Русская Православная Церковь на Северо-Западе в 1941–1945 годах. Часть 2

Часть 1

Протопресвитер Кирилл Зайц
Протопресвитер Кирилл Зайц
Огромную роль в возрождении церковной жизни на территории Северо-Запада сыграла Псковская миссия. 18 августа 1941 года в Псков из Риги приехали 15 миссионеров: 8 священников и 7 диаконов и псаломщиков. Среди них были как выпускники православного Богословского института в Париже, так и деятели Русского христианского союза. В Пскове они разделились на несколько групп, во главе которых были священники, и отправились в поездку по заранее намеченному маршруту. Это была своего рода «миссионерская разведка», которая должна была выяснить, каково церковное положение на Псковщине, как встретит священников народ, сохранилось ли в его душе семя христианской веры или же после двадцатилетнего насаждения атеизма он встретит священников равнодушно и даже враждебно. «Миссионерская разведка» получила неожиданные результаты. Местные жители «встречают нас со слезами радости на глазах!» – восклицал один из участников миссии. Узнав, что в ту или иную деревню приехал священник, люди стекались туда со всех сторон. Воодушевление, с каким местные жители встречали миссионеров, превзошло их самые смелые ожидания. «Нам казалось, что не священники приехали укреплять народ, а народ укрепляет священников», – позднее вспоминали они.

В Политическое управление Северо-Западного фронта постоянно приходили шифровки, в которых возрождению религиозной жизни на временно оккупированных территориях уделялось большое внимание. Вот как в одной из шифровок 1942 года оценивалась церковная политика гитлеровцев: «Немецкое командование широко использует в своих целях Церковь. Ряд церквей, особенно в Дновском районе, восстановлены, и в них проходит богослужение. О службах даются объявления в газетах. Особенно большая служба была в г. Дно в июле месяце – с крестным ходом – по случаю годовщины оккупации г. Дно. На этом сборище присутствовали представители германского командования. На богослужении глава г. Дно произнес речь, в конце которой призвал население благодарить немецкое командование за освобождение города от красных». Однако это были только первые шаги немецких военных властей, а церковную политику оккупантов, как мы увидим, определяли не только они.

Территория, входившая в ведение миссии, включала в себя юго-западную часть Ленинградской области (за исключением Ямбургского и Волосовского районов), часть Калининской области (включая Великие Луки), Новгородскую и Псковскую области.

Начальником Управления Православной миссии в этих областях России стал священник Кирилл Зайц, бывший настоятель кафедрального собора Риги[1].

Напутствуя первых миссионеров (среди них были, в частности, воспитанники Богословского института в Париже священники Кирилл Зайц, Владимир Толстоухов, Алексий Ионов, Николай Колиберский, Николай Трубецкой, Иоанн Легкий, Яков Начис, Федор Ягодкин), экзарх Сергий рекомендовал: «Не забывать, что вы прибыли в страну, где на протяжении более 20 лет религия самым безжалостным образом вытравлялась и преследовалась, где народ был запуган, принижен, обезличен. Придется не только налаживать церковную жизнь, но и пробуждать народ к новой жизни от долголетней спячки…»

Действительно, церковная жизнь в Псковской области, как и в других регионах страны, угасла за годы «воинствующего безбожия». По распоряжению отца Кирилла Зайца все сведения о гонениях на Церковь были собраны священниками и представлены в Управление миссии. Туда же миссионеры передали списки ликвидированных советской властью священнослужителей.

С первых дней своего существования Псковская миссия заботилась о сиротах. Стараниями прихожан был создан детский приют при храме во имя великомученика Димитрия Солунского в Пскове. В нем нашли тепло и покой 137 мальчиков и девочек в возрасте от 6 до 15 лет. Во главе приюта стоял священник Георгий Бенигсен, он же возглавил и школу при храме. Школу на 80 мест при псковской Варлаамовской церкви организовал отец Константин Шаховской. Отец Владимир Толстоухов открыл 17 начальных школ в Пушкиногорском районе, 15 школ создали священники миссии в Красногорском округе. Следует отметить, что миссия так и не получила от немецких властей официального разрешения преподавать закон Божий. В «Обязательных учебных программах для начальных школ», принятых военной администрацией, преподавание религиозных дисциплин не предусматривалось[2]. Более того, в мае 1943 года нацисты насильственно закрыли в Пскове Димитровскую и Варлаамовскую церковные школы, при этом всех детей старше 12 лет сделали трудообязанными, в то время как согласно прежним порядкам это касалось только детей старше 14 лет.

Протоиерей Георгий Бенигсен
Протоиерей Георгий Бенигсен
По случаю возрождения религиозной жизни в регионе впервые в России зазвучало в радиоэфире слово пастыря – еженедельные передачи шли из Пскова. В сентябре 1942 года священник Георгий Бенигсен прочитал первый доклад на тему «Религия и наука». Второй доклад, «Игумен всея Руси», отец Георгий Бенигсен посвятил 550-летию памяти преподобного Сергия Радонежского. (Еженедельные трансляции из Пскова охватывали значительную территорию, включая районы Острова, Порхова, станции Дно.)

Говоря о приходской жизни, нельзя не отметить одну важную деталь: она проходила под двойным контролем. С одной стороны, деяния миссионеров-священников курировали оккупационные власти, а с другой – советские партизаны. Эти постоянные контакты не могло оставить без внимания немецкое руководство, обязавшее через отца Кирилла Зайца каждого священника давать письменные отчеты обо всех встречах с партизанами. Отчет отца Кирилла Зайца отмечал противоречивость имевшихся сведений: «По словам одних, партизаны считают священников врагами народа, с которыми стремятся расправиться. По словам других, партизаны стараются подчеркнуть терпимое и даже благожелательное отношение к Церкви, и в частности к священникам».

Немецкую администрацию особо интересовало, «верит ли народ агитационным сообщениям об изменении церковной политики и как он на эти сообщения реагирует».

Письменные сообщения поступали в Управление миссии регулярно. Содержание их было разнообразным. Вот, например, документ, присланный отцом Владимиром Толстоуховым: «Поблизости от моего прихода отряд партизан временно захватил деревню; при этом их начальник побуждал крестьян к усердному посещению церкви, говоря, что в советской России Церкви дана теперь полная свобода и что власть коммунистов идет к концу».

Судя по другим отчетам, партизаны строго следили за тем, чтобы в проповедях священнослужителей не было каких-либо выступлений против советской власти. А в одном из приходов, как сообщалось, представитель партизанского движения попросту говорил как представитель советской власти на своей земле: «Было высказано пожелание о сборе средств в церкви на Красную армию и дан намек о незаконности в обслуживании одним священником двух приходов, расположенных при этом еще в разных районах». Этому настоятелю, отцу Иоасафу, партизаны предложили даже написать письмо в Москву местоблюстителю патриаршего престола митрополиту Сергию (Страгородскому): последний, мол, пришлет ответ: утвердит или не утвердит данного священника в занимаемом приходе.

Деятельность миссии стала символом церковного возрождения на оккупированных территориях и жертвенного служения, которое Русская Православная Церковь несла и в те страшные годы.

Полной неожиданностью для оккупационных властей стал протест верующих на территории миссии против изменения церковных порядков – введения григорианского календаря. Это явление встречалось повсеместно на временно оккупированных территориях. Характерна и реакция верующих – защита, отстаивание своих прав на религиозную национальную традицию и их ссылка на установившийся при советской власти порядок невмешательства властей в дела канонические.

Все это осложняло деятельность гестаповских теоретиков, вынуждало их искать все новые способы в работе с Церковью на оккупированной территории.

Известно доподлинно: пастыри миссии заботились о милосердии, и прежде всего – об облегчении участи советских военнопленных. По приходам собирали не только одежду, но и медикаменты, продукты. Сами страждущие, прихожане помогали своим страждущим братьям.

Из обращения Псковской православной миссии к населению о пожертвованиях для военнопленных:

«Тронутые любовью к нашим в плену находящимся братьям, мы желаем помочь им и удовлетворить их нужды. С разрешения немецкого военного управления Православная миссия устраивает сбор добровольного пожертвования одежды. Мы знаем, что русский человек не будет стоять в стороне, когда надо помочь своему ближнему. Мы уверены, что население охотно отзовется на наше предложение, чтобы снабдить одеждой тех военнопленных солдат, которые летом попали в плен, и поэтому не имеют зимней одежды. Дайте то, что можете: одежду, обувь, белье, одеяла и т. д. Все будет принято с благодарностью и будет роздано военнопленным.

Рука дающего да не оскудеет. Передайте пожертвования священникам, а где таковых не имеется – деревенским старшинам для передачи Православной миссии во Пскове».

Православные священники получили доступ в госпитали и лагеря для военнопленных и беженцев, которые начали скапливаться около Риги уже в первые месяцы войны. Там начались литургии, на которых причащались тысячи человек одновременно. Один из участников этих богослужений вспоминал:

«Это были самые страшные литургии в моей жизни. Посередине лагеря под открытым небом совершается таинство евхаристии. Кругом тысячи мужчин, несчастных, измученных, бесконечно усталых, голодных. Лиц не различаешь: вся толпа смотрит на тебя одними огромными глазами, полными бездонной скорби, такими глазами, как пишут на изображениях Христа в терновом венце. И из этих глаз неудержимым потоком льются слезы, текут по неумытым, заскорузлым щекам. Пятидесятилетние мужи и шестнадцатилетние юноши стоят, тесно прижавшись друг к другу, и плачут, не стесняясь никого, плачут, чувствуя сердцем, что здесь Тот, перед Кем можно излить все унижения, всю скорбь, всю боль о себе, о Родине, о близких».

За работу на территории Прибалтики отвечала созданная митрополитом Сергием Внутренняя миссия по окормлению военнопленных и беженцев. В октябре 1941 года доступ священников к пленным был внезапно запрещен немецким командованием. Но помощь им одеждой и продуктами продолжалась и позднее, иногда тайно.

Работа миссии протекала в очень нелегких условиях. Немецкая власть ставила ей жесткие препятствия в работе с военнопленными, детьми, постоянно проявляла свое недоверие, а в 1944 году во время всеобщей (по сути дела насильственной) эвакуации принудительно эвакуировала 21 февраля и миссию. Протоиерей Георгий Бенигсен так вспоминает об этой акции:

«Мы отовсюду уходили последними, делая до конца свое дело – дело Христовой победы. Уходя, немцы увеличивали масштабы своих безумных зверств. Горели деревни, горели города, и несчастное население, которому и так нечего было выбирать, принудительно гналось перед отступающими в панике немецкими войсками. Мы шли с населением, вновь оставляя родную землю, оставляя жертвы: павших под пулями партизан, агентов Гестапо или просто решивших не уходить или не успевших уйти»[3].

Протоиерей Алексий Кибардин
Протоиерей Алексий Кибардин
Православная миссия из 69 священнослужителей прибыла в Латвию и частично преобразовалась во Внутреннюю миссию, занимавшуюся помощью эвакуированным и военнопленным. Но многие священники остались на своих местах и встретили советские войска. Судьба их сложилась по-разному. Многие, такие как протоиерей Алексий Кибардин, были позднее арестованы НКВД и осуждены за сотрудничество с немцами (чаще всего, как мы видели, мнимое). Значительная часть членов Псковской миссии попала в сталинские лагеря.

Особо следует сказать об истории Тихвина в 1941–1942 годах.

После Октябрьской революции Тихвинская обитель разделила трагическую участь большинства русских монастырей. Большевистские идеологи задались целью превратить Тихвин, куда стекались паломники со всей России, в «образцовый атеистический город». Образца не получилось.

В середине 1920-х годов монастырь был закрыт и разорен. Последняя община при храме Тихвинской Успенской обители была ликвидирована в августе 1924 года, церковь была передана обновленцам. Передача храма не прошла без сопротивления. Последний настоятель монастыря епископ Антоний (Демянский) воспротивился беззаконному насилию властей и поднял верующих на защиту святыни. Собравшихся разогнали военной силой, а епископ Антоний получил три года лагерей[4].

На территории обители разместили воинский гарнизон. Позже часть монастырских построек, включая Успенский собор, была передана местному краеведческому музею. В 1930-е годы Тихвинская икона Божией Матери все еще находилась в Успенском соборе, но, естественно, уже без золотого оклада. Сам образ не реквизировали лишь потому, что для Гохрана в то время иконы не представляли «особой материальной ценности».

Что касается духовенства, то в 1937–1938 году было арестовано 75% тихвинских священников и монашествующих, среди них были такие видные церковные деятели, как священник Иоанн Сарв, последняя игумения Тихвинского Введенского монастыря Иоанникия (Кожевникова), настоятель Пантелеимоновской церкви, в прошлом иеромонах Тихвинского монастыря, Арсений (Дмитриев). Большинство из них было расстреляно[5]. В 1939 году была закрыта последняя церковь – полковая Пантелеимоновская.

В годы Великой Отечественной войны Тихвин стал ареной ожесточенных боев с немецко-фашистскими захватчиками, стремившимися замкнуть вокруг Ленинграда второе блокадное кольцо. Согласно не до конца подтвержденным сведениям[6], вместе с ранеными, находившимися в тихвинском госпитале, немцами был умерщвлен и некий священник, бывший с ними. К сожалению, мы не знаем ни его имени, ни его судьбы, ни того, как он оказался в госпитале. Немцы были в Тихвине слишком недолго, и жизнь города была ими слишком дезорганизована, чтобы можно было создать церковную общину и добиться ее легализации немцами. Однако, согласно косвенным свидетельствам, церковная жизнь в Тихвине во время войны не прекращалась, хотя и в полуподпольных условиях. Уже в 1943 году в самом Тихвине возрождается церковная община, благодаря которой начинаются богослужения в Тихвинской церкви, известной более под названием «Крылечко», открытой в 1944 году и зарегистрированной в 1945-м.

Тихвинская икона Пресвятой Богородицы
Тихвинская икона Пресвятой Богородицы
Церковная история Тихвина в годы войны в основном проходит под знаком судьбы Тихвинской иконы Божией Матери, которая тесно связана с Псковской миссией.

Оккупировав в ноябре 1941 года Тихвин, гитлеровцы похитили и вывезли с территории монастыря все старинные иконы, среди которых был и Тихвинский образ Богоматери. Известно, что в тылу группы армий «Север», продвигавшейся к Ленинграду, находились эксперты оперативного штаба рейхсляйтера А. Розенберга, охотившиеся за историко-культурными ценностями. «Искусствоведы» в фашистских мундирах сразу же безошибочно определили, что к ним попала уникальная реликвия. Дальнейшую судьбу Тихвинской иконы можно проследить по архивным материалам штаба рейхсляйтера Розенберга. Большой массив этих документов сейчас хранится в Киеве, в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины. К сожалению, «киевская» часть архива штаба Розенберга все еще мало доступна ученым и практически не исследована.

Первым делом эксперты Розенберга сочинили красивую легенду о «спасении» Тихвинской чудотворной иконы солдатами германской армии. Не исключено, что к созданию этого мифа приложил руку сам Альфред Розенберг, так как, по некоторым сведениям, он считал себя знатоком православных икон. Примечательно, что на Нюрнбергском процессе Розенберг даже несколько раз поправлял советскую переводчицу, считая, что она неточно переводит на немецкий язык названия некоторых русских икон.

По немецкой версии получалось, что солдаты вермахта во время трудного боя с риском для жизни вынесли Тихвинскую икону из горевшей церкви Вознесения Богородицы (на самом деле – Успения). Скорее всего, это – немецкий апокриф, призванный оправдать похищение святыни.

Как бы там ни было, достоверно известно, что в начале 1942 года немцы доставили Тихвинскую икону в Псков. Здесь она была передана в распоряжение военной комендатуры и помещена в хорошо охраняемую комнату.

По словам протоиерея Георгия Тайлова, 1 января 1942 года в Пскове состоялся большой крестный ход. Из немецкой комендатуры икона была перенесена в Свято–Троицкий кафедральный собор. Крестный ход собрал множество народа.

22 марта того же года, опять-таки по немецким источникам, Тихвинская икона была торжественно передана Православной Церкви. Вполне очевидно, что это была тщательно спланированная пропагандистская акция. В действительности гитлеровцы и не думали возвращать похищенную святыню. По сути, она находилась под арестом. Якобы в целях безопасности икона по-прежнему хранилась в военной комендатуре, в запертом стеклянном ящике. Только по воскресеньям в 9 часов утра ее доставляли на службу в Троицкий собор, а в 6 вечера конвоировали на прежнее место.

Ценные сведения о плененной святыне нашел в архиве управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сотрудник ФСБ Станислав Бернев. Главным образом это агентурные донесения, показания свидетелей и публикации оккупационных газет. При сопоставлении найденных материалов с документами из архива штаба Розенберга каких-либо существенных расхождений мы не обнаружим.

В начале 1944 года, перед тем как бежать из Пскова, фашисты вывезли все имевшиеся там культурные ценности, включая и чудотворную икону Тихвинской Божией Матери. Ее увез в Ригу высокопоставленный сотрудник оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга оберштурмфюрер Цвибель. Следует сказать, что в Риге тогда базировался один из филиалов оперативного штаба – главная рабочая группа «Остланд». В Латвии Тихвинская икона была передана на попечение епископу Рижскому Иоанну (Гарклавсу). Но уже через полгода владыка и его 15-летний приемный сын Сергей вместе с немцами покинули Ригу, увезя с собой и святую икону. В конце февраля 1945 года они прибыли в Ратибор.

Здесь следует кое-что прояснить. Дело в том, что, после того как авиация союзников разбомбила резиденцию оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга, располагавшуюся в берлинском округе Шарлоттенбург на Бисмаркштрассе, Альфред Розенберг эвакуировал большую часть своего персонала, а также награбленные в оккупированных странах Европы книжные собрания и архивные фонды в силезский городок Ратибор. Так что епископ Рижский Иоанн оказался в Ратиборе отнюдь не случайно. Все это говорит о том, что гитлеровцы до самого последнего момента старались не выпускать Тихвинскую икону.

Протоиерей Сергий Гарклавс с Тихвинской иконой Пресвятой Богородицы
Протоиерей Сергий Гарклавс с Тихвинской иконой Пресвятой Богородицы
Окончание войны застало епископа Иоанна в Судетах, в чешском городе Яблонец, куда съехалось много православных священников из Прибалтики, включая архиепископа Даниила. Обсудив создавшуюся ситуацию, они написали коллективное письмо в Москву патриарху Алексию с просьбой оказать им содействие в возвращении в СССР. Для пересылки письма по адресу они сдали его в советскую военную комендатуру Яблонца. Однако прошло более двух месяцев, а патриарх все не отвечал. Авторам письма это показалось (и небезосновательно) плохим предзнаменованием, и они перебрались из Яблонца в Германию, в американскую зону оккупации.

Святая икона и ее хранители находились в Германии с 1945 по 1949 год. Первым местом пребывания иконы был г. Амберг.

Из Амберга путь лежал в Херсбург (под Нюрнбергом). Все это время владыка Иоанн (Гарклавс) со святою иконою объезжал лагеря русских в городах Вюрцбург, Штутгарт, Мюнхен, Ганновер, Карлсруе и др.

При перевозке и переносах чудотворной иконы по благословению епископа Иоанна ее с благоговением и бережно носил иподиакон Сергий Гарклавс (ныне протоиерей Православной Церкви в Америке), хранитель Тихвинской иконы, приемный сын владыки Иоанна.

Очевидцы рассказывали о следующем случае. В городе Карлсруе служили молебен, за которым присутствовало 2–3 тысячи православных, вывезенных немцами из родных мест. Одна из русских женщин, очень почитавшая Пресвятую Богородицу, слезно молясь Ей, просила указать хотя бы место погребения сына, ушедшего солдатом на войну и попавшего в немецкий плен. Несчастная мать, припав к чудотворной иконе, горячо молилась. Встав после молитвы, женщина вдруг увидела молодого человека, усердно молившегося перед иконой. Лица его она не видела, но в сердце матери явилось доброе предчувствие. Когда молившийся повернулся в ее сторону, она от «нечаянной радости» чуть не лишилась чувств: это был ее, казалось, навсегда потерянный родной сын. Пречистая Богородица не презрела их молитв и непостижимыми для нас путями вернула матери сына живым и здоровым.

Чудотворный образ Царицы Небесной посетил многие города Германии, принося десяткам и десяткам тысяч страждущих и обездоленных радость и утешение.

В 1949 году чудотворная икона и ее хранители кораблем прибыли в Нью-Йорк. Морское путешествие продолжалось три недели.

Первое время владыка Иоанн (Гарклавс) служил в Нью-Йоркском православном приходе. В 1955 году он был возведен в сан архиепископа, а в 1956 году определен в Чикагско-Миннеапольскую епархию, кафедра которой находится в Чикаго. Резиденция архиепископа Иоанн, где хранилась Тихвинская чудотворная икона, находилась при чикагском Свято-Троицком кафедральном соборе. В 2004 году отец Сергий Гарклавс передал икону Русской Православной Церкви.

Подведем итоги.

На территории Северо-Запада Русская Православная Церковь в годы войны пережила возрождение. Оно совершалось в тяжких условиях движения фронта, блокады Ленинграда, оккупации, народных страданий. Несмотря на все трудности, Русская Православная Церковь на Северо-Западе стремилась сохранять каноническое единство и патриотическую позицию, которая, в зависимости от конкретных условий, могла проявляться по-разному.

Большинство священнослужителей старались сохранять лояльность советской власти, несмотря на свирепые предвоенные преследования, поддерживая линию патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия и трезво понимая, что при полной победе немцев русский народ и Русская Православная Церковь обречены на полное уничтожение.

Значительная часть тех священников и иерархов, которые первоначально поддержали немецкую власть, сделали это, исходя из горького довоенного опыта гонений и из ложной надежды на то, что с немецкой помощью удастся восстановить дореволюционную Россию – «великую и неделимую». Когда эти чаяния были обмануты гитлеровско-розенберговской расистской политикой, большая часть из них так или иначе старалась дистанцироваться от нацистов и поддерживать силы сопротивления.

Судьба Тихвинской иконы Божией Матери показывает, с одной стороны, хищническую политику нацистов и их стремление играть на религиозных чувствах народа, с другой – религиозный подъем и самоотвержение простых русских людей, в тяжелейших условиях сохранивших святыню для будущих поколений.

Диакон Владимир Василик,
доцент исторического факультета СПбГУ, доцент СПбДА

24 февраля 2010 г.

[1] Характерна та подписка, которую дал отец Кирилл: «Я, Зайц Кирилл Иванович, обязуюсь оказывать всяческое содействие СД и немецкой армии в их борьбе с большевиками. Я обязуюсь строго выполнять все указания и задания СД, а также хранить в тайне мою связь с СД» (Архив ФСБ СПб. П-88727. Л. 27). Доклады в миссию он получал от благочинных Николая Заблоцкого, Якова Начиса, Быстрякова, Рушанова, Легкого, Ионова, Тайлова, Жунда, Толстоухова и др. См.: Соколова Л.И. Шиворот-навыворот // http://old.rusk.ru/st.php?idar=114287. Весь вопрос, насколько эта подписка выполнялась. Между исследователями существуют различные точки зрения на этот счет. Если М.В. Шкаровский считает, что отец Кирилл Зайц был непричастен к сотрудничеству с нацистами и их преступлениям, то Л.И. Соколова придерживается иного мнения.

[2] См., в частности: Полчанинов Р. Псковская православная миссия // Православная Русь. 1998. № 12. С. 14–15. Весьма показательная параллель с деятельностью большевиков, с 1918 года запретивших преподавание религиозных дисциплин в школе, а также современных «поборников прав человека», яростно борющихся со скромным культурологическим курсом «Православная культура».

[3] Бенигсен Георгий, протоиерей. Христос-победитель // Вестник Русского христианского движения. 1993. № 168. С. 138.

[4] Нестор (Кумыш), иеромонах. Новомученики Санкт-Петербургской епархии. СПб., 2003. С. 217.

[5] О репрессиях против тихвинского духовенства см.: Там же. С. 196–230.

[6] Это свидетельство содержится в документальном фильме «Освобождение Тихвина».

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ирина Абрамова 5 апреля 2013, 18:00
В другой статье http://vn-eparhia.ru/zhurnal-sofiya/129-zhurnal-sofiya-2-2011/280-vojna-obratila-lyudej-k-vere я нашла интересную информацию о протоиерее Василевском Сергии Ивановиче, который с начала войны и до февраля 1942 г. священнодействовал в Старой Руссе. Там же я читаю:"С 20.02.1942 Псковской миссией назначен настоятелем ц. Архангела Михаила в г. Дно. Сопровождал чудотворную Старорусскую икону Божией Матери во время эвакуации ее из Старой Руссы в г. Дно и в 1945 г., при возвращении ее в родной город." Полагаю, что под "эвакуацией" иконы в г. Дно в 1942 г. могла идти речь о перевозе именно "Великого Образа" в тыл немцев. Список Старорусской иконы, кот. сегодня хранится в Георгиевской церкви города, немцы пытались вывезти при отступлении в 1944 г., но дальше ст. Дно ее вывезти не смогли. Полагаю, что протодиакон Сергий возвращал в Руссу в 1945 г. только список чудотворной иконы. Просьба моя, собственно, и о Старорусской иконе, и о протоиерее Сергии. Может,вы подскажете ссылки, где я могла бы найти нужную мне информацию. Буду благодарна за помощь.
Ирина Абрамова 5 апреля 2013, 18:00
Уважаемая редакция! Хочу попросить вас помочь мне в поисках информации о судьбе чудотворной Старорусской иконы Божией Матери византийского письма, именовавшейся "Великий Образ". В годы ВОв эта икона, покровительница моего города Старая Русса, бесследно исчезла. Досихпор никто так и не знает доподлинно ее судьбу - была ли она вывезена немцами в годы войны, или погибла в огне войны? Я пытаюсь собрать достоверную информацию о нашей небесной Заступнице: о времени ее появления в нашем городе (тоже нет ясности!) и о ее судьбе в годы ВОв. В статье диакона Владимира Василика я прочитала о "деятельном участии" фашистского "искусствоведа" Розенберга в судьбе Тихвинской иконы Божией Матери и других православных икон храмов Северо-запада страны. Автор пишет, что "в начале 1942 года немцы доставили Тихвинскую икону в Псков". Не исключаю, что деятельность этого "эксперта" могла иметь определенное отношение к судьбе и Старорусской иконы.
Валерия17 мая 2010, 11:00
Вячеслав! "Надо внушать людям, что не моление напоказ, не фарисейское, но лицемерное исполнение ритуалов введут в Царствие Божие."- это как так, а отцы и учители церкви говорят другое...??????????? Извиняюсь, следует читать: "не фарисейское, не лицемерное исполнение обрядов..." , остальное - без изменений
Валерия12 мая 2010, 13:00
Вячеслав: Вы хотите сказать, что Святые Отцы говорили, что фарисейское исполнение обрядов при внутренней пустоте введет в Царство Божие?!!! Ну, времена наступили. Что удивляться, что в головы вбивается мысль о том, что те, кто помогал фашистам сжигать и насиловать, а потом присутствовал на молебне в честь "победоносной армии" - более соответствуют Православию, чем солдат армии, впервые уверовавший в Бога за день до последнего боя. Больше, чем Карбышев, который не предал свою родину и был замучен, больше, чем священники, которые предавали анафеме полицаев и были зверски замучены их подельниками!!! Александр: А ваша ссылка ни о чем не говорит: Она может быть: а) провокацией со стороны тех, кто выпускал такую листовку, б) незнанием тех, кто ее составлял о зверствах грабителей, насильников и мучителей людей, коими были фашисты (причем намного более жестокими, чем большевики), в) слабостью отдельных членов клира, г) личными мотивами, коррупцией или желанием спасти конкретного человека, разведцелями (ведь и Любовь Шевцова участвовала в концерте в "честь" Германии, почитайте Молодую гвардию) и т.п. Так что РПЦ на оккупированной территории никак не могла воскреснуть от благосклонности оккультно-сатанинской власти нацистов, ибо какое сходство у Христа с велиаром. А воскресла она благодаря вере тех, кто не продался фашистам и в конце концов понял кто такие фашисты, и что такое родина! Почитайте материал про священников Косьме Раине, И. Лойко и т.д.
Александр30 апреля 2010, 18:00
По большей части все это пропагандисткая ложь! А вот правда и ссылка на статью в которой раскрыты реальные документы благодаря чему воскресла на окупированной территории РПЦ. Гнусно все это, но вот выдержка: «Сообщаем вам для исполнения указ высокопреосвященнейшего экзарха митрополита Сергия от 11 июня 1942 года № 81: «В ночь с 21 на 22 сего месяца исполняется год той освободительной борьбе, которую ведет победоносная великогерманская армия с большевизмом во имя спасения человечества от сатанинской власти поработителей и насильников. В связи с этим предписываю всему духовенству 21 июня после Божественной литургии и произнесения соответствующего слова совершить молебен о даровании Господом сил и крепости германской армии и ее вождю для окончательной победы над большевизмом». Повинуясь указу, в Казанском соборе Луги благочинный округа Николай Заблоцкий изрек в проповеди: «Благоденственное, мирное житие, здравие, по всем благое поспешение на врага, победу подай, Господи, вождю народа германского Адольфу Гитлеру, освободившему нас от тирании нечестивых людей, военачальникам армии германской и сохрани их на многая лета». Ниже привожу ссылку на сатью откуда взята выдержка: http://www.nvspb.ru/stories/pskovskyamissianevipolnima
Вячеслав27 апреля 2010, 15:00
Валерия, "Надо внушать людям, что не моление напоказ, не фарисейское, но лицемерное исполнение ритуалов введут в Царствие Божие."- это как так, а отцы и учители церкви говорят другое...??????????? Все ---измы прождение страстей человеческих, а православие это учение о спасении,взаимоотношении человека с Богом. В статье показана духовная борьба, стойкость и вера в помощь Божию в вопросе спасения души. Наши пустые души порождают пустые рассуждения, кто, кроме Бога знает, почему человек поступает так а не иным образом. А не зная всех обстоятельств все выводы являются осуждением, домыслом, заблуждением - грехом.
Валерия16 марта 2010, 13:00
ВЛАДИМИР: С Аникиным и ему подобными спорить бесполезно. Я как-то вступила в полемику по поводу Власова - меня аж трясти начало. На все один ответ - вы ничего не знаете, вас обманывали, а вот новые модные книги по истории - это правда. Беспроигрышный вариант! И ничего не возразишь. Бесполезно говорить, что наших воинов в Европе встречали с цветами толпы и толпы, а зверства власовцев запечатлены на пленку. Ответ один и притом нелепый - на фото работники НКВД, бесполезно говорить, что советские солдаты не убивали и насиловали (по приказу таких расстреливали), не принимали в Берлине 14 летних девочек в публичные дома (как американцы), а кормили, строили и лечили. Ответ один - это сказки, никакого приказа не было, а вот баба Нюра рассказывала другое - немецкие солдаты детишек галетами и колбасой кормили (наверное, на убой). Так, что лучше копить силы для защиты нашей позиции делами - рассказывать о победе, о героизме наших воинов, о роли Церкви в деле победы над фашизмом.
Владимир13 марта 2010, 08:00
Владимир Аникину. Простите, у вас вообще есть понятия о вежливости и том, как вести дискуссию? Изучение сути вопроса Вы подменяете бранью и наклеиванием ярлыков. Совсем как нелюбимые Вами Ленин и Троцкий. А по сути... Историю Великой Отечественной? извините, Вы не знаете, и знать не желаете. И понятно почему. Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман. Это как Власов спас сотни тысяч? В его "воинстве" всего-то было 40000 человек. А если говорить о РОА до 1944 г., так процесс насильного по суди дела и подлого вовлечения военнопленных в hiwi шел до Власова и без Власова. Его лишь использовали как пропагандиста - использовали грязно. И он на это пошел. Что до Праги, то Власов противился этой импровизации своего генерала Буняченко. И Власовцы Прагу не освобождали, они просто через нее прошли, так что немцы не смогли понять, что происходит, иначе бы их просто раздавили. В столкновениях в Праге погибло 300 человек. В боях за Чехословакию погибло 150000 советских воинов. На самом деле, Власов, собирая свои две дивизии перед самым концом просто кинул в погибель тех несчастных, кто ему доверился, а 12 мая 1945 г. и предал их призывая перейти на сторону Советской Армии и обещая полное прощение. Он спасал себя. И это - Ваш герой. Не хочу Вас обижать, но "скажи мне, кто твой герой, и я скажу, кто ты". Действительно, г-н Аникин, не судите, да не судимы будете Строго и серьезно
Валерия11 марта 2010, 14:00
И еще: национализм и нацизм далеки друг от друга, как далеки друг от друга национальная идея и патриотизм от национализма. Святые Александр и Иоанн НИКОГДА не говорили о других нациях, как о недочеловеках, никогда не называли евреев или мусульман "неполноценной расой", а кроме того, Александр Невский - победитель тевтонской нечисти, а Иоанн Кронштадский - великий печальник о земле Русской! Никогда святые не призывали предавать и бросать свою Родину в беде, наоборот - благословляли на брань с супостататами. А вот национальной идеи для русских сейчас и не хватает. Нам ни в коем случае нельзя говорить - мы единственные хозяева мира, а все остальные - полулюди. Но мы должны сказать - мы недостойные и грешные, но мы счастливы, что мы русские. Милостию Божией нам дарована победа над фашистами, которую мы принесли всему миру.Мы забыли об этом, мы ошибались и предавали, но Бог даровал нам Милость, Истину и силу для борьбы, мы ничуть НЕ ХУЖЕ других и мы на страже! Мы поднимемся с колен и омоем грех предательства своей страны в 90-х и мы ПОБЕДИМ! Вспомним, что святые Православной Руси всегда помогали бороться с врагами, в том числе они помогали и в борьбе с фашистской нечистью.
Валерия11 марта 2010, 14:00
АНИКИН: В отличие от Вас, который поливает грязью память наших героев, сражавшихся в рядах советской армии, я НИКОГДА ни слова плохого не сказала о ПОДВИЖНИКАХ Псковской миссии. Я всегда говорила, что находиться на территории, оккупированной сатанистами-гитлеровцами и прислуживать им - это две разные вещи. Я думаю, что НИКТО из подвижников Псковской миссии не разделяли идеи гитлеризма, а если и разделяли - впоследствии отказались от этих взглядов. Потому что для вас план "Ост", по которому должно быть уничтожено до 70 процентов русских, а Православие истреблено в корне - может быть хорошая альтернатива первому духовному возрождению 40-50-х годов, а вот для живущих сейчас подвижников Псковской миссии важно, чтобы сатанизм, подобный гитлеровскому не повторился.
АНИКИН10 марта 2010, 22:00
Владимир, Вы читали ли данный материал? Хорошо бы Вам ещё попытаться стать русским, без этого просто не понять, что такое Русь Православная - Святая Русь. Что касается ВОВ, то как бы мы не судили-рядили война была проиграна! Разве мы на себе это не ощущаем? Хм, "победители"... О А.А.Власове же разговор особый! Повторюсь, он спас от неминуемой гибели сотни тысяч русских мужчин. Ему удалось поставить под ружьё Русскую Армию, которая хоть на немного, но приблизила победу Советского Союза над фашиствующей Европой, разгромив последний оплот германских вооружённых сил и освободив Прагу. То, что РОА выступила не против, а за советские вооружённые силы, это факт, из которого следует, что часть Победы 1945 г. над Германией принадлежит и "власовцам". В политическом смысле, они до пленения сопротивлялись немцу в начале войны на российской территории и добивали его в конце войны на территории агрессора. В религиозном смысле ВОВ воссоздала Русский Народ. Послевоенная провокация была в том, что пленённых не простили, как, например, были амнистированы чеченцы в новейшей истории. Оставшиеся в живых военнопленные и жители оккупированных территорий стали козлами отпущения. Вы наверное русофоб, если считаете, что вина А.А.Власова в том, что он русский и выступал за Русский Народ, а не за еврейский или германский. Не суди и не судим будешь!
Владимир10 марта 2010, 00:00
Cпорить здесь не о чем. Если мы верим в Промысел Божий, то Бог даровал победу нам, Советской Армии, благословленной патриархом Сергием, а не Власову, которого "пас" кровавый фюрер СС Гиммлер. С попущения Божия немцы вошли в Россию. Их приход дал возможность русским людям открывать Церкви. Но великая милость Божия была и в том, что Русская армия вымела немцев из России железной метлой. Если бы не это, очень возможно, Церковь на оккупированных территориях вначале стала бы просто нацистским агитпропом (а тенденции к этому были, достаточно почитать книгу Б.Н. Ковалева. Коллаборационизм на территории России. 1941-1944), а потом ее бы истребили, либо превратили бы в церковь сатаны. Большевики не требовали от Церкви того, что требовали немцы - сообщать о партизанах, сообщать о настроениях, агитировать за сдачу продуктов немцам и доносить о не сдавших, то есть быть прислужниками палачей. Каково тебе служить, зная, что в это время за стенами храма вешают или расстреливают невинных? И каково проповедывать после службы и в обязательном порядке восхвалять великого германского вождя - сатаниста Гитлера? Бог нас от этого спас
Валерия 9 марта 2010, 11:00
АНИКИН: Да разве я про русских людей говорю. Я имею в виду, что СОЗНАТЕЛЬНОЕ разделение идеи нацизма и сознательное прислуживание нацисткому режиму несовместимо с Православием, а Патриарх Сергий, русские пленные солдатики, И.В. Сталин, Псковские подвижники и мы с Вами празнуем нашу ОБЩУЮ победу над фашизмом,как победу Добра над злом, не во имя капитализма или коммунизма, а во имя Православия и Жизни! Я говорю об этом в каждом комментарии!
АНИКИН 6 марта 2010, 08:00
В годы военных лихолетий Второй мировой, через молитвенное стояние Русский Народ обрёл великое единство, несмотря на то, что был разрознен и находился по обе стороны фронта. Он был духовно един, хотя умственно, идеологически дифференцирован! И в этом смысле, и генерал Власов, и защитник Сталинграда сержант Павлов, и маршал Жуков, и безымянный солдат штрафного батальона, и труженик тыла, и военнопленный советский солдатик, и даже И.В. Сталин, и старообрядец, и отец Фёдор, а тем паче Патриарх – были частью одного религиозного организма - Русского Народа! И сегодня, несмотря на рассеяние русских людей по всему миру, и на все их обиды и разногласия, он есть Народ, единство которого в Духе. Церковь не институт идеологии и пропаганды! Как религиозные люди мы обязаны говорить о преображении человека, о его возвращении ко Христу. Однозначно, что возврат русского человека в Русский Стан происходил повсеместно, в том числе и на оккупированной территории, в том числе в лагерях военнопленных, как среди рядового, так и офицерского состава. И здесь, именно Псковская Миссия и генерал Власов, сыграли решающую роль в интеграционных процессах русских людей, как на оккупированной войсками фашиствующей Европы российской территории, так и в глубоком немецком тылу. Мы всегда должны помнить, что благодаря их самоотверженному подвигу были духовно и физически спасены миллионы русских мужчин! Благодаря им Русь заново обучалась молиться!
АНИКИН 6 марта 2010, 08:00
Валерия, голубушка Вы наша! Видимо не случайно сия баталия идёт в дни памятования Псковских святых. Мы с Вами должны понять, что храмы открывали не нацисты, а РУССКИЕ люди! Если Вы полагаете, что они и есть нацисты, то смею поправить: националисты - идейные последователи Александра Невского и Иоанна Кронштадтского. И, как мне кажется, в столь тяжкую для русского народа годину, задача миссионеров была проста, как славянское лицо: дать людям возможность, хотя бы перед смертью, может быть последний раз в своей жизни, почувствовать себя христианами и быть рядом с Ним. Ведь русский человек ощущает себя частью Русского Народа только тогда, когда он принимает в сердце своё Христа, когда он всей плотью своей чувствует себя причастником великой Русской истории. Русский человек, где бы он ни был, в Украине, Израиле, США, Казахстане, Германии, Канаде, Аргентине, России и т.д., считает себя частью Русского мира через религиозно-национальную традицию и культуру. Даже в глубоком одиночестве, где-нибудь в Антарктиде, он знает: я - русский.
Валерия 5 марта 2010, 12:00
А насчет открытия храмов в СССР, так они открывались по повелению самой Пресвятой Владычицы, которое было передано Сталину для спасения Руси, а нацисты открывали эти храмы для последующего уничтожения Православия. Но только Бог способен обратить в добро любое злое намерение, особенно, когда его именем прикрываются захватчики. Официальную позицию РПЦ относительно итогов и сущности Великой Отечественной войны и роли каждой стороны формулировали тоже Православные, благочестивые, умные и образованные люди. И нужно говорить не о "подвигах" нацистов, а о подвигах людей, которые на оккупированной территории ковали нашу общую победу над фашизмом, даже если сначала они были на стороне врага! Кстати, об отце Федоре, собравшем деньги на танковую колонну слышали, еще учась в советской школе. Дай Бог всем в Великий Пост вспомнить, что это тоже - битва и дай нам Бог устоять, как это было с нашими отцами, дедами и прадедами! Простите за эмоциональность
АНИКИН 4 марта 2010, 20:00
Валерия, наконец-то Вы начинаете понимать, что храмы открывали русские люди. В первую очередь, РУССКИЕ люди! Браво! у Вас прогресс! Что касается генерала Власова, то надо бы помнить, что он еще считается спасителем Москвы и Праги, тогда как легенда о Карбышеве - миф, большевицкая пропаганда. Впрочем, Вы на ней воспитаны, ей пропитаны до мозга костей и любая пропагандистская деятельность бальзам на сердце. Для Вас, как я понимаю, что пропаганда, что проповедь - всё одно. Вот и здесь на православном сайте Вы пропагандируете за советскую власть, видимо не понимая, что одно с другим не совместимо. Рассуждая о патриотизме, Вам бы стоило знать, о роли сионобольшевиков в судьбе России, но Вы, как плохой специалист по суггестии, внушаете людям, что красное это белое, а белое - черное. Вы что, пытаетесь в рай заманить большевицкой пропагандой?Огорчает, что Отцов окружают такие "преданные православные" Безусловно, для русских людей примером останутся псковские миссионеры, какую бы гадость Вы о них, Валерия, не распространяли и простой русский солдат.
Валерия 4 марта 2010, 11:00
И еще: Слишком о Православной вере, о Господе слов и рассуждений. Нужно не только думать, а постоянно ПОМНИТЬ, бояться Бога. Думать же "о" можно только в нравственном ключе. ЧТО мы думаем о Православие и о нашем Господе. Вы, видимо, думаете о вере так: Православный - это тот, кто крещен, исповедует догматы и ходит в здание церкви. А по-моему, Православный это тот, кто хотя бы в последний миг исповедовал Христа, был крещен водой или кровью, старается ДОСТОЙНО участвовать в Таинствах, изучить их сущность и духовно-нравственное содержание, старается посещать храм и старается соблюдать НРАВСТВЕННЫЕ каноны, установленные Православием. Или же тот, кто будучи крещеным, но не воцерковленным проявил высший Завет любви - положил жизнь свою за други своя и в последний миг призвал имя Божие искренне и от сердца. А Разве полицай может приступать к Таинствам, посещать храм, если накануне он держал двери избы, с подожжеными жителями (в том числе и со священником, который, отказался сотрудничать с фашистами) или же выкурчивал руки дочери партизана, помогая эсэсовцу насиловать ее? А вот Карбышева замучили в плену фашисткие палачи - и он не герой, потому что воевал против нацистов и каждое воскресенье не участвовал в обрядах (для фашистов вся наша вера - только непонятные обряды недочеловеков-славян)? Побойтесь Бога!
Валерия 4 марта 2010, 06:00
А Вас послушать, что все уехавшие за рубеж - мученики и герои, а оставшиеся здесь - краснопузые. Вот у вас так позиция: краснопузых, Сталина, Патриарха Сергия, своего соседа осуждать - можно, а Власова, нацистов и тронуть не моги - мы осуждать не имеем права, тем более они нам храмы открывали. ХРАМЫ на территории Псковской миссии нам открывали не фашисты, а русские люди, большинство из которых осознало ошибочность своих симпатий по отношению к фашистской нечисти. Об этом и говорит отец Владимир и отец Тихон. Все-таки не случайно Господь помиловал именно страну, где живут "краснопузые", а не даровал победу армии гитлера, который был оккультистом и антихристовым прислужником. Так, что не рассказывайте новые мифы и новые сказки. Про Бога подумайте!
АНИКИН 2 марта 2010, 17:00
Валерия, вот Вы `о внушении, гипнозе, суггестии рассуждаете, о пропаганде и формировании сознания "этих людей". О Боге и душе-то когда думать начнёте? Хм, позиция у Вас... Валерию послушать, так все православные, вынужденные покинуть кровавую Россию в 1918-20, были палачи и изверги, которые начали открывать храмы на постбольшевицкой территории только для того, чтобы скрыть свои преступления против русского народа. А белые священники, так те вообще лицемеры и предатели, а вот краснопузые комиссары - это сила, надежда и мощь советских людей, благодаря которым эта гнида нацистская была побеждёна. Вы бы сказки-то не рассказывали и мифы бы не распространяли! Нет такой информации в статье диакона Владимира Василика! Речь идёт о Псковской Миссии, которая требует объективной оценки, а не ангажированной политическими пристрастиями. Люди, которые открывали Церкви были русскими православными людьми, горячо любящими Россию и русский народ. Они были искренни в своём порыве! Они любили Бога и человека! чего не скажешь, простите, о нас с Вами (Иначе чем объяснить это незримое противостояние, казалось бы русских, казалось бы православных людей?). Да поможет нам Бог обрести единомыслие и любовь...
раб Божий Игорь. 2 марта 2010, 11:00
Материнская молитва со дна моря поднимает.
Валерия 1 марта 2010, 11:00
АНИКИН: Насчет молитв о вразумлении - Вам они необходимы, не менее, чем мне. Вы точно также непреклонно выносите свой вердикт, как великий специалист, присутствует ли в статье пропаганда или нет. Близка ли статья к научной публикации или далека. Если бы в статье была пропаганда содействия нацизму , Ваша точка зрения была бы иной. А так Вы с позой великого знатока истории и души отца Владимира решаете, что в его рассуждении человечье, а что нет. И везде Вы видите пропаганду, и почему-то считаете, что отец Владимир пытается изжить в себе то, что Вы называете пропагандой, а другие бы назвали - патриотизм и любовь к Родине
Валерия 1 марта 2010, 08:00
И еще очень важно: ОЧЕНЬ мало СЕЙЧАС говорят о священниках, которые на оккупированных территориях помогали нашим воинам. Они рискуя жизнью отказывались благословлять палачей, говоря всякий раз, что забыли это сделать, они собирали помощь воинам, они прятали партизан, они смело обличали полицаев. Их внешнее спокойствие и псевдолояльность гитлеровским сатрапам было просто инструментом борьбы с их антихристовой политики
Валерия 1 марта 2010, 08:00
АНИКИН: Открыли бы храмы миссионеры, если бы любимые Вами нацисты этого не позволили. Многие такие миссионеры и стали оплотом для многих людей, поняв собственные заблуждения относительно нацизма и способствуя развитию такого понимания у прихожан. Они помогали нашим воинам и Спаси Господи их за это! ИХ, а не палачей из карательных отрядов и лизоблюдов-полицаев и русских усташей. Но были и ярые гитлеристы, в то время, как священный сан и согласие с оккультно-сатанинским учением Гитлера несовместимы. Таких -единицы, они исключение. Об этом надо говорить!
Валерия 1 марта 2010, 06:00
АНИКИН: И еще - политики избегать необходимо, но нельзя оставаться беспристрастным к лицемерию палачей и насильников, которые травили газом и сжигали миллионы неруктворных ХРАМОВ и при этом открывали здания (для них это были ПРОСТО ЗДАНИЯ) церквей - это позиция, а не политика! А насчет истории и географии - и вы ее плохо знаете, потому что читать модные научно-популярные книги (кстати, нацисты всячески стимулировали раскол, обновленчество и отделение приходов от Московского Патриархата) и изучать факты, как делают отец Тихон и отец Владимир - все-таки вещи разные. Так, что конфликт провоцируете именно Вы, а вот отец Тихон и отец Владимир, которые историю и географию знают куда лучше Вас, наоборот пытаются сплотить наше общество, а также уничтожить последние капли недоверия к Православным священникам у ветеранов и их потомков, которые знают, что такое плен, что такое власовщина, что такое нацизм. Для этого они ЧЕТКО и ОДНОЗНАЧНО говорят - Православие и фашистский сатанизм - несовместимы. И еще, открывать храм и присутствовать на его освящении после бессонных ночей, проведенных при уничтожении "материала" в концлагерях - это едва ли не хуже, чем его закрыть
Валерия 1 марта 2010, 06:00
АНИКИН: Пропаганды мало! Надо внушать людям, что не моление напоказ, не фарисейское, но лицемерное исполнение ритуалов введут в Царствие Божие. А православность определяется не числом храмов (по крайней мере не только числом), сколько нравственным состоянием храмов нерукотворных. А то, что получается нацисты и полицаи вечером вешают и сжигают пленных - утром присутствуют на открытии храма, некоторые лицемерно молятся и записывают, помянул ли батюшка оккультно- сатанисткую армию нацистов, а если нет - то плохо батюшке придется. Надо об этом говорить, чтобы уничтожить попытки создать позитивный образ нацизма и окончательно обгадить собственное прошлое
Марина28 февраля 2010, 12:00
Очень интересная информация, спаси Бог!
Ольга27 февраля 2010, 10:00
Мне очень понравилась статья. Я плакала, когда представила литургию в лагере для военнопленных, проведенной Псковской миссией. Как это было по-христиански: дать надежду и облегчить страдания несчастных! Не осуждаю никого нисколько! Жестокое время войны ставит перед человеком нечеловеческий выбор. С большим уважением и благодарностью к автору и редакции за эту публикацию. Белоруска, родом из Витебской области (рядом со Псковской), дочь малолетней узницы и внучка партизан, Ольга.
АНИКИН26 февраля 2010, 19:00
Валерия. Пропаганды - достаточно! Нет просвещения. Вам бы молитв о вразумлении, а не мыслей о коллаборационизме. Что вы такое говорите:"лицемерным открытием храмов на оккупированной территории"? Их тогда там было открыто больше, чем действовало по всей России, на тот момент! и храмы-то были не обновленческие! Вы с историей Церкви ознакомьтесь, хотя бы с географией Псковской миссии разберитесь, поймите кто и как служил в храмах и с какого времени, где и кем рукоположен и т.д. И пожалуйста, не сводите вопросы религиозные к политическим пристрастиям. Диакон Владимир Василик делает попытку вытравить из себя, так сказать, предвзятость. Вы же, как мне кажется, всё время пытаетесь развить конфликт, простите. Сейчас мы пытаемся понять кто мы есть: Если русские, то какие, если православные, то кто? Мы были и остаёмся одним народом, единым племенем, тогда и сейчас, в России и заграницей. И храмы открывали, не "нацистские палачи", как вы пишите, а русские люди, воины Христовы, миссионеры, о чем в статье хорошо сказано.
Валерия26 февраля 2010, 09:00
Наконец-то возрождается патриотизм и уважение к подвигу защитников нашего отечества! Наконец-то ставятся верные и адекватные акценты: Православие и нацизм - несовместимы, священники и миряне сплотились против сатанизма, прикрываемого лицемерным открытием храмов на оккупированной территории. Большинство из "обрадованных" нашествием нацистких палачей поняли ошибочность своих заблуждений и в дальнейшем посильно (хотя тайно и без огласки) помогали нашим воинам. АНИКИН: Пропаганды здесь никакой нет. Коллаборационизм недопустим в принципе. Другая проблема, что пропаганды нам сейчас очень не хватает.
АНИКИН25 февраля 2010, 23:00
И всё-таки предвзятость и тайная, может быть невольная, пропаганда проскальзывает. Но это человечье. Есть надежда, что пройдёт. Статья близка к научной публикации. Спасибо!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке