Толкование Евангелия на каждый день года.
День Святой Троицы. Пятидесятница

Утреня

Ин., 65 зач., 20, 19–23

"Сошествие
Сошествие Святого Духа на апостолов
В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся.

Христос явил присутствие Бога в мире, пройдя через Крест. И когда на Кресте Он сказал: «Совершилось», обратив Свой взор к Отцу, завершив Свое спасительное служение, – Он послал Духа Святого в мир. Дух Христов был послан от мрака Креста, чтобы преобразить всех людей. И когда в первый вечер Пасхи Христос явился Своим ученикам в уединенном доме, удаленном от людей, с »дверями затворенными», как сказано в Евангелии, Он сказал им простые слова: «Мир вам. Примите Духа Святого».

Воскресший Христос дунул на Своих учеников, чтобы сообщить им Духа Святого. Дух Святой всегда со Христом Богом и отныне – в жизни каждого человека, принимающего Христа. Мы знаем, что Дух и дыхание на языке Священного Писания выражаются одним словом. Человек имеет дыхание, свой дух человеческий. И наше естественное дыхание имеет нечто общее с Дыханием Божиим. Разве Книга Бытия не рассказывает нам, как, сотворив тело первого человека, Господь вдохнул в него Свое Дыхание, чтобы человек стал живым (Быт. 2, 7)? Это первое творение и первое рождение совершенно соответствует второму творению и второму рождению, которое мы празднуем в день Пятидесятницы. Связь между человеком и Дыханием Божиим открывается в земной жизни и в смерти Христа, Сына Божия. Христос воплотился от Духа Святого и Марии Девы. Дух Святой сходит на Него при Крещении и всегда пребывает с Ним. Он сопутствует Ему в Его служении, в Его проповеди, в Его чудесах. Дух Святой – с Ним среди Его Крестных страданий, до смерти. И с последним Своим дыханием Он сказал на Кресте: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой» (Лк. 23, 46).

В час, когда Христос предает Свой дух Отцу, Он обнимает Своею любовью весь род человеческий. Оттого что Христос вознесен на Крест, Дух Святой, согласно Его собственному обещанию, может быть дан всем людям. «Когда Я буду вознесен, – говорил Он, – Я всех привлеку к Себе». Иными словами, когда Сын Божий в час смерти дает совершенный ответ любви Отцу Небесному от лица всех людей – любовь Божия в Духе Святом изливается на все человечество. Отныне Дыхание Божие не ограничивается телом Христа, но Его воскресшее тело стало источником Духа животворящего для всех людей в жизнь вечную.

Таким образом, в первый вечер Пасхи, впервые встретив Своих апостолов, собранных вместе, Воскресший Христос не мог дать им лучшего дара, чем Свое Дыхание, Духа Святого, от Отца исходящего, приносящего им прощение грехов. И через них, в свою очередь, прощение всем людям. Это дуновение было залогом Пятидесятницы – дня, когда в знамении огненных языков сошел Святой Дух на апостолов и, проникнув все их человеческое естество благоволением Отца, искуплением Сына, соделал их причастниками Божественного естества. Это произошло в тот самый день Пятидесятницы, когда в Ветхом Завете на Синайской горе был дан закон – десять заповедей. В тот самый день был дан новый закон жизни, свободы, сыноположения, любви. А теперь это день нового творения человека, которое обнаружилось в теле, в способностях, в языке, в разуме, в познаниях учеников Христовых – то, что привело в растерянность первосвященников и правителей.

Дух Святой преобразует учеников Христовых. До принятия Духа Святого, «страха ради иудейска», они заперлись в своем доме и не осмеливались выйти наружу. Сообщая им Свою силу, Дух Святой делает их сильными. Вдохнув в них Свою жизнь, Он исполняет их бесстрашия. Они выходят из дома и начинают говорить среди народа на разных языках, исполняя повеление Господне: «Как послал Меня Отец, так Я посылаю вас». Не на одних апостолов, и не ради них только, сошел Дух Святой, а через апостолов – на всех, и ради всех нас. Самое чудесное – то, что они могли передавать этот дар всякому, кто уверовал, крестился и принял возложение рук или миропомазание. Было очевидно, что излияние Духа Святого на учеников завершило дело первого творения. День Пятидесятницы тесно связан с шестым днем творения – днем творения человека.

Святые отцы говорят, что эти два явления Духа Святого – в первый вечер Воскресения и в день Пятидесятницы – свидетельствуют о двух моментах христианской жизни. Первое ниспослание Духа Святого – дуновение уст Христовых – есть дарование Церкви всегда истинно действующих спасительных таинств, которые, вне зависимости от нашего недостоинства, всегда освящают нас и спасают. Оттого, что Христос соединился с человеком, принял все наше естество, прошел весь путь человеческий от начала до конца, до смерти; оттого, что Он воскрес с нашею природой и вознес ее одесную Бога Отца, дается всем нам, крестящимся во имя Отца и Сына и Святаго Духа, этот небесный дар. И даже если человек приходит с сомнением, без веры или отрекается потом от этого дара – он действует непреложно до конца его жизни, ходатайствует за него, как говорит преподобный Серафим Саровский.

«Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». Истинно и неизменно все, что совершается во всех таинствах Церкви, во всех священнодействиях ее, во всех знаках и символах. Вода нашего крещения – именно та Богоявленская вода Иордана, в которой Христос крестился. И святое таинство причащения – таинство Тела и Крови Христовых – как на Тайной Вечери, вне зависимости от того, как мы в этом участвуем. И венцы, которыми украшаются жених и невеста, – это истинно венцы, которые с небес Сам Господь заранее дарует соединяющимся двум людям. И рука епископа, совершающая посвящение, и рука священника благословляющая – это действие Христово, которое всегда, неизменно – в Церкви. И одновременно в день Пятидесятницы, когда сходит Дух Святой, все эти дары соединяются и раскрываются в полноте. Это значит, что мы должны личным своим подвигом, своим участием в том, что дает нам Господь, стяжать этот дар, принять его в свою жизнь.

Сошествие Духа Святого в день Пятидесятницы, явление огненных языков в дыхании бурном есть, как говорит святитель Феофан Затворник, первый вдох человечества жизнью Божественной. Потому что человечество было уже мертво. Оно было подобно тому полю, о котором говорит пророк Иезекииль, усыпанному костями человеческими, которые дыханием Духа Святого соединяются в тело живое, и сообщается этому телу новая жизнь (Иез. 37, 1–14). И все человечество теперь дышит этим дыханием через Церковь. Церковь имеет дыхание Божественной жизни через таинства, через священнодействия. И пост, и молитва, и праздники наши, и все, что в Церкви совершается, – это те кровеносные сосуды, через которые в тело Церкви поступает дыхание вечной жизни. И все человечество живо только этим – только постольку, поскольку оно причастно этой жизни; постольку, поскольку существует Церковь.

Человечество задыхается в духовном тупике, не зная Церкви, и одновременно в мире сегодня заявляют о себе множество религий, привлекая к себе миллионы людей ложным вдохновением, открывающим пространства смерти. Но и в христианстве, мы знаем, существует немало опаснейших болезней. «У католиков, – говорит святой Феофан Затворник, – легкие уже в значительной степени сгнили. Тяжело больные легкие – это оттого, что искажены таинства. У протестантов дыхание происходит только одной четвертью легких, потому что таинства либо совсем упразднены, либо произошло их сильное искажение». И здесь мы должны упомянуть еще об одном явлении, о реальности, которую многие христиане очень часто забывают, и которая, тем не менее, присутствует повсюду. Мы говорим о тайне зла, диавола, сатаны, духов злобы поднебесных. В пустыне Христос был искушаем духом зла. Тот же самый дух по сей день искушает каждого христианина, всю Церковь, весь народ Божий. Только Дух Святой может спасти нас.

На последнем повороте истории, в неизбежной встрече всех религий мы переживаем новый этап христианства, где от Церкви требуется способность «различать духов» (1 Кор. 12, 10). Как некогда Самого Христа, сатана дерзает соблазнять Церковь даже словами Писания. «Написано: Дух дышит, где хочет», – говорит он устами одного греческого православного митрополита, – и, значит, мы не можем ограничивать его действие одним христианством, и, значит, возможно взаимодействие и соединение всех религий». Написано также, – должны мы ответить этой лжи, – «...всякий дух, не исповедующий Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но дух антихриста» (1 Ин. 4, 3). Верить во Христа – это не то же самое, что верить просто в высшее существо, «в Бога». Между тем и этим – пространство Воплощения Божия, вся глубина бездны, где насажден Крест Христов и где потому действует благодать Святого Духа.

Мы принадлежим к Церкви Православной, которая дышит в полноте, которая принимает все, что Господь дарует. Однако мы не должны прельщаться тем, что мы уже дышим всей этой жизнью Божественной, до тех пор, пока мы не приобрели ее в нашем личном опыте. До тех пор пока это не стало нашим дыханием, нашей собственной жизнью, по-настоящему мы к Церкви Православной не принадлежим.

«Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (Рим. 8, 9). Пусть эти слова будут сегодня для нас точкой отсчета всех наших оценок, всех наших размышлений о том, что с нами происходит. Этот праздник подвигает нас испытать со всею честностью наши личные отношения с Духом Святым. Способны ли мы на мужественные поступки во имя нашей веры? Что делаем мы, чтобы была дана возможность нашим ближним узнать о самом главном в жизни, чтобы не были закрытыми к восприятию благодати Христовой миллионы растлеваемых ныне душ? Зажигаемся ли решимостью ничего не пожалеть ради Господа нашего? Или, может быть, мы больше напоминаем учеников Христовых до схождения на них Духа Святого? Мы нуждаемся в Пятидесятнице. В ней родилась Церковь, и только в ней она раскрывается в полноте. Когда нам недостает мужества, когда мы затворяем наши двери и наши сердца, когда страх и равнодушие определяют наше отношение к не знающим Бога людям, когда привычка к святыне гасит в нас чудо, – Дух Божий, если мы обратимся к Нему с покаянием и смирением, наполнит наши сердца огнем. Будем молиться сегодня и всегда, чтобы Господь даровал нам чудесное изменение, сотворил нас мужественными, открытыми любовью ко всем, исполненными ревностью о Боге во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Литургия

Ин., 27 зач., 7, 35–52, 8, 12

Иудеи говорили между собою: куда Он хочет идти, так что мы не найдем Его? Не хочет ли Он идти в Еллинское рассеяние и учить Еллинов? Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти? В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен. Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк. Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет? Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид? Итак произошла о Нем распря в народе. Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук. Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он. Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им: судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает? На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.

Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.

«В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей». Этот зов Христа, обращенный ко всему человечеству, будет звучать через все века, до конца времен. Кто услышит голос Его, тот будет жить. Ныне время благоприятное. Кто алчет и жаждет правды, кто ищет вечного блаженства, пусть приходит ко Христу, источнику воды живой, и пьет. «Кто верует в Меня, – говорит Христос, – у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Снова и снова Христос употребляет это образ воды живой. Вода живая на языке Священного Писания – это текучая вода, переливающаяся через край и исполненная непрерывной новизны. «Вода, которую Я дам, – сказал Он самарянке, – будет источником, текущим в жизнь вечную (Ин. 4, 14). Вода – это то, без чего человек не может жить, и Христос – это то, без чего человек не может жить и не имеет мужества умереть.

Израиль пил из камня, который шел по пустыне с ним (Камень же был Христос, говорит Апостол), а верующие во Христа пьют из камня, который в них. Пребывая в нас, Христос утоляет не только нашу жажду среди духовной пустыни этого мира, но дает нам бесконечное вечное утешение. Кто принял в сердце своем правду Христову и благодать Его, тот не сможет скрыть их. Правда Христова и благодать будут свидетельствовать о себе. Святость Христова, которой глубинами своими приобщается христианин, непременно обнаружится в святости его жизни. Она будет изливаться на других. Подлинно добрый человек, причастник Христова добра, – общее достояние всего рода человеческого.

Но мы должны помнить всегда, какой ценой обретается этот дар. В час распятия Христова, когда один из воинов копьем пронзит Ему ребра, тотчас истекут кровь и вода. Совершится рождение Церкви с ее главными таинствами – крещением и евхаристией. И Даром Духа Святого. И сейчас Господь говорит о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо «не было еще на Его учениках Духа Святаго». Если сравнить ясность боговедения и силу благодати учеников Христовых после Пятидесятницы с их помраченностью и немощью до этого, станет понятно, в каком смысле сказано: «еще не было на учениках Его Духа Святаго». Первые начатки Духа они приняли от Христа сразу, но время полноты созревания жатвы еще не пришло. Дух Святой еще не был дан им в реках воды живой, которые напоят всю землю. «Духа Святаго не было на них, потому что Христос еще не был прославлен». Смерть Господа на Кресте называется Его прославлением, потому что Крестом Своим Он победил диавола и смерть. Дар Духа Святого, который изливается сейчас на Церковь Христову, куплен Его кровью. Пятидесятницы не было бы без Голгофы. Потребуется жизнь и смерть Христовы, чтобы открылись реки воды живой для рода человеческого. Когда Христос был на земле, не было еще такой нужды в Духе Святом, какая явилась по Его отшествии. Хотя Дух Святой еще не был дан ученикам, но они приняли обетование Духа. И мы, когда мы ждем исполнения обещаний Господних, должны жить несомненной надеждой, что это нам будет дано.

Только тогда, когда люди познали Иисуса Христа, они по-настоящему познали Духа Святого. И до этого сила Его действовала в пророках и угодниках Божиих, но только в Пятидесятницу Дух Святой явился как Личность, как Ипостась Пресвятой Троицы. Отныне Дух Святой дает постоянное присутствие с нами Воскресшего Христа. И молитва Царю Небесному, как и молитва Господня «Отче наш» становится нашей постоянной молитвой.

И мы слышим далее, как от этих слов Христовых происходит разделение в народе. Думаете ли вы, что Христос принес мир? Нет, проповедь Евангелия становится разделением, потому что одни собираются вокруг Христа, а другие – против Него. И о имени Его разгораются ожесточенные споры, как будто ради этого Он пришел к людям, а не для того, чтобы дать им истину, любовь и радость. Хотя сладчайшее слово Христово исполнено Святого Духа, находятся такие, кто хочет схватить и убить Христа.

И вот, посланные взять Его возвращаются без Него, потому что никогда в своей жизни они не слышали, чтобы кто говорил, как этот Человек. Поистине, слушать Господа не может быть ни с чем сравнимо. Однако фарисеи, кичась своей книжной ученостью, с презрением смотрят на простой народ, открывающий свои сердца Господу. Что может быть ужасней, чем когда кто-то считает себя слишком умным и добрым, чтобы нуждаться во Христе. Но, увы, такое ослепление бывает нередко. И мы видим Никодима, приходившего ночью ко Христу, который делает сейчас робкую попытку заступиться за Господа. Он пришел тогда ночью – из страха быть увиденным, и теперь, взывая к суду по закону, он еще не делает решительного выбора. Но придет время, когда он увидит распятого Христа, и открыто исповедует себя Его учеником. Мы знаем, что многие христиане, по природе своей не отличающиеся смелостью, обретали в опасных обстоятельствах несокрушимое мужество благодатью Духа Святого. Никому из нас не избежать испытаний, когда мы должны будем показать, действительно ли мы преданы Христу до конца или предпочитаем безопасную полуправду. Это стояние за Господа может дорого стоить нам, но непреложно слово Христово о том, что Он исповедует пред Отцом Небесным всякого, кто исповедует Его на земле и отвергается пред Отцом Небесным всякого, кто отвергнется Его на земле. Верность Христу может означать Крест, но только этой верностью наш крест соединяется с Крестом Христовым, которым прииде радость всему миру – благодать Пятидесятницы.

«Я свет миру, – говорит Христос, – кто последует за Мною, не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». Свет жизни исходит от жизнеподательного источника Пресвятой Троицы. Свет ее присутствия в мире являет в Своем воскресении Христос Духом Святым. Следовать за Христом значит предавать всего себя – и душу, и тело, и дух – послушанию небесной мудрости Отца и Сына и Святого Духа. Только так можем мы, безопасно совершая наше земное странствование, – не споткнуться, не сбиться с пути среди сгущающегося мрака. Пройти через жизнь и войти в славу Бога, уготованную любящим Его прежде создания мира.

Протоиерей Александр Шаргунов

27 мая 2007 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту