Христос рождается!

Рождественский сборник

Христос рождается! : Рождественский сборник / Сост. Т. А. Соколова. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2010. — 304 с. : ил.
Христос рождается! : Рождественский сборник / Сост. Т. А. Соколова. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2010. — 304 с. : ил.
Эта книга — о Рождестве Христовом. В ней собраны лучшие произведения русских писателей, рождественские послания выдающихся деятелей Православной Церкви. Издание иллюстрировано репродукциями с икон, картин художников и старых рождественских открыток. Это замечательный подарок взрослым и детям.

Приводим отрывок из книги.

Православное Рождество

Рождество Христово — рождение на земле Царя Небесного, Бога вечного, Царя царей и Господа господ! Тщетно мысль человеческая пыталась бы постигнуть всю глубину величайшей тайны, охватить всё величие этого события. Но когда переносишься мыслями и сердцем приникаешь к тому так далёкому по времени и так близкому, так родному и дорогому нам прошлому, когда совершилось это величайшее в истории человечества событие, то невольно поражаешься той простотой, отсутствием внешнего блеска, при которых оно совершилось.

Правда, для внимательного наблюдателя «знамений времени» могло быть понятным и даже явным приближение великого события из того, что предшествовало ему. Необычайные обстоятельства рождения Пресвятой Богородицы, Её введение во святой храм, чудесные события, сопровождавшие зачатие и рождение Иоанна Крестителя, и многое другое ясно свидетельствовало о скором наступлении чего-то ещё более необычайного, великого, чудесного.

Но не говоря о том, что немного было свидетелей тех необычайных событий, не все такие свидетели понимали всю важность и истинное значение их. Однако были люди не только предчувствовавшие наступление величайшего события — Рождества Спасителя мира, но и знавшие, что оно близко, что скоро «воссияет звезда от Иакова», явится Желанный, придёт «Чаяние народов».

К числу таких лиц прежде всего принадлежала будущая Матерь Спасителя нашего.

В это время Дева Мария, будущая Матерь нашего Спасителя, жила со своим обручником старцем Иосифом в маленьком галилейском городке Назарете; жили они в трепетном ожидании исполнения необычайных пророчеств ангельских Иосифу, что от его обрученицы Девы родится Сын — Утеха Израиля, а Марии — что от Неё родится Спаситель мира.

Не дерзнём проникать в тайники души этих святых людей: там царила неземная радость, неземные чувства, трепетно-благоговейные ожидания и беспредельная преданность и покорность воле Господней. Они жили в галилейском городке, хотя и знали из пророчеств, что Спасителю мира надлежит родиться в городе, находившемся на противоположном конце Палестины, в городе, где родился Давид, в Вифлееме. Но сомнение не закрадывалось, конечно, в их души: они знали, что совершится все так, как должно.

И что же? Римский император, которому была подчинена и Иудея, приказал сделать всенародную перепись в империи[1].

Поэтому издано было повеление, чтобы каждый иудей отправился в свой родной город, в котором жили предки его, и там записался как подданный римского императора. Вследствие этого Иосиф, как потомок Давида, должен был отправиться для записи в город Давидов Вифлеем, место своего происхождения от дома Давидова, и там записаться[2].

Так как Пресвятая Дева была единственной наследницей Своих родителей, а быть может, и не желала оставаться одна в эти торжественные дни великих ожиданий в чужом для Неё городе, то и Она вместе с Иосифом отправилась в родной и для Неё город Вифлеем, так как и Она была из рода Давидова. Не лёгок был далёкий путь, пересекаемый горами и многочисленными холмами, — путь, совершённый, по преданию, Иосифом пешком, а Марией на осле. Далёкое и трудное путешествие Святого Семейства завершилось восхождением к городу Вифлеему по пыльным и режущим глаза серым известковым холмам.

Истомлённым путникам было необходимо найти кров, чтобы отдохнуть от тяжёлого, особенно для Пресвятой Девы, путешествия. Но маленький городок Вифлеем был наполнен людьми, прибывшими из всех вне лежащих округов, чтобы записать там свои имена. Если бы пришельцы из далёкой Галилеи были и лично знакомы с каким-либо лицом в Вифлееме, которое могло бы оказать им гостеприимство, то и в таком случае нашли бы все дома переполненными народом; нашлось лишь одно свободное место, где помещается скот. Это был вертеп, хлев, бывший просто одной из бесчисленных впадин или пещер в холмистой стране, куда пастухи в ненастные вечера и дни загоняли скот. Здесь и нашло своё убежище Святое Семейство.

И вот в это время наступило время родить Пресвятой Деве, и родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли (Лк 2, 6–7).

Итак, такова истинная картина рождения Богочеловека, Спасителя мира: пещера с яслями для скота, в них повитый Самою Богоматерью Божественный Младенец, около яслей и Богоматери — старец плотник Иосиф. Так простые люди нашли себе приют в домах, а Творец и Господь неба и земли рождается в скотском.

Обычные женщины при рождении находят себе помощь от повивальных бабок, а Пресвятая Дева Сама спеленала Его. От слабого биения пульса новорождённого Дитяти находилось в зависимости спасение всего мира…

В Иудее перепись оттеняла видимость сохранения евреями относительной независимости. К тому же такой способ переписи был удобен, так как у евреев все еще сохранилось прежнее деление на колена, отечества и роды.

Простота и безыскусность повествования о величайшем событии человеческой жизни — рождении на земле Сына Божия, Спасителя мира, когда, по словам церковной песни, совершилось «паче естества Таинство», когда «Бог на землю прииде, а человек на небеса взыде», — простота повествования евангельского об этом поразительна: о событии, в сравнении с которым все другие события в человеческой истории не имеют никакого значения, рассказано в немногих словах, без всяких прикрас. События такого безграничного внутреннего значения не могут находить достойного себе внешнего выражения: никакая величественно-торжественная обстановка не могла бы выразить всей непостижимой глубины и всего неисчерпаемого значения события. И в простоте совершения величайших событий жизни Христовой, в безыскусной простоте передачи их евангелистами — истинная красота этих событий, истинное их величие, не заслоняемое и не отвлекаемое ничем внешним, посторонним для существа самих событий.

Конечно, события безгранично великого значения, как Рождество Христово, находят недоступное нашему пониманию отражение, отклик в явлениях мировой жизни. Благочестиво направленный ум и религиозно настроенное сердце часто отмечают доступные только им наблюдения.

И древнее христианское предание окружило событие рождения Бога Слова необычайной обстановкой, указывая на то, что это событие не прошло бесследно и незамеченным в жизни природы и человеческой.

Одна из благочестивых христианских легенд рассказывает об обстановке рождения Спасителя так: «Случилось, что, когда Иосиф и Мария подходили к Вифлеему, наступило время родиться Иисусу Христу, и Мария сказала Иосифу: “Сними Меня с осла”, и он снял и сказал Ей: “Куда мне отнести Тебя, потому что здесь нет ни одной гостиницы?” Тогда он нашёл пещеру[3] около гробницы Рахили, жены патриарха Иакова; свет никогда не освещал этой пещеры, и она была постоянно темна. Солнце тогда только что восходило. Сюда Иосиф привёл Марию, а сам пошёл искать повивающую в Вифлееме.

Когда Мария вошла в пещеру, её тотчас наполнил свет и лучи распространились вокруг.

Это продолжалось и днём, и ночью, пока Она пребывала там. Между тем Иосиф ходил, ища повивающей. Когда он посмотрел на небо, то увидел свод небесный остановившимся, и птицы небесные остановились в полёте своём. Он посмотрел на землю и увидел котёл, поставленный с пищею, и делателей (рабочих), возлежащих (сидящих вокруг трапезы), и руки их у котла, и вкушающие не вкушали, и берущие пищу не брали, и приносящие к устам своим не приносили, но лица всех были обращены к небу.

И видел Иосиф гонимых овец, но овцы стояли. И поднял пастух руку свою, чтобы погнать их, но рука его остановилась поднятою.

И посмотрел он в сторону реки и увидел козлов, губы козлов прикасались к воде, но они не пили. И всё в это великое мгновение уклонилось от пути своего».

Так говорит христианское предание, но и евангелисты свидетельствуют, что на небе предвестницей рождения на земле Сына Божия была загоревшаяся необычайно ярким светом звезда, что хотя рождение Спасителя совершилось в необычайной бедности здесь, на земле, но оно было прославлено хвалебною песней вверху, в небесах; что и люди, как самые простые пастухи, так и самые знатные — цари Востока, принесли дань поклонения Тому, Кто — Владыка неба и земли, Тому, Кто — Спаситель всех, без различия состояний, званий и положений.

Предание в апокрифических евангелиях говорит: «И вот, когда подошли Мария и Иосиф к пещере, случившейся там, сказала Мария Иосифу, что настало Ей время разрешиться от бремени и что не может Она дойти до города. И сказала Мария: «Войдём в эту пещеру». И было в то время солнце на закате.

Какое поразительное явление, какое чудо Божественной премудрости! Была прохладная или холодная зимняя ночь, но ночь восточной зимы, где растительность и зимою не засыхает совсем и стада пасутся в полях. В эту ночь несколько (по преданию, четыре — Мисаил, Ахеил, Кириак и Стефан) пастухов находились со своими стадами на склоне холма в окрестности Вифлеема. Пастухи были людьми, в своей простоте обращавшими взоры к тому, что вечно и невидимо; они желали наступления Царства Божия, ждали «Утехи Израилевой». Тишина над холмом и долиной, нарушаемая только блеянием овец; безоблачное восточное небо с бесчисленными ярко сияющими и красиво мигающими звездами; воспоминания, связанные с этими горными пастбищами, дорогие каждому иудею потому, что они были местом, где провел пастух, а потом царь Давид свою юность, — всё это настраивало души пастухов на торжественно-поэтический лад, возбуждало их религиозную восприимчивость.

И вот вдруг торжественная тишина и спокойствие ночи были нарушены необычайным, чудесным образом. Небо и земля, казалось, соединились, и быстро предстал пред ослепленными небесным блеском взорами пастухов Ангел Господень, и слава Господня осенила их, подобно светлой мантии. Охваченные благоговейным страхом пастухи услышали от Ангела, что их видение не суд и смерть возвещает, но великую радость для всего Израиля и всего человечества, что давно обещанный и жданный Мессия Господь родился в городе Давидовом.

И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях (см.: Лк 2, 12), — закончил свою радостную весть Ангел. Рождение младенца — радостное событие для того семейства, в котором он родился; ещё более радостное событие — рождение ребёнка, если этот ребёнок дорог для целого народа; но какую же радость нужно испытывать, когда от небесного, а потому непреложно верного вестника узнаешь, что родился Ребёнок всем людям. Спаситель всего рода человеческого!

Для людей, ожидающих избавления от грехов, скорбей и бед, более прочным и несомненным залогом радости является то, что их Избавитель, их Спаситель рождается в бедности и сразу же подвергается человеческим скорбям.

Как премудрый Врач, Он приближается Своею врачебной помощью, Божественной силой к самому началу человеческих болезней и скорбей: какое же может быть лучшее знамение верности ожидаемого и желаемого исцеления!

Когда Ангел-вестник произнёс свои слова, возвестившие о событии беспредельной важности, великое Воинство Небесное выступило со своим небесным гимном, со своей небесной песней, в которой было воспето благовестие Ангела, воспето то, что случилось. На небе раздавалась немолчная «слава» — славословие Милосердному Богу; на земле воцаряется долгожданный мир, а в сердцах благодарных людей совершившееся воспринимается радостно, как выражение Божественного благоволения к грешным людям. Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение (Лк 2, 14).

После этой вечно памятной человечеству песни, этой первой и последней небесной песни, какую когда-либо слышали смертные, свет исчез с холмов, Ангелы вознеслись на небо, а земля снова погрузилась в прежний ночной мрак.

Но событие рождения Божественного Отрока совершилось, слова небесного благовестия раздались среди сумрака ночи, около спящего Вифлеема. Проснутся люди, узнают отрадную весть, увидят, узнают и услышат Своего Божественного Спасителя, и загорится заря новой жизни, взойдёт среди людей Солнце Правды, увидят слепые, услышат глухие, утешатся труждающиеся и обремененные, нищие духом, алчущие и жаждущие правды, смиренные и кроткие.

9 декабря 2009 г.

[1]Это перепись Римской империи, в состав которой входила и Иудея (сирийское проконсульство). Хотя историки того времени не упоминают об этой переписи, но факт переписи не может быть отвергнут. Заключать из молчания историков о переписи едва ли справедливо. Историки не упоминают также и о предпринятой Юлием Цезарем и оконченной Августом географической и статистической описи различных областей империи, а между тем действительность переписи никем из учёных не отрицается. Кроме того, действительность упоминаемой в Евангелии переписи подтверждается сторонними соображениями и даже прямыми свидетельствами. По свидетельству историков — Тацита и Светония, по смерти Августа и по его завещанию Тиверий читал в сенате составленное Августом еще в 731 г. (от основания Рима) и собственноручно им написанное «Краткое описание всего государства». Но составление описания возможно было только после предварительной переписи. Тертуллиан, Кассиодор и Свида упоминают о совершённой при Августе Сенцием Сатурнином переписи в Иудее.
 
[2]Многим учёным критического направления представлялось, что повествование святого Луки о том, что, во исполнение повеления о переписи, все шли записываться, каждый в свой город (Лк 2, 3), «страдает величайшей внутренней невероятностью. Какое невыносимое состояние замешательства возникло бы, если бы все семейства из-за переписи направились туда, где находилась родина их предков!
Да и могли ли большинство, не говоря уже обо всех, знать своё колено и место родины своих предков, живших за тысячу лет?» Что передвижения для выполнения переписи совершились и в других странах под римским владычеством в ту эпоху, ясное свидетельство и прекрасную иллюстрацию этому дают папирусные открытия. Оказывается, что в Египте под римским владычеством особыми указами префектов предписывалось возвращаться к своим домам всем тем, кто по тем или иным причинам жил вне своих округов, чтобы дать обычные показания по части переписи, а затем там же заняться обработкой своего участка. Нельзя ли понимать и выражение евангелиста «свой город» в том смысле, что следовало отправляться каждому в свой родной город лишь в том случае, если там же находилась и его родовая оседлость? Если же еврей таковой собственностью не владел, а успел приобрести себе имущественную оседлость в другом городе, то в этом последнем он и должен был, вероятно, выполнить обязательства по части переписи.
По-видимому, и Иосифу принадлежала в Вифлееме недвижимая собственность, каковой он владел или один, или совместно с кем-либо другим из своих сородичей. Некоторое подтверждение такому предположению можно находить и в том, что в Вифлееме он предполагал потом остаться, почему и идёт с Пресвятой Девой, несмотря на трудность для Неё путешествия в это время. И впоследствии из Египта Иосиф намеревался возвратиться в Вифлеем, но из боязни Архелая и по особому откровению поселяется в Назарете.
 
[3] По свидетельству Иустина Философа (103–166) и общему древнему преданию, Христос родился в пещере. Над этой пещерой теперь находится церковь и монастырь Рождества.
 

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту