«В борьбе за трезвую Русь»

Новомученики Российские против алкоголизма

В начале ХХ века проблема алкоголизма в Российской империи стала особенно тяжелой из-за угрожающих масштабов распространения пьянства и его пагубного воздействия на общество. В борьбу с этим пороком включились тогда все лучшие силы русского общества и особенно Русская Православная Церковь. Очень многие наши святые из собора новомучеников и исповедников Российских принимали активное участие в этой борьбе, и пример их, равно как и опыт, может быть полезным для всех, кто в наше время не безразличен к данной проблеме.

Хорошее представление о том, как наши новомученики осмысляли все тяготы труда по преодолению алкоголизма, дают слова, которые произнес священномученик Владимир (Богоявленский): «Когда наступает эпидемия, тогда все прилагают усилия для того, чтобы устранить опасность и не дать ей распространиться. Но о бедствии пьянства, к сожалению, приходится сказать словами пророка Иеремии “Ты бьешь их, но они не чувствуют, ты исправляешь их, но они не исправляются” (Иер. 5: 3)… В ядовитых испарениях алкоголя отравляются все лучшие силы нашего народа. Не скрытно и не втихомолку действует эта зараза, но свободно и открыто совершает она свое разрушительное дело и похищает ежегодно гораздо более жертв, чем какая-нибудь повальная чума и холера. И, однако, как велико еще ослепление, равнодушие и бездеятельность в отношении этой опасности! Вот слышим мы здесь и там серьезные голоса предостережения, но чем отвечают на это любители алкоголя? Упорством, насмешками, издевательствами. Возможно ли при таком упорстве что-нибудь сделать для достижения нашей цели? “Человекам это невозможно” (Мф. 19: 26), – со вздохом должны сказать мы на это вместе с Иисусом Христом…

Неужели слово Божие хочет привести нас в уныние и отчаяние? Нет, возлюбленные, не для того говорит нам Господь эти слова, чтобы возбудить в нас чувство робости и малодушия, но чтобы предостеречь нас от самонадеянности и научить смирению… И деятели, посвятившие себя борьбе с пьянством, очень часто видят в своих трудах и заботах проявление чудесной победы благодати, так что в этом случае мы вправе сказать: “Человекам это невозможно, но не Богу” (Мк. 10: 27).

Бог может и невозможное сделать возможным. То, чего мы не имеем и чего сами себе не можем дать, это дает нам Бог в Своей благодати: Он дает любовь и верность, которая может начинать, продолжать и доводить до конца трудное дело»[1].

Так полагал не один священномученик митрополит Владимир, но и многие другие архиереи Русской Церкви, которые деятельно участвовали в уврачевании язв, вызываемых пороком пьянства.

Например, священномученик Митрофан (Краснопольский), епископ Гомельский, являлся председателем Комиссии по борьбе с пьянством в III Государственной думе. Он также стал членом оргкомитета I Всероссийского съезда по борьбе с пьянством, который проходил с 28 декабря 1909 года по 6 января 1910 года в Санкт-Петербурге. На этом съезде, помимо прочего, было сказано про необходимость введения учения о трезвости как специального предмета в школе, а также про разработку курса учения о трезвости для духовных семинарий.

Разумеется, священномученик Митрофан и в своей епархии также прилагал практические усилия по борьбе с алкоголизмом. По его благословению каждый год в Минске проводился трезвенный крестный ход. Был освящен специальный вагон трезвости, в котором духовенство объезжало города и веси Белорусского края с проповедью против пьянства, раздавая бесплатно соответствующую литературу[2].

Священномученик Амвросий (Гудко), будучи епископом Сарапульским и Елабужским, тоже много внимания и сил уделял борьбе с пьянством. Летом он чуть не ежемесячно проводил соответствующие крестные ходы и громогласно обличал алкоголь. Он организовал Сарапульское и Елабужское братства трезвости. А в Уфимской епархии священноисповедник Михей (Алексеев), как правящий архиерей, также организовывал общества трезвости.

Такие общества трезвости были наиболее действенными средств практической борьбы с пьянством. Они объединяли людей, которые торжественно давали обет не употреблять алкоголя, и в этом обществе они получали поддержку единомышленников и возможность полноценного трезвого досуга.

Священномученик Иларион (Троицкий) так писал о принципе действия этих обществ: «На психологии человека, дающего обеты, возникли разные общества трезвости. Ведь пьянство – порок не для одних членов общества трезвости, и всякий человек равно имеет нужду бороться с этой страстью. Но силы слабы у человека. Личной решимости не хватает. А дал зарок, дал обет – явились и силы, достало решимости победить себя»[3].

К 1912 году в России насчитывалось уже около двух тысяч обществ трезвости, в которых состояло свыше полумиллиона человек, вставших на путь трезвой благочестивой жизни[4].

***

Среди всех архиереев, трудившихся на ниве противодействия алкоголизации русского народа, особенно следует выделить троих: уже упомянутого священномученика Владимира (Богоявленского), а также священномучеников Андроника (Никольского) и Мефодия (Красноперова).

Святитель Владимир (Богоявленский) был выдающимся церковным деятелем на поприще борьбы с народным пьянством. Как свидетельствовал его современник, «Московское епархиальное общество борьбы с пьянством, его многочисленные отделы, его издательская журнальная и другого вида деятельность, наконец… первый под кровом Церкви всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, потребовавший немало средств и всяких забот, – все это плод исключительных трудов и забот высокопреосвященного Владимира, который вложил в это дело столько инициативы, личных трудов – литературных, организаторских и лекторских, а также и материальных средств, что невольно приходишь в священный трепет при виде этой стройной и громадной работы, запечатленной характером истинного подвига в борьбе за трезвую Русь. Я говорю: подвига, потому что здесь мы имеем дело действительно с подвигом абсолютного воздержания митрополита Владимира от всяких спиртных напитков, что служит главным фактором вдохновенной работы и московского духовенства на ниве отрезвления народа»[5].

Другой современник писал о владыке: «Он видел, что алкоголизм вырос в страшное мировое международное зло и на борьбу с собою должен вызвать все живые охранительные силы каждой страны… Он ясно сознавал, что алкоголизм лежит главным камнем преткновения для русского народа на пути к его великому будущему… печальник народный не мог спокойно взирать на то, как по необозримому пространству Русской земли колышется пьяное море, играя своими зелеными отравляющими волнами и поглощая в своей бурной пучине и нашу государственность, и наше религиозное и национальное чувство… Живой участник всех торжественных организованных выступлений против пьянства, он не отказывался, а охотно ехал в самые трущобные места столицы, где возникала та или другая трезвенная организация, чтобы поддержать ее своим сочувствием»[6].

Священномученик Мефодий (Красноперов), начал подвиги на этом поприще весьма рано: еще будучи иеромонахом, он посещал в «ночлежках» опустившихся людей, и здесь, среди этих несчастных, в душном и спертом воздухе, он проводил целые часы, поучая их, молясь с ними, исповедуя их. В одной из аудиторий церковно-приходской школы города Уфы им были организованы религиозно-нравственные и противоалкогольные чтения.

В сане архимандрита святой Мефодий разъезжал по селам с миссионерскими и просветительскими целями. Вот что он пишет в своем отчете о такой поездке: «После богослужения начали записываться в общество трезвости; в продолжение трех дней очень много было роздано народу листков и брошюр религиозно-нравственного и противопьянственного содержания»[7].

Позднее, уже став викарным епископом Омской епархии, святой Мефодий также совершал такие поездки. 21 июля 1913 года в Омске было учреждено епархиальное братство трезвости, председателем которого стал владыка Мефодий.

Благодаря его активному участию, в течение нескольких месяцев число членов братства в Омске перевалило за четыреста человек. В среде трезвенников зародилось стремление к активной церковно-общественной деятельности, и, прежде всего, желание немедленного закрытия в городе всех винных и пивных лавок. Братство трезвости выдало полномочия трезвенникам для сбора подписей о закрытии некоторых винных лавок.

Владыка Мефодий во все миссионерские поездки по приходам епархии брал с собой не только священника-миссионера для объяснения сектантских заблуждений, но и священника, который звал бы паству к трезвеннической жизни. Раздавались также тысячи брошюр соответствующего содержания. Вот что писал свидетель таких поездок: «После торжественного молебствия священник обратился к народу со словом против погибельного пьянства, указывая на его тлетворные последствия, призывая народ трезвенно и чисто провести святой праздник и записаться в число ратников трезвенного движения. Энергичные призывы дать обет трезвости имели следствием то, что около ста человек немедленно записались в общество трезвости, а многие обещали свое намерение осуществить по приезде в свои приходы»[8]. В другом селе владыка сам предложил слушателям образовать у себя в приходе общество трезвости.

Во всех указанных инициативах святого Митрофана поддерживал и направлял его правящий архиерей – священномученик Андроник (Никольский). Благодаря ему, c 1913 года в Омской епархии было положено начало общеепархиальной борьбы с пьянством, которая, по мысли владыки, должна была вырасти в общенародное движение, чтобы сам народ потребовал закрытия кабаков и пивных лавок.

Для успешной деятельности Омского общества трезвости владыка Андроник благословил регулярно проводить в епархии торжественные празднества трезвости с крестными ходами, проповедями и раздачей литературы, в которых участвовали тысячи людей.

Разбирая причины распространения в то время в России порока пьянства, владыка писал: «В чем же настоящая причина пьянства? В отсутствии или недостаточности и приниженности нравственного начала в человеке, в расслабленности воли. Эта причина одинаково делает пьяницами и богатых и бедных… Наше время как раз и представляет собой понижение нравственного сознания в народе и обществе. Постепенно подготовлялось оно путем обесценивания религиозных и нравственных основ жизни. Но расцвело оно, конечно, в освободительные годы, когда ложно понятые свободы объявлены были, прежде всего, как свобода на все низкое, гадкое, унижающее человека. Это же время с последующими годами до сих дней являлось и временем самого сильного развития народного пьянства… Проповедь церковную перестали слушать, общественную молитву забросили, но вместо того развлекались кинематографом и увеселялись водкой и пивом. Пожертвования на церковные, просветительные и благотворительные дела сократились, но возросли доходы от торговли спиртными напитками. Итак, падение нравственных ценностей жизни, духовное одичание народа является главной причиной усиления народного пьянства»[9].

Поскольку главной причиной распространения алкоголизма и особенно столь сильной власти его над человеком святой Андроник видел в духовном состоянии общества, то неудивительно, что именно духовенство, по его мысли, должно было стать передовым отрядом в борьбе с пьянством. Имеет смысл ознакомиться c его «Архипастырским призывом ко всему духовенству Омской епархии», который был опубликован 2 мая 1914 года. Здесь священномученик и разъясняет свою мысль, а также способы ее практического применения.

«Нам-то, кому вверено духовное руководительство народом к вечной жизни, нам-то тем более и надлежит выйти на деятельную, бодрую и воодушевленную борьбу за благо народа, за спасение его души от гибели в пороке зеленого пьянства… Нам вверена душа народная. Мы и должны ее вести по путям правым и спасительным. Поэтому и борьба с проклятым и самим народом проклинаемым пьянством должна быть делом прежде всего духовенства, как носителя пред народом Божиим света Евангелия Христова. На это и призываю всех вас, отцы и братие.

Идите же и от лица святой Церкви всех и всякого призывайте бодрствовать и трезвиться, призывайте и образованных и простых, и богатых и бедных, и старых и молодых, чтобы не соблазняли и не развращали друг друга, а, напротив, спасали и отводили друг друга от пьянства и вообще от алкогольного яда отравительного. Во услышание всех властно проповедуйте слово церковное устами святого апостола Павла: “пьяницы Царствия Божия не наследуют” (1 Кор. 6: 10).

Сим решительным словом заграждайте уста всем, кто стал бы оправдывать или защищать пьянство и вино. Ибо упивающийся, хотя бы и мало, затемняет свой разум, унижает и свою душу, и тогда, конечно, далек бывает и для Господа Бога.

Далее от слов непременно переходите к делу. Нужно помнить, что часто пьянству предаются люди от утраты интереса к осмысленной человеческой жизни, от неумения использовать свободное время, от не знания, где отвести душу, когда она нуждается в успокоении и ободрении… Вот тут и выходите и других выводите на помощь взаимную друг другу и всем немощным… по местам своим заводите союзы и кружки трезвости и для взрослых, и для детей, и для мужчин, и для женщин. В таких содружествах братских и сойдутся все ревнующие о трезвости и все желающие отрезвиться.

В братском объединении все будут находить и воодушевление, и поддержку. А это создаст и такие условия, что не до выпивки всем будет, – у всех будет живое дело в руках, все будут им заинтересованы, как своим родным и дорогим делом. Одни будут устраивать чтения или содействовать их успеху. Другие – привлекать к трезвости. Третьи – детям доставлять разумные развлечения и занятия. Четвертые займутся ухаживанием за бедными и больными в приходе. Пятые будут заботиться о чистоте и благоукрашенности храма Божия или сельской школы. Шестые будут трудиться в кредитном товариществе или общественной потребительской лавке и т.д. Работа закипит… И да будут такие братства и общества трезвости при всякой церкви.

Но да не будет их только на бумаге, как это часто у нас бывает со всеми святыми начинаниями… А для сего пусть прежде всего всякий будет сам благим примером трезвости… Горе нам – пастырям, если соблазняем на вино наших верных. Тут дело даже не в пьянстве, а только в том, что “и батюшка пьет”, если он даже только одну рюмку выпьет. Нужно считаться с народной психологией и с народной слабостью, ищущей себе всякого оправдания. А, кроме того, кто поручится, что выпивающий только по рюмочке не будет и горько пить и не сделается пьяницей? Ведь никто не родился пьяницей, а пьяницами делались, начиная только с “умеренного и разумного” выпивания. Итак, трезвость пусть будет священной и обязательной для всех служащих алтарю Господню.

Помогайте своим прихожанам добиваться уничтожения соблазнительных по близости винных и пивных лавок, по общественным дружным приговорам. Но научайте, чтобы вместо лавок не развелось тайное шинкарство, еще более гибельное по своим последствиям…

Отцы и братие мои! Да не будет отныне того, что доселе часто бывает. Разумею то, когда сектанты говорят нам: пока я был православным, я был пьяницей и скандалистом, а теперь я трезв, знаю Евангелие и живу по-евангельски. Сектанты этим гордятся, нас презрительно укоряя, и тем вконец губят благой плод своего отрезвления. У нас же пусть без гордости и укорения других будет святая трезвость в жизни, как это подобает быть у святых христиан, ибо на святость призвал нас всех Христос Спаситель»[10].

***

Разумеется, все упомянутые инициативы архиереев-новомучеников не могли бы иметь успеха, если бы не стояли рядом в ними ревностные помощники из числа священников и мирян. И среди священномучеников мы находим немало тех и других, кто лично участвовал в борьбе с распространением порока пьянства в обществе.

Так, например, в Псковской епархии, в селе Бежаницы, священномученик Василий (Триумфов) по примеру праведного Иоанна Кронштадского в 1894 году организовал на своем приходе первое в губернии общество трезвости, при котором была открыта чайная, выстроенная местными помещиками. Каждое воскресенье он проводил в чайной беседы на религиозно-нравственные темы.

В Екатеринбургской епархии священномученик Александр (Малиновский) стал председателем общества «Трезвение» и за активную борьбу с пороком пьянства был награжден в 1914 году набедренником[11].

В Пермской епархии священномученик Павел (Аношкин) в 1912 году стал председателем Вонифатьевского общества трезвости, а священномученик Вениамин (Луканин) – председателем Ерминского общества трезвости и Ерминского миссионерского кружка, открытых по его инициативе. В этой же епархии священномученик Игнатий (Якимов) был участковым попечителем в попечительстве о народной трезвости Чердынского уезда. Священномученик Иоанн (Виноградов) с 1911 по 1915 год был председателем Серафимовского братства трезвости. В 1901 году священномученик Константин (Голубев) был избран членом Богородского комитета попечительства о народной трезвости. А священномученик Иосиф (Смирнов) был членом уездного комитета попечительства о народной трезвости.

В Москве сотрудничали и работали в Московском обществе трезвости священномученик Михаил (Марков), священномученик Николай (Горюнов) и мученик Феодор (Пальшков).

Священномученик Николай (Троицкий) еще в студенческие годы принимал активное участие в Казанском обществе трезвости, где проводил беседы и чтения. Также и священномученик Илия (Измайлов), еще будучи мирянином, в 1910 году вступил в общество трезвости.

Священномученик Петр (Успенский) трудился в Санкт-Петербургском попечительстве о народной трезвости. В рамках борьбы с пьянством попечительство устраивало богослужения и духовно-нравственные беседы, создало амбулаторию по лечению алкоголиков и проч.

В Санкт-Петербургской епархии много потрудился на противоалкогольном поприще священномученик Философ (Орнатский). По словам священномученика Владимира (Богоявленского), отец Философ «в течение двадцати лет состоит председателем столичного Общества распространения религиозно-нравственного просвещения, которое за время его председательствования выстроило восемь храмов, при них сосредоточены школы, воскресные классы, бесплатные духовные библиотеки, церковно-народные хоры, общество трезвости… Из них большую известность приобрело Александро-Невское общество трезвости при Воскресенской церкви у Варшавского вокзала, построенной заботами отца Орнатского… Само общество религиозно-нравственного просвещения и его различные учреждения, например общества трезвости… вызвали подражание во всей России».

Деятельным участником упомянутого Александро-Невского общества трезвости являлся и священномученик Николай (Розов), который всю свою жизнь был принципиальным противником пьянства. Своим близким батюшка говорил, что это оттого, что он глубоко переживает пристрастие к вину отца и старшего брата. Ни дома, когда приходили к священнику гости, ни в гостях при отце Николае никогда за трапезой не подавали вина.

В 1908 году общество выпустило направленную против пьянства брошюру, написанную отцом Николаем, в которой он, в частности, писал: «Кроме казенных винных лавок теперь в каждом селении торгует несколько частных шинков, и могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлестывают города, села и деревни; гибнет, захлебываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем еще и еще добровольно нести гнет этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пиру горе-богатыря, мы будем спать тяжелым, кошмарным, пьяным сном?»[12]

Мученик Николай (Варжанский) организовал в Лефортове Варнавинское общество трезвости, которое имело свое помещение и свой храм. В качестве лекторов Николай Юрьевич приглашал известных профессоров, и лекции собирали до тысячи человек. Но чем больше освободившиеся от пьянства рабочие привязывались к мужественному миссионеру, тем сильнее ненавидели его те, кто был заинтересован в распространении этого порока в народной среде[13].

И вся эта деятельность по освобождению народа от оков алкогольной зависимости имела одобрение и поддержку страстотерпца царя Николя II. Уместно привести его замечательные слова относительно того аргумента, что с продажи спиртных напитков в значительной части пополняется государственный бюджет: «Нельзя ставить в зависимость благосостояние казны от разорения духовных и хозяйственных сил множества моих верноподданных»[14].

***

Хотя с приходом коммунистической власти православные общества трезвости, как и другие церковные организации, прекратили существование, святые русские пастыри и в советское время продолжали дело увещевания тех, кто был порабощен пороком пьянства. И некоторые даже испытали репрессии за это, в частности, преподобномученик Софроний (Несмеянов).

1 сентября 1937 года пропагандист Бежецкого райкома ВКП(б) Елин дал показания сотруднику НКВД: «Мне известно, что Несмеянов Софроний Харитонович с 1936 года работает в качестве священника и занимается антисоветской агитацией, направленной против социалистического строительства, например, в июле 1937 года колхозница Серова Анна Ильинична, у которой муж занимался пьянством, пошла к священнику Несмеянову с целью отвлечь своего мужа от пьянства. По приходу Серовой к священнику последний предложил ее мужу самому явиться к нему. Через некоторое время на квартиру к священнику прибыл Серов, у них завязался разговор на разные темы. Серов выслушал священника, пообещал вечером зайти и удалился. В этот же день Серов о случившемся сообщил мне. Я ему идти не посоветовал и сообщил об этом в районный отдел НКВД».

Святой Софроний был арестован и на допросе рассказал: «Зная гражданина Серова Ивана как склонного к пьянству, я два раза беседовал с ним по этому поводу, советуя ему бросить пить. Один раз он у меня был на квартире, где я советовал ему бросить пить»[15].

Следователь намеревался интерпретировать этот случай как попытку организации приходского общества трезвости, которое можно было представить антисоветской контрреволюционной организацией.

Своей борьбой с народным пьянством священники заслуживали себе такую благодарность народа, что, когда их арестовывала безбожная власть, прихожане вступались за них.

Таков случай священноисповедника Николая (Лебедева). Во время нахождения его в тюрьме прихожане селений Пасынкова, Никифоровской, Перемерок, Иенева, Кольцова выступили в защиту своего пастыря. Они писали в заявлении к властям: «Священник Николай Васильевич Лебедев во время своего 35-летнего служения в нашем приходе проявил себя с хорошей стороны… борясь с грубостью, хулиганством и пьянством, закрыл существовавшие у нас кабаки, открыл вместо них две школы, устраивал чайные с читальнями, литературными чтениями и туманными картинами. Открыл Общество трезвости, спасая людей от погибели и разврата. Те средства, которые получал от трезвенников, он не брал себе, а вкладывал их на другое полезное общественное дело: детский приют, основанный им на 40 человек беспризорных детей, детей алкоголиков и беднейшего населения… Всю свою жизнь в нашем приходе он отдавал всего себя народу, борясь с грубостью, невежеством, темнотой, пьянством и хулиганством. Он не занимался какой-либо провокацией и пропагандой против советской власти, не выступал ни на каком собрании. Он никогда не был врагом народа, а был всегда другом его, полезным и ценным членом общества, а посему мы, прихожане села Власьево и граждане селений Пасынкова, Никифоровской, Перемерок, Иенева, Кольцова, ходатайствуем перед ОГПУ о его освобождении»[16].

***

В настоящее время, когда проблема с алкоголизмом в России стоит не менее остро, чем 100 лет назад, пример и опыт новомучеников Российских по распространению в обществе трезвости может быть весьма полезным и сами они своими святыми молитвами способны оказать великую помощь всем тем, кто продолжит их дело.

Юрий Максимов

31 августа 2009 г.

[1] Владимир (Богоявленский), митрополит. Нельзя спастись своими силами // Трезвое слово. 2008. № 9. С. 25–26.

[2] Иосиф (Марьян), игумен. Житие священномученика Митрофана, архиепископа Астраханского и Царевского // http://uspenskiysobor.narod.ru/html/11_1_5.html

[3] Иларион (Троицкий), священномученик. Единство идеала Христова: Письмо к другу. 1915 г.

[4] Гусев Г.В. Воспитание трезвости средствами системы образования Российской империи в начале ХХ века // http://www.caritashouse.ru/materials/2009/03.html

[5] Голос Церкви. Ежемесячный церковно-общественный журнал. 1912. Декабрь. С. Х–ХII.

[6] Прибавления к Церковным ведомостям. 1918. № 9–10. С. 356–357.

[7] Уфимские епархиальные ведомости. 1912. № 18. С. 817.

[8] Омские епархиальные ведомости. 1913. № 13. С. 37–39.

[9] Колокол. 1914. 19 сентября. № 2513. С. 174 –175.

[10] Андроник (Никольский), архиепископ Пермский. Творения. Кн. II: Проповеди, обращения, послания.

[11] Викентий, архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский. Деятельность обществ трезвости в Екатеринбургской епархии: История и современность // http://orthodox.etel.ru/2008/48/18/18doklad.htm

[12] Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века / Сост. игумен Дамаскин (Орловский). Тверь. 2005. Февраль. С. 327–333.

[13] Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Тверь, 2003. Июнь–Август. С. 174.

[14] Эти слова цитирует священномученик Андроник (Никольский) в своем «Архипастырском призыве ко всему духовенству Омской епархии».

[15] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1999. Кн. 3. С. 275–294.

[16] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия… Кн. 5. С. 204.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Павлов Владимир Алексеевич 2 октября 2010, 15:00
Спасибо за эту статью.
Фёдор 2 марта 2010, 12:00
Исповедую Православную веру, живу естественной трезвой жизнью и меня радует то, что всё больше и больше Православных людей приходят к сознательной трезвости, ведь главное придти самому и привести к трезвости своих детей, родившихся трезвыми. Хотелось бы, чтобы разместили на Православном сайте удивительные расказы священника Петрова "Пьянство долой". О трезвости нужно по больше говорить не взирая на сильное сопротивление тех, кто зависим от алкоголя и защищает питиё или желает чтобы люди пили. С уважением к Вам раб Божий Фёдор.
Юрий17 сентября 2009, 04:00
Автору (Юрию Максимову). Надеюсь Вам передадут моё сообщение (можно не печатать в коммнетариях). Я давно слежу за Вашими трудами. Хотел Вас попросить продолжить серию статей "Православие в ..." (за последнее время была только одна - про Ботсвану). На своём опыте я понял на сколько они полездны тем, кто часто бывает в командировках в разных странах (зарание узнать о истории местных православных общин и о местоположении храмов не всегда удаётся - в этом очень помогают Ваши статьи). Зарание спасибо.
михаил31 августа 2009, 19:00
Для более исследование о православных обществах трезвости в Аляске, и их дело и издания, можно скачать информативно PDF файл, написанно на англиском, русском, и алеутском языках: http://www.asna.ca/alaska/aleut/temperance.pdf
Irina31 августа 2009, 16:00
Vi posmotrite skoliko mnogo idei mojno pocerpnuti iz vishe skazannogo. Nashemu sovremennomu obshestvu neobhodimo toliko primeniti na dele. Vse rabotaet i deistvuet, ostaetsia za malim, porabotati nam samim, vsem vmeste. Spasi Gospodi za statiu!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке