Библия, изложенная для семейного чтения.
Откровение святого Иоанна Богослова

Гонения на Церковь

Иоанн Богослов на Патмосе. Дионисий
Иоанн Богослов на Патмосе. Дионисий
Со всех сторон восстала вражда на тех, которые были посланы Спасителем завоевать мир. Их преследовали повсюду. Многие из них ценою жизни поплатились за одержанную победу. В их числе были: святой первомученик архидиакон Стефан, святой апостол Иаков, брат Господень, святой апостол и евангелист Марк; апостол Павел в цепях отправлен в Рим. Та же участь постигла и апостола Петра.

Над кораблем Церкви разразилась страшная буря: язычество Рима свирепствовало против обличавшего и осуждавшего его Евангелия. Кровавая оргия Нерона была первым в Риме гонением на христиан. Императорский сад осветился вместо факелов горевшими телами мучеников, привязанными к столбам и покрытыми смолой. Павел был обезглавлен, Петр распят головою вниз.

Один за другим умирали, исповедуя Христа, прочие апостолы. Апостольский век приближался к концу.

Но Божественное отмщение уже решило поразить первым великим и грозным ударом первых гонителей веры Христовой за их вопиющие преступления: в Иерусалиме возникает безумный мятеж, вследствие которого город обращен в пепел, от самого храма остаются лишь дымящиеся развалины. В царствование Веспасиана и Тита Церковь пользуется относительным, ненадежным спокойствием, но это лишь кратковременный отдых. При Домициане с новой силой разражается свирепая ненависть язычества над верой Христовой. Из апостолов дожил до этого времени лишь один; это был Иоанн Богослов, любимый ученик Господа, пользовавшийся большим влиянием на дела Церкви. Утверждая христианство в избранном им городе Ефесе, Иоанн в то же время заботился и об утверждении в вере соседних Церквей: Пергамской, Смирнской, Фиатирской, Сардийской, Филадельфийской, Лаодикийской, о которых упоминается в Откровении.

Во время вновь наступившего гонения Иоанн прибыл в Рим, где тогда потоками проливалась кровь мучеников. Заключенный сперва, подобно апостолу Павлу, в темницу, он затем, по приказанию Домициана, был ввержен в котел с кипящей смолой; но как и прежде ни жестокие побои не сокрушили исповедника веры, ни ядовитое питье не отравило его, так и теперь, вверженный в кипящую смолу, он остался невредим. Его видимо сохраняла чудодейственная сила свыше.

«Велик Бог христианский!» — восклицал пораженный этими чудными знамениями народ. И сам Домициан, пораженный непостижимой для него силой, охраняющей мученика, не дерзнул продолжать истязаний его и осудил Иоанна только к заточению на острове Патмос, одном из островов архипелага на Средиземном море, близ берегов Малой Азии.

Здесь-то, в уединенном созерцании величественного зрелища беспредельного неба и моря, в непрестанной пламенной молитве к Создателю мира возбуждались в душе любимого ученика Христова, возлежавшего когда-то на груди Спасителя, возвышеннейшие мысли, которые уже не впервые возносили его душу орлиным полетом к недосягаемому небу, устремляли духовный взор его к Самому Солнцу правды, недоступному для зрения слабых смертных. И в одном из порывов божественного вдохновения, которое впоследствии внушило ему начертать Евангелие о Боге Слове, апостол Иоанн написал и то «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре».

Видение апостолу Иоанну на Патмосе

«И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел.

Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем…» (Апок. 1, 1–3)

Итак, Апокалипсис есть Откровение Иисуса Христа и пророческое писание, обращающееся к семи Церквам, находящимся в Азии. Так повествует о нем избранный благовестник Божий, святой апостол Иоанн: «Благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Его, и от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь. Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь.

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.

Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа. Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний; то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию.

Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.[2][1]

Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.

И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.

Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего. Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей». (Апок. 1, 4–20)



Подир — длинная одежда иудейских первосвященников и царей.[1]

Есть предположение, что так называлась медь из Ливана, отличавшаяся в раскаленном состоянии ослепительным блеском и яркостью.[2]

10 мая 2007 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту