Открывать в сердцах людей двери для Господа

Интервью с протоиереем Алексием Аэдо (Чили)

Протоиерей Русской Православной Церкви за границей Алексий Аэдо окормляет в Чили две православные общины – преподобного Силуана Афонского в г. Консепсьон и святителя Нектария Эгинского в г. Сантьяго. Еще юношей он, чилиец и католик, принял Православие. Отец Алексий, известный в своей стране миссионер, много времени и сил отдает православной проповеди среди чилийцев.

– Отец Алексий, расскажите, как вы стали православным священником и миссионером.

– Стать священником я хотел с детства. Но я родился на юге Чили, а там можно было стать только священником Католической Церкви. Я начал изучать теологию, поступил в католическую семинарию. А потом познакомился с православными семьями из Палестины. Я увидел, как живут в Православной Церкви, как думают. Когда я заводил разговор на какую-нибудь богословскую тему, они мне рассказывали, как учит об этом Православная Церковь. Так я принял Православие в Антиохийской Церкви. И вот, будучи еще мирянином, я приехал сюда, в Сантьяго, в столицу, чтобы завершить свое богословское образование. Как-то раз, идя из университета домой, я оказался возле русской церкви. Я зашел в нее, услышал русский хор, увидел старинные фотографии… Все это произвело на меня огромное впечатление. Потом мне не раз приходила в голову мысль: «Боже, как хорошо было бы, если бы и я когда-нибудь смог служить литургию в таком же прекрасном храме!» Позже, когда я уже был посвящен во пресвитера, русский епископ-миссионер владыка Александр (Милеант) – царство ему небесное, – пригласил меня перейти в Русскую Церковь. Продолжая миссионерскую работу в Сантьяго, я начал строить храм на юге страны, в городе Консепсьон. Мне очень хочется, чтобы там был красивый русский храм, в который бы могли ходить мои дети, другие молодые чилийцы. И я прошу Бога не забирать меня, пока на юге не будет храма Русской Православной Церкви.

– Кроме Консепсьона, на юге Чили есть еще православные приходы?

– В городе Вальдивия русские и палестинцы хотели бы создать приход. Есть и чилийцы, и не только в Вальдивии, но и в других городах, которые желают перейти в Православие. Мы надеемся, что Бог даст нам возможность построить и здесь, в Сантьяго, большой храм.

– Вы ведете сейчас большую миссионерскую работу. Вероятно, толчком к этому стало ваше знакомство с владыкой Александром?

– Да. Владыка Александр в меня поверил и полюбил как священника. Это лучшее, что может случиться со священником – если епископ поверил в него и полюбил его. Для меня это было как дар Божий.

– В России многие знают владыку Александра благодаря интернет-сайту, знакомы и с «Миссионерскими листками», которые выпускал владыка.

– И сайт, и брошюры, что издавал владыка Александр, чрезвычайно важны и нужны для нас. Они помогают осознать, что такое Православие. Благодаря владыке Александру мы поняли, что через интернет можно и нужно проповедовать Евангелие: так нас лучше услышат, о нас узнают, так можно достучаться до народа.

– В здании городского университета в Сантьяго сейчас вами устроена передвижная церковь. Скажите, удается ли вам, окормляя ваших прихожан, еще и проповедовать другим студентам?

– Мы ведем миссионерскую работу со студентами, но, образно говоря, не «через открытую дверь», а «через окно». Формально мы не имеем права проповедовать в секулярном учебном заведении, потому что сюда приходят не для миссии. Учредители и профессора этого университета – миряне, люди секулярные. Но всякий раз, когда представляется такая возможность, мы ненавязчиво напоминаем о Боге, говорим о вере. Потом студенты приходят ко мне как к старшему, как к отцу, чтобы спросить совета, поделиться своими радостями и горестями.

– А что наиболее важно для проповеди Православия в среде именно латиноамериканской молодежи?

– Я чувствую, что молодежь здесь ищет религию, ищет Церковь, но не может найти настоящей веры. К сожалению, многие остаются у протестантов, в сектах, порой в нехристианских. Молодым людям нужно, чтобы их слушали и чтобы их понимали.

Мы живем в такое время, когда человек обременен многими горестями: сталкивается с экономическими трудностями, войнами, порой у него серьезные проблемы со здоровьем. Многим кажется, что вся их жизнь разваливается. Люди не знают, за что можно держаться, что представляет подлинную ценность. Поэтому работу с молодежью нужно начинать с дружбы. И нужно уметь их просто слушать. А когда вы слушаете их, они, не замечая этого, начинают слушать Православие.

– Вероятно, находить общий язык с молодежью помогают и литература, искусство, философия?

– Да, через философию и этику мне легче находить с молодыми людьми общий язык. Молодые чилийцы склонны критически относиться к положению дел на своей родине, да и в мире в целом. И им хочется ухватиться за что-нибудь как за руль, рычаг, чтобы сориентироваться в окружающем мире. Через это их желание очень легко перевести разговор в плоскость философии и этики. Следующий шаг вверх – это уже религия.

– После восстановления канонического общения между Русской Православной Церковью Московского Патриархата и Русской Православной Церковью за границей некоторые приходы в Чили откололись от Матери-Церкви. Как вы думаете, это временное явление? И что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы уврачевать раскол?

– Это очень печальное, противоречивое явление. Глубокие, болезненные раны прошлого еще не зажили. Многие из ушедших в раскол не понимают, что с течением времени ситуация в России изменилась. Но сохранившие традиции старенькие батюшки – с нами, они приняли воссоединение, а некоторые молодые священники – отошли. Возможно, последние руководствуются личными мотивами – материальной заинтересованности, честолюбия, – словом, частными интересами. А про послушание Церкви порой забывают.

Один русский батюшка, монах, живет на горе, пребывает в безмолвии. Разговаривать с ним все равно что разговаривать со святым. Он тоже не принял воссоединения. Но я бы предпочел, чтобы он был немножко более грешный, но остался с нами.

– Скажите, а что из происходящего в Русской Православной Церкви сегодня вам наиболее интересно?

– Между Западом и Востоком существует колоссальная разница в мировоззрении. Здесь, на Западе, Церковь и культура разъединены. На православном Востоке они представляют единое целое. Мы с матушкой были в Греции. В Афинах мы спросили грека: «Что тебе важнее – быть греком или быть православным?» Он ответил, что это одно и то же. Также думают и русские. А я должен объяснять чилийцам, что я не грек, не русский, но я православный. Русская Церковь для нас своего рода модель, интегрирующая духовную жизнь и национальную культуру. И я очень желал бы, чтобы народ Чили мог воспринять Евангелие Христово так, как принял и соединил его со своей традицией, культурой народ русский. Россия, помоги нам найти дорогу, как быть верными нашей национальной культуре в свете евангельского учения!

– Отец Алексий, в Латинской Америке прошли дни русской духовной культуры. Как вы думаете, какой след оставили они в душах тех чилийцев, которые еще не в Церкви, которые считают себя секулярными людьми? С вашей точки зрения, может ли у них после посещения концертов хора Сретенского монастыря, выставки «Русь православная», кинофестиваля российских фильмов пробудиться интерес к духовности, к русской культуре, тесно связанной с идеями Православия?

– Конечно. Думаю, это поможет им приблизиться к православной вере еще и потому, что в период проведения дней российской культуры чилийцы имели возможность общаться с духовенством – со священниками и с архиереями. За 20 лет священства я пришел к следующему выводу: люди могут быть очень далеки от Церкви, даже, может быть, и не верить в Бога, пока не познакомятся со священником. Господь Бог словно открывает им какую-то маленькую дверку. Маленькую, незаметную, и там появляется вера. Такой человек вдруг обращается к вам с просьбой освятить дом, благословить детей. Затем он узнает о высоте монашеской жизни, восхищается ею, читает жития святых – Серафима Саровского, Силуана Афонского, Германа Аляскинского, других подвижников благочестия, Христа ради юродивых, изучает писания святых отцов. Для утверждения в вере людям часто нужны вовсе не идеи, а всего лишь – увидеть дорогу, по которой прошел Бог. Следы Господа человек находит, разговаривая с духовенством.

Беседовал иеромонах Павел (Щербачев)

27 ноября 2008 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту