Библия, изложенная для семейного чтения
Исаак и Иаков

"...вот,
...вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин свой, я напьюсь, и которая скажет мне: пей, я и верблюдам твоим дам пить, пока не напьются, — вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку
Шли годы. Авраам совсем состарился. И сын его, Исаак, достиг уже совершеннолетия, но еще не был женат. Тогда Авраам стал заботиться о поиске ему невесты. Но он не хотел породниться ни с кем из рода идолопоклонников, жителей Ханаанской земли. Поэтому, призвав Елиезера, управляющего всеми имениями его, он сказал ему, что пришло время Исааку, сыну моему взять жену себе. Тебе поручаю я отыскать и привести в мой дом невесту для сына моего, но «клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему Исааку жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу, но пойдешь в землю мою, на родину мою (и к племени моему), и возьмешь оттуда жену сыну моему Исааку».

«Раб сказал ему: может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю, должен ли я возвратить сына твоего в землю, из которой ты вышел?

Авраам сказал ему: берегись, не возвращай сына моего туда; Господь, Бог неба, Который взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего, Который говорил мне и Который клялся мне, говоря: (тебе и) потомству твоему дам сию землю, — Он пошлет Ангела Своего пред тобою, и ты возьмешь жену сыну моему (Исааку) оттуда; если же не захочет женщина идти с тобою (в землю сию), ты будешь свободен от сей клятвы моей; только сына моего не возвращай туда».

(Быт. 24, 3—8)

И вот, Елиезер, избрав из стада господина своего десять верблюдов и взяв разные драгоценные вещи из сокровищ его, отправился в Месопотамию, в город, где жил Нахор, брат Авраама.

Дойдя туда, он «остановил верблюдов вне города, у колодезя воды, под вечер, в то время, когда выходят женщины черпать воду. И сказал: Господи, Боже господина моего Авраама! пошли ее сегодня навстречу мне и сотвори милость с господином моим Авраамом; вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин свой, я напьюсь, и которая скажет мне: пей, я и верблюдам твоим дам пить, пока не напьются, — вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим Авраамом».

«Еще не перестал он говорить в уме своем, и вот, вышла Ревекка, дочь Вафуила, внучка Нахора, брата Авраамова, и кувшин ее на плече ее. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх. И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего. Она сказала: пей, господин мой. И тотчас спустила кувшин свой на руку свою и напоила его. И, когда напоила его, сказала: я стану черпать и для верблюдов твоих, пока не напьются все.

И тотчас вылила воду из кувшина своего в пойло и побежала опять к колодезю почерпнуть воды, и начерпала для всех верблюдов его.

Человек тот смотрел на нее с изумлением в молчании, желая уразуметь, благословил ли Господь путь его или нет. И спросил ее и сказал: чья ты дочь? скажи мне, есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?»

(Быт. 24, 11—21, 23)

Узнав от приветливой, молодой, красивой девушки, что она — дочь Вафуила, сына Нахорова, брата Авраамова, и услышав еще ответ ее и на другой вопрос свой, что есть в доме отца ее «много соломы и корму, и есть место для ночлега» (Быт. 24, 25), Елиезер не сомневался уже более в том, что Сам Бог, по молитве его, послал ему навстречу невесту для молодого сына его господина, «и преклонился человек тот и поклонился Господу, и сказал: благословен Господь Бог господина моего Авраама, Который не оставил господина моего милостию Своею и истиною Своею! Господь прямым путем привел меня к дому брата господина моего».

«Девица же побежала и рассказала об этом в доме матери своей». Здесь, выслушав рассказ Ревекки, брат ее Лаван вышел к Елиезеру, стоявшему при верблюдах у источника, «и сказал ему: войди, благословенный Господом; зачем ты стоишь вне? я приготовил дом и место для верблюдов».

«И вошел человек. Лаван расседлал верблюдов и дал соломы и корму верблюдам, и воды умыть ноги ему и людям, которые были с ним; и предложена была ему пища; но он сказал: не стану есть, доколе не скажу дела своего. И сказали: говори».

(Быт. 24, 26—28, 31—33)

Тогда рассказал Елиезер, как он обещал господину своему сыскать невесту для молодого сына его и как, при встрече с Ревеккой, он уразумел, что Сам Господь указал ему желанную невесту для молодого Исаака, «прямым путем привел его, чтобы взять дочь брата господина его за сына его».

«И ныне скажите мне, — продолжал посланный Авраама, — намерены ли вы оказать милость и правду господину моему или нет? скажите мне, и я обращусь направо, или налево».

«И отвечали Лаван и Вафуил и сказали: от Господа пришло это дело; мы не можем сказать тебе вопреки ни худого, ни доброго; вот Ревекка пред тобою; возьми ее и пойди; пусть будет она женою сыну господина твоего, как сказал Господь.

Когда раб Авраамов услышал слова их, то поклонился Господу до земли. И вынул раб серебряные вещи и золотые вещи и одежды и дал Ревекке; также и брату ее и матери ее дал богатые подарки. И ели и пили он и люди, бывшие с ним, и переночевали. Когда же встали поутру, то он сказал: отпустите меня (и я пойду) к господину моему.

Но брат ее и мать ее сказали: пусть побудет с нами девица дней хотя десять, потом пойдешь. Он сказал им: не удерживайте меня, ибо Господь благоустроил путь мой; отпустите меня, и я пойду к господину моему.

Они сказали: призовем девицу и спросим, что она скажет. И призвали Ревекку и сказали ей: пойдешь ли с этим человеком? Она сказала: пойду. И отпустили Ревекку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраамова, и людей его. И благословили Ревекку и сказали ей: сестра наша! да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих! И встала Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов, и поехали за тем человеком. И раб взял Ревекку и пошел».

(Быт. 24, 49—61)

После того, когда однажды Исаак, при наступлении вечера вышел из дома своего в поле «поразмыслить» и «возвел очи свои», то увидел: вот, идут верблюды.

«Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам? Раб сказал: это господин мой. И она взяла покрывало и покрылась. Раб же сказал Исааку все, что сделал.

И ввел ее Исаак в шатер покойной[1].

(Быт. 24, 63—67)

Престарелый Авраам взял себе «еще жену, именем Хеттуру» (Быт. 25, 1). От нее имел он шесть сыновей, которые позднее сделались родоначальниками и вождями многих важных племен.

Патриарху Аврааму не угодно было, чтобы семьи его второй жены и детей ее оставались по соседству с Исааком, который был его наследником; поэтому, отдав все, что было у него, сыну своему Исааку, прочим сынам своим дал он «подарки и отослал их от Исаака, сына своего, еще при жизни своей, на восток в землю восточную» (Быт. 25, 5—6).

«Дней жизни Авраамовой было сто семьдесят пять лет; и скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный жизнью, и приложился к народу своему. И погребли его Исаак и Измаил, сыновья его, в пещере Махпеле, против Мамре, на поле (и в пещере), которые Авраам приобрел от сынов Хетовых. Там погребены Авраам и Сарра, жена его».

(Быт. 25, 7—10)

Измаил был уже тогда могущественным человеком. Двенадцати сыновьям его предстояло сделаться вождями тех племен, имена которых не изгладились еще из памяти людской и в IV веке христианской эры. Наведшие страх на весь мир победоносные завоеватели, известные под именем сарацин, были потомками Измаила.

«Лет жизни Измаиловой было сто тридцать семь лет; и скончался он, и умер, и приложился к народу своему». Умер он в земле своей, между Сурой и Хавилой, «что пред Египтом, как идешь к Ассирии».

(Быт. 25, 17—18)

Исааку было сорок лет, когда он взял в жену себе Ревекку, и только после двадцати лет супружеской жизни, по неустанной молитве родителей, родились у них дети, близнецы Исав и Иаков.

«Дети выросли, и стал Исав человеком искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах. Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу его: а Ревекка любила Иакова. И сварил Иаков кушанье; а Исав пришел с поля усталый. И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. Но Иаков сказал Исаву: продай мне теперь же свое первородство. Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве? Иаков сказал ему: поклянись мне теперь же. Он поклялся ему, и продал Исав первородство свое Иакову.

И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы; и он ел и пил, и встал и пошел; и пренебрег Исав первородство».

(Быт. 25, 27—34)

«Был голод в земле и пошел Исаак к царю Филистимскому, в Герар. Господь явился ему и сказал: не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе, странствуй по сей земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя, ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии и исполню клятву Мою, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему; умножу потомство твое, как звезды небесные, и благословятся в семени твоем все народы земные, за то, что Авраам (отец твой) послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои. Исаак поселился в Гераре.

И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему. И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, Филистимляне завалили и засыпали землею. И Авимелех (царь Филистимский) сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас. И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там».

(Быт. 26, 1—6, 12—17)

Но и здесь ссоры из-за колодезей между пастухами его и пастухами Герарскими принудили его удалиться отсюда. Исаак переселился в Вирсавию.

«И в ту ночь явился ему Господь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою; и благословлю тебя и умножу потомство твое, ради отца твоего Авраама, раба Моего. И он устроил там жертвенник и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Исааковы колодезь (в долине Герарской)».

(Быт. 26, 24—25)

«Когда Исаак состарился и притупилось зрение глаз его, он призвал старшего сына своего Исава[2] и сказал ему: сын мой! Тот сказал ему: вот я.

Исаак сказал: вот, я состарился; не знаю дня смерти моей; возьми теперь орудия твои, колчан твой и лук твой, пойди в поле, и налови мне дичи, и приготовь мне кушанье, какое я люблю, и принеси мне есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру.

Ревекка слышала, когда Исаак говорил сыну своему Исаву. И пошел Исав в поле достать и принести дичи; а Ревекка сказала меньшему сыну своему Иакову: вот, я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву: принеси мне дичи и приготовь мне кушанье; я поем и благословлю тебя пред лицем Господним, пред смертью моею.

Теперь, сын мой, послушайся слов моих в том, что я прикажу тебе: пойди в стадо и возьми мне оттуда два козленка молодых хороших, и я приготовлю из них отцу твоему кушанье, какое он любит, а ты принесешь отцу твоему, и он поест, чтобы благословить тебя пред смертью своею.

Иаков сказал Ревекке, матери своей: Исав, брат мой, человек косматый, а я человек гладкий; может статься, ощупает меня отец мой, и я буду в глазах его обманщиком и наведу на себя проклятие, а не благословение. Мать его сказала ему: на мне пусть будет проклятие твое, сын мой, только послушайся слов моих и пойди, принеси мне. Он пошел, и взял, и принес матери своей; и мать его сделала кушанье, какое любил отец его.

И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела в нее младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят; и дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему.

Он пошел к отцу своему и сказал: отец мой! Тот сказал: вот я; кто ты, сын мой? Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.

И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу. И сказал Исаак Иакову: подойди ко мне, я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет?

Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его и сказал: голос, голос Иакова, а руки, руки Исавовы. И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его и сказал: ты ли сын мой Исав? Он отвечал: я. Исаак сказал: подай мне, я поем дичи сына моего, чтобы благословила тебя душа моя.

Иаков подал ему, и он ел; принес ему и вина, и он пил. Исаак, отец его, сказал ему: подойди ко мне, поцелуй меня, сын мой. Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его и благословил его и сказал: вот, запах от сына моего, как запах от поля (полного), которое благословил Господь; да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина; да послужат тебе народы, и да поклонятся племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя — прокляты; благословляющие тебя — благословенны!

Как скоро совершил Исаак благословение над Иаковом, и как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, Исав, брат его, пришел с ловли своей. Приготовил и он кушанье, и принес отцу своему, и сказал отцу своему: встань, отец мой, и поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя. Исаак же, отец его, сказал ему: кто ты? Он сказал: я сын твой, первенец твой Исав.

И вострепетал Исаак весьма великим трепетом, и сказал: кто же это, который достал мне дичи и принес мне, и я ел от всего, прежде нежели ты пришел, и я благословил его? он и будет благословен.

Исав, выслушав слова отца своего Исаака, поднял громкий и весьма горький вопль и сказал отцу своему: отец мой! благослови и меня. Но он сказал ему: брат твой пришел с хитростью и взял благословение твое. И сказал Исав: не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза? Он взял первородство мое, и вот, теперь взял благословение мое. И еще сказал (Исав отцу своему): неужели ты не оставил и мне благословения?

Исаак отвечал Исаву: вот, я поставил его господином над тобою и всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином; что же я сделаю для тебя, сын мой?

Но Исав сказал отцу своему: неужели, отец мой, одно у тебя благословение? благослови и меня, отец мой! И (как Исаак молчал) возвысил Исав голос свой и заплакал.

И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше; и ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей.

И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его; и сказал Исав в сердце своем: приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего.

И пересказаны были Ревекке слова Исава, старшего сына ее; и она послала, и призвала младшего сына своего Иакова, и сказала ему: вот, Исав, брат твой грозит убить тебя; и теперь, сын мой, послушайся слов моих, встань, беги (в Месопотамию) к Лавану, брату моему, в Харран, и поживи у него несколько времени, пока утолится ярость брата твоего, пока утолится гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему: тогда я пошлю и возьму тебя оттуда; для чего же мне в один день лишиться обоих вас?»

(Быт. 27, 1—45)

В деле обмана отца своего трудно было Иакову не уступить убеждениям своей матери, не исполнить желания той, которая так любила его. В жизни ее и без того много горя было от Исава, который успел уже жениться, взяв себе в жены двух хананеянок, которые «были в тягость» ей и мужу ее Исааку. Сердце матери не могло не возмущаться тем, что права первородства и соединенные с ним Божественные обетования перейдут в род Исава, женатого на иноплеменницах, чуждым вере в Единого Бога, верою в Которого жили Исаак и Ревекка, и праотцы их. Могли ли эти иноплеменницы поддержать в семьях своих, это спасительное богопочитание? Не воспитывались бы и дети их так, из рода в род, в нечестии своих матерей?

Не в подобных ли опасениях решилась Ревекка на тот обман, которым она думала отвратить предвидимую ею опасность из рода в род для всего потомства своего? В усердии своем она готова была даже принять проклятие за обман свой. «Я жизни не рада от дочерей Хеттейских, — сказала она Исааку. — Если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских, каковы эти, из дочерей этой земли, то к чему мне и жизнь?» (Быт. 27, 46)

«И призвал Исаак Иакова и благословил его, и заповедал ему и сказал: не бери себе жены из дочерей Ханаанских; встань, пойди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей; Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов, и да даст тебе благословение Авраама (отца моего), тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму! И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию.

"И
И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. (Быт, 28:12)
И пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака, (не бойся). Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе.

Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!

И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его. И нарек имя месту тому: Вефиль[3], а прежнее имя того города было: Луз.

И положил Иаков обет, сказав: если Господь Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, — то этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть».

(Быт. 28, 1—5, 11—22)

Из того, что Господь попустил Исааку передать не по праву свое благословение меньшему сыну — Иакову и Сам неоднократно повторил Свое благословение и обетования Иакову и потомству его, не явствует ли, что Господь, взирая и отзываясь на благие сокровенные побуждения человеческого сердца, милосердием Своим и всемогуществом обращает даже ошибочные человеческие деяния во благо.

Посещенный видением Божиим, «встал Иаков и пошел в землю сынов востока к брату матери своей, Ревекки. И увидел: вот, на поле колодезь, и там три стада мелкого скота, лежавшие около него. Над устьем колодезя был большой камень».

«Когда собирались туда все стада, отваливали камень от устья колодезя и поили овец; потом опять клали камень на свое место. Иаков сказал им (пастухам): братья мои! откуда вы? Они сказали: мы из Харрана. Он сказал им: знаете ли вы Лавана, сына Нахорова? Они сказали: знаем. Он еще сказал им: здравствует ли он? Они сказали: здравствует; и вот, Рахиль, дочь его, идет с овцами.

Еще он говорил с ними, как пришла Рахиль (дочь Лавана) с мелким скотом отца своего. Когда Иаков увидел Рахиль, дочь Лавана, брата матери своей, то подошел Иаков, отвалил камень от устья колодезя и напоил овец Лавана, брата матери своей. И поцеловал Иаков Рахиль и возвысил голос свой и заплакал. И сказал Иаков Рахили, что он родственник отцу ее и что он сын Ревеккин. А она побежала и сказала отцу своему (все сие).

Лаван, услышав о Иакове, сыне сестры своей, выбежал ему навстречу, обнял его и поцеловал его, и ввел его в дом свой; и он рассказал Лавану все сие. Лаван же сказал ему: подлинно ты кость моя и плоть моя. И жил у него Иаков целый месяц.

И Лаван сказал Иакову: неужели ты даром будешь служить мне, потому что ты родственник? скажи мне, что заплатить тебе?

У Лавана же было две дочери; имя старшей: Лия» имя младшей: Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем.

Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за Рахиль, младшую дочь твою. Лаван сказал: лучше отдать мне ее за тебя, нежели отдать ее за другого кого; живи у меня.

И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее. И сказал Иаков Лавану: дай жену мою, потому что мне уже исполнилось время, чтобы войти к ней.

Лаван созвал всех людей того места и сделал пир. Вечером же взял Лаван дочь свою Лию и ввел ее к нему; и вошел к ней Иаков. Утром же оказалось, что это Лия. И Иаков сказал Лавану: что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня?

Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других. Иаков так и сделал. И Лаван)дал Рахиль, дочь свою, ему в жену. И любил Иаков Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других».

(Быт. 29, 1—6, 9—23, 25—28, 30)

Долго не было детей у Рахили, между тем, как у Лии было уже шесть сынов и дочь. Наконец услышал Бог молитву Рахили, и у нее родился сын Иосиф.

«После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю; отдай мне жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду, ибо ты знаешь службу мою, какую я служил тебе. И сказал ему Лаван: о, если бы я нашел благоволение пред очами твоими! я примечаю, что за тебя Господь благословил меня. И сказал: назначь себе награду от меня, и я дам тебе.

И сказал ему Иаков: ты знаешь, как я служил тебе, и каков стал скот твой при мне; ибо мало было у тебя до меня, а стало много; Господь благословил тебя с приходом моим; когда же я буду работать для своего дома?»

(Быт. 30, 25—30)

Однако же Иаков согласился продолжать еще несколько времени служить дяде своему, но при этом занимался и своим хозяйством. Условия, на которых он согласился пасти мелкий скот Лавана на расстоянии между ним и дядей на три дня пути, оказались так благоприятны, что Иаков сделался «весьма богатым, и было у него множество мелкого скота (и крупного скота), и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов».

«И услышал Иаков слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие. И увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня. И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою.

И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду мелкого скота своего, и сказал им: я вижу лице отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня; но Бог отца моего был со мною; вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему, а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло.

Ангел Божий сказал мне во сне: Иаков! Я сказал: вот я. Он сказал: Я вижу все, что Лаван делает с тобою; Я Бог, явившийся тебе в Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал Мне обет; теперь встань, выйди из земли сей и возвратись в землю родины твоей (и Я буду с тобою).

Рахиль и Лия сказали ему в ответ: есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? не за чужих ли он нас почитает? итак делай все, что Бог сказал тебе.

И встал Иаков, и посадил детей своих и жен своих на верблюдов, и взял с собою весь скот свой и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, (и все свое), чтобы идти к Исааку, отцу своему, в землю Ханаанскую.

И ушел со всем, что у него было; и, встав, перешел реку и направился к горе Галаад».

(Быт. 30, 43—31, 7; 31, 11—18, 21)

Перед уходом из родительского дома Рахиль взяла и унесла с собой идолов своего отца, которых он чествовал несмотря на то, что еще не утратил вполне понятия о Боге Истинном и Едином. Но, живя среди людей, между которыми было распространено идолопоклонство, Лаван, вероятно, сам стал причастным их обрядам, и для Рахили, может быть, не совсем чужды были эти идолы, поклонение которым она могла видеть в своем детстве в доме отца своего, и она унесла их, вероятно, как воспоминание, связанное с ее молодостью в родительском доме.

О чествовании же Рахилью идолов в доме мужа своего в ее новой жизни ничего не говорит Священное Писание.

На третий только день после ухода Иакова был извещен об этом Лаван и, взяв сынов своих и родственников, он погнался за ушедшими; на седьмой день догнал их на горе Галаад. «И пришел Бог к Лавану Арамеянину ночью во сне и сказал ему: берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого».

Дойдя до шатров Иакова, Лаван сказал ему: «Что ты сделал? Для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих, как плененных оружием? зачем ты убежал тайно и укрылся от меня, и не сказал мне? я отпустил бы тебя с веселием и с песнями, с тимпаном и с гуслями; ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Есть в руке моей сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: берегись, не говори Иакову ни хорошего, ни худого. Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего, — зачем ты украл богов моих?»

(Быт. 31, 24, 26—30)

— Ушел я тайно, — отвечал Иаков, — потому что я боялся, чтобы ты не удержал силою дочерей твоих в доме твоем; что же касается до похищения богов твоих, то я в этом деле не повинен. Иаков не знал, что Рахиль похитила их. Повели сделать обыск у нас, и у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив. Лаван стал разыскивать в шатрах Иакова. Он входил и в шатер Рахили, но она, сидя на седле верблюжьем, под которым скрыла идолов, извинилась перед отцом, что по нездоровью не может встать перед ним, и таким образом осталось не открытым место, где были положены идолы.

Тогда и Иаков рассердился и стал сам упрекать Лавана: «Какая вина моя, какой грех мой, что ты преследуешь меня? — сказал он Лавану. — Вот, двадцать лет я был у тебя, ты с меня взыскивал; днем ли что пропадало, ночью ли, это был мой убыток; я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих. Таковы мои двадцать лет в доме твоем, а ты десять раз переменял награду мою.

Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие мое и труд рук моих и вступился за меня вчера. И отвечал Лаван Иакову: дочери — мои дочери; дети — мои дети; скот — мой скот, и все, что ты видишь, это мое: могу ли я что сделать теперь с дочерями моими и с детьми их, которые рождены ими?

Теперь заключим союз я и ты, и это будет свидетельством между мною и тобою. При сем Иаков сказал ему: вот, с нами нет никого; смотри, Бог свидетель между мною и тобою. И взял Иаков камень и поставил его памятником. И сказал Лаван Иакову: этот холм свидетель и этот памятник свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь за этот холм и за этот памятник, для зла. Бог Авраамов и Бог Нахоров да судит между нами, Бог отца их. Иаков поклялся страхом отца своего Исаака. И заколол Иаков жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб; и они ели хлеб (и пили) и ночевали на горе.

И встал Лаван рано утром и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их. И пошел, и возвратился Лаван в свое место».

(Быт. 31—32, 36, 38—45, 51—55)

Иаков же пошел путем своим. Теперь, успокоившись примирением с дядей своим, он стал тревожно раздумывать о предстоящей ему встрече с братом своим Исавом. Двадцать лет тому назад он расстался с ним, сильно раздражив его против себя, и мог опасаться теперь его мщения, которое могло гибельно отразиться не на нем одном, но и на уже многочисленных близких его.

Среди душевного смущения своего Иаков был посещен видением ополчившихся Ангелов. Подкрепленный этим видением, он решился предупредить брата о своем возвращении, расположить его к доброму приему и обрести благоволение пред очами Исава. Посланные же к брату Иаковом вестники возвратились к нему и сказали: «Мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек».

«Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. И сказал Иаков: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись.

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи Боже, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел Иордан, а теперь у меня два стана. Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня и матери с детьми. Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества.

И ночевал там Иаков в ту ночь. И взял из того, что у него было, и послал в подарок Исаву, брату своему.

И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это стадо идет пред тобою? то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами идет. То же (что первому) приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; и скажите: вот, и раб твой Иаков идет за нами. Ибо он сказал сам в себе: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня.

И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. И встал в ту ночь, и взял семью свою, перевел ее в брод через поток Иавок, и перевел все, что у него было.

И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал (ему): отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал ему: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь.

Спросил и Иаков, говоря: скажи мне имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? (оно чудно). И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое».

(Быт. 32, 6—13, 16—31)

В это время «взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав (брат его), и с ним четыреста человек». Тогда расставил он всех своих так, чтобы любимая его жена Рахиль и сын его от нее — Иосиф были наиболее ограждены от опасности при встрече с враждебными людьми. Сам же выступил вперед и, встретив брата своего, преклонился перед ним до семи раз. Исав, однако же, сам побежал «к нему навстречу, и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали оба».

«И взглянул Исав и увидел жен и детей и сказал: кто это у тебя? Иаков сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему».

Тогда и вся семья приблизилась к Исаву и приветствовала его.

«И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы рабу твоему приобрести благоволение в очах господина моего. Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя. Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне; прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял и сказал: поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою». Но Иаков возразил ему, что, имея при себе такой многочисленный караван, он затруднился бы поспевать идти вместе с ним, и тогда братья разошлись, но уже вполне примиренные. «И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир. Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно пришел в город Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева».

(Быт. 33, 1, 4—5, 8—12, 16, 18—20)

Тяжелые испытания ожидали Иакова на новом месте его поселения. Дочь его Дину похитил князь земли той — Сихем, сын Еммора, увидев ее, когда она однажды «вышла посмотреть на дочерей земли той».

Братья Дины, сыновья Иакова, решили жестоко отомстить за сестру, и несмотря на то, что Иаков согласился на просьбу Еммора выдать Дину замуж за сына его Сихема, обещавшего ему соблюдать с ним дружеские отношения и способствовать ему во всем на земле их и даже подчиниться обряду обрезания по верованию в отеческие предания Иакова, «два сына Иакова, Симеон и Левий, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли».

«Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен.

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для всех жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой».

(Быт. 34, 1, 25—30)

И в самом деле, небезопасно было Иакову оставаться дольше во враждебном краю, и он вновь получил извещение от Бога.

«Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего.

И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною и хранил меня в пути, которым я ходил. И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них; и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. И оставил их безвестными даже до нынешнего дня. И отправились они от Сихема. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.

И пришел Иаков в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним, и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего. И явился Бог Иакову и благословил его».

И возобновил здесь обетования, данные Исааку и Аврааму.

«И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему Бог, памятник каменный, и возлил на него излияние, и возлил на него елей. И отправились из Вефиля».

Тогда, на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем, родился у Рахили сын — Вениамин, но Рахиль захворала и умерла. Тут и похоронил ее Иаков и поставил памятник над гробом ее.

«И отправился (оттуда) Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер».

(Быт. 35, 1—7, 9, 13—14, 16, 19—21)

Так как со времени ухода своего из родного дома в Месопотамию Иаков ни разу не повидался с отцом и матерью, то теперь и направился он в город Хеврон, в долину Мамре, где еще жил престарелый отец его Исаак, но матери своей Ревекки он уже не застал в живых. Наконец умер и Исаак, дней жизни которого было сто восемьдесят лет, «и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его» в той же пещере, где похоронены были Авраам и Сарра. Похоронив отца, братья расстались, так как «имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования не вмещала их, по множеству стад их».

И поселился Исав, он же Едом, отец идумеев, на горе Сеир. Из его рода многие были вождями народными. «Иаков же жил в земле странствования отца своего Исаака, в земле Ханаанской».

(Быт. 35, 27—29; 36, 7; 37, 1)


[1] Матери Исаака, Сарре, было 127 лет, когда она скончалась. Оплакал ее Авраам и похоронил в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, откупив землю у хеттеян (сынов Хетовых), владевших тогда этой частью земли (Ханаанской, «и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по матери своей (Сарре)». (Быт. 24, 67)
[2] Исав взял себе в жены двух хананеек, дочерей хеттейских, «и они были в тягость Исааку и Ревекке» (Быт. 26, 34—35).
[3] Дом Божий.

9 января 2007 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту