Православная Европа. Статья 7
Венгрия: радость миссионерских приходов и плач покинутых церквей. Часть 2

Часть 1

Загрузить увеличенное изображение. 300 x 419 px. Размер файла 87262 b.
 Ирем. Храм св.мученицы Александры
Ирем. Храм св.мученицы Александры
Ирем: храм во имя мученицы Александры

От центра Будапешта до Ирема (Юрема) – небольшого городка к северо-западу от венгерской столицы – всего 15 километров пути. Здесь, в живописном, благоухающем месте с неземным спокойствием и тишиной, находится небольшой православный храм, освященный во имя мученицы Александры. Необыкновенный храм. Храм-памятник. Храм-усыпальница. И в то же время – самый старый отдельно стоящий православный храм в Европе (если не считать домовые церкви и купленные у других конфессий здания). Иремский храм никогда не закрывался. В нем служили (хотя очень редко) даже в те годы, когда Россией и Венгрией правили коммунисты.

Справка. В 1799 году великая княгиня Александра, дочь российского императора Павла I, вышла замуж за венгерского палатина Иосифа (Габсбурга). Брак был счастливым, но очень коротким: царевна скончалась через 17 месяцев после замужества в возрасте 17 лет. На месте погребения княгини был построен православный храм, освященный в 1803 году во имя святой мученицы Александры, супруги римского императора Диоклетиана. Храму, получившему статус придворного, полагался священник и церковный причт. После революции 1917 года храм пришел в запустение, но не закрылся. Возрождение литургической жизни в иремской церкви началось в 2001 году, после приезда в Будапешт из Петербурга священника Николая Кима.

Сейчас в храме служат каждую субботу. Прихожан, конечно, немного – в день моего приезда в Ирем в церкви молились десять человек. Причем все – приезжие, из Будапешта. В таком маленьком приходе сразу заметен каждый «новичок».

– Это мемориальный храм, – подчеркнул в беседе со мной отец Николай. – Здесь есть постоянные прихожане, но их немного. Буквально четыре-пять семей. Они близко к сердцу приняли судьбу храма и все делают для его поддержания.

«Какие люди! – невольно восхитился я. – Каждую субботу едут в Ирем, хотя и в Будапеште немало церквей». Но, наверное, сама атмосфера сокровенной молитвы этого стоит. Так же, как и таинственное приобщение к вечности и российской истории, веяние которой я ощутил в крипте церкви, когда отец Николай совершал заупокойную литию у гроба великой княгини Александры.

Загрузить увеличенное изображение. 300 x 430 px. Размер файла 116723 b.
 Протоиерей Николай Ким
Протоиерей Николай Ким
Справка. Священник Николай Ким родился в 1960 году в Ленинграде. Окончил физико-механический факультет Ленинградского политехнического института. Работал в НИИ. Священнослужение отца Николая началось в 1992 году, после рукоположения. Батюшка служил в храме города Колпино. В Будапеште живет с 2000 года.

– Ведь что интересно: многие физики, в том числе и я, шли в науку, чтобы найти ответы на главные мировоззренческие вопросы, – рассказал мне отец Николай. – Но эти поиски безуспешны до тех пор, пока человек не попадает туда, где он действительно может получить ответ. Со многими так случалось. В том числе и со мной. Однажды я попал (относительно «случайно») в Иосифо-Волоцкий монастырь под Волоколамском. Там почти никого не было. Огромный прекрасный храм. Несколько паломников. В монастыре я почувствовал какое-то озарение: именно здесь – истина, здесь ответы на волнующие меня вопросы. Потом я ездил в Оптину пустынь. Начал в Пушкине (Царском селе) помогать в восстановлении Феодоровского государева собора. Стал прислуживать в алтаре…

– Благословение на священство я получил от протоиерея Николая (Гурьянова), к которому ездил на остров Залит, – говорит батюшка. – Я его даже ни о чем не спрашивал. Отец Николай сам меня подозвал и сказал, что я буду священником. И жену мою благословил, чтобы помогала.

Все произошло так, как и было предсказано духоносным старцем. Более семи лет отец Николай Ким служил в колпинском храме Вознесения Господня, одновременно постигая богословские науки в Петербургских духовных школах. А в 2000 году уехал в Будапешт.

– Для переезда было много личных мотивов, – объясняет отец Николай. – Мои друзья переехали. Со священником Иоанном Кадаром у меня сложились хорошие отношения. А тогда предполагалось начать строительство русского храма в Будапеште. Отцу Иоанну требовались помощники. Поэтому священноначалие благословило мой приезд.

К сожалению, отток из Венгрии русского населения, а также тяжба с Константинополем из-за Успенского собора перечеркнули эти планы. Проект строительства Русской Церкви был заморожен. Тогда отец Николай взял на себя труды по восстановлению храма в Иреме.

– К реставрации храма мы приступили в 2001 году, – говорит батюшка. – Вся работа заняла около пяти лет. Вначале восстановили крипту и ограждение территории храма. Потом к нашей работе присоединились городские власти. Сделали аллею, подходы к храму, очистили здание. В 2004 году, с согласия Габсбургов, вернули прах великой княгини Александры. После этого удалось еще восстановить купол. В общем, самые активные работы велись с 2002 по 2006 год.

Ирем. Интерьер храма св.мученицы Александры
Ирем. Интерьер храма св.мученицы Александры
– По сложившейся традиции, литургии в Иреме мы служим по субботам, ибо суббота – день поминовения усопших, – говорит отец Николай. – А на Пасхальной седмице службы у нас ежедневные. Это очень радостно. Такая традиция сложилась во многом благодаря особым переживаниям первой Пасхи. Мы пошли крестным ходом среди могил, что находятся вблизи храма: здесь похоронены члены церковного причта и священники. У всех – непередаваемое пасхальное ликование. И такое было чувство, что на возглас «Христос воскресе!», оттуда, из могил, звучал ответ: «Воистину воскресе!». Удивительное ощущение, на грани духовного потрясения. С тех пор мы установили ежедневные службы на Светлой седмице. Даже из Москвы к нам приезжают. Специально ради Пасхальной недели.

– Конечно, это не совсем типичный храм, – подчеркивает настоятель. – У нас, в Иреме, нет тех проблем, которые присущи многим православным приходам в Европе. Наши люди приходят сюда помолиться. Они живут серьезной духовной жизнью, регулярно исповедуются, причащаются. И помогают в храме.

«Как приятно слышать такие слова, – думал я, благодаря отца Николая за беседу, – слова о храме, где прихожане воцерковлены и имеют серьезный духовный настрой». Наверное, есть в этом особый знак. Не только как для храма-усыпальницы, но и как для самого древнего православного храма в Европе, столь чудесно сохранившегося до наших дней. Невзирая на войны, революции и политические катаклизмы, после которых нередко оставались руины и безжизненные пустыни… Конечно, иремский храм вряд ли станет большим миссионерским приходом. Но его особая миссия так же нужна, как и любое другое свидетельство об истинной вере. Свидетельство, которое невозможно ограничить заранее составленными схемами, гладкими на бумаге, но далеко не всегда исполнимыми в реальной, полной противоречий жизни.

Иремские прихожане. Дмитрий Свирко: из Сарапула в Будапешт

Загрузить увеличенное изображение. 300 x 389 px. Размер файла 94006 b.
 Дмитрий Свирко
Дмитрий Свирко
В тот день, что я молился за литургией в Иреме, на клиросе в Церкви стоял всего один человек. И читать, и петь ему пришлось одному. Всю службу. Включая заупокойную литию на гробе княгини Александры Павловны. Но Дмитрий Свирко со своим послушанием успешно справлялся.

– Иногда у нас на клиросе бывает четыре человека (но очень редко), а иногда один, – сообщил мне Дмитрий, когда мы разговорились с ним после службы. – Вы же видите, приход у нас небольшой. Но здесь собрались единомышленники. Те, кому близка Божественная служба в небольшом храме – без суеты, шума, где ничто не отвлекает от молитвенного настроения.

Справка. Дмитрий Свирко родился в городе Сарапул (Удмуртская Республика, Россия) в 1974 году. Окончил Ижевский государственный технический университет (по специальности «Технология машиностроения»). В Будапеште живет с 1996 года.

– Вообще, все очень интересно получилось, – рассказал Дмитрий. – На пятом курсе в ИжГТУ мне предложили продолжить обучение в Московском государственном технологическом университете «Станкин» (бывший Московский станкоинструментальный институт, или Станкин) с тем, чтобы после одного семестра в Москве поехать на учебу в Венгрию. Просто так, без всяких «связей». Конечно, я согласился. Мне всегда хотелось увидеть другие страны, но не мельком, не как туристу, а живя в стране какое-то значительное время.

Дмитрий Свирко окончил Будапештский технический университет (ныне – Будапештский университет техники и экономики), а затем был зачислен в аспирантуру. В 2005 году успешно защитил кандидатскую диссертацию в области робототехники.

– В том, как я оказался в Венгрии, было много удивительного, – говорит Дмитрий. – Было удивительно, что меня без «связей» направили сюда учиться, а позже приняли в аспирантуру. Ведь из русской группы в аспирантуру брали только трех человек на конкурсной основе (желающих было значительно больше). Я не считаю, что мои показатели были лучше, чем у других претендентов. Удивительно, что я, в конце концов, защитился. Специальность для меня была новая, а тема оказалась для меня сложной. Очень большую помощь я получил от своего научного руководителя – кандидата технических наук Эвы Дюркович. Замечательный человек!

Еще будучи аспирантом Дмитрий женился на киевлянке Виктории Волковой, эмигрировавшей с родителями в Будапешт в 1990 году. Некоторое время он трудился в одном из венгерских НИИ, а потом стал работать ассистентом у тестя – высококвалифицированного врача, открывшего в Будапеште частную практику. Там он работает и сегодня.

– В храм я начал ходить уже после того, как стал аспирантом в Будапеште, – вспоминает Дмитрий. – Хотя крестили меня еще в 1978 году, по настоянию моей бабушки. Тогда мы гостили у родителей отца на западе Украины (в Тернопольской области). Каких-то особых причин, подвигших меня уже в зрелом возрасте к воцерковлению, я назвать не могу. Вообще, я всегда был верующим в Бога человеком, но моя вера была неосознанной. Был период исканий – еще в Ижевске я проявлял интерес к мировым религиям. Много читал о религиях Востока, интересовался историей христианства. Потом пришел к Православию. Но одно дело – считать себя православным, другое – регулярно посещать храм, участвовать в таинствах, осознавать себя частью Церкви Христовой. Словом, не только принимать христианские ценности, но и строить согласно им свою жизнь. А что подтолкнуло меня к перемене моей жизни? Видимых причин не было. Господь призвал, и, неожиданно для себя, я откликнулся – стал регулярно посещать храм.

– Мне сложно сравнивать жизнь православных русских в России и Венгрии, – заметил Дмитрий в ответ на мой следующий вопрос. – Могу только сказать, что православные венгры – грамотные, сознательные и активные прихожане. Все-таки в католической стране прийти к Православию не просто. Это должен быть осознанный выбор.

Впрочем, особых перспектив для роста Православной Церкви в Венгрии мой собеседник не видит.

– Приток православных из славянских стран прекратился, - говорит Дмитрий. – Идет обратный процесс: люди покидают Венгрию, как правило, из-за экономических проблем. Обмирщение и секуляризация тоже делают свое дело. Никакого оптимизма по этому поводу у меня нет. Дай Бог, чтобы наши дети и внуки были воцерковленными!

Что ж, наверное, и в этом есть какая-то особая миссия русского человека: не ассимилироваться, не стать в полной мере иностранцем, а суметь сохранить свой язык и истинную веру. Не всегда это бывает просто. Но всегда отрадно, когда эта миссия хорошо осознается людьми, выбравшими (вне зависимости от причин) место жительства за пределами своей родной земли.

Сегед: миссия священника-лингвиста

Сегед. Здание церкви св.Георгия Победоносца
Сегед. Здание церкви св.Георгия Победоносца
Сегед живописно расположился на берегах реки Тиса в юго-восточной части Венгрии, в 10 километрах от границы с Сербией. Город с населением в 163 тысячи человек хорошо известен своим университетом, особенно факультетами, где готовят специалистов в области медицины, точных и историко-филологических наук. «О граде сем» молятся в трех православных общинах – Сербского, Московского, и Румынского патриархатов.

Мне очень хотелось успеть на литургию в сегедскую церковь Московского патриархата, освященную в честь великомученика Георгия Победоносца. Поэтому в половине седьмого утра я уже был на Западном («Ньюгати») вокзале Будапешта, который, как ни парадоксально, обслуживает в основном юго-восточное направление. Билет, обошедшийся мне в 3280 форинтов (11 евро), был приобретен заранее. Комфортабельный вагон 2-го класса пустовал: желающих путешествовать ранним воскресным утром почти не было. 190 километров, отделяющие Будапешт от Сегеда (если считать расстояние по железной дороге), мы преодолели за два часа двадцать минут. Венгерская провинция из окна поезда не впечатляла. Пожалуй, только природа выглядела более естественной и «живой», чем в некоторых промышленных странах Западной Европы. Но разве можно ее сравнить с красотой белорусских лесов и полей? Хотя о вкусах, конечно, не спорят.

Впрочем, сам Сегед оказался довольно приятным и чистым городом, хотя и с явными следами ветхости и запущенности на улицах и фасадах зданий. Что поделаешь: Венгрия – не самая процветающая страна. Бюджетных средств порой не хватает на необходимое. В том числе и на ремонт местных дорог. Впрочем, справедливости ради, следует все же заметить, что за последние 20 лет в стране были построены автомагистрали национального и международного значения.

Приход храма Георгия Победоносца разместился в доме по улице Казинци, внешне мало отличающимся от других жилых домов коттеджного типа. Хотя небольшой колокол и восьмиконечный крест на крыше здания сразу наводят на мысль о том, что здесь находится храм. Да и глядя с улицы на ворота можно понять, что за ними – небольшой церковный комплекс. Об этом красноречиво свидетельствуют расположенные рядом иконы и четырехконечный крест.

Литургия началась без опоздания, ровно в десять. Молящихся было немного, человек двенадцать. Служили на венгерском. Я старался следить по книге за ходом службы, но было нелегко: венгерский, будучи финно-угорским языком, не имеет ничего общего ни с русским, ни с западноевропейскими языками. Впрочем, молитвенное прошение «Урам, иргалмазз» (Господи, помилуй) звучит в моей памяти по сей день. А искренняя молитвенность священника, дивное пение церковного хора и глубокая сосредоточенность прихожан рождали только радость и умиление. Мне почему-то вспомнились слова послов святого князя Владимира в Константинополе: «Мы не знали, где мы находимся, – на небе или на земле».

Справка. Венгерский православный приход в Сегеде был образован в 1932 году по инициативе православных жителей города (ранее входивших в состав сербского прихода), которые желали употреблять в богослужении венгерский язык. В 1950 году община православных венгров была принята в юрисдикцию Московского патриархата.

– К сожалению, политические неурядицы и война между Венгрией и Сербией не обошли стороной православную общину в Сегеде, – объяснил мне протоиерей Тибор Имрени, настоятель прихода святого Георгия. – Венгры покинули сербскую общину и основали приход с венгерским языком богослужения. Приход был признан местными властями, но юрисдикционно не оформлен. Только в 1950 году, по прошению прихожан, общину приняли в лоно Венгерского благочиния Московского патриархата. Приход тогда не имел постоянного священника, его мирским руководителем был Андраш Раднаи, выпускник Греко-восточного богословского института. Сам я служу в Сегеде с 1970 года.

Загрузить увеличенное изображение. 300 x 635 px. Размер файла 131510 b.
 Протоиерей Тибор Имрени
Протоиерей Тибор Имрени
Справка. Протоиерей Тибор Имрени родился в 1945 году в Будапеште в католической семье. Выпускник филологического факультета Будапештского университета им. Этвеша Лоранда и заочного отделения Ленинградской духовной академии. Владеет, кроме венгерского, русским, английским, испанским, французским, итальянским и немецким языками, а также может переводить греческие церковные тексты на венгерский. Рукоположен в диакона 18 июля 1969 года, а десять дней спустя – в иерея. Хиротонии совершил митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов).

После литургии отец Тибор и матушка Анна любезно пригласили меня на обед. На воскресной трапезе в Петров пост у батюшки рыба, жареная картошка и салаты. Чуть позже к нам присоединилась София – дочь отца Тибора, выпускница института им. Юхаса Дюлы Сегедского университета, это она так чудесно пела на клиросе. София свободно говорит по-английски и понимает русский язык. Двое детей батюшки (есть еще сын Давид) живут отдельно, в Будапеште. Там они посещают службы в небольшом православном храме святых Стефана и Иерофея, что на улице Ваци.

Мы говорим спокойно и неторопливо. Настоятелю есть что рассказать. Он был крещен в католическом храме, но в юношестве, в годы безбожной коммунистической власти, стал, как и многие его современники, атеистом. К вере вернулся в студенческие годы. Но уже к вере своих «далеких предков» – к Православию.

– Я изучал греческий язык и мне очень хотелось услышать богослужение на греческом, – вспоминает отец Тибор. – Так я попал в Успенский собор на пл. Петефи (наш дом находился недалеко от площади). Но с удивлением обнаружил, что в храме служат на венгерском. Греческий язык в богослужении использовался мало. Правда, меня очень привлекло пение – византийские напевы. Так что вначале я стал ходить в храм ради пения. Потом – и ради учения, проповеди. И, наконец, ради самого Господа нашего Иисуса Христа. Ради истинной веры! Я, говоря словами святого Кирилла Иерусалимского, попал в сеть Христа. Так я там и остался. И в 1966 году стал православным. А уже через три года, в 1969-м, состоялось мое рукоположение.

Отец Тибор с любовью рассказывает о своем духовном отце – протоиерее Михаиле Толмачеве, служившим в храме преподобного Сергия Радонежского, что на улице Лэндваи в Будапеште. Именно протоиерей Михаил познакомил только что пришедшего к Православию венгра с подлинной православной духовностью и с православным вероучением. А также с красотой русского языка, чистого языка великих писателей и поэтов, не замутненного советской властью и коммунистической идеологией.

– В какой-то мере личный пример ревностного и бескорыстного служения Богу, явленный протоиереем Михаилом, помог выбору моего жизненного пути, – говорит отец Тибор. – Но свою роль сыграло и другое. Мне казалось, что заниматься только наукой, языкознанием (которое я очень любил и до сих пор люблю), это – лично для меня, в столь трудные для христиан времена – себялюбие и непозволительная роскошь. Я чувствовал, что Господь меня призывает к иному. И что служить Христу и проповедовать Евангелие – это во сто крат важнее и необходимее, чем писать статьи о древних или современных языках. Да, Православие действительно меня вдохновило. А разве оно могло не вдохновить?!

«Счастье – найти свое призвание и его реализовать», – подумал я, слушая вдохновенный рассказ сегедского батюшки. Особенно если призвание реализуется в сочетании со смирением и кротким послушанием Богу. Уже больше 40 лет совершает свой священнический труд отец Тибор. Он не стремился к служению в соборах и к высоким должностям, а сразу уехал в глубинку. Сначала окормлял приходы в Сентеше и Сегеде. С 1980 года – только в Сегеде. Здесь батюшка живет и служит по сей день.

Вначале в сегедском приходе были только венгры. В 70–80-е годы община пополнилась русскими (и отчасти украинцами), приехавшими в Венгрию на постоянное место жительства. Потом стали появляться греки из числа студентов местного университета.

– Сейчас у нас в приходе венгры, русские, украинцы, а на великие праздники, особенно на Пасху, греки и киприоты. Слава всеблагому Богу, у нас царят мир, любовь, взаимное понимание и уважение, – подчеркивает отец Тибор. – Более того, новые иммигранты всегда проявляли максимум тактичности и понимания. Никто не поднимал вопросов изменения «богослужебного языка» или «календарного стиля». Мы сами ввели в богослужение малую ектению, чтение Символа веры, молитвы Господней и пение праздничного тропаря и других песнопений на славянском языке.

Помимо пастырской работы отец Тибор, благодаря лингвистическому образованию и знанию языков, занимается переводами. Сейчас, по благословению предыдущего епархиального архиерея Илариона (Алфеева) и нынешнего правящего архипастыря Марка (Головкова) ведется работа по изданию Пространного молитвослова на венгерском, по дополнению существующего перевода богослужебных текстов, а также составлению новых канонов и акафистов. Кроме того, отец Тибор является главным редактором издательства «Одигитрия». И хотя издательство основано Будимской сербской епархией, оно не замыкается в своих юрисдикционных рамках.

– К настоящему времени мы издали семь книг на венгерском языке, – говорит мой собеседник. – Среди них – труды митрополита Антония Сурожского, книга архимандрита Софрония (Сахарова) о преподобном Силуане Афонском, книга Иоанна Мейендорфа «Восточная христианская церковь», письма афонского подвижника Иосифа Исихаста к духовным чадам… Или вот сборник «Венгерство и христианство: 1000 лет». Конечно, эту работу надо продолжать.

Отец Тибор скромно умалчивает о том, что и на его плечи легло бремя перевода нескольких книг на венгерский язык. А это кропотливый и нелегкий труд. Но очень нужный для православных венгров. Увы, но для них пока недоступны многие духовные и богословские произведения на родном языке.

Безусловно, переводческий труд – это часть миссии отца Тибора и всего венгерского Православия. Как подчеркивает батюшка, если приход перестает быть миссионерским, то у него нет твердой надежды на будущее.

– Наша миссия, – продолжает он, – это открытость для всех, желающих узнать Православие. Через беседы, литературу, возможность присутствия на службах. Мы, конечно, не настаиваем на том, чтобы все, проявляющие интерес, стали православными. Более того, мы проверяем, насколько искренне и твердо намерение человека принять православную веру. Порой просим подождать. И редко принимаем в Православие по прошествии полугода или года.

– Мы не должны забывать, что в Венгрии более 300 тысяч верующих принадлежит Греко-Католической (униатской) Церкви, – замечает отец Тибор. – Многие греко-католики смотрят на нас, как на Церковь своих предков. Я не говорю, что наша задача – обратить в Православие всех униатов. Но мы должны работать, не забывая об этом пристальном взгляде со стороны, о своеобразном «духовном контроле». К сожалению, все те проблемы, которые возникают в отношениях между православными разных юрисдикций, не ускользают от внимания униатов. И нам надо обдумывать каждое слово, каждый шаг, чтобы все было во славу святого Православия.

Сегед. В Церкви св.Георгия Победоносца
Сегед. В Церкви св.Георгия Победоносца
– А возможно ли создание автокефальной Православной Церкви в Венгрии? – мне очень интересно мнение священника-венгра, лингвиста и богослова на этот счет.

– Учреждение автокефальной Православной Церкви не является для нас сегодня ни злободневным, ни реальным вопросом. Объединить все юрисдикции довольно сложно, – отвечает батюшка. – Сербы и румыны, вероятно, не желают уходить из лона матери-Церкви. Венгры посещают, в основном, приходы Московского и Константинопольского патриархатов. Хотя в Венгерской епархии русских и украинцев все-таки больше, чем венгров. А у Константинополя есть прихожане-греки. Я полагаю, что на основании этих двух юрисдикций можно было бы создать автономную Церковь. Разумеется, при полной поддержке и с благословения высшего священноначалия.

– С другой стороны, неизбежно возникнет вопрос об архиерее – главе такой автономной Церкви, – добавляет отец Тибор. – Желательно, чтобы он знал три языка: венгерский, русский и греческий. И мог бы поддерживать баланс между представителями разных национальностей. Это деликатный вопрос. Но, отложив мечты в сторону, давайте лучше обратимся к реальности. Что для нас сейчас действительно важно и желательно, так это создание постоянного органа тесного сотрудничества епископов и епархий разных юрисдикций. Как и предписано Четвертым Всеправославным предсоборным совещанием, состоявшимся в июне 2009 года в городе Шамбези. Там был определен перечень стран, в которых предполагается создать такой орган. По причинам для нас неизвестным Венгрии в этом списке нет.

– В любом случае надо помнить, что мы живем в инославном окружении, – сказал батюшка в конце нашей беседы. – Хотя особых проблем, слава Богу, из-за этого нет. Венгрия – толерантная страна. Даже местные власти нам помогают. Думаю, самая большая проблема – это наша личная недостойная жизнь. Не всегда, увы, удается достойно жить и достойно служить Господу. Хотя очень бы этого хотелось! И я вспоминаю, в этой связи, слова моего покойного духовника, протоиерея Михаила Толмачева. Когда владыка Никодим (Ротов) спрашивал, есть ли у него какая-то нужда, особое желание, отец Михаил отвечал: «Хотя бы раз в жизни послужить достойно Господу». Хотя в алтаре он служил как ангел!

«Дай Бог помощи батюшке во всех его добрых устремлениях», – мысленно пожелал я, прощаясь с отцом Тибором и его семьей. Погода радовала солнцем и теплом, поэтому, отказавшись от предложения поехать на машине, я решил идти пешком. Батюшка проводил меня до ближайшего перекрестка, показав дорогу на вокзал. По пути я заглянул в огромный католический собор в центре города. А рядом с ним увидел сербскую церковь, построенную во 2-й половине XVIII века. К сожалению, она была закрыта. Поэтому попасть внутрь и полюбоваться резным деревянным иконостасом я не смог. На миг стало немного грустно, но неожиданно налетевшие ветер и дождь быстро развеяли мои печальные раздумья и погнали меня на железнодорожную станцию. Времени оставалось совсем мало. Но даже спеша на будапештский поезд, я не переставал размышлять о той высокой миссии, что несет в венгерской глубинке удивительно светлый и смиренный человек – отец Тибор Имрени. Истинный православный священник.

(Окончание следует.)

Сергей Мудров

3 февраля 2010 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Лавров Геннадий25 октября 2016, 17:00
Книга автора Воловика О.Е. великолепна!
Ольга Николаева12 августа 2010, 01:00
О судьбе Великой Княгини Александры Павловны и храме во имя мученицы Александры в Иреме написана великолепная книга со множеством потрясающих иллюстраций "Великая Княгиня Александра Павловна". Автор - Олег Воловик, писатель и журналист, проживающий в Будапеште.
наташа 4 февраля 2010, 17:00
отлично
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке