые ясно и решительно была сознана и высказана мысль о том, что надо русскому народу собраться в единое государства, под рукой единого князя, чтобы свергнуть иго татарское. Нужно было победить всякое самолюбие и все разделения ради блага всей Руси; нужно было пламенно любить родину, чтоб о себе забывать; нужно было повиновением князю постепенно из губительного многоначалия создавать единодержавие и самодержавие на Руси, чтобы силой самодержавия царского вести Россию к силе и славе и к исполнению ее религиозного, свыше указанного, мирового призвания.

И вот, святитель Петр следует за князем в незначительный в то время городок Москву, чтоб утвердить там свое местопребывание и тем привлечь к князю уважение и преданность всей России. Святитель Алексий повиновался даже малолетнему великому князю, всячески ограждая его права; он входил не только в дела церковные, но и государственные, увещевал непокорных, предавал отлучению церковному тех русских князей и их приспешников, которые шли против законной власти великого князя, пользуясь его малолетством или затруднениями в государственной жизни, и соединялись даже с врагами русского народа (как князь Тверской с литовцами); он путешествовал в Орду к татарскому хану, чтобы смягчить его и предотвратить нападение на русскую землю. Умирая глубоким старцем, он говорил великому князю: «Сын мой, я отхожу от жизни, оставляя тебе милость от Бога, мир и благословение, а также и сыну твоему и всему семени твоему до века». Так, видите, и доныне почиет на нас благословение святителя. Так же действовал и святитель Иона: и он писал послания к русскому воинству, ободряя его на подвиг брани против татар-поработителей и обещая именем Господним венец славы мученикам, которые будут убиты в сей священной брани; и он властью духовной смирял бунтующих князей, бояр, раздорников, непокорных власти законного великого князя; и он всеми силами своими служил благу народа русского, подготовляя единодержавие и самодержавие его властителей и вместе с тем силу и крепость царства русского, православного, мир и спокойствие Церкви Христовой, благоденствие и порядок народа, чтобы народ наш тихое и безмолвное житие проводил во всяком благочестии и чистоте, творя волю Божию, уготовляя себя к вечному спасению. Ради того же блага русского народа и святитель Филипп, на сто лет позже митрополита Ионы, уже во дни свободы русского царства, когда царь Иоанн Грозный, попущением Божиим, объятый болезнью, воспылал гневом на подданных и стал предавать многих неправедным и жестоким казням, — святитель Филипп мужественно и до пролития крови пастырски увещевал Грозного царя, сохраняя уважение, преданность и повиновение ему, как царю, но напоминая о равном для царя и подданных законе Царя Небесного.

Вот, братие, жизнь и подвиги Московских и всероссийских святителей на протяжении двух столетий скорби и страданий в жизни русского народа. Ныне, в день царский, когда мы молимся за Царственного отрока и именинника, наследника престола, цесаревича и великого князя Алексия Николаевича, не вспоминаются ли нам скорби и страдания, пережитые и переживаемые нами в последнее время? Враги внешние, японцы, родственные древним нашим насильникам-монголам, нанесли России жестокие раны. С ними соединились наши домашние раздорники и изменники и производили и производят разделения и смуту в царстве нашем, как во дни татарского нашествия.

Где же и в чем нам искать спасения?

Ответ мы слышим в жизни и подвигах святителей Московских. Их заветы через века и роды гласят нам: храните святую православную веру; храните единство в Церкви православной; ищите паче всего вечного спасения и угождения Богу; любите родной русский народ, свое отечество до полного забвения своих выгод; дорожите выстраданным и Церковью благословенным самодержавием наших царей; повинуйтесь власти их и поставленных ими правителей; не смущайтесь и не соблазняйтесь ни речами, ни обещаниями раздорников и развратителей народных.

В этом было наше спасение в веках минувших, в этом спасение России и в настоящее трудное время, и на всю вечность! Аминь.

Священномученик Иоанн Восторгов

17 октября 2003 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту