Монастырь в плену

Окрестности Шостки, вид на Гамалеевский монастырь
Окрестности Шостки, вид на Гамалеевский монастырь
В одном из интервью предстоятель Украинской Православной Церкви митрополит Владимир с печалью констатировал, что на Украине насчитывается более 300 храмов, монастырей, различных исторических церковных строений, и по сей день находящихся в ведении различных государственных структур. Некогда «экспроприированные» у Церкви гонителями-безбожниками, они все еще пребывают в плену государства и своим «функциональным назначением» остаются примерами надругательства над православными святынями.

Одним из подобных «объектов» является гамалеевский Харлампиев монастырь, расположенный на севере Украины, недалеко от старинного исторического града Глухова, у самой границы с Россией. Несмотря на то, что этот уникальный памятник церковной архитектуры ХVІІІ столетия более полувека тому назад – в 1956 году – обрел статус архитектурного ансамбля государственного значения, чиновники хрущевских времен решили в 1962 году передать его МВД Украинской ССР для размещения в нем мужской колонии строгого режима (ШИК-66).

В общем-то типичная схема надругательства, известная со времен монгольских нашествий, когда храмы превращались в конюшни, а монастыри в тюрьмы. Так было и при польско-литовской, наполеоновской, гитлеровской оккупациях. И в безбожном ХХ веке в остатках уцелевших храмов и обителей царила «мерзость запустения». Музеи атеизма, зоологии и археологии, спортивные залы или сельские клубы – еще далеко не худшее атеистическое применение древних святынь.

Удивительно, что современные политические радетели так называемого «національного духовного відродження» демократической Украины, коим доверено решать вопросы реституции церковной собственности, оставляя без внимания ходатайства Церкви о возврате Харлампиевого монастыря, не приняли во внимание даже тот факт, что этот архитектурный комплекс украинского барокко является еще родовой усыпальницей гетмана Ивана Скоропадского. И что на территории обители под асфальт и бетон попали захоронения многих смиренных молитвенников, «в иночестве жизнь свою проводивших».

Более того, на очередной запрос правящего архиерея архиепископа Глуховского и Конотопского Луки из Департамента Украины по вопросам отбывания наказаний пришло пространное ответствование, в коем была названа сумма в 56 миллионов гривен (более 10 млн. у.е.) как непременное условие, необходимое для перенесения исправительной колонии в другое место.

От этого бухгалтерского формуляра государственной тюремной службы повеяло духом 1920-х годов и «безбожных пятилеток», когда молодая революционная республика требовала от Церкви средств, которыми из-за грабежей и насилий последняя уже не располагала. Да и не в одних миллионах дело. Возникает элементарный вопрос: с какой стати Церковь обязана выкупать у государства то, что некогда ей принадлежало, было осквернено и подверглось разрушению?

Священник протоиерей Максим Максименко, ведший до недавнего времени пастырскую деятельность с заключенными этого исправительного учреждения, неоднократно рассказывал на епархиальных конференциях, что на территории колонии сохранились (хотя и пребывающие в запустении и медленном разрушении) два храма – в честь Рождества Богородицы и во имя священномученика Харалампия, построенные еще при Петре I, а также другие церковные сооружения.

В храме священномученика Харалампия находится упомянутое захоронение гетмана Ивана Скоропадского и его семьи. Все остальные захоронения монастырского погоста на территории монастыря были срыты и залиты бетоном, сверху положен асфальт.

Храм Рождества Богородицы перестроен под рабочие цеха, внутри разделен на три этажа и множество подсобных помещений. От вибрации работающих станков и прочей техники храм Рождества Богородицы и другие монастырские здания потихоньку рассыпаются. Харлампиевскому собору «повезло» в том смысле, что в одном из пределов с разрешения администрации колонии оборудован тюремный храм, и поэтому он находится в несколько лучшем состоянии. Община, состоящая из заключенных, своими силами поэтапно производит в нем ремонт. Тюремное служение Глуховского духовенства и Гамалеевского Харлампиевого монастыря заслуживает отдельного рассказа. Но следует отметить, что сами заключенные считают, что древнюю обитель необходимо срочно вызволить из тюремного плена. Только кто с их мнением считается?

Загрузить увеличенное изображение. 2816 x 2112 px. Размер файла 1057157 b.
Православная общественность Глухова пыталась изучить состояние этого памятника архитектуры. Например, историк и исследователь колоколов Глуховщины и Сумщины Ирина Колтакова поведала, что в свое время супругой Николая II императрицей Александрой Федоровной, по случаю празднования 300-летия Дома Романовых и визита царской четы в Чернигов, монастырю был подарен уникальной работы колокол, весивший 320 пудов (более 5 тонн!). До Шостки его везли по железной дороге, а затем передвигали волами на катках. Колокол не проходил в оконный проем колокольни, и пришлось даже разбирать кладку. И много лет громогласный бархатный звон разносился над лесами и весями Сиверского края. Однако в дальнейшем колокол сей постигла печальная участь многих его «собратьев»: в 1928 году его разбили на части и сдали в металлолом.

– Мне на территории бывшего монастыря не доводилось бывать, – рассказала Ирина Семеновна, – ведь там режимное учреждение. А проезжая мимо, можно видеть лишь обезглавленные облезлые барабаны, которые виднеются из-за колючей проволоки. Говорят, нужно очень много денег, чтобы вернуть территорию и строения Церкви. Очевидно, что вопрос надо поднимать, ведь и времена другие уже настали, а порядок остается прежний. Хочется спросить у власть предержащих: до каких пор церковные святыни, имеющие богатейшую историю, будут кощунственно использоваться не по назначению и умирать на наших глазах?..

Слушая печальные речи исследователей, невольно переносишься мыслью к нашим древним святыням: Киево-Печерской лавре, Софии Киевской, множеству храмов и монастырей городов и сел Украины, пребывающих в музейном плену. Госслужащие «от культуры» превратили их в своеобразные бизнес-подразделения, которые берут приличную пошлину с каждого, переступающего порог древних обителей и храмов. Известно, например, что для богослужений в храмах Верхней территории Киево-Печерской лавры берется специальное разрешение и вносится плата за аренду. А древняя София Киевская (ХІ век) стала (да простит Господь за сравнение) президентской пиар-площадкой для инаугурационных мероприятий и экуменических сборищ с участием анафематствованного лидера УПЦ-КП. Средства же на сбережение этих исторических объектов выделяются мизерные. Эти явления также стоят в ряду нарушений прав верующих. А сколько древних святынь, подобных Харлампиевому монастырю, пребывают в состоянии умирания и готовы попасть в скорбный мартиролог навсегда утраченных, Бог весть…

Но ведь перечень этот и его величина зависят и от нашего с вами равно- или неравнодушия.

Сергей Герук

12 ноября 2008 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту