Церковь должна быть смелой в своих поступках

Беседа с митрополитом Месогейским и Лавреотикийским Николаем

В начале декабря митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Элладская Православная Церковь) приезжал в Москву. Во время своего посещения Сретенского монастыря владыка согласился ответить на несколько вопросов. 

Загрузить увеличенное изображение. 485 x 712 px. Размер файла 53597 b.
 Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Фото Антона Поспелова
Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Фото Антона Поспелова
– Владыка, мы знаем, что Вы довольно часто выступаете по телевидению и по радио и много пишите. Что, на Bаш взгляд, больше всего сейчас волнует верующий народ в Греции, и какие направления в церковной миссии являются для Bас наиболее важными и приоритетными? 

– Ну, не так уж и часто я выступаю по радио и телевидению, потому что всегда помню, что в этом кроется некоторая опасность – опасность, что слово Церкви будет обесценено, то есть не будет пользоваться тем авторитетом, которым оно должно пользоваться.

Вы же знаете, что Церковь больше любит молчание, чем многословие. И чаще она скромно скрывает свое лицо, а не выпячивает его повсюду. Но, как говорит Священное Писание, есть время для молчания и время для того, чтобы сказать слово. Есть время тайной молитвы, тайного подвига подвижничества, есть время молитвенного собирания, а есть время свидетельства слова. Моя встреча с вами – это как раз служение слова. И я это делаю с большой радостью. Даже если это делается через переводчика.

Как мне кажется, главная проблема, с которой сейчас сталкивается не только Элладская Православная Церковь, но и другие Православные Церкви во многих странах, – это обмирщение. И одно из наиболее тяжелых последствий этого обмирщения, этого духа обмирщения – это расшатывание уважения и богобоязненности народа Божия по отношению к Матери-Церкви.

Мы с большой радостью видим, что Русская Православная Церковь обладает огромным влиянием и авторитетом в четырех социальных и возрастных категориях российского общества. Это политики и власть предержащие, это предприниматели и представители делового сообщества, это, скажем так, интеллигенция, люди образованные и, самое главное, это молодежь. Это не означает, что Церковь их как-то насильно затягивает, удерживает их каким-то особым силком. Церковь в России, как мы заметили, находит какие-то особые слова, какие-то формы служения для того, чтобы заинтересовать именно эти социальные группы. К сожалению, в этом мы в Греции, можно сказать, оказались позади вас, далеко позади.

У нас, конечно, слава Богу, есть многолетнее, многовековое, практически не прерывавшееся богословское и церковное предание, церковная традиция, запечатленная в наших памятниках православной культуры, в многочисленных памятниках святоотеческой письменности, в сердце нашего народа. Квинтэссенцией этой традиции – и богословской, и церковной – являются наши монастыри – средоточие духа православной Греции, и особенно монастыри святой горы Афон. Но есть и проблемы.

Колоссальной проблемой, на мой взгляд, оказались неправильно выстроенные отношения между Церковью и государством в Греции. Церковь очень страдает от этого. И теперь, когда у нас возникли трудности, мы немножко заблудились в этих отношениях.

Вас интересует, как, с нашей точки зрения, Церковь может лучше всего совершать свое служение, и в первую очередь служение миссионерское? Я думаю, что, прежде всего, Церковь должна быть верна своей сущности, своим основам, то есть Церковь должна быть верна самой себе.

При этом она должна быть открыта, открыта в своей проповеди, открыта в своем служении, открыта в своей миссии. Слово Церкви должно быть более научным, взвешенным и выверенным. Церковь должна быть более смелой в своих предложениях и в своих поступках. И более «молодежной», если можно так выразиться, в способах несения своего служения. Только так она сможет достучаться до сердца современного человека и дать ему то, в чем современный человек, безусловно, имеет большую нужду.

Сейчас в мире господствует потребление. И чувствуется, что люди ощущают какую-то внутреннюю ностальгию по подвижничеству. В мире присутствует какая-то суетная активность, когда мы буквально тонем в различных не нужных нам делах. И потому сердце современного человека тянется к молитве, к уединенной молитве. Сердце современных людей эгоистично, наша жизнь эгоистична, и поэтому люди взыскуют смирения, примеров и уроков смирения. Сейчас в сознании господствует рационализм, и поэтому человек хочет услышать, что ему говорит его сердце. Все это: и молитва, и смирение, и подвижничество, и аскеза, и вера – есть в нашей Церкви, есть в нашем предании. Церковь имеет это и в живой традиции, в живом предании, и в своем богословском наследии.

Вопрос в том, может ли Церковь предложить это современному человеку в форме, ему близкой. Конечно, Церковь должна дерзать говорить с человеком на современном ему языке. Церковь, безусловно, должна принять современные технологии и поставить их себе на службу. Потому что именно это тот язык, на котором разговаривает современный человек – язык технологий. Сейчас человек, к сожалению, зачастую уже не понимает общения в других формах.

Поскольку Россия сейчас неизбежно заимствует очень многое с Запада, то язык, на котором говорит современный россиянин, уже изменяется, и очень скоро изменится еще больше. Молодежь сейчас говорит на языке интернета, на языке современных технологий, на языке новейших технических достижений, и все это, весь этот аппарат, Церковь должна знать, должна уметь им владеть и должна поставить его на пользу человеку. 

– Владыка, в нашей стране огромный интерес вызвали публикации поучений старца Паисия Святогорца. В России уважение к старцу Паисию и к святогорцам очень велико. Не могли бы Вы рассказать о том бесценном опыте Святой горы, к которому Bы лично приобщились в свое время? 

Загрузить увеличенное изображение. 617 x 485 px. Размер файла 85105 b.
 Митрополит Николай. Фото Антона Поспелова
Митрополит Николай. Фото Антона Поспелова
– Для меня было большой радостью, великим счастьем и благословением пять с половиной месяцев прожить бок обок с отцом Паисием. Будучи еще студентом (а я учился в Америке), именно к нему я пришел, чтобы поделиться своим горячим желанием служить Богу в священном сане. И именно отец Паисий благословил меня и направил на этот путь.

Вспоминаю один случай. Однажды, когда я ожидал возможности с ним поговорить, у него были еще два молодых человека, которые тоже просили его взять их в ученики, в послушники. Он спросил: «Что вы сейчас изучаете, где вы учитесь?» И они ответили, что только что закончили лицей (это как ваш 10–11 классы). Тогда он пошутил: «Нет-нет, так не пойдет. Чтобы я взял вас в послушники, вам нужно иметь университетский диплом».

Я ему тогда ничего не сказал, промолчал, но когда сам закончил университет в Америке и получил диплом, то пришел к отцу Паисию со словами: «Вот, пожалуйста, я получил диплом, и теперь Вы, как обещали, должны принять меня в послушники». На это старец ответил: «Твоя голова теперь слишком забита знаниями, и я боюсь, что голова-то наполнилась, а сердце опустошилось». Конечно, он сказал это в шутку.

Тогда же у него находилось человек пять студентов из Америки. Он и говорит: «Вот посмотри, они уже полтора часа у меня сидят, и я им говорю по-гречески, а они мне отвечают по-английски». Он попросил меня узнать у студентов, понимают ли они, что он им все это время говорил? Тогда один американец, совершенно не знавший по-гречески, ответил, что он понял слово в слово все, что им рассказывал старец.

Все пятеро попросили старцу перевести с английского на греческий те вопросы, которые они ему задавали. И оказалось, что старец ответил на все пять вопросов в той последовательности, в которой они были ему заданы по-английски. И когда старец убедился, что его слова были поняты, то обратился ко мне: «Переведи им, что я хочу еще кое-что добавить к тому, что говорил. И тебе это тоже будет полезно услышать». И старец сказал, что для них, этих молодых американцев, главная проблема в том, что они говорят по-английски, на языке, в котором слово «я» (I) всегда пишется с большой буквы, в Греции же это слово пишут иногда с большой буквы, но чаще все-таки с маленькой. Они очень долго пытались понять, что же им хотел объяснить старец. А старец им сказал: «Если вы не переведете это “я” с заглавной буквы на строчную, если вы его не опустите, то Господь не поднимется в вашем сердце. Тесные врата в Царство Небесное – это благословенное смирение». 

– Вы были одним из активных организаторов принесения мощей преподобного Серафима Саровского в Грецию. Какие плоды принесла эта акция верующему народу Греции? 

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 719 px. Размер файла 117481 b.
 Митрополит Николай в храме Сретенского монастыря. Фото Антона Поспелова
Митрополит Николай в храме Сретенского монастыря. Фото Антона Поспелова
– Прежде всего надо отдать должное отцу Григорию: это была его инициатива, которую владыка лишь поддержал. И я очень благодарен отцу Григорию за эту замечательную мысль – принести для поклонения в Грецию мощи преподобного Серафима Саровского. Затем надо назвать отца Иерофея, архимандрита, протосингела (то есть секретаря) Аттикийской митрополии.

Это паломничество мощей преподобного Серафима состоялось в такое время, когда Церковь в Греции переживает очень непростой период, можно сказать даже кризис. Мы видим, что идет открытая война против Церкви. Мощи преподобного Серафима стали для нас как бы некой духовной интервенцией, которую мы так ждали. Во встрече святых мощей и в поклонении им участвовал практически весь православный греческий народ. Это было настолько явно! Показательно, что все публикации в СМИ, посвященные этому, были положительными.

Представьте себе, что во всех епархиях, во всех областях Греции приходы организовывали паломников, на автобусах приезжали в Афины поклониться святым мощам батюшки Серафима. Чтобы оценить, сколько было людей, достаточно сказать, что мы раздали в память, как благословение от мощей, более 250 тысяч иконок. Это значит, что примерно 10 тысяч человек каждый день приходили поклониться святым мощам. Для нашей страны это колоссальное число людей[1].

У каждого паломника было всего одна-две секунды, чтобы поклониться святым мощам, и ради этого люди приезжали из отдаленных мест и областей. Ради этих нескольких секунд поклонения. Приехало более 400 автобусов с паломниками. Не было и минуты, чтобы святой не был с народом. И его благодать, конечно, была зримой, и она очень сильно ощущалась. Он принес нам свое благословение, он помог нам ближе ощутить Спасителя рядом с нами, он помог нам ощутить более глубоко наше внутрицерковное начало, и, конечно, святой Серафим очень приблизил к нам и православную Россию, и православный русский народ. Безусловно, это было значимое событие, которое во многом укрепило и упрочило веру нашего народа. Поэтому мы очень благодарим, несказанно благодарим Русскую Церковь за то, что она позволила привести мощи преподобного Серафима на поклонение в Грецию. 

– Хотелось бы узнать Ваше мнение о том, в каком направлении должны были бы развиваться отношения наших братских Церквей, народов России и Греции? 

– Конечно, это должны быть отношения братские, отношения взаимно доверительные, отношения двух верующих народов, отношения веры и отношения любви. Это и есть единство. Если у нас нет доверия друг к другу, то мы не имеем права называться единой Церковью. Мы обмениваемся нашими святынями: митрополит Верийский принес в Россию мощи великомученика Димитрия Солунского. Мы соединены таинствами нашей Церкви, общей богословской и церковной традицией. И потому нет никаких причин, чтобы не было любви в Господе между нами. Мы чувствуем, что нам очень многому надо поучиться у русских. И всем, что у нас есть хорошего, мы хотим делиться со всем миром. 

– Что лично для Вас значит в духовном отношении приезд в Россию? Увозите ли Вы что-то новое в своем сердце домой? 

– Чувства наиболее сильные, глубокие из тех, что я пережил в России, я испытал, когда дважды приходил поклониться блаженной Матроне. Меня поразила эта огромная очередь людей, которые смиренно с молитвой ждут возможности, ждут своей череды, чтобы поклониться блаженной Матроне. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. И каждый раз, когда я приезжаю в Россию (надеюсь, что с Божьей помощью еще не раз буду в вашей стране), я приезжаю как поклонник, как паломник и как ученик. Я чувствую, что Господь после десятилетий испытаний, десятилетий гонений на Церковь в России награждает вас, одаряет вас особой благодатью с тем, чтобы укрепить вашу веру в эти непростые времена. И каждый раз и я могу что-то получить, к чему-то приобщиться от этого богатства веры, которым вы обладаете. По крайней мере, я так чувствую. И я просто радуюсь от души, искренне, сердечно радуюсь, потому что часто ощущаю, что вы во многом нас превосходите. И потому, коль скоро вы имеете такие благодатные и многие дары от Бога, хотелось бы, чтобы и нам немножечко от них перепало. 

– Владыка, что бы Вы пожелали читателям сайта «Православие.Ру», верным чадам Русской Православной Церкви? Что бы Вы могли пожелать студентам Сретенской семинарии, будущим священнослужителям? 

– Я желаю тем молодым людям, которые изучают богословие как науку, как некую сумму знаний, чтобы они это не просто изучали, но пропустили через себя как духовный личный опыт и как таинство нашей Церкви. И тогда их служение в священном сане принесет много пользы России, принесет большую пользу верующему народу и принесет наибольшее благословение и им самим.

И Россия, и наша святая Православная Церковь не имеет такой особой нужды ни в олигархах, ни в суперобразованных, сверхобразованных людях. Она не нуждается в каком-то огромном народонаселении, ни в какой-то мирской мощи, мирской силе. Не нуждается так в священниках, которые бы были социальными работниками. Не нуждается так и в священниках, которые бы были какими-нибудь специалистами в области искусства.

Но вот в чем действительно нуждается и Россия, и, как мне кажется, вообще наша святая Церковь, где бы она ни находилась, так это в честных, искренних и истинных, стоящих в истине священнослужителях. И я желаю, чтобы именно такими клириками были выпускники Сретенской духовной семинарии.

Что большего можно пожелать людям, чем то, чего нам желает и к чему призывает апостол Павел: «Стойте в вере, держитесь веры»? Желаю, чтобы нынешнее поколение православных русских людей так же крепко держалось веры, так же крепко хранило обычаи веры и Церкви, как это делали ваши бабушки во времена гонений, во времена коммунизма. Желаю, чтобы приводили в Церковь и учили в вере своих детей и чтобы это богатство нашей веры не только держали в себе, не только насыщали им Россию, но и делились с загнивающим Западом. Нет большего сокровища, нет большего богатства, чем наследие нашей веры, нашей традиции и нашей Церкви. 

Беседовали иеромонах Игнатий (Шестаков) и Антон Поспелов

 

[1] Население современной Греции – 10,7 млн. человек.

 

15 декабря 2008 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту