Библия, изложенная для семейного чтения.
Самуил, Саул и Давид. Часть 1

"
И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его, и поцеловал его и сказал: вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего: 1 Цар. 10:1
Когда состарился Самуил, то поставил сыновей своих Иоиля и Авия судьями над Израилем. Но народ был недоволен ими, потому что они были корыстолюбивы и «судили превратно». Поэтому собрались все старейшины Израиля в Раму и сказали Самуилу: «Вот, ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими; итак поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов».

«И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними; как они поступали с того дня, в который Я вывел их из Египта, и до сего дня, оставляли Меня и служили иным богам, так поступают они с тобою; итак послушай голоса их; только представь им и объяви им права царя, который будет царствовать над ними.

И пересказал Самуил все слова Господа народу, просящему у него царя», предупредил, что царскою властью человек злоупотреблять может, «и тогда, — прибавил Самуил, — вы восстенаете от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам».

«Но народ не согласился послушаться голоса Самуила, и сказал: нет, пусть царь будет над нами, и мы будем как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши. И выслушал Самуил все слова народа, и пересказал их вслух Господа. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса их, и поставь им царя».

Тогда Самуил распустил по домам всех собравшихся и стал обдумывать их требование.

Жил в это время один знатный человек, по имени Кис, из племени Вениамина. «У него был сын, имя его Саул, молодой и красивый; и не было никого из Израильтян красивее его; он от плеч своих был выше всего народа. И пропали ослицы у Киса, отца Саулова, и сказал Кис Саулу, сыну своему: возьми с собою одного из слуг и встань, пойди, поищи ослиц».

Долго Саул искал ослиц и не находил. Дойдя до Рамы, где жил Самуил, Саул пожелал обратиться к нему, так как знал о его прозорливости. Когда Саул со слугой пришел в город, то встретил Самуила, выходящего «на высоты». Между тем, за день до прихода Саула, Господь сказал Самуилу: «Завтра в это время Я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовой, и ты помажь его в правителя народу Моему — Израилю, и он спасет народ Мой от руки Филистимлян; ибо Я призрел на народ Мой, так как вопль его достиг до Меня». Когда же теперь Самуил встретил Саула, то «Господь сказал ему: вот человек, о котором Я говорил тебе; он будет управлять народом Моим».

На вопрос Саула о прозорливце Самуил отвечал: «Я прозорливец, иди впереди меня на высоту; и вы будете обедать со мною сегодня, и отпущу тебя утром, и все, что у тебя на сердце, скажу тебе; а об ослицах не заботься; они нашлись. И кому все вожделенное в Израиле? Не тебе ли и всему дому отца твоего?»

Саул с недоумением возразил ему: «Не сын ли я Вениамина, одного из меньших колен Израилевых? И племя мое не малейшее ли между всеми племенами колена Вениаминова? К чему же ты говоришь мне это?»

«И взял Самуил Саула и слугу его, и ввел их в комнату, и дал им первое место между званными, которых было около тридцати человек». На другой же день, провожая Саула, Самуил по дороге отвел его в сторону и открыл ему слышанное о нем от Господа.

«И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его, и поцеловал его и сказал: вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь их от руки врагов их, окружающих их».

И дал ему Самуил знамение правды, сверх предсказания, что ослицы найдутся (что немедленно и исполнилось), сказал ему еще: вот, придешь ты «на холм Божий, где охранный отряд Филистимский; и когда войдешь там в город, встретишь сонм пророков, сходящих с высоты, и пред ними псалтирь и тимпан, и свирель и гусли, и они пророчествуют; и найдет на тебя Дух Господень, и ты будешь пророчествовать с ними и сделаешься иным человеком. Когда эти знамения сбудутся с тобою, тогда делай, что может рука твоя, ибо с тобою Бог. Как скоро Саул обратился, чтоб идти от Самуила, Бог дал ему иное сердце, и сбылись все те знамения в тот же день».

Дома Саул рассказал об исполнившихся (насчет ослиц) словах пророка, «а того, что сказал ему Самуил о царстве, не открыл».

Самуил собрал весь народ в город Массифу, чтобы всенародно объявить о посвящении на царство Саула. При этом он напомнил евреям, что царь над ними избран по их собственному желанию, хотя это было неблагодарностью по отношению к Богу.

«Предстаньте теперь пред Господом по коленам вашим и по племенам вашим», — обратился Самуил к народу. «И велел подходить всем коленам Израилевым, и указано колено Вениаминово. И велел подходить колену Вениаминову по племенам его, и указано племя Матриево; и приводят племя Матриево по мужам, и назван Саул, сын Кисов; и искали его, и не находили. И вопросили еще Господа: придет ли еще он сюда?»

Узнав, что он скрывается в обозе, «побежали и взяли его оттуда, и он стал среди народа и был от плеч своих выше всего народа. И сказал Самуил всему народу: видите ли, кого избрал Господь? подобного ему нет во всем народе. Тогда весь народ воскликнул и сказал: да живет царь! И изложил Самуил народу права царства, и написал в книгу, и положил пред Господом. И отпустил весь народ, каждого в дом свой».

«Также и Саул пошел в дом свой, в Гиву; и пошли с ним храбрые, которых сердца коснулся Бог. А негодные люди говорили: ему ли спасать нас? И презрели его и не поднесли ему даров; но он как бы не замечал того».

Спустя месяц пришел Наас аммонитянин и осадил Иавис Галаадский. Пришли послы оттуда в Гиву Саулову и сообщили народу это известие. Поднялся вопль и заплакал народ.

«И вот, пришел Саул позади волов с поля и сказал: что сделалось с народом, что он плачет? И пересказали ему слова жителей Иависа пришедших просить защиты от Нааса, решившего положить бесчестие на всего Израиля, выколов правый глаз каждому жителю ценою союза с ним.

И сошел Дух Божий на Саула, когда услышал он слова сии, и сильно воспламенился гнев его; и взял он пару волов и рассек их на части, и послал во все пределы Израильские через тех послов, объявляя, что так будет поступлено с волами того, кто не пойдет вслед Саула и Самуила. И напал страх Господень на народ, и выступили все, как один человек. Саул осмотрел их в Везеке, и нашлось сынов Израилевых триста тысяч и мужей Иудиных тридцать тысяч. И сказали пришедшим послам: так скажите жителям Иависа Галаадского: завтра будет к вам помощь, когда обогреет солнце.

В следующий день Саул разделил народ на три отряда, и они проникли в средину стана во время утренней стражи и поразили Аммонитян до дневного зноя; оставшиеся рассеялись, так что не осталось из них двоих вместе».

Торжествуя славную победу, народ заговорил о предании смерти тех, кто прежде говорил: «Саулу ли царствовать над нами?» Но Саул усмирил волнение в народе, сказав: «В сей день никого не должно умерщвлять, ибо сегодня Господь совершил спасение в Израиле».

Самуил же позвал народ: «Пойдем в Галгал, и обновим там царство. И пошел весь народ в Галгал, и поставили там Саула царем пред Господом в Галгале, и принесли там мирные жертвы пред Господом. И весьма веселились там Саул и все Израильтяне».

Самуил напомнил народу о своей безупречности как судьи, напомнил о всех благодеяниях Бога, о том, что служили они Ваалам и Астартам и теперь сами пожелали иметь царя над собой.

«Итак, вот царь, которого вы избрали, которого вы требовали, — сказал Самуил, — вот, Господь поставил над вами царя. Если будете бояться Господа и служить Ему и будете и вы и царь ваш ходить вслед Господа, Бога вашего, то рука Господа не будет против вас. Теперь станьте и посмотрите на дело великое, которое Господь совершит пред глазами вашими; не жатва ли пшеницы ныне? Но я воззову к Господу, и пошлет Он гром и дождь, и вы узнаете и увидите, как велик грех, который вы сделали пред очами Господа, прося себе царя».

«И воззвал Самуил к Господу, и Господь послал гром и дождь в тот день; и пришел весь народ в большой страх от Господа и Самуила. И сказал весь народ Самуилу: помолись о рабах твоих пред Господом Богом твоим, чтобы не умереть нам; ибо ко всем грехам нашим мы прибавили еще грех, когда просили себе царя.

И отвечал Самуил народу: не бойтесь, грех этот вами сделан, но вы не отступайте только от Господа и служите Господу всем сердцем вашим и не обращайтесь вслед ничтожных богов, которые не принесут пользы и не избавят; ибо они — ничто.

Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего, ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим; и я также не допущу себе греха пред Господом, чтобы перестать молиться за вас, и буду наставлять вас на путь добрый и прямой; только бойтесь Господа и служите Ему истинно, от всего сердца вашего, ибо вы видели, какие великие дела Он сделал с вами; если же вы будете делать зло, то и вы и царь ваш погибнете».

(1 Цар. 8, 4—10, 18, 19—22; 9, 2—3, 16—22;
10, 1, 5—7, 9, 16, 19—27; 11, 4—8, 11—15; 12, 13—14, 16—25)

На втором году своего царствования Саул, распустив народ по домам, оставил при себе три тысячи человек, из которых две тысячи были с Саулом в Михмасе, а тысяча — с сыном его, Ионафаном в Гиве Вениаминовой, где стоял охранный отряд филистимский.

Ионафан возмущался притеснениями со стороны филистимлян, которые не разрешали иметь кузнецов в земле Израильской из опасения, чтобы евреи не делали себе мечей и копий. Поэтому он напал на охранный отряд и нанес ему поражение. Тогда «собрались Филистимляне на войну против Израиля: тридцать тысяч колесниц и шесть тысяч конницы, и народа множество, как песок на берегу моря; и пришли и расположились станом в Михмасе, с восточной стороны Беф-Авена».

Часть израильтян собралась к Саулу в Галгал, а прочие, видя опасность, в страхе разбежались и «укрывались в пещерах и в ущелиях, и между скалами, и в башнях, и во рвах». Саул же находился в Галгале и ждал Самуила. Пророк назначил срок в семь дней для совершения жертвы всесожжения. Между тем народ, бывший в страхе, стал разбегаться и из Галгала, а Самуил все не шел. Тогда Саул решил сам совершить «возношение всесожжения», но едва кончил его, как пришел Самуил.

Когда Саул вышел к нему навстречу, чтоб приветствовать его, Самуил сказал ему: «Что ты сделал?» Саул отвечал ему: «Ты не приходил, народ начал разбегаться, тогда подумал я: теперь придут на меня Филистимляне в Галгал, а я еще не вопросил Господа, и потому решился принести всесожжение».

«И сказал Самуил Саулу: худо поступил ты, что не исполнил повеления Господа Бога твоего, которое дано было тебе, ибо ныне упрочил бы Господь царствование твое над Израилем навсегда; но теперь не устоять царствованию твоему; Господь найдет Себе мужа по сердцу Своему, и повелит ему Господь быть вождем народа Своего, так как ты не исполнил того, что было повелено тебе Господом.

И встал Самуил и пошел из Галгала в Гиву Вениаминову. Саул с сыном своим Ионафаном и людьми, находившимися при них, засели в Гиве Вениаминовой и (плакали); Филистимляне же стояли станом в Михмасе.

И должны были ходить все Израильтяне к Филистимлянам оттачивать свои сошники, и свои заступы, и свои топоры, и свои кирки. Поэтому во время войны (Михмасской) не было ни меча, ни копья у всего народа, бывшего с Саулом и Ионафаном, а только нашлись они у Саула и Ионафана, сына его».

В это тревожное время задумал отважный Ионафан подступить к отряду филистимскому. «А отцу своему не сказал об этом». Он приказал оруженосцу: «Ступай, перейдем к отряду этих необрезанных; может быть, Господь поможет нам, ибо для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих».

«И сказал Ионафан: вот, мы перейдем к этим людям и станем на виду у них, но не взойдем к ним; а если там скажут: поднимитесь к нам, то мы взойдем, ибо Господь предал их в руки наши; и это будет знаком для нас».

Когда они приблизились к отряду филистимскому, то филистимляне закричали: «вот Евреи выходят из ущелий, в которых попрятались они. Взойдите к нам, и мы вам скажем нечто. Тогда Ионафан сказал оруженосцу своему: следуй за мною, ибо Господь предал их в руки Израиля. И начал всходить Ионафан, цепляясь руками и ногами, и оруженосец его за ним. И падали Филистимляне пред Ионафаном, а оруженосец добивал их за ним. И пало от этого первого поражения, нанесенного Ионафаном и оруженосцем его, около двадцати человек, на половине поля, обрабатываемого парою волов в день».

Эта смелая выходка привела в ужас стан неприятельский, и «передовые отряды и опустошавшие землю не хотели сражаться. И увидели стражи Саула, что толпа рассеивается и бежит туда и сюда. И сказал Саул священнику Ахии: принеси кивот Божий, ибо кивот Божий был в то время с сынами Израильскими. Саул еще говорил к священнику, как смятение в стане Филистимском более и более увеличивалось. Тогда и Евреи, которые вчера и третьего дня были у Филистимлян и которые повсюду ходили с ними в стане, и все Израильтяне, скрывавшиеся в горе Ефремовой, услышав, что Филистимляне побежали, также пристали к своим в сражении. И спас Господь в тот день Израиля».

В пылу преследования неприятеля «Саул весьма безрассудно заклял народ, сказав: проклят, кто вкусит хлеба до вечера, доколе я не отомщу врагам моим. И никто не вкусил пищи». Не зная об этом запрещении отца, Ионафан, утомленный битвой, подкрепил свои силы диким медом, найденным по дороге. Народ же, поражавший весь тот день Филистимлян от Михмаса до Аилона, очень истомился. Несмотря на общее утомление, Саул хотел преследовать врагов и ночью. «И вопросил Саул Бога: идти ли мне в погоню за Филистимлянами? Предашь ли в руки Израиля? Но Он не отвечал ему в тот день».

И недоумевал Саул, думая: нет ли на ком греха ныне? «Ибо, — жив Господь, спасший Израиля, — рассуждал он, — и если окажется грех и на Ионафане, сыне моем, то и он умрет непременно».

Решено было обратиться к жребию, чтобы узнать виновного. Жребий пал на Ионафана.

«Расскажи мне, что сделал ты?» — спросил Саул у своего сына. «Я отведал концом палки, которая в руке моей, немного меду; и вот, я должен умереть», — отвечал мужественный и благородный Ионафан, и Саул подтвердил, что сегодня же сын его должен умереть.

«Но народ сказал Саулу: Ионафану ли умереть, который доставил столь великое спасение Израилю? Да не будет этого! Жив Господь, и волос не упадет с головы его на землю, ибо с Богом он действовал ныне. И освободил народ Ионафана, и не умер он».

Победа над филистимлянами утвердила царствование Саула над Израилем. С одинаковым успехом отразил он нападения моавитян, аммонитян и других окрестных народов. В мирное же время вел скромный образ жизни, и дом его составляли только члены семейства: Ахиноамь, жена его, трое сыновей и две дочери. Сын дяди его Нира — Авенир был начальником войска.

Однажды Самуил, вдохновленный свыше, пришел известить, что Саул должен идти и поразить Амалика. «Не бери себе ничего у них, — запретил Самуил, — но уничтожь и предай заклятию все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».

«И собрал Саул народ. И поразил Саул Амалика, и Агага, царя Амаликова, захватил живого, а народ весь истребил мечом. Но Саул и народ пощадили Агага и лучших из овец и волов и откормленных ягнят, и все хорошее, и не хотели истребить.

И известили Самуила, что Саул ходил на Кармил и там поставил себе памятник, (но оттуда возвратил колесницу) и сошел в Галгал».

Узнав об этом, опечалился и вознегодовал Самуил, пришел снова к Саулу и, услышав блеяние овец и мычание волов, понял, что это добыча, захваченная у врага и уцелевшая вопреки его запрещению.

— Да, привели их от Амалика, — подтвердил Саул, — «так как народ пощадил лучших из овец и волов для жертвоприношения Господу Богу твоему; прочее же мы истребили».

«И отвечал Самуил: неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов; за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем (над Израилем).

И обратился Самуил, чтобы уйти. Но Саул ухватился за край одежды его и разодрал ее.

Тогда сказал Самуил: ныне отторг Господь царство Израильское от тебя и отдал его ближнему твоему, лучшему тебя.

И сказал Саул: я согрешил, но почти меня ныне пред старейшинами народа моего и пред Израилем и воротись со мною, и я поклонюсь Господу Богу твоему. И возвратился Самуил за Саулом, и поклонился Саул Господу».

Но непослушание Саула и дерзновение его присвоить и священнодействующую духовную власть превзошли меру терпимости Самуила.

Повелев привести к себе Агага, пленного царя Амаликитского, он сказал ему: «Как меч твой жен лишал детей, так мать твоя между женами пусть лишена будет сына»; и предал смерти Агага в Галгале. Сам же возвратился в Раму, а Саул — в Гиву Саулову.

«И более не видался Самуил с Саулом до дня смерти своей; но печалился Самуил о Сауле, потому что Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем».

(1 Цар. 13, 5, 6, 10—15, 16, 20—22;
14, 6—16, 18—24, 27, 37, 39, 43, 45; 15, 3, 4, 7, 12, 15, 22—23, 27—28, 30, 33, 35)

«И сказал Господь Самуилу: доколе ты будешь печалиться о Сауле, которого Я отверг, чтоб он не был царем над Израилем? Наполни рог твой елеем и пойди; Я пошлю тебя к Иессею Вифлеемлянину, ибо между сыновьями его Я усмотрел Себе царя.

И сказал Самуил: как я пойду? Саул услышит и убьет меня. Господь сказал: возьми в руку твою телицу из стада и скажи: я пришел для жертвоприношения Господу; и пригласи Иессея и сыновей его к жертве; Я укажу тебе, что делать тебе, и ты помажешь Мне того, о котором Я скажу тебе.

И сделал Самуил так, как сказал ему Господь.

Когда пришел он в Вифлеем, то старейшины города с трепетом вышли навстречу ему и сказали: мирен ли приход твой?

И отвечал он: мирен, для жертвоприношения Господу пришел я; освятитесь и идите со мною к жертвоприношению. И освятил Иессея и сыновей его и пригласил их к жертве».

Когда подводил Иессей к Самуилу семерых сыновей своих, то Самуил сказал ему: никого из этих не избрал Господь, но все ли твои дети здесь?

— Есть еще меньший; он пасет овец, — отвечал Иессей.

— Пошли и возьми его, — сказал Самуил, — ибо мы не сядем обедать, пока не придет он сюда.

«И послал Иессей и привели его. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем. И сказал Господь: встань, помажь его, ибо это он.

И взял Самуил рог с елеем и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после; Самуил же встал и отошел в Раму. А от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа».

Видя его в смущении и расстройстве душевном, слуги Саула сказали ему: «Пусть господин наш прикажет слугам своим поискать человека, искусного в игре на гуслях, и когда придет на тебя злой дух от Бога, то он, играя рукою своею, будет успокаивать тебя».

Тогда указали царю на Давида, сына Иессея, «человека храброго и воинственного, и разумного в речах и видного собою» и с которым Господь.

И послал Саул к Иессею за сыном его. «И пришел Давид к Саулу и служил пред ним, и очень понравился ему и сделался его оруженосцем. И когда дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него».

Таким образом Давид, помазание которого Самуилом еще не было никому известно, уже встал на путь почестей приблизившись к царю.

Новое обстоятельство обратило на него общее внимание.

Филистимляне в это время предприняли новое нападение на евреев и расположились станом между Сокхофом и Азеком. Саул же и израильтяне расположились на горе с другой стороны, а между ними была долина.

«И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа», великан ростом и закованный с головы до ног в медное вооружение. Он издевался над израильтянами и кричал им: «Зачем вышли вы воевать? Не Филистимлянин ли я, а вы рабы Сауловы? Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне; если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам».

«И услышали Саул и все Израильтяне эти слова Филистимлянина, и очень испугались и ужаснулись».

Давид в то время как Саул шел на войну, находился дома с отцом, между тем как трое его старших братьев состояли в войске. Случилось так, что отец послал его наведаться о братьях в стан когда выступил Голиаф, и Давид также услышал его слова.

И сказал он людям, стоящим с ним: «Что сделают тому, кто убьет этого Филистимлянина и снимет поношение с Израиля? ибо кто этот необрезанный Филистимлянин, что так поносит воинство Бога живаго?»

«Если бы кто убил его, одарил бы того царь великим богатством, и дочь свою выдал бы за него, и дом отца его сделал бы свободным в Израиле», — говорили израильтяне.

Давид, воодушевленный рвением защитить имя Израиля и возбужденный наглостью Голиафа, вызвался вступить в поединок с ним, несмотря на сопротивление со стороны своих братьев.

Когда же пересказали Саулу слова Давида, то царь, призвав его, сказал ему: «Не можешь ты идти против этого Филистимлянина, чтобы сразиться с ним, ибо ты еще юноша, а он воин от юности своей». — «Раб твой пас овец у отца своего, — возразил царю Давид, — и когда, бывало, приходил лев или медведь и уносил овцу из стада, то я гнался за ним и нападал на него и отнимал из пасти его; а если он бросался на меня, то я брал его за космы и поражал и умерщвлял его; и льва и медведя убивал раб твой, и с этим Филистимлянином будет то же, что с ними, потому что он так поносит воинство Бога живаго. Господь, Который избавлял меня от льва и медведя, избавит меня и от руки этого Филистимлянина».

«И сказал тогда Саул Давиду: иди, и да будет Господь с тобою».

Саул одел Давида в свое собственное вооружение, но оно стесняло его. «И снял Давид все это с себя. И взял посох свой в руку свою, выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку; и с сумкою и с пращею в руке своей выступил против Филистимлянина».

«Что ты идешь на меня с палкою и с камнями? разве я собака? — с презрением обратился тот к юному Давиду. — Подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым».

«Ты идешь против меня с мечом и щитом, — отвечал Давид Голиафу, — а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам труп твой и трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши».

И сбылось по вере не вооруженного ничем, кроме веры: Давид поразил великана камнем, пущенным из пращи, и собственным мечом Голиафа, не имея своего, отсек ему голову.

Увидев это, филистимляне обратились в бегство, и полная победа осталась за израильтянами, которые преследовали врагов до Гефа и Аккарона.

Видел Саул торжество Давида и спросил Авенира: чей сын этот юноша? «Да живет душа твоя, царь; я не знаю», — отвечал Авенир.

«Когда же Давид возвращался после поражения Филистимлянина, то Авенир взял его и привел к Саулу, и голова Филистимлянина была в руке его. И спросил его Саул: чей ты сын, юноша? И отвечал Давид: сын раба твоего Иессея из Вифлеема».

Был при этом Ионафан, сын Саула, и прилепилась душа его к душе Давида, и полюбил он его, как душу свою. Сблизился с ним тем более, что Саул с этого дня оставил Давида в доме своем.

«И снял Ионафан верхнюю одежду свою, и отдал ее Давиду, также и прочие одежды свои, и меч свой, и лук свой, и пояс свой. И Давид действовал благоразумно везде, куда ни посылал его Саул, и сделал его Саул начальником над военными людьми; и это понравилось народу и слугам Сауловым.

Когда они шли, при возвращении Давида с победы над Филистимлянином, то женщины из всех городов Израильских выходили навстречу Саулу царю с пением и плясками, с торжественными тимпанами и с кимвалами. И восклицали игравшие женщины, говоря: Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!

И Саул сильно огорчился, и неприятно ему было это слово, и он сказал: Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему недостает только царства. И с того дня и потом подозрительно смотрел Саул на Давида».

Вскоре, во время одного из припадков крайнего раздражения, Саул, слушая музыку, вместо обычного успокоения поддался злобному чувству против Давида и бросил в него свое копье, «подумав: пригвожду Давида к стене; но Давид два раза уклонился от него».

Зависть все сильнее и сильнее овладевала сердцем Саула, и он замыслил погубить Давида, так как видел любовь и уважение народа к нему. Но, думал он, «пусть не моя рука будет на нем, а рука Филистимлян». И он послал Давида на войну с этими все еще сильными врагами в надежде, что Давид будет убит. В случае успеха на войне царь обещал ему, выдать за него замуж свою старшую дочь Мерову.

«Кто я, и что жизнь моя и род отца моего в Израиле, чтобы мне быть зятем царя?» — смиренно недоумевал Давид на это предложение царя.

Между тем Саул не исполнил своего обещания отдать Мерову за храброго победителя филистимлян и выдал ее в замужество за Адриэла из Мехолы. Но узнав, что меньшая дочь его, Мелхола, полюбила Давида, он задумал и ее сделать сетью для него.

«Через меньшую дочь ты породнишься со мною», — обещал он снова Давиду. Между тем, желая, вероятно, уловить его в честолюбии, велел приближенным своим тайно передать ему: «Вот, царь благоволит к тебе, и все слуги его любят тебя; итак будь зятем царя». Но неуловимо смирение для коварства; с искренним простодушием Давид отвечал царским слугам: «Разве легко кажется вам быть зятем царя? я — человек бедный и незначительный». Когда переданы были Саулу эти слова Давида, то он, продолжая «иметь в мыслях погубить Давида руками Филистимлян», сказал: «Так скажите Давиду: царь не хочет вена (обычного выкупа) за невесту, но хочет, чтобы он убил сто Филистимлян, в отмщение врагам царя. И пересказали слуги Саула Давиду эти слова, и понравилось Давиду сделаться зятем царя». И прежде еще, чем исполнился срок, назначенный для убийства ста филистимлян, Давид, с помощью своих людей, убил уже двести.

«И выдал Саул за него Мелхолу, дочь свою, в замужество. И увидел Саул и узнал, что Господь с Давидом и весь Израиль любит его, и что Мелхола, дочь Саула, любила Давида. И стал Саул еще больше бояться Давида, и сделался врагом его на всю жизнь».

Наконец, Саул стал прямо говорить своему сыну Ионафану и всем слугам, чтобы они умертвили Давида. Но Ионафан, очень любил Давида и употребил все усилия, чтобы спасти его и успокоить безумное раздражение отца. Он напоминал отцу о всех достоинствах и заслугах Давида, и на этот раз Саул послушал голоса сына и поклялся: «Жив Господь, Давид не умрет».

Но недолго помнит свои клятвы человек, предающийся страстям, которые ослепляют его. Вскоре новое поражение, которое Давид нанес филистимлянам, снова возбудило зависть в сердце Саула, и в порыве злобы он бросил копье в Давида в то самое время, как тот старался успокоить музыкой возмущенное сердце царя. Но копье вонзилось в стену, пролетев мимо ускользнувшего от удара Давида, который поспешил укрыться у себя в доме. «Послал Саул слуг в дом к Давиду, чтобы стеречь его и убить до утра. И сказала Давиду Мелхола, жена его: если ты не спасешь души твоей в эту ночь, то завтра будешь убит. И спустила Мелхола Давида из окна, и он пошел, и убежал и спасся. И пришел к Самуилу в Раму и рассказал ему все, что делал с ним Саул. И пошел он с Самуилом, и остановились они в Навафе (в Раме)».

Узнав об этом, «Саул сам пошел в Раму, и на него сошел в это время Дух Божий, и он шел и пророчествовал, доколе не пришел в Наваф в Раме». И, подчиняясь духовному настроению сонма пророчествующих, «снял и он одежды свои, и пророчествовал пред Самуилом, и весь день тот и всю ту ночь лежал неодетый; поэтому говорят: неужели и Саул во пророках?»

Благоприятно было для Давида это смягченное настроение духа его преследователя, и он «убежал из Навафа в Раме и пришел и сказал Ионафану: что сделал я, в чем неправда моя, чем согрешил я пред отцом твоим, что он ищет души моей?»

«И сказал ему Ионафан: нет, ты не умрешь;этого не будет. Жив Господь Бог Израилев! я завтра около этого времени, или послезавтра, выпытаю у отца моего; и если он замышляет сделать тебе зло, и это открою в уши твои, и отпущу тебя, и тогда иди с миром: и да будет Господь с тобою, как был с отцом моим!

Но и ты, если я буду еще жив, окажи мне милость Господню. А если я умру, то не отними милости твоей от дома моего во веки, даже и тогда, когда Господь истребит с лица земли всех врагов Давида.

Так заключил Ионафан завет с домом Давида и сказал: да взыщет Господь с врагов Давида! И снова Ионафан клялся Давиду своею любовью к нему, ибо любил его, как свою душу».

Так как в следующие за тем дни должны были совершаться священные празднества в доме Саула, то между друзьями положено было решение, чтобы Давид скрывался в это время в окрестностях, между тем как Ионафан будет дома следить за впечатлением, которое произведет его отсутствие, и предупредит его своевременно таким образом: «На то место, где скрывался ты прежде, у камня Азель, — условился Ионафан, — я пущу три стрелы, как будто стреляя в цель; потом пошлю отрока, говоря: пойди, найди стрелы; и если я скажу отроку: вот, стрелы сзади тебя, возьми их, то приди ко мне, ибо мир тебе, и, жив Господь, ничего тебе не будет; если же так скажу отроку: вот, стрелы впереди тебя, то ты уходи, ибо отпускает тебя Господь; а тому, что мы говорили, я и ты, свидетель Господь между мною и тобою во веки».

И скрылся Давид на поле, а Ионафан возвратился домой. Заметив на второй день после того, что место Давида за столом «осталось праздным», Саул спросил, почему он не пришел к обеду ни вчера, ни сегодня?

«Давид выпросился у меня в Вифлеем, так как в его городе родственное жертвоприношение», — отвечал Ионафан отцу.

«Тогда сильно разгневался Саул на Ионафана и сказал ему: сын негодный и непокорный! разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иессеевым на срам себе и на срам матери твоей? ибо во все дни, доколе сын Иессев будет жить на земле, не устоишь ни ты, ни царство твое; теперь же пошли и приведи его ко мне, ибо он обречен на смерть».

«Что же он сделал? за что умерщвляешь его?» — возразил Ионафан отцу.

В ответ на эти слова Саул бросил копье в сына, чтобы поразить его. И понял Ионафан, что отец решил убить Давида, и, в скорби и великом гневе за обиду, нанесенную другу, встал из-за стола и не обедал в тот день. На другое утро, взяв с собой отрока, вышел в поле во время, которое назначил Давиду, и сказал отроку: «Беги, ищи стрелы, которые я пускаю».

«И побежал отрок туда, куда Ионафан пускал стрелы, и закричал Ионафан вслед ему: смотри, стрела впереди тебя. Скорей беги, не останавливайся. И собрал отрок стрелы и пришел к своему господину. Он не знал ничего, только Ионафан и Давид знали, в чем дело. И отдал Ионафан оружие свое отроку и сказал ему: ступай, отнеси в город.

Отрок пошел, а Давид поднялся с южной стороны и пал лицем своим на землю и трижды поклонился; и целовали они друг друга, и плакали оба вместе, но Давид плакал более.

И сказал Ионафан Давиду: иди с миром; а в чем клялись мы оба именем Господа, говоря: Господь да будет между мною и между тобою, и между семенем моим и семенем твоим, то да будет на веки».

И так простились они. Давид, потеряв надежду обезоружить злобу царя, решил удалиться из пределов своей земли.

(1 Цар. 16, 1—5, 10—14, 16, 18, 21; 17, 4, 8—9, 11, 26, 25, 33—37, 45—47, 55, 57, 58; 18, 1, 4—9, 11, 17—18, 21—23, 25—26, 28—29; 19, 6, 11—12, 18—19, 22—24; 20, 1—2, 9, 12—17, 20—23, 27—28, 30—32, 36—42)

29 января 2007 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×