О молитвословиях и молебных пениях на разные случаи. Отходная. Погребение умерших

  ОТХОДНАЯ
 

«В чем застану, в том и сужу». Эти слова сказаны Спасителем о Втором Пришествии и Страшном Суде. Но так как состояние в момент смерти является почти предрешающим будущее состояние человека в день Страшного Суда, то Матерь Церковь особенно заботится о христианской кончине умирающего и укрепляет его в последние минуты его жизни особыми молитвословиями, произносимыми как бы от лица отходящего: при одре умирающего читается канон и молитва на разлучение души — так называемая отходная. Канон помещен в Малом Требнике и озаглавливается так: «Канон молебный ко Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Богородице при разлучении души от тела всякаго правовернаго».

Священник, придя к умирающему, дает ему целовать крест и полагает это орудие искупительной смерти Спасителя или другой образ пред глазами умирающего, чтобы расположить его к упованию на милосердие Божие и спасение, даруемое через спасительные страдания и смерть Господа.

Сам чин состоит из обычного начала; по «Отче наш» — «Приидите, поклонимся» и 50-й псалом; затем чтение самого канона. После канона «Достойно есть» и молитва (читаемая священником) на исход души.

В каноне на исход души Церковь от лица умирающего призывает ближних к смертному одру восплакать о душе его, разлучающейся от тела, и вознести усерднейшее моление ко Господу Иисусу Христу, Божией Матери и всем святым о покрове и защите страждущей души умирающего от всех ужасов часа смертного, в особенности от лукавых демонов, держащих написание грехов, и об избавлении от мытарств всех лукавых. В этих молитвах на исход души Церковь молит Господа, чтобы Он в мире разрешил душу умирающего от всяких земных уз, освободил его от всякой клятвы, простил все грехи и упокоил его в вечных обителях со святыми.

Канон, напутствующий верующего к переходу его в будущую жизнь, основан на словах Самого Господа, Который в притче о богатом и Лазаре говорит о том, что бедный Лазарь по смерти своей был несен Ангелами на лоно Авраамово (Лк. 16, 22). Если же душу праведного Ангелы отнесли на лоно Авраамово, то душу грешника злые духи подвергают мытарствам в аду (Слово Кирилла Александрийского на исход души — в следованной Псалтири; житие святой Феодоры).

В Большом Требнике (гл. 75), в Требнике в 2-х частях (гл. 16) и в Иерейском молитвослове есть еще особый чин на разлучение души от тела, когда человек долго страдает перед смертью. Последование этого чина сходно с вышеуказанным последованием канона при разлучении души от тела.

 

ПОГРЕБЕНИЕ УМЕРШИХ
 
ДРЕВНИЕ ОБРЯДЫ ПОГРЕБЕНИЯ УМЕРШИХ[1]

 

""Смертный час и погребение, как последний долг живых умершему, сопровождались особыми религиозными обрядами у всех народов. Эти обряды у одних народов дохристианского мира имели высоко-поэтический отрадный характер, у других же, напротив, — более мрачный, что зависело от основных религиозных верований и различных представлений о смерти и загробной жизни.

Погребальные обряды у христиан имеют свое начало, с одной стороны, в обрядах погребения древних иудеев и в обрядах погребения Иисуса Христа, а с другой стороны, они возникли в самом христианстве и служили выражением христианского учения о земной жизни, смерти и будущей жизни. Иудеи закрывали глаза умершему и лобызали его труп (Быт. 50, 1), обмывали, обвивали полотном, а лицо покрывали отдельным куском холста (Мф. 27, 59; Ин.

11, 44), клали в гроб, умащали драгоценным елеем и обкладывали благовонными травами (Ин. 19, 34), и предавали земле. Соответственно иудейским обычаям, пречистое тело Спасителя, снятое со Креста, было обвито чистой белой плащаницей, а голова повязана платом, умащено ароматами и было положено во гробе.

Кроме того, на развитие погребальных обрядов в христианстве имели влияние христианские воззрения на жизнь и смерть. По христианскому учению, земная наша жизнь есть странствование и путь к Небесному Отечеству; смерть есть сон, после которого умершие восстанут для вечной жизни в обновленном духовном теле (1 Кор. 15, 51—52); день смерти есть день рождения для новой, лучшей, блаженной и вечной жизни. Тело усопшего собрата есть храм Духа Святого и сосуд бессмертной души, который, подобно зерну, хотя возвращается в землю, но после воскресения облечется в нетление и бессмертие (1 Кор. 15, 53).

Соответственно таким отрадным христианским воззрениям, погребение умерших в самые первые времена христианства получило особый, собственно христианский характер. Как видно из книги Деяний апостольских, христиане относительно погребения умерших следовали общепринятым иудейским обычаям, изменив некоторые из них соответственно духу Христовой Церкви (Деян. 5, 6—10; 8, 2; 9, 37—41). Они так же приготовляли умершего к погребению, закрывая ему глаза, омывая его тело, облекая его в погребальные пелены, и плакали над умершим. Однако христиане, вопреки иудейскому обычаю, не считали тел умерших и всего, что прикасалось к ним, нечистым, а потому и не старались как можно скорее, большей частью в тот же день, похоронить умершего. Напротив, как видно из книги Деяний апостольских, около тела умершей Тавифы собираются ученики, или святые, т. е. христиане, особенно вдовицы, полагают тело усопшей не в преддверии дома, как было обычно в дохристианском мире, а в горнице, т. е. в верхней и важнейшей части дома, предназначавшейся для возношения молитв, потому что имели в виду возносить здесь молитвы об ее упокоении.

Дальнейшие и более подробные сведения относительно христианского погребения в древние времена христианства находятся в сочинениях Дионисия Ареопагита («О церковной иерархии»), Дионисия Александрийского, Тертуллиана, Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина и др. В сочинении «О церковной иерархии» совершение погребения описывается так:

«Ближние, вознося об умерших благодарственные песни Богу, приносили умершего в храм и поставляли пред алтарем. Настоятель возносил хвалебные и благодарственные песни Богу за то, что Господь сподобил усопшего пребыть даже до смерти в познании Его и христианском воинствовании. За сим диакон читал из Божественных Писаний обетования о воскресении и припевал соответственные им песни из псалмов. После того архидиакон вспоминал усопших святых, просил Бога о причислении новопреставленного к лику их и побуждал всех просить себе блаженной кончины. Наконец, настоятель опять читал молитву над усопшим, прося Бога простить новопреставленному все грехи, содеянные им по немощи человеческой, и вселить его в недре Авраама, Исаака, Иакова, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание. По окончании сей молитвы настоятель давал умершему целование мира, что делали и все присутствовавшие, возливал на него елей и затем предавал тело земле».

Дионисий Александрийский, говоря о заботливости христиан об умерших во время свирепствовавшей в Египте моровой язвы, замечает, что «христиане брали умерших братий на руки, закрывали их глаза и смыкали уста, носили на своих раменах и слагали, обмывали и одевали и сопровождали их торжественным шествием».

Тела умерших облекали в погребальные одежды, иногда драгоценные и блестящие. Так, по словам церковного историка Евсевия, знаменитый римский сенатор Астурий похоронил тело мученика Марина в белой драгоценной одежде.

По свидетельству церковных писателей, христиане, вместо венков из цветов и других мирских украшений, употреблявшихся язычниками, полагали во гроб усопших кресты и свитки священных книг. Так, по свидетельству Дорофея Тирского, во гроб апостола Варнавы положено было Евангелие от Матфея, написанное при жизни самим Варнавою, которое и было найдено впоследствии при открытии мощей апостола (478 г.).

 

ПРИГОТОВЛЕНИЕ ТЕЛА УМЕРШЕГО К ПОГРЕБЕНИЮ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

 

Об умерших обыкновенно заботятся родные. В первые же времена христианства в числе клира были особые лица для погребения умерших под именем «труждающихся» (они и сейчас поминаются на сугубой ектении).

Тело, или, по Требнику, «мощи» умершего, по древнему обычаю, омывается, чтобы предстать на суде лицу Божию в чистоте и непорочности, «облекается в новые чистые одежды по званию или служению своему», во свидетельство нашей веры в воскресение мертвых и будущий Суд, на котором каждый из нас даст Богу ответ в том, как пребывал в звании, в котором призван был.

Обычай омывать тело и покрывать его новыми чистыми одеждами восходит ко времени Самого Иисуса Христа, Которого пречистое тело по снятии со креста было омыто и обвито чистым полотном, или плащаницей.

Тело умершего, омытое и облеченное, окропляют святой водою и полагают в гроб, также окропленный пред этим святой водою. Почивший полагается во гробе, по древнему апостольскому преданию, «лицем горе», «с глазами закрытыми, яко спящий, устами сомкнутыми, яко умолкший, и руками крестообразно на персях сложенными», в знамение того, что усопший верует во Христа распятого, воскресшего, вознесшегося на небеса и  воскрешающего усопших. Усопший покрывается новым белым покрывалом, или «саваном», указывающим на крещальные одежды, в которые он облекся, будучи омыт в таинстве Крещения от грехов, и знаменующим, что умерший сохранил эти одежды чистыми во время своей земной жизни и что тело его, предаваемое гробу, восстанет во Втором Пришествии обновленным и нетленным. Весь гроб покрывается священным покровом (церковной парчой) в знак того, что умерший находится под покровом Христовым[2].

Тело умершего увенчивается «венчиком» с изображением Иисуса Христа, Богоматери и Предтечи, и с надписанием «Трисвятого», чествуя чрез то усопшего как победителя, окончившего земную жизнь, сохранившего веру и надеющегося получить от Господа Иисуса венец небесный, уготованный верным по милосердию Триединого Бога и по молитвенному ходатайству Божией Матери и Предтечи (2 Тим. 4, 7—8; Апок. 4, 4, 10). В руки полагают икону или крест в знак веры во Христа.

Тело умершего поставляется в доме головой к иконам. При гробе горят светильники, а также свечи зажигаются присутствующими при панихиде, когда она совершается по усопшем. Эти светильники означают, что он перешел от тленной этой жизни к истинному невечернему свету (Симеон Солунский). (Гроб архиерея бывает осенен трикирием, дикирием и рипидами.)

До самого выноса для погребения над телом почившего совершается чтение Псалтири[3]. Это чтение Псалтири по усопшем совершается также в девятый, двадцатый и сороковой день по смерти и ежегодно в дни преставления и «именин» умершего. Молитвы об умершем, по словам святителя Кирилла Иерусалимского, приносят великую пользу душам умерших, особенно когда они соединены с принесением бескровной Жертвы. Если эти молитвы всегда необходимы для спасения души умершего, то особенно необходимо предстательство Церкви тотчас по преставлении его, когда душа находится в состоянии перехода от земной жизни в загробную и определения своей участи в соответствии с прожитой на земле жизнью. Эти молитвы нужны и для назидания и подкрепления окружающих и оплакивающих отшествие умершего. Скорбь обыкновенно бывает безмолвна, и чем безмолвнее, тем глубже. Святая Церковь это безмолвие, поселяющее уныние, прерывает утешительной и самой назидательной беседой — чтением возле покойника до его погребения псалмов Псалтири, которые могущественно обращают сетующих к молитве и тем утешают их.

 

Примечание.

Чтение Псалтири обычно совершается стоя (положение молящегося). Само чтение Псалтири по умершем совершается по следующему порядку.

Начало: Молитвами святых отец наших… Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Царю Небесный… Трисвятое по Отче наш. Господи помилуй (12 раз). Приидите, поклонимся (трижды). И читается первая «Слава» 1-й кафизмы.

После каждой «Славы» — молитва: «Помяни, Господи Боже наш», вспоминая, где следует, имя усопшего (молитва помещена в «Последовании по исходе души», — в следованной Псалтири и в конце малой Псалтири).

После окончания кафизмы читается Трисвятое по Отче наш, покаянные тропари и положенная после каждой кафизмы молитва (см. на ряду в Псалтири после каждой кафизмы).

Новая кафизма начинается с «Приидите, поклонимся».

 

РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПОГРЕБЕНИЯ УСОПШИХ

 

В Православной Церкви различаются четыре вида, или чина погребения, а именно: погребение мирских человек, монахов, священников и младенцев. Сюда же необходимо отнести чин погребения, совершаемого в Светлую седмицу.

Все чины погребения по своему составу сходны с заупокойной утреней или всенощным бдением. Но каждый чин в отдельности имеет и свои особенности.

Последование погребальной службы называется в богослужебных книгах «исходным» в том смысле, что смерть христианина есть исхождение, или переход из одной жизни в другую, подобно исходу израильтян из Египта в землю обетованную.

Отпевание обычно совершается после литургии.

Погребение не совершается в первый день Пасхи и в день праздника Рождества Христова до вечерни.

 

ЧИН ПОГРЕБЕНИЯ МИРСКИХ ЧЕЛОВЕК («ПОСЛЕДОВАНИЕ МЕРТВЕННОЕ МИРСКИХ ТЕЛ»)

 

Под именем христианского погребения разумеется и отпевание, и предание тела усопшего земле (а не одно предание земле). Отпевание обычно совершается в храме и, как исключение, — на дому или на кладбище.

Пред выносом тела усопшего в храм для отпевания, на дому совершается над ним краткая заупокойная лития (лития — с греч. «усиленное всенародное моление»)[4].

Священник, придя в дом, где находятся «мощи усопшего», возлагает на себя епитрахиль и, вложив фимиам в кадильницу, кадит тело мертвого и предстоящих и начинает обычно:

Благословен Бог наш…

Певцы: Аминь. Трисвятое.

Чтец: Пресвятая Троице. Отче наш. По возгласе —

Певцы: Со духи праведных скончавшихся…

В покоищи Твоем Господи… и проч. тропари.

Диакон (или священник) ектению: Помилуй нас, Боже…

Возглас: Боже духов и всякия плоти…

Диакон: Премудрость.

Певцы: Честнейшую Херувим… и проч.

И творит священник отпуст:

«Живыми и мертвыми обладаяй Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, преподобных и богоносных отец наших, и всех святых, душу от нас преставльшагося раба Своего (имя), в селениих святых вселит и с праведными причтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец».

После этого священник возглашает вечную память: «Во блаженном успении вечный покой...». Певцы поют: «Вечная память» (трижды).

Когда все будет готово к выносу, священник творит снова начало (самого чина отпевания): «Благословен Бог наш».

Певцы начинают петь «Святый Боже», и при пении Трисвятого тело усопшего переносится в храм. Впереди всего шествия — крест, за ним певчие. Священник в облачении со свечой в левой руке и крестом в правой и диакон с кадилом идут впереди гроба.[5] Священник идет впереди гроба потому, как замечено в Требнике Петра Могилы, что он служит «предводителем» — духовным руководителем христианской жизни и является молитвенником пред Богом как за живых, так и за умерших. Миряне же, как плачущие и болезнующие по умершем, идут за гробом. Шествие сопровождается пением «Святый Боже» во славу Святой Троицы, во имя Которой усопший крещен, Которой служил, Которую исповедал, в Которой скончался и по смерти да сподобится Которой вместе с небожителями воспевать Трисвятую песнь.

В храме тело умершего поставляется или в притворе, или на середине храма против царских врат, лицом к востоку (головой к западу) — по подобию христиан молящихся, чтобы не только живые, но и умершие участвовали духовно в приношении таинственной жертвы на литургии, чтобы и отшедшая душа молилась вместе с братьями, еще оставшимися на земле. После совершения литургии, во время которой стоит в храме тело усопшего, обыкновенно бывает его отпевание.

«Погребение мирских человек» есть часть всенощного бдения, или полная панихида.

Чин отпевания состоит из трех частей:

1) из обычного начала, 90-го псалма, 118-го псалма («непорочны») и заупокойных тропарей по непорочных;

2) из пения канона, стихир, евангельских блаженств с тропарями, чтения Апостола и Евангелия, ектении, чтения разрешительной молитвы и, наконец, стихир при последнем целовании.

3) Чин отпевания заканчивается заупокойной литией.

После этого совершается вынос к могиле для погребения с пением «Святый Боже» и краткая лития при опускании тела в могилу.

Первая часть. После обычного возгласа «Благословен Бог наш» поется «Святый Боже» (трижды) и читается 90-й псалом, после чего поются непорочны (118-й псалом), разделенные на три статии. Начало каждой статии поет хор, остальные стихи читает священник. (По Уставу полагается пение всех стихов 118-го псалма.) В первой и третьей статии каждый стих сопровождается припевом: «Аллилуиа», а второй статии — «Помилуй раба Твоего» (или рабу Твою).

В конце каждой статии «Слава» и «И ныне» с припевом.[6]

После 1-й и 2-й статии бывает малая заупокойная ектения, — произносится с каждением. Кадить полагается в течение всего отпевания. На ектениях при погребении принято вместо слова «усопшего» говорить «новопреставленного» раба Божия.

После непорочнов сразу (без ектении) поют тропари по непорочных (творение преподобного Иоанна Дамаскина — VIII в.): «Благословен еси, Господи… Святых лик обрете источник жизни». Затем малая ектения и «седален покоин»: «Покой, Спасе наш». После седальна поется Богородичен: «От Девы возсиявый миру».

После этого следует вторая часть отпевания.

После 50-го псалма поется канон 6-го гласа — творение Феофана Начертанного, написанный в VIII в. на смерть брата — Феодора Начертанного. Ирмос 1-й: «Яко по суху пешешествовав Израиль». Канон этот помещается также в Октоихе в субботней службе 6-го гласа.

На каноне обычно поют или читают к первому тропарю припев: «Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев», а ко второму: «Покой, Господи, душу усопшаго раба Твоего». В этом каноне Церковь призывает в предстательство усопшему особенно мучеников, как первенцев христианской кончины, достигших вечного блаженства, и молится Господу, Который есть «естеством Благ и Благоутробен и Волитель милости, и благоутробия Бездна», — чтобы упокоил усопшего «в земли кротких», со святыми, в сладости райской, в Небесном Царствии, где нет уже ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная в радостном Богообщении.

По 3-й песни канона произносится малая ектения и поется седален: «Воистину суета всяческая».

По 6-й песни также малая заупокойная ектения, кондак: «Со святыми упокой» и икос: «Сам един еси Безсмертный».

По 9-й песни произносится малая заупокойная ектения и поются на 8 гласов восемь самогласных стихир, написанных Иоанном Дамаскиным на смерть одного подвижника, в утешение его скорбящему брату. В этих стихирах сильными и трогательными чертами изображается скоротечность земной жизни, тленность тела и красоты, беспомощность при смерти богатства и славы, мирских связей и преимуществ.

Но за этим изображением скоротечности земной жизни, неизбежного разрушения и тления тела, Церковь утешительно произносит «Блаженны»: Во Царствии Твоем, егда приидеши, — помяни нас, Господи! Блажени нищии духом, блажени плачущии, кроткие… — изречения Спасителя о вечном блаженстве подвижников благочестия и добродетели; усопшему же испрашивается, чтобы Христос Господь упокоил его в стране живых, отверз ему врата райские, показал жителя Царствия, простив вся согрешения.

После этого бывает пение прокимна и чтение Апостола и Евангелия.

Словами апостольского чтения Церковь переносит наши мысли и надежды к будущему всеобщему воскресению мертвых. «Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия о Иисусе приведет с Ним» (1 Сол. 4, 13—18). Те же надежды Церковь пробуждает в нас и словами Евангелия о всеобщем воскресении (Ин. 5, 24—31).

После Евангелия произносится ектения: «Помилуй нас, Боже», и в конце молитва «Боже духов» с возгласом «Яко Ты еси воскресение, живот и покой».

Обычно после прочтения Евангелия и ектении «Помилуй нас, Боже» священник, стоя у гроба в ногах покойника, обратясь лицом к покойнику, читает разрешительную молитву[7], которую после этого влагает в руку почившего (и в таком случае молитва прощальная, помещенная в конце чина отпевания, не читается, т. к. она по содержанию такая же, как и первая, только более краткая).

В этой молитве испрашивается у Господа прощение умершему согрешений вольных и невольных, в которых он «сердцем сокрушенным покаяся и елико за немощь естества забвению предаде». Таким образом, разрешительная молитва представляет собой моление священника о даровании усопшему прощения от Господа всех открытых духовнику прегрешений, а также и тех, в которых почивший не раскаялся или вследствие свойственного человеку забвения грехов, или потому, что не успел раскаяться в них, застигнутый смертью. Она является и в собственном смысле разрешительной, т. к. ею скончавшийся разрешается от церковного запрещения («клятвы», или епитимии), если он почему-либо не был разрешен при жизни.

В знак того, что усопший умер в общении с Церковью, разрешительная молитва влагается в руки ему.

Церковь чтением разрешительной молитвы проливает также высокое утешение в сердца скорбящих и плачущих.

Разрешительная молитва произносится над умершим издревле (IVV век). Содержание этой молитвы было заимствовано из молитвы умилостивительной, находящейся в конце древней литургии апостола Иакова. В настоящий свой состав (в Требнике) она приведена в XIII веке Германом, епископом Амафунтским. Этой разрешительной грамоты не чуждались и люди праведные. Так, например, святой благоверный князь Александр Невский при своем погребении принял разрешительную грамоту, разогнув правую руку, как живой. Обычай влагать в руки умершему разрешительную молитву соблюдается в Русской Церкви со времени прп. Феодосия Печерского, который по просьбе варяжского князя Симона благословить его в этой жизни и по смерти, написал разрешительную молитву и вручил Симону, а Симон завещал вложить эту молитву в его руки после смерти.

После молитвы разрешительной и примирительной поются трогательные стихиры при последнем целовании:

«Приидите последнее целование дадим, братие, умершему».

При пении их бывает прощание с умершим как выражение разлуки его с этой жизнью, непрестающей нашей любви и духовного общения с ним во Христе Иисусе и в загробной жизни. Последнее целование народ совершает, прикладываясь ко кресту в руке умершего.

Третья часть. Чин отпевания заключается заупокойной литией. После стихир читается Трисвятое по Отче наш.

Хор поет: «Со духи праведных скончавшихся...» и проч. тропари.

Затем ектения: «Помилуй нас, Боже» и проч. (см. начало «Чина погребения мирских человек»).

И творит священник с крестом отпуст: «Воскресый из мертвых, Христос истинный Бог наш» (см. Требник).

Диакон возглашает: «Во блаженном успении вечный покой…».

Хор: Вечная память (трижды).

Священник: «Вечная твоя память, достоблаженне и приснопамятне брате наш» (трижды).

После отпевания совершается погребение.

Гроб умершего сопровождается до могилы таким же образом, как и в храм, с пением Трисвятого и шествием впереди гроба священника.

На кладбище пред опусканием тела в могилу совершается лития по усопшем. После закрытия гроба и опускания в могилу священник возливает крестообразно на гроб оставшийся после елеосвящения елей (если это таинство совершалось пред смертью над почившим); в могилу бросаются по обычаю и зерна пшеницы, употреблявшиеся при елеосвящении, и сосуд от елея[8].

В могиле умерший обыкновенно полагается лицом к востоку в знак ожидания наступления утра вечности, или Второго Пришествия Христова, и в знак того, что умерший идет от запада жизни к востоку вечности. Этот обычай унаследован Православной Церковью от глубокой древности. Уже святитель Иоанн Златоуст говорит о нем как существующем от прежних времен (архиеп. Вениамин. Новая скрижаль).

Священник на опущенный в могилу гроб высыпает также пепел из кадила.[9] Пепел знаменует то же, что и незажженный елей, — угасшую на земле жизнь, но благоугодную Богу, как фимиам кадильный.

Затем священник посыпает опущенный в могилу гроб крестообразно землей, беря ее лопатой со всех четырех сторон могилы (в просторечии называется «печатание гроба»). При этом произносит слова: «Господня земля и исполнение ея (составлены из нея) вселенная и вси живущии на ней.[10]

И все присутствующие на гроб, опущенный в могилу, «мещут (бросают) персть», в знак покорности Божественному повелению: «Земля еси и в землю отыдеши». Предание тела земле выражает также нашу надежду воскресения. Вот почему христианская Церковь приняла и хранит обычай не сжигать, а зарывать тело в землю, как зерно, которое должно ожить (1 Кор. 15, 36).

По принятому обычаю, над могилой во главе могилы ставится надмогильный крест как знамение исповедания умершим веры в Иисуса Христа, Крестом победившего смерть и призвавшего нас идти Его путем.[11]

 

ЧИН ПОГРЕБЕНИЯ МЛАДЕНЦЕВ

 

Младенцами называются дети до семилетнего возраста, не могущие еще ясно различать добра и зла. Если они что сделают худое по неразумию, то это им не вменяется в грех. Над младенцами, умершими по святом Крещении, совершается особое отпевание как над непорочными и получившими в святом Крещении очищение от первородного греха, в котором Святая Церковь не молится об оставлении грехов умерших, но только просит сподобить их Небесного Царствия, по неложному обещанию Христову (Мк. 10, 14).

Чин младенческого погребения короче чина погребения мирских человек (возрастных) и отличается от последнего следующим:

Чин отпевания младенцев также начинается чтением 90-го псалма, но в нем не поются ни кафизма (непорочны), ни тропари по непорочных.

Канон поется с припевом: «Господи, упокой младенца».

Ектения малая об упокоении младенца (помещенная после 3-й песни канона) отличается от произносимой об умерших в возрасте: в ней усопший младенец называется блаженным и содержится моление ко Господу об упокоении младенца, чтобы Он «по Своему неложному обещанию (ср. Мк. 10, 14) Небесному Своему Царствию того сподобил». В ектении нет моления о прощении согрешений; молитва же, читаемая священником тайно пред возгласом после ектении, — иная, чем при ектении об усопших возрастных. Эта малая ектения произносится после 3-й, 6-й и 9-й песни и в конце чина отпевания пред отпустом.

После 6-й песни канона поется кондак «Со святыми упокой», а вместе с икосом «Сам един еси Безсмертный» поются еще 3 икоса, изображающие скорбь родителей по умершему младенцу.

После канона читаются Апостол и Евангелие другие, чем при отпевании мирских человек: Апостол — о различном состоянии тел по воскресении (1 Кор. 15, 39—46), а Евангелие — о воскресении мертвых силой воскресшего Господа (Ин. 6, 35—39).

Вместо разрешительной молитвы, положенной при отпевании возрастных, читается молитва: «Храняй младенцы», в которой священник молит Господа принять душу усопшего младенца в ангельские светозарные места. Священник разрешительную молитву над погребаемым младенцем читает, стоя у главы умершего, обратившись лицом к алтарю.

При последнем целовании поются другие стихиры, чем при погребении «мирских человек». В них выражается скорбь родителей об усопшем младенце и предлагается утешение им, что он вселился к ликам святых.

Проводы на могилу и предание земле совершается по чину погребения «мирских человек».

Лития, которая совершается по младенце на дому, а также в конце отпевания при погребении на кладбище, отличается от обычного чина литии при отпевании взрослых только ектенией: вместо «Помилуй нас, Боже» произносится малая заупокойная ектения о младенце, помещенная после 3-й песни канона младенческого отпевания.

Над некрещеными младенцами отпевание не совершается.

 

ОТПЕВАНИЕ И ПОГРЕБЕНИЕ МОНАХОВ[12]

 

Чин погребения монахов помещен в Большом Требнике.

Последование отпевания монахов отличается от отпевания мирских людей следующим:

1. Кафизма 17-я (непорочны) разделяется не на три статии, а на две, при этом припевы бывают другие, а именно: к стихам 1-й статии «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим».

К стихам 2-й статии (до 132 стиха) — припев: «Твой есмь аз, спаси мя».

И со стиха 132 («Призри на мя и помилуй мя») — припев: «Во Царствии Твоем, Господи, помяни раба Твоего» или «рабу Твою».

2. Вместо канона об усопшем поются воскресные антифоны степенны из Октоиха всех 8-ми гласов, и после каждого антифона по четыре стихиры, в которых воспевается крестная смерть Господа как победа над нашей смертью и возносится моление об усопшем.

3. При пении «Блаженн» поются особые тропари, приспособленные к обетам монашествующих.

4. При последнем целовании, из числа стихир: «Приидите последнее целование дадим, братие, умершему» некоторые стихиры (5—10) не поются, а прибавляются особые стихиры.

5. При выносе тела умершего монаха для погребения поется не «Святый Боже», а поются стихиры самогласны: «Кая житейская сладость пребывает печали непричастна».

6. По пути на кладбище трижды останавливается шествие, и бывает заупокойная ектения и молитва.

7. В то время, когда бросают на гроб землю, поются тропари: «Земле, зинувши, приими от тебе созданнаго рукою Божиею прежде».

В этих тропарях Церковь взывает: «раба Твоего от ада воздвигни, Человеколюбче». А почивший как бы обращается к братии: «Духовнии мои братие и спостницы, не забудите мене, егда молитеся… и молите Христа, да учинит дух мой с праведными». И братия при этом творят 12 поклонов за усопшего, окончившего временную жизнь, которая образом своим имеет 12 часов дневных и ночных.

 

ОСОБЕННОСТИ ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ ИЕРЕЙСКОГО ПОГРЕБЕНИЯ

 

При перенесении тела усопшего священника из дома в храм и из храма на кладбище шествие такое же, как при крестном ходе. Гроб несут священнослужители. Впереди гроба — несут Евангелие, церковные хоругви и крест (при несении тела мирян — впереди только крест). В каждом храме, мимо которого совершается шествие, бывает погребальный звон. При несении же тела архиерея — перезвон во всех церквах города; гроб перед каждым храмом, мимо которого проходит шествие, останавливается, и совершается заупокойная лития. Так издревле совершалось погребение священных лиц (см. историк Созомен, кн. 7, гл. 10). При изнесении тела архиерея из храма к могиле, обносят его вокруг храма, и при обнесении на каждой стороне храма совершают краткую литию.[13]

Священническое погребение отличается пространностью и торжественностью. По своему составу оно имеет сходство с утреней Великой Субботы, когда поются погребальные песни умершему за нас Богочеловеку Господу Иисусу Христу. Такое сходство в погребении соответствует служению священника, которое есть образ вечного священства Христова. Отпевание священников отличается от погребения мирских человек следующим:

После 17-й кафизмы, исполняемой как при погребении мирских человек, и после тропарей по непорочных читаются пять Апостолов и пять Евангелий. При чтении первого Евангелия обыкновенно ударяют в колокол один раз, при 2-м — дважды и т. д.

Чтение каждого Апостола предваряется пением прокимна. Пред прокимном же поются или читаются степенны антифоны, иногда вместе с тропарями и с псалмом (к стихам псалма припевается «Аллилуиа»). В антифонах изображается таинственное действие Духа Божия, укрепляющего немощь человека и восторгающего (отрывающего) его от земного к небесному. Пред пятым Апостолом поются «Блаженны» с тропарями другими, чем при отпевании мирских людей.

После чтения 1-го, 2-го и 3-го Евангелия читаются молитвы об упокоении усопшего. Обыкновенно каждое Евангелие и молитва после него читаются особым священником, а прокимен и Апостол — особым диаконом, если их есть много при отпевании.

Канон поется с ирмосами канона Великой Субботы «Волною морскою», кроме 3-й и 6-й песней, имеющих отношение только ко Христу Богу и заменяемых: 3-я песнь — обычным ирмосом «Несть свят», а 6-я песнь — ирмосом из канона Вел. Четверга «Бездна последняя грехов обыде мя». По 6-й песни поется кондак «Со святыми упокой» и читается 24 икоса; каждый икос оканчивается пением «Аллилуия».

После канона поются: хвалитные стихиры, «Слава в вышних Богу» и по окончании славословия поются стихиры стиховны на все 8 гласов: «Кая житейская сладость», но на каждый глас не по одной стихире, как при отпевании мирских людей, а по три. После великого славословия или после стихир стиховных читается разрешительная молитва и влагается в руку умершего.

При сопровождении усопшего из храма до могилы поют не «Святый Боже», а ирмосы канона «Помощник и Покровитель бысть мне во спасение».

 

ЧИН ПОГРЕБЕНИЯ МИРСКИХ ЧЕЛОВЕК В СВЕТЛУЮ СЕДМИЦУ ПАСХИ[14]

 

Сообразно со светлым и торжественным значением события Воскресения Христова, погребение, совершаемое в Светлую седмицу, отлагает все печальное из своей службы: Воскресение Христово есть победа над смертью. Пред этим событием сама мысль о смерти как бы исчезает, и потому само богослужение имеет более отношение к воскресшему Господу, чем к усопшему брату по вере.

Отпевание в неделю Пасхи совершается следующим образом: пред выносом тела усопшего в храм совершается лития. Священник творит возглас, и поется: «Христос воскресе» со стихами: «Да воскреснет Бог». Затем после пения «Со духи праведных скончавшихся» бывает обычная ектения об усопшем и после обычного возгласа — песнь: «Воскресение Христово видевше». При перенесении тела поется канон Пасхи: «Воскресения день».

Отпевание начинается так же, как и указанная выше лития, т. е. после возгласа: «Христос воскресе» со стихами «Да воскреснет Бог». Затем обычная на отпевании ектения об упокоении и после нее канон Пасхи: «Воскресения день».

По 3-й и 6-й песни — заупокойная ектения. После 3-й песни и ектении поется: «Предварившия утро».

По 6-й песни, после пения кондака «Со святыми упокой» и икоса «Сам един еси Безсмертный»[15], читаются Апостол, положенный в тот день на литургии, и Евангелие воскресное первое. Пред чтением Апостола поется «Елицы во Христа крестистеся». Пред чтением Евангелия поется «Аллилуиа» (трижды).

После Евангелия: «Господу помолимся» и молитва разрешительная.

Потом духовенство или хор поет: «Воскресение Христово видевше» (единожды) и «Воскрес Иисус от гроба» (единожды).

Далее поются 7-я, 8-я и 9-я песни канона.

После 9-й песни — малая заупокойная ектения и ексапостиларий: «Плотию уснув» (дважды) и затем: «Благословен еси Господи… Ангельский собор удивися».

Вместо стихир на последнее целование поются стихиры Пасхи: «Да воскреснет Бог», и бывает прощание с покойником, во время которого продолжается пение тропаря Пасхи: «Христос воскресе из мертвых».

По окончании целования произносится заупокойная ектения: «Помилуй нас, Боже», и молитва (вслух): «Боже духов» и возглас.

Диакон: «Премудрость».

Певцы: «Христос воскресе из мертвых» (трижды), и творит священник пасхальный отпуст, после чего:

Диакон: «Во блаженном успении…».

Певцы: «Вечная память» (трижды).

Сопровождается гроб до могилы с пением тропаря: «Христос воскресе из мертвых». У могилы бывает лития, и после «Вечной памяти» поют: «Земле, зинувши, приими от тебе созданное», — тропарь, положенный в чине погребения монахов.

Чтобы иметь ясное представление об изменениях в обыкновенном чине отпевания в случае погребения в дни Пасхальной седмицы умерших мирян, священников, монахов и младенцев, нужно принять во внимание то, что в погребальных чинах Православной Церкви ясно различаются две стороны. Одни молитвы, чтения и песнопения относятся к самим умершим и состоят в прошениях об оставлении прегрешений и о блаженном упокоении умерших. Другие же песнопения обращены к живым, родственникам, знакомым и вообще ближним умерших и имеют целью выразить соучастие Церкви в скорби об умерших и в то же время возбудить в живых отрадное чувство надежды на будущую блаженную жизнь скончавшихся.

Что касается умерших, то для них как в случае смерти в дни Светлой седмицы, так и в другое время года необходима молитва Церкви, чтобы Господь простил их грехи и даровал им блаженную жизнь. Поэтому и в пасхальном чине отпевания эти молитвословия о прощении согрешений и упокоении умерших оставляются. Что же касается родственников и ближних умерших, то в дни Святой Пасхи они должны быть свободны от чрезмерной скорби и сетования, как в дни светлейшего и торжественного праздника победы Христа над смертью в Воскресении Христовом. Поэтому Церковь при погребении на Пасху исключает из обычного чина отпевания те молитвы и песнопения, в которых отражается скорбь и соболезнование об умерших («Святых лик», «Кая житейская сладость», «Приидите последнее целование» и др.) и определяет петь и читать вместо них только пасхальные песнопения, возбуждающие одно светлое и радостное чувство надежды на воскресение и вечную жизнь умирающих о Господе[16].

 

 

Купить эту книгу можно
""
в розничном
магазине
«Сретение»
 ""
в оптовом
интернет
магазине

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] Излагается по учебному пособию Нестеровского. Литургика, ч.2

[2] Тела умерших архиереев, священников, диаконов и монахов не омываются водою, а только губкой, пропитанной маслом, обтираются крестообразно: лицо, грудь, руки, ноги, и делается это не простыми мирянами, а лицами из монашествующих или священнослужителей. Священнослужители облачаются в соответствующие одежды. В правую руку умершего архиерея или священника влагается крест, а на груди полагается Евангелие, в возвещении людям которого состояло и само их служение. Диакону влагают в руки кадило. Лицо умершего архиерея и священника покрывается воздухом в знак того, что они были совершителями тайн Божиих, и особенно Св. Таин Тела и Крови Христовых (воздух не снимается во время погребения).

На гроб архиерея полагается мантия, а сверху священный (церковный) покров.

Монахи облачаются в иноческие одежды и обвиваются мантией; для этого нижняя часть мантии обрезается в виде полосы, и этой обрезанной полосой сверху мантии обертывают крестообразно (в три креста) усопшего инока, а лицо закрывают крепой (наметкой) в знак того, что умерший во время своей земной жизни был удален от мира.

[3] Над умершим архиереем и священником читается вместо Псалтири Евангелие, как бы в продолжение их служения и в умилостивление Бога. Евангельское слово, по объяснению Симеона Солунского, выше всякого последования, и его прилично читать над священниками.

[4] Лития по усопшем совершается пред выносом тела в церковь, по пути и пред опусканием тела усопшего в могилу, на дому по возвращении после погребения и на литургиях после заамвонной молитвы, а также в храме после отпуста вечерни, утрени и 1-го часа (см. Типикон, гл. 9). Лития входит в состав погребения и панихиды. Панихида заканчивается литией после 9-й песни. Погребение также заканчивается литией — после стихир на целование.

После литургии лития об усопших:

Когда лития совершается по заамвонной молитве (см. Служебник), тогда не бывает отпуста и не возглашается «Вечная память», но перед пением «Буди имя Господне» сразу хор поет: «Со духи праведных… В покоищи Твоем Господи… Слава: Ты еси Бог... И ныне: Едина Чистая...».

Диакон (ектению): Помилуй нас, Боже: и проч.

Хор: Господи, помилуй (трижды) и проч.

Священник: Боже духов... Яко Ты еси воскресение:

Хор: Аминь. Буди имя Господне: (трижды) и прочее последование литургии.

[5] Если священник без диакона, то в левой руке держит крест, а в правой кадило.

[6] Каждая статия начинается в Требнике: 1-я ст. — «Блажени непорочнии в путь»; 2-я ст. — «Заповеди Твоя»; 3-я ст. — «Имя Твое. Аллилуиа».

Эти слова, принадлежащие началу каждой статии, должен петь канонарх (особым напевом на особый глас), после чего певцы тем же напевом начинают петь весь первый стих каждой статии с указанным припевом, например: «Блажени непорочнии в путь ходящии в законе Господни.  Аллилуиа» и т. д.

[7] Молитва разрешительная, от иерея над преставльшимся чтомая:

Господь наш Иисус Христос, Божественною Своею благодатию, даром же и властию, данною святым Его учеником и апостолом, во ежe вязати и решити грехи человеков, (рек им: приимите Духа Святаго, ихже отпустите грехи, отпустятся им: ихже удержите, удержатся: и елика аще свяжетe и разрешите на земли, будут связана и разрешена и на небеси). От онех же и на ны друг другоприимательно пришедшею, да сотворит чрез мене смиреннаго прощенно и сие по духу чадо (имя) от всех, елика яко человек согреши Богу словом или делом, или мыслию, и всеми своими чувствы, волею или неволею, ведением или неведением. Аще под клятвою или отлучением архиерейским бысть, или аще клятву отца своего или матере своея наведе на ся, или своему проклятию подпаде, или клятву преступи, или иными некиими грехи яко человек связася: но о всех сих сердцем сокрушенным покаяся, и от тех всех вины и юзы да разрешит его (ю); елика же за немощь естества забвению предаде, и та вся да простит ему (ей), человеколюбия ради

Своего, молитвами Пресвятыя и Преблагословенныя Владычицы и Приснодевы Марии, святых славных и всехвальных апостол, и всех святых. Аминь.

[8] По киевской богослужебной практике, при возливании св. елея на тело умершего, над которым совершено было елеосвящение, священник берет сосуд с елеем, открыв, произносит над умершим: «Господь наш Иисус Христос, укрепивый тя в вере и подвизех христианскаго жития, Той ныне милостивно сия да приимет и елеем щедрот Своих да простит ти вся немощию человеческою согрешенная и мзду прияти да сподобит тя со святыми Своими, поющими Ему: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа».

Хор повторяет: «аллилуиа», а священник возливает из сосуда елей крестообразно на тело усопшего.

[9] Где имеется этот обычай, священник, взяв кадило, высыпает пепел в могилу на гроб, говоря: «Земля еси, прах и пепел, о человече, и в землю возвращаешися» (Требник. Перемышль, 1876 г.).

[10] По существующему на Украине обычаю, при «печатании» гроба священник произносит: «Печатается гроб сей до будущего Суда и всеобщего воскресения, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь», а также крестовидно посыпая землею гроб (лопатой), произносит слова Требника: «Господня земля и исполнение ея вселенная и вси живущии на ней».

Если священник тело умершего не провожает на кладбище и не присутствует при опускании в могилу, а только совершает в храме отпевание, то он землей посыпает тело умершего после отпевания в храме с произношением указанных слов. Для этого приносят в сосуде немного земли (песка), затем покрывают лицо и всего покойника саваном, после чего священник крестообразно посыпает тело умершего землей, произнося: «Господня земля и исполнение ея».

[11] Христианский обычай ставить кресты на могилах восходит к глубокой древности. На Востоке он впервые появился около III века в Палестине и широкое распространение получил после торжества Христовой веры при Константине Великом. Из Греции этот обычай перешел в Россию вместе со святою верою.

[12] По этому чину отпеваются архимандриты, иеромонахи, иеродиаконы, монахи и монахини. Только архиереи отпеваются по чину иерейского погребения (см. Сборник решений недоуменных вопросов из пастырской практики. Вып. II. Киев, 1903, с. 99).

[13] В Русской Церкви нет особого чина отпевания и погребения архиереев, и в настоящее время они погребаются по чину погребения священнического. До второй половины XVIII века (до 1767 г.) архиереи были отпеваемы погребением монашеским.

Диаконов погребают погребением мирских человек, и только по архиерейскому разрешению — священническим погребением.

[14] Этот чин переведен с греческого языка на славянский Гавриилом, протом Афонской горы, и в Русском Потребнике в первый раз напечатан при патриархе Иоасафе (1639 г.), и с тех пор помещается в нашем Требнике.

[15] В заупокойном икосе со скорбью говорится о тленности человеческого земного тела, и скорбь разлуки с умершим выражается в надгробном рыдании и пении «аллилуиа».

В связи с таким содержанием этого икоса, при погребении на Пасхальной седмице его следует заменять или пасхальным кондаком: «Аще и во гроб снизшел еси», или пасхальным икосом: «Еже прежде солнца Солнце зашедшее иногда во гроб».

[16] Чин погребения на Пасху помещен в Требнике, а также в отдельной книжке — «Служба Св. Пасхи».

О совершении чина погребения на Пасху умерших священников, монахов и младенцев см. указания в кн. Булгакова «Настольная книга для священно-церковнослужителей» и в книге К. Никольского «Пособие к изучению Устава».

О погребении в дни Св. Пасхи умерших священников — см. также: Сборник решений недоуменных вопросов из пастырской практики. Киев, 1904. Вып. 2.  С. 107—108.

Гермоген Шиманский

Литургика: Таинства и обряды

29 мая 2006 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту