Иностранцы о России. Народный характер. Благочестие

Нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христа
Нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христа
Благой обычай и счастье народное — соблюдать святые бдения, и посещать заутрени, и обязательно бывать при святой литургии, мало спать и рано вставать, поздно есть, смирять тело множеством поклонов и постов. Это — наиглавнейшая причина сохранности сего королевства. Это действительно истинная и высшая твердыня.

Крижанич Юрий (ок. 1618—1683) — хорватский писатель, жил в России в 1661—1676 гг.



Во время осмотра монастыря больше всего поразила меня набожность моего проводника. С необыкновенным жаром прикладывался он лбом и губами ко всем предметам, выставленным на почитание верующим. Между тем, судя по его салонным разговорам, я никогда бы не мог заподозрить в нем такого монашеского благочестия. Кончилось тем, что он предложил мне последовать его примеру и облобызать мощи святого, которого раку открыл нам монах. Раз пятьдесят он успел перекреститься и перецеловал двадцать с лишним икон и прочих реликвий. У нас ни одному монаху не пришло бы в голову проделать такое количество земных поклонов, коленопреклонений, крестных знамений и т. п., сколько их умудрился сделать этот русский князь, бывший адъютант Императора Александра.

Кюстин Астольф де (1790—1857) — маркиз, французский писатель



Все дела и занятия Московского Государя обыкновенно начинаются призыванием Святой Троицы, и притом с удивительнейшим благочестием.

Кобенцель Иоанн — австрийский дипломат, посол императора Максимилиана II, ХVI в.



Москвитяне в делах веры более нас преданы обрядам: никогда не забывают они перед монастырем, церковью или же перед изображением святого Креста стать на колени и трижды оградить себя знамением креста, произнося: «Господи, помилуй».

Кобенцель Иоанн — австрийский дипломат, посол императора Максимилиана II, ХVI в.



В каждом жилом доме на почетном месте у них находятся образа святых. Когда один из них приходит к другому, он тотчас обнажает голову и оглядывается кругом, ища, где образ. Увидев его, он трижды осеняет себя крестным знамением и, наклоняя голову, говорит: «Господи, помилуй!» Затем он приветствует хозяина такими словами: «Дай Бог здоровья». Потом они протягивают друг другу руки, целуются и кланяются, причем один все время смотрит на другого, чтобы видеть, кто из них ниже поклонился и согнулся, ибо никто не хочет уступить другому в вежливости.

Герберштейн Сигизмунд (1486—1566) — австрийский дипломат, императорский посол в России в 1516—1517 и в 1525—1526 гг.



Когда русский отправляется к другому в дом или комнату, он сначала воздает честь Богу и произносит свое: «Господи, помилуй». Только после этого он начинает говорить с людьми. В дом он входит, как немой, ни на кого не обращая внимания, хотя бы даже десять и более человек находились в помещении. Он прежде всего обращается к иконе.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



В 9 часов утра меня посетил комендант. Войдя в комнату, как он сам, так и бывшие при нем русские огляделись вокруг, чтобы отыскать на стене образ, и когда увидели его, перекрестились на него и поклонились, затем комендант поздоровался со мной. По всей России в обычае, чтобы в комнатах, в углу, обращенном к свету, непременно висело по одному или по нескольку образов, на которые входящий, не обращая внимания на присутствующих, как бы знатны они ни были, три раза крестится и кланяется и тогда уж приветствует и кланяется сперва почетнейшему из находящихся в комнате, затем остальным, каждому особо.

Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.



Церковь является святым, чистым местом, куда ничто нечистое не должно входить. Они неохотно пускают сюда приверженцев чужой религии. Когда мы в первый раз прибыли в страну и некоторые из нас, по незнанию, вошли в их церкви для осмотра, они нас под руки вывели из церкви и метлою вымели пол за нами.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



В церквах не заметно ничего неблагопристойного или безчинного, напротив того, все, преклонив колена или простершись ниц, молятся с искренним усердием.

Кампензе Альберт — итальянский историк, ХVI в.



Храмы почитают они самым строгим образом до такой степени, что не разрешают входить в них тем, кого хотя бы во сне посетили сладострастные видения.

Кампани Паоло — итальянский дипломат, член посольства А. Поссевино, ХVI в.



Так как русские весьма любят свои храмы и оберегают их от всякого хотя бы и малейшего осквернения, то для них нет ничего отвратительнее, как если в церковь или другое их святилище забежит собака.

Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.



Ветхий и Новый Завет читают в храмах на своем языке, очень связно. Во время чтения наблюдается чрезвычайная скромность и благоговение.

Адам Климент — английский писатель, ХVI в.



Повседневно (они) ходят в церкви, и хотя двери заперты случаются, однако пред оными крестное знамение на себе изображают, на колени падают и поклоны кладут до самой земли.

Церкви их украшены многими иконами, которые как скоро увидят, тотчас покланяются им. Также всяк из них содержит по домам образы, и им особливую честь воздают; на грудях носят крест и почитают оный по своему обычаю.

Ульфельд



В этой стране все, и Царь, крестятся перед образами и кланяются им головой до земли, серьезно прося помочь в делах, в которых нуждаются. Все обязаны по закону иметь образа в домах, и на воротах в каждом городе и городке поставлены образа, пред которыми народ крестится и кланяется и бьет головой о землю; то же, когда проходят мимо церкви или креста.

Неизвестный английский автор — посетил Россию в ХVI в.



В течение восьми дней перед исповедью они должны истязать свое тело суровым постом: не едят ничего, кроме черствого хлеба с квасом. Исповедь должна совершаться в церкви перед священником. Исповедующийся должен непрестанно смотреть на особо назначенную для этой цели икону, рассказать все грехи, им совершенные, и обещать вести лучшую жизнь. После этого священник разрешает его от грехов и, смотря по величине его грехов, назначает ему в виде наказания либо попоститься некоторое время, либо сделать несколько сот или тысяч поклонов перед иконою своего святого, приговаривая: «Господи, помилуй».

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



Служба была большая, продолжительная и торжественная. Мы вышли из церкви лишь при восходе солнца, умирая от усталости и стояния на ногах от девятого до шестнадцатого часа. В эту ночь мы столько натерпелись от холода и стужи, что едва не погибли, особливо потому, что стояли на железных плитах: Бог свидетель, что душа чуть не покинула нас. Что касается меня, бедного, то я хотел выйти и убежать из алтаря, но не мог, ибо Царь стоял перед южными дверьми, а Царица перед северными, так что поневоле пришлось страдать. Что за всенощные бдения! Более всего нас удивляло, что дети и малютки, и притом не простолюдинов, а вельмож, стояли с непокрытой головой, неподвижно и не шевелясь, как статуи. Какая выносливость! Какая вера!

Павел Алеппский — сирийский священнослужитель, ХVII в.



Приближаясь к церкви, в которой совершалось служение, (русские) никогда не проходили мимо, но, вошедши, отслушивали обедню, становясь на оба колена и ударяя земные поклоны.

Кобенцель Иоанн — австрийский дипломат, посол императора Максимилиана II, ХVI в.



Отстояв обедню, мы приложились к (мощам святого Варлаамия), и нас повели к трапезе. Таким порядком шла наша жизнь ежедневно при посещении этих монастырей, именно: кроме однократной трапезы при закате солнца мы ничего не ели — в этом у них выражалось наибольшее уважение к нам.

В этот день мы вышли от обедни не раньше девятого часа, и во все это время народ стоял на ногах. Какое терпение и какая выносливость! Несомненно, что все эти люди святые: они превзошли подвижников в пустынях. Мы же вышли измученные усталостью, стоянием на ногах и голодом.

Павел Алеппский — сирийский священнослужитель, ХVII в.



На берегу стоял монах, которого наши стрельцы подозвали, чтобы принять у него благословение. Мы и потом довольно часто видели, как они, проезжая мимо монастыря или попа, подходили к последнему и давали себя благословить.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



Я заметил уважение, с каким простой народ относится в России к священникам. Встречая их на улице, с большим благоговением наклоняются, целуют у них руку, и когда те осеняют их крестным знамением, с лица на грудь, снова целуют у них руку, а затем уже идут своей дорогой.

Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.



Русская Церковь устанавливает весьма строгий способ поста, который теми, кто желают быть благочестивы и богобоязненны, соблюдается добросовестно. Впрочем, все, кого я знал, будучи предоставлены сами себе, даже во время путешествия не хотели вкушать в постные дни мяса.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



Так как пятница, а равно и среда, у русских дни постные или рыбные, то я распорядился через пристава, чтобы сварили к обеду рыбы. Однако пристав все-таки обедать не остался, узнав, что у нас в обычае варить рыбу в том же котле, в котором варится и говядина. По его словам, это было великим грехом.

Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.



Насколько прошлая неделя (Масленичная) была шумной и разгульной, настолько эта (первая неделя Великого поста) тиха и скромна. Лавки не открывались, торги на рынках были закрыты, присутственные места прекратили свои занятия, судьи не исполняли своих обязанностей; нельзя было вкушать ни льняного масла, ни рыбы, пост был в высшей степени строгим. Подобная метаморфоза явилась неожиданной и почти невероятной.

Корб Иоанн (ок. 1670 — ок. 1741) — австрийский дипломат, секретарь австрийского посла Гвариента



Следующую неделю, или покаянную, русские соблюдают строгий пост. Рассказывают, и народ вполне верит, что митрополит в течение семи дней ничего решительно не ест и не пьет, прибавляют, что многие другие духовные лица поступают так же. Царь съедает только кусок хлеба и выпивает только глоток раз в день в течение этой недели.

Неизвестный английский автор — посетил Россию в ХVI в.



(Великий пост) самый строгий из всех. При этом они не обращают никакого внимания ни на возраст, ни на состояние здоровья, и им представляется более святым умереть от поста, чем сохранить жизнь через принятие в пищу яиц или масла.

Корб Иоанн (ок. 1670 — ок. 1741) — австрийский дипломат, секретарь австрийского посла Гвариента



Наступал русский Великий пост, и все, как важные, так и простолюдины, спешили свадьбами, потому что в течение самого поста нельзя венчаться, в России постом даже половое общение между мужем и женой не дозволено.

Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.



Масленица кончилась. Девы, жены и вдовы в трауре. На смену оживленным танцам, красивым туалетам, веселым пиршествам и галантным офицерам явились грибы, соленые огурцы, молитвы и священники. На первой неделе поста правоверные русские воздерживаются от всего земного, к чему тянет врожденная человеку чувственность. Всех больше страдают женщины: им нельзя носить никаких украшений, нельзя надевать ничего такого, что хотя бы слабо напоминало красный цвет. Все розы должны увянуть.

Бекингхэмшир Джон († 1793) — английский дипломат, посол в России в 1762—1765 гг.



В народе стали открыто говорить, что Царь (Лжедмитрий I) — поганый, он не ходит больше в церковь так часто, как раньше, живет, во всем придерживаясь чужеземных церемоний и обычаев, жрет нечистую пищу, в церковь ходит не помывшись, не кладет поклонов перед святым Николаем.

Буссов Конрад, (†1617) — немецкий военнослужащий, служил в войске Бориса Годунова, Лжедмитрия I и II, польского короля Сигизмунда



Распятие Спасителя
Распятие Спасителя
Когда несколько лет тому назад немецкий купец купил у русского каменный дом, русские начисто выскребли все иконы, написанные на стенах, на штукатурке, и пыль от них унесли с собой. Они сильно бранят нас за то, что мы духовного содержания картины, особенно же Распятие Христа, изображаем на печках и становимся к ним заднею частью тела.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



(Русские) говорят, что вор довольно уменьшит наказание, если покажется семи священникам, признается в грехе и помажется маслом. Поэтому другого покаяния или возврата похищенных вещей не нужно.

Принц Даниил (1546—1608) — австрийский дипломат



На следующий день он (Суворов) пригласил меня к себе обедать в 8 часов утра. Я пришел и застал его при богослужении. Он читал большую книгу, бросался на землю, а потом пошел и взял музыкальные ноты, которые он долго напевал вполголоса. Церковь была совершенно устроена, меня уверяли, что ничего не недоставало, и что все возилось на шести лошадях. Это единственный обоз у князя-генералиссимуса.

Армфельдт Густав (1757—1814) — шведский государственный деятель и дипломат



(Крестьянки) стали выражать неудовольствие и стали говорить: «Они более не в состоянии служить у полковницы Лесли: она им в постные дни, в противность русской вере, дает мясо, трудной работой удерживает их от хождения в церковь, бьет и — что отвратительнее всего — взяла икону со стены и бросила ее в пылающую печь, где она и сгорела». Перед русскими последнее обстоятельство было делом великим и обвинением страшным.

Олеарий Адам (ок. 1599—1671) — немецкий ученый и путешественник



Казаки заявили, что совесть запрещала им принять участие в похоронах без образа Христа, и остались в своих казармах.

Но на следующий день безпокойство распространилось среди простонародья, в особенности среди солдат — чувство, в котором были: осуждение, угрызение совести, смутная тревога, суеверные предчувствия. Сомнений не было: эти похороны без попов и икон были святотатством. Бог покарает за это. И потом, не нечестие ли выкрасить гроба в красный цвет? Есть лишь два христианских цвета для гробов: белый и желтый, это так известно, что об этом не упоминается даже в катехизисе. Таким образом, этим диавольским измышлением выкрасить гроба в красный цвет осквернили покойников.

(О гражданских похоронах жертв революционных дней, апрель 1917 г.)

Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол в России в 1914—1917 гг.



Во время молебна, в тот момент, когда один хор как бы отвечает другому, раскрылись царские врата, за которыми видны были священники в сверкающих драгоценными камнями камилавках и в золотом облачении, на котором величественно выделяются их серебристо-белые бороды; у некоторых они ниспадают до пояса. Все присутствующие были так же блестящи, как и священнослужители. Этот двор великолепен, и военный мундир блистает в нем во всей своей силе. Я с удивлением смотрел, как здесь почитали Господа, — всем этим блеском, всеми этими сокровищами.

Кюстин Астольф де (1790—1857) — маркиз, французский писатель

3 ноября 2004 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту