Православная Европа.
Статья 8. По югу Европы: от Бискайского залива до Лазурного берега. Часть 2

'); //'" width='+pic_width+' height='+pic_height } }

Часть 1

Сарагоса: «школа воспитания» для батюшки из Украины

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 69710 b.  В Олороне
В Олороне
Следующим городом, в котором мне пришлось сделать короткую остановку, стал Олорон-Сент-Мари. Перевалочный пункт на пути в Испанию. Из По до Олорона пригородный поезд шел около 40 минут. Затем – почти двухчасовое ожидание, во время которого я успел пообедать в местном кафе и немного осмотреть 12-тысячный город, живописно расположившийся на берегах рек Асп и Оссо. А в 14:30 (чуть позже, чем по расписанию) к олоронскому вокзалу прибыл белоснежный автобус компании «Веолия», державший курс на испанскую землю.

Через Пиренеи мы ехали почти два часа. Величественный горный пейзаж дарил радость и рождал восхищение творчеством Создателя. Где-то по левую сторону оставалась гора Виньмаль – одна из самых высоких в Пиренейской гряде. Преодолев перевал Сомпорт, мы прибыли на конечную остановку – станцию Канфранк-Эстасьон, что лежит в 4 километрах к северу от испанского городка Канфранк.

Выйдя из автобуса, я никак не мог надышаться чистым горным воздухом. Наверное, так приятно здесь жить! Даже церковь есть – почти напротив станции, у подножия небольшого холма. Католическая, конечно. Судя по всему, для отдыхающих. Европейцы приезжают в Канфранк насладиться свежим воздухом и пособирать в сезон грибы. Не знаю, правда, многие ли из них посещают мессу.

Когда-то Канфранк был станцией международного значения на пути из Франции в Испанию. О тех далеких временах напоминает грандиозный вокзал, построенный в 1928 году – как раз к открытию транспиренейской линии. Но политические неурядицы, войны и экономические проблемы перечеркнули далеко идущие планы железнодорожных компаний. Маршрут Олорон–Канфранк «приказал долго жить» в 1970 году, оставив после себя станцию-призрак с огромным зданием никому не нужного, бесполезного вокзала. Сейчас даже проход к нему закрыт – из соображений безопасности.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 53273 b.  Пиренеи
Пиренеи
Правда, поезда из Канфранка все-таки ходят, но только в западном направлении – в Сарагосу. Причем всего два раза в день: рано утром и вечером, увозя с собой прибывающих с французской стороны. Вот и я присоединился к их числу, распрощавшись с живописным курортом Пиренейских гор.

Точно по расписанию поезд, больше похожий на трамвай (один длинный вагон с кабиной машиниста), покинул Канфранк и двинулся на юго-запад. Я удобно устроился у окна, предвкушая расставание с предгорьями Пиренеев и встречу с той испанской глубинкой, о которой так мало говорят в путеводителях и туристических справочниках. Наверное, почти две тысячи лет назад этой чудесной, но немного суровой природой любовался апостол Иаков Зеведеев, просветитель Пиренейского полуострова. Хотя было ему во сто крат труднее, чем нам, жителям техногенного века, привыкшим к комфорту самолетов и поездов, благодаря которым мы преодолеваем сотни и тысячи километров за считанные часы, не страдая при этом от усталости и проблем долгого пути.

Правда, по старой железной дороге наш вагон-поезд ехал порой со скоростью не больше 30 км в час. Путешествие в 160 километров растянулось почти на четыре часа. На блистающий, кристально чистый вокзал Сарагосы мы прибыли поздним вечером, когда на улицы 600-тысячной столицы провинции Арагон спустилась кромешная мгла.

У выхода с платформы меня ждал священник Максим Хоменко.

Через несколько минут, удобно разместившись в полупустом автобусе, мы уже ехали в сторону улицы Марии Лосталь. Батюшка и его семья (жена и двое сыновей – 1 года и 5 лет) живут на четвертом этаже обычного многоквартирного дома (правда, в лифте мы нажали кнопку с цифрой «2»: первые два этажа имели буквенное обозначение, а нумерация начиналась с третьего). Встретили меня с истинно украинским гостеприимством, сразу усадив за щедро уставленный яствами стол. Хотя после упаковки крендельков, съеденных в поезде по пути в Сарагосу, аппетитом я похвастать не мог. Но отказаться от угощения было невозможно: ведь матушка Оксана и гостящая в Сарагосе мама отца Максима, Лариса Тарасовна, очень старались, чтобы сделать наш ужин вкусным и изысканным. Я благодарил от всей души.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 602 px. Размер файла 95529 b.  Священник Максим Хоменко
Священник Максим Хоменко
Справка. Священник Максим Хоменко родился в 1983 году в г. Нововолынске Волынской области Украины. Окончил Волынскую духовную семинарию. В 2007 году уехал в Западную Европу. Рукоположен во диакона в Марселе 15 февраля 2007 года, а спустя три дня в Париже – во иерея. Хиротонии совершал архиепископ Команский Гавриил (де Вильдер) – управляющий Экзархатом приходов русской традиции Константинопольского Патриархата. Почти сразу после рукоположения в священный сан отец Максим уехал в Сарагосу.

– В какой-то мере моему приезду на Запад помогли мои родственные связи, – признается отец Максим. – В 2004 году я женился, а потому о дальнейшей учебе (в академии) речь уже не шла. Надо было рукополагаться и начинать служить. И вот мой тесть, настоятель прихода Экзархата русской традиции в испанском городе Торревьеха, поговорил обо мне с архиепископом Гавриилом (де Вильдером). Владыка вызвал меня в Париж – для того, чтобы познакомиться. Довольно-таки строгий у него подход. Это было в 2005 году. Мы с ним съездили в Сарагосу, встретились с членами общины. Затем я вернулся в Нововолынск, так как не хотел оставаться в Испании без жены и маленького сына. Второй раз в Сарагосу – уже на постоянное место жительства – я приехал в феврале 2007 года.

Справка. В Сарагосе православные имеют возможность посещать регулярные богослужения в двух общинах: Румынского Патриархата и Экзархата приходов русской традиции Константинопольского Патриархата. Община Экзархата образована в 2002 году. До 2007 года она окормлялась священником Феодором Альмесом из Барселоны.

– Постоянного священника здесь не было, хотя и сама община была очень небольшой, – рассказывает отец Максим. – Но все очень хотели, чтобы батюшка постоянно проживал в Сарагосе. Хотя о содержании священника общиной не могло идти и речи. Сразу по приезде мне пришлось устраиваться на работу. Вначале трудился на стройке, сейчас убираю в офисе. Моя супруга тоже работает, в столовой. Ведь нам надо снимать квартиру, содержать себя и двоих сыновей. Испания – недешевая страна.

Впрочем, батюшка убежден в том, что его мирская работа – это благо, а не зло. Многие люди, видя, что священник трудится наряду со всеми, не гнушаясь тяжелой физической работы, исполняются уважением и к нему, и к Церкви. Им уже гораздо сложнее в чем-то батюшку упрекнуть, ведь в общине все честно и открыто.

Конечно, ничего зазорного не было бы в том, если бы приход смог полностью содержать своего настоятеля. Все-таки духовный труд и священнослужение требуют максимальной отдачи, самопожертвования и отнимают много сил. Да и апостольские правила позволяют служащим «кормиться от алтаря».

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 667 px. Размер файла 107186 b.  Интерьер церкви святого Георгия в Сарагосе
Интерьер церкви святого Георгия в Сарагосе
– Увы, но все наши средства уходят на аренду, – объясняет отец Максим. – Мы платим 500 евро в месяц за «локаль» – в Испании так называют помещения на первых этажах жилых домов, в которых обычно размещаются офисы, кафе, магазины. Три года уже арендуем. И очень этому рады, потому как можем прийти в любое время – для службы, для беседы… Помнится, три года назад, в 2007-м, мы с трудом смогли найти место для пасхального богослужения. Сейчас таких проблем, слава Богу, нет.

Батюшка с радостью и воодушевлением рассказывает о своем приходе и о своей миссии в эмигрантской среде. Главными богослужениями в церкви святого Георгия Победоносца являются воскресные литургии. Обычно на них приходит около 15 человек. В субботу вечером служба совершается очень короткая и состоит, как правило, только из вечерни (не более получаса). А затем – чаепитие и беседы. Такие же беседы батюшка проводит во вторник вечером. Главная их цель – образовательно-просветительская. Ведь в церковь порой приходят люди, имеющие о Православии весьма поверхностное, а то и превратное суждение. Ответить на их вопросы, разъяснить, помочь многое поставить на свои места – именно в этом видит свою задачу отец Максим, когда встречается по вторникам и субботам с иммигрантами, поселившимися в Сарагосе.

– Порой люди просто хотят узнать, как же им, живущим повседневной жизнью Запада, можно войти в Церковь, – объясняет батюшка. – Большая часть наших прихожан – это люди в возрасте 30–35 лет, хотя есть и постарше. По национальному составу – украинцы, русские, белорусы. К слову, большинство украинских иммигрантов в Сарагосе – из Херсона. А Херсон – территория довольно-таки нецерковная. И эти люди мне иногда говорят: «Ой, батюшка, нам такая Церковь, о которой вы рассказываете в своих проповедях, совсем не нужна. Нам бы такую Церковь, чтобы можно было друг с другом увидеться, пообщаться, поговорить». Такой вот утилитарный бывает подход. Хотя немало встречается людей иного склада, по-другому относящихся к Церкви и церковной традиции.

– Кроме того, надо понимать особенность сарагосских иммигрантов, – говорит отец Максим. – Во-первых, это не самое привлекательное для мигрантов место (по сравнению, скажем, с Барселоной, Мадридом, Валенсией). Не столица страны и моря нет. Во-вторых, приезжая сюда, человек неизбежно окунается в особенности местной жизни. Он зарабатывает деньги и в то же время живет в таком регионе, где нет хорошо структурированной диаспоры (аналогичной той, что существует во Франции или Англии). Мне кажется, что некоторые люди забывают здесь о нормальной жизни. Ведь как получается? Многие едут сюда на два-три года, чтобы поработать и вернуться домой. По прошествии этого времени они видят, что здесь намного больше преимуществ, чем на родине. К тому же, накопленные несколько тысяч евро принципиально их жизнь на Украине или в Беларуси не изменят. Да и трудиться снова за 20 евро в месяц, когда ты получал тысячу, не хочется. В итоге иммигрант временный «продлевает» свое временное нахождение. Постепенно превращаясь в иммигранта постоянного или почти постоянного.

– Немного легче тем людям, которые приезжают сюда с семьями. Одиноким сложнее: они не устроены ни в личном, ни в бытовом плане. Некоторые возвращаются домой. Но и там встречают ту же неустроенность – ни семьи, ни нормальной работы. В итоге – новый приезд в Испанию. И такое скитание может длиться годами, порождая в человеке уныние, апатию, разочарование, заводя его в тупик. Многие люди просто опускают руки, не понимая, что им дальше делать и как поступать.

– Думаю, именно церковь становится тем местом, где человек чувствует себя более свободно, открыто, даже начинает новую жизнь, – подчеркивает отец Максим. – Конечно, здесь есть два русских общества, которые занимаются организацией различных праздников и торжеств. Но песни под елкой в новогоднюю ночь – это, скорее, возвращение в советское прошлое. Люди могут на время окунуться в некую родную для них стихию. Но затем все равно происходит возвращение к действительности. А в этой действительности есть испанское население, есть местный менталитет. Который нельзя игнорировать. Ведь если ты не научишься общаться и ладить с местными людьми, то перспектив у тебя практически никаких.

Наверное, именно в русле такой вот концепции «интегрирования», о которой говорит батюшка, организуется одно из направлений деятельности его общины. Речь идет о дружбе с католическим приходом Сан-Мигель (святого архистратига Михаила), что в центральной части Сарагосы. Каждые две недели проходят встречи прихожан. Об этих встречах оповещает католическая епархиальная газета. Как правило, православные и католики рассуждают о культуре, духовности, музыке, организуют выставки, знакомятся друг с другом. Богословских собеседований в списке совместных мероприятий нет. От них отказались сознательно.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 54210 b.  Базилика Нуэстра Сеньора дель Пилар в Сарагосе
Базилика Нуэстра Сеньора дель Пилар в Сарагосе
– Надо понимать, что здесь все пронизано католичеством, – говорит отец Максим. – Испанцу, чтобы стать некатоликом, надо, наверное, перестать быть испанцем. Поэтому мы заранее согласились с нашими друзьями из прихода Сан-Мигель, что в плане богословском каждый остается при своем мнении. Хотя они согласны, что у них правды нет, но при этом намекают, что и у нас правды не так много, как мы считаем. Такой вот подход… Но для нас важно то, что общение помогает нашим иммигрантам лучше узнать местную культуру, город, даже обрести друзей. Потому как мы общаемся с людьми, которым интересна наша культура, музыка, традиции. И – что очень важно – с людьми верующими.

Правда, в приходе отца Максима все-таки есть один испанец. Но перешел он в Православие лишь по настоянию своей русской супруги, которая моложе его лет на двадцать. «Наверное, он относится к ней как к дочери, во всем потакает. Да и не был он истовым католиком. Иначе вряд ли бы стал православным», – полагает отец Максим.

Конечно, батюшке сейчас невозможно говорить о некоей масштабной миссии: надо охватить хотя бы своих, в первую очередь – славян. Кроме того, следует учитывать настроения тех людей, которые являются верными членами прихода.

– Возьмем, к примеру, календарный вопрос, – рассуждает отец Максим. – Здесь он обретает несколько иное звучание, чем на Украине. В Испании многие двунадесятые праздники – это выходные дни. Вся страна отдыхает. А мы потом празднуем через тринадцать дней, когда началась очередная рабочая неделя и на литургию «вырваться» крайне сложно.

– Вот хотя бы наш престольный праздник, отмечаемый 6 мая, – продолжает батюшка. – Святой Георгий Победоносец – это покровитель Сарагосы и всего Арагона. Выходных – почти неделя, но начиная с 23 апреля. Зато когда наступает день великомученика Георгия Победоносца по юлианскому календарю – все работают и никто не может прийти. Обидно.

– Что же Вы предлагаете? Перейти в приходе на новый стиль?

– На самом деле по благословению владыки Гавриила мы уже празднуем память великомученика Георгия по григорианскому календарю – 23 апреля, – сообщает отец Максим. – Но это – исключение. У нас шли разговоры о возможном введении нового стиля. Однако группа прихожан из Черновцов – людей очень религиозных, настроенных консервативно, выступила резко против. Поэтому от такой идеи мы отказались… Да и в другом аспекте, сугубо миссионерском, мог получиться отрицательный эффект. Как и везде, в Сарагосе есть православные, посещающие церковь только по очень большим праздникам. Если они придут 7 января и увидят, что никакого Рождественского богослужения у нас нет, они просто скажут: «Вы не православные, а ненормальные какие-то». И на этом их попытка воцерковления может закончиться. Такой вот сугубо практический аспект.

Отец Максим с сожалением рассказывает о том, как много среди иммигрантов нецерковных, равнодушных к вере людей. Хотя иногда на мероприятиях, организуемых русскими обществами, со священником заводят разговор о строительстве православной церкви. На что батюшка, печально улыбаясь, обычно отвечает: «Вы вначале сами станьте частью Церкви. А потом уже будем говорить о помещении».

– Конечно, такие разговоры – это из сферы заоблачных мечтаний. Мы 500 евро с трудом собираем, чтобы платить за аренду «локаля». Да и, по большому счету, он нас устраивает. Все-таки в нашей общине нет, как у румын, нескольких сотен прихожан.

– А вы как-то взаимодействуете с Румынской Церковью? – интересуюсь я.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 408 px. Размер файла 100090 b.  Прихожане церкви святого Георгия после возложения цветов к колонне Девы Марии
Прихожане церкви святого Георгия после возложения цветов к колонне Девы Марии
– Контакты есть, – отвечает отец Максим. – Но мне порой кажется, что наше сотрудничество лишь подчеркивает правоту слов «сытый голодного не разумеет». Румын в Сарагосе около 30 тысяч. На воскресных службах в приходе Успения Пресвятой Богородицы собирается 600–700 человек. Нас они вроде не отвергают, но особо к себе и не пускают. Жаль. Мне бы хотелось, чтобы наши отношения были теплее. Я не раз приглашал румынского священника к нам на службы. Но у него всегда находились причины, чтобы не прийти. Так что чего нет, того нет.

Батюшка грустно качает головой. Настроение отца Максима можно понять: ведь всегда ждешь лучшего отношения от собратьев по вере, а не обычного протокольного формализма. Тем более, когда живешь на чужбине, в другой стране.

Наш разговор затягивается… Время переваливает далеко за полночь. А ведь батюшке надо рано вставать: с самого утра его ждет работа по уборке офиса. Такая вот «зарубежная» жизнь…

Утром, выпив чашечку кофе, батюшка поспешил на работу. А матушка Оксана повела меня смотреть самый знаменитый храм города – базилику Нуестра Сеньора дель Пилар. Пешком мы добрались до него за полчаса. Говорят, храм стоит на том самом месте, где в 40 году от Рождества Христова было явление Богородицы. Своды храма расписывал Франсиско де Гойя – знаменитый испанский художник, творивший во второй половине XVIII – первой половине XIX веков. Здесь находится одна из почитаемых в Испании святынь – колонна Девы Марии. По преданию, именно на этой колонне Богородица явилась апостолу Иакову, когда один из учеников Христовых проповедовал Евангелие в арагонских землях. Сейчас базилика в Сарагосе – второй по популярности центр паломничества в Испании, уступающий только собору в Сантьяго-де-Компостела, столице северо-западной провинции Галисия, в котором почивают мощи просветителя Пиренейского полуострова.

– Мы организовывали возложение цветов к этой колонне, – рассказал мне отец Максим (отпросившись с работы, батюшка смог прийти пораньше). – Первый раз – в октябре 2008 года. Все-таки колонна связана с чудесным явлением. И у нас, православных, нет оснований этой истории не доверять.

На прощание меня снова пригласили к столу на щедрый украинский обед. «А все-таки непростая у отца Максима жизнь в зарубежье», – размышлял я об услышанном. Не видно уверенности в будущем, особых перспектив… Или я ошибаюсь? Неужели у батюшки есть желание и дальше оставаться в Сарагосе?

– Наверное, дома, на Украине, священники живут в более спокойном ритме, – ответил мне отец Максим. – Но возвращаться в родные края я пока не планирую. Уныния, слава Богу, нет. Думаю, что в ближайшее время пойду куда-нибудь учиться – чтобы не сидеть все время в уборщиках. А вообще та жизнь, которая сложилась в Сарагосе у нашей семьи, – это хорошая школа воспитания, делающая нас более ответственными и дисциплинированными людьми с самым серьезным отношением к жизни.

– Думаю, в этом есть Промысл Божий, – заключил отец Максим.

После коротких сборов батюшка проводил меня на вокзал. Здесь я приобрел билет до Барселоны – следующего пункта моей поездки.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 85216 b.  Цветы у колонны Девы Марии
Цветы у колонны Девы Марии
У выхода к перрону просветили рентгеном багаж: в Испании хорошо помнят мадридские теракты 2004 года. Затем миловидная девушка со славянским лицом проверила мой билет. Взглянув на приколотый к кофточке бейджик, я вздрогнул от удивления: имя и фамилия не могли обмануть.

– Вы русская?

– Я? Да, да! – от неожиданности контролер чуть не потеряла дар речи. Затем, еще раз взглянув на мой билет, повторила «Coche 5… Ой, вагон 5, место 16». Пассажир, немного смутивший русскую сотрудницу испанской железной дороги, улыбнувшись, отправился по эскалатору вниз.

Да, наши соотечественники есть везде. Где-то – как свидетели Православия, искренности и доброты. А где-то – как угрюмые и корыстные люди, для которых жажда наживы затмевает практически все. Хотя многие просто трудятся ради того, чтобы прокормить себя, семью и ближайших родственников, прозябающих на родине в ужасающей нищете.

Через несколько минут скорый поезд понес меня на восток. За окном томительно палила 30-градусная жара, но в вагоне было прохладно и очень уютно. По дороге мы сделали остановку в Таррагоне. Именно в этом городе похоронен знаменитый римский чиновник, вопрошавший Христа об истине, – Понтий Пилат. А через час после Таррагоны поезд прибыл на конечную станцию – в Барселону, столицу Каталонии, самой богатой провинции испанского королевства.

На вокзале Сантс меня встретила Людмила Куземцева, докторант ветеринарного факультета Автономного университета Барселоны. Людмила, уроженка Ижевска (Республика Удмуртия, Россия), живет в Каталонии с октября 2006 года. Больше двух лет она поет в церковном хоре. Именно благодаря помощи и гостеприимству Людмилы я смог избежать тех затруднений и проблем, с которыми порой приходится сталкиваться при поездках в новые и неизвестные для меня регионы единой Европы.

Барселона. Главное для Русской Церкви – построить храм

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 77492 b.  Барселона. В этом католическом комплексе проходят богослужения русской и болгарской православных общин
Барселона. В этом католическом комплексе проходят богослужения русской и болгарской православных общин
Барселона славится своим богатством и роскошными курортами. Здесь живет более 1,6 миллиона человек, большинство из которых – каталонцы, говорящие на своем языке, отличном от испанского. Каталонский, наряду с испанским, является официальным языком провинции. Барселона очень привлекательна для трудовых мигрантов, приезжающих как из стран Восточной Европы, так и из Латинской Америки. А паломники неизменно направляют свои стопы в кафедральный собор в центре города, в котором почивают мощи Евлалии Баркелонской (Барселонской) – святой неразделенной Церкви, мученически скончавшейся в 304 году от Рождества Христова в возрасте 13 или 14 лет (память 22 августа / 4 сентября). Кстати, первый православный молебен перед мощами святой мученицы Евлалии был отслужен больше трех лет назад – 9 декабря 2006 года.

Сегодня в столице Каталонии «о стране нашей, о властех и воинстве ея» молятся в православных общинах семи различных юрисдикций. Самая многочисленная – румынская. Самая старая – община Сербского Патриархата, образованная более 30 лет назад. Пожалуй, это единственный неэмигрантский приход. Большинство его верующих – коренные каталонцы, да и настоятелем является каталонец, перешедший в Православие. Также в Барселоне есть церкви Константинопольского, Антиохийского, Московского, Грузинского и Болгарского Патриархатов. Плюс община, принадлежащая неканонической «Русской истинной православной церкви». Хотя численно все эти общины уступают приходам Румынского и Сербского Патриархатов.

Во время короткого визита в Барселону мне удалось встретиться только с настоятелем Церкви Московского Патриархата. Игумен Серафим (Павлов) предложил подъехать к храму, где обычно проходят православные богослужения. Ехать на автобусе № 22 от площади Каталонии, что в центре города, пришлось довольно долго – больше 40 минут. Русский православный приход разместился в одном из самых престижных районов каталонской столицы – Педральбес. Здесь находятся зарубежные консульства и барселонская резиденция короля Испании. Впрочем, русская церковь оказалась в этих местах лишь благодаря стечению обстоятельств. В свое время у архимандрита Макария (Роселло), благочинного приходов Московского Патриархата в Испании, сложились хорошие отношения с настоятелем католической церкви Божией Матери Монсерратской. Благодаря дружескому общению монсеньор Хаймэ Агапито разрешил отцу Макарию, имеющему приход на Майорке, испанском острове в Средиземном море, служить в католическом храме. Конечно, не в главном здании – огромном по размерам, а в одной из боковых его частей. Первую литургию представители Московского Патриархата отслужили там в 2000 году.

Несколько лет барселонскую общину окормлял священник Владимир Абросимов, направленный в Каталонию из Франции (сейчас отец Владимир служит в Праге). С 2007 года в церкви в честь Благовещения Пресвятой Богородицы настоятельствует игумен Серафим, прибывший в Барселону с Майорки.

Игумен Серафим (Павлов)
Игумен Серафим (Павлов)
Справка. Игумен Серафим (Павлов) родился в 1978 году в г. Улан-Удэ (Республика Бурятия, Россия) в семье военнослужащего. По светскому образованию – юрист. Богословское образование получил в Московской духовной семинарии. Монашеский постриг принял в Успенском Свенском монастыре Брянска в 1997 году. С 15 февраля 1999 года – иеромонах. Четыре года заведовал канцелярией Брянского епархиального управления. В 2002 году направлен в Испанию. Служил в Рождественском приходе в Пальма-де-Майорка. В Барселоне с октября 2007 года.

– Здесь, в боковой пристройке этого элитного католического храма, православным выделены помещения для двух церквей, – говорит отец Серафим, приглашая меня пройти за ним. – Русская церковь разместилась на верхнем уровне. Ниже находятся болгары.

Вначале мы спускаемся вниз. Небольшое помещение, но оборудовано как обычный православный храм. Иконостас, подсвечники, аналой с храмовой иконой. Здесь, в болгарском приходе Рождества Богородицы, служил до своей кончины в январе этого года протоиерей Иоанн Бонев. Сейчас болгарам сложнее: литургии у них совершаются всего раз в месяц – священником, приезжающим из Сеговии.

Этажом выше находится вторая церковь. Внутри – очень слабый намек на православное присутствие (несколько икон и подсвечников). А в остальном – типичный католический храм.

– К сожалению, мы не можем поставить здесь постоянный иконостас, так как в этом храме раз в неделю служат католики, – объяснил мне отец Серафим. – Причем по субботам, вечером. Из-за этого у нас нет возможности совершать перед воскресеньем всенощное бдение. Хотя с вечерними службами перед другими днями недели проблем нет. Но нам каждый раз приходится готовить храм к православному богослужению. Лавки мы убираем и размещаем их вдоль стен. На ступенях делаем перегородку, ставим иконы Спасителя и Божией Матери. Делаем импровизированный иконостас с царскими вратами. После службы все приходится убирать.

Да, довольно неудобно. Но и постоянства пока достичь нельзя. Хотя даже такой «импровизированный» храм стал родным для нескольких десятков православных жителей Барселоны. На воскресные литургии в церковь Благовещения Пресвятой Богородицы приезжают 30–40 человек, а по праздникам бывает около 100. Большинство – этнические русские. На втором месте – молдаване, есть несколько человек украинцев. Как говорит настоятель, в русскую церковь едут настоящие патриоты, ведь большинство эмигрантов живет вдали от элитного района, а в центре, по дороге к Педральбесу, есть православные приходы других юрисдикций.

– Наша ситуация такова, что мы вынуждены ставить на повестку дня вопрос о строительстве в Барселоне русского православного храма, – говорит отец Серафим. – Ведь некоторые русские не ходят к нам не только потому, что далеко добираться. Людей немного отпугивает то, что мы служим в помещении католической церкви. Будем откровенны: как бы мы ни превращали это помещение в православную церковь, все равно здесь остается католический дух, католическое присутствие. Что есть, того не отнять.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 74948 b.  Барселона. В этом помещении проходят богослужения общины Благовещения Пресвятой Богородицы
Барселона. В этом помещении проходят богослужения общины Благовещения Пресвятой Богородицы
Батюшка подробно делится со мной своими «строительными» планами. По его словам, главная проблема даже не в том, что надо возвести само здание. Гораздо сложнее, с сугубо финансовой точки зрения, приобрести землю. Барселона – очень дорогой город. Земля здесь чуть ли не на вес золота.

– Когда я говорю о местных ценах, на меня в Москве смотрят с большим недоумением, – рассказывает отец Серафим. – Просто не могут поверить. Приведу конкретный пример. В свое время мне предлагали участок в центре Барселоны, 50 метров от площади Испании. Четыре тысячи квадратных метров. Представляете: русский храм в самом центре, на фоне Национального дворца! Но цена участка – 20 миллионов евро! Где нам взять такие деньги? Для сравнения: в городке Лоррет дель Мар (100 километров к востоку от Барселоны, тоже на побережье) один из киевских меценатов строит православный храм. Так вот, там все затраты – начиная от покупки земли и заканчивая отделкой храма – несопоставимо меньше. Порядка 700 тысяч евро.

– Конечно, мы не можем строиться за пределами Барселоны, так как снова возникнет проблема с транспортом. Хотя есть еще второй вариант – купить в столице пустующий католический храм. Или взять в длительную аренду. Здесь имеются такие храмы. Правда, они на балансе мэрии, а не католической епархии. Это создает дополнительные сложности.

По словам батюшки, многочисленные переговоры, связанные с поиском земли и подходящих пустующих храмов, отнимают у него львиную долю времени. Из-за множества встреч ломается недельный график. Тем более что испанцы живут неторопливо, и решение какого-то вопроса может затянуться на месяцы, даже годы. Ускорить этот вялотекущий процесс почти невозможно. Хорошо еще, что отцу Серафиму удается держаться на плаву без мирской работы.

– Епархия оплачивает мне аренду жилья в Барселоне, – объясняет батюшка. – Плюс помощь прихода. На Майорке я работал, а здесь пока график не позволяет. Может быть, в будущем что-то изменится. Пока сложно сказать.

Впрочем, отец Серафим не склонен сетовать и жаловаться. Ведь помимо поиска земли есть и другие дела. А они идут несравненно лучше, чем непростой строительный проект. Так, по словам батюшки, у него налажены добрые отношения с католиками (еще стараниями архимандрита Макария). Благодаря этим связям именно игумен Серафим стал первым православным священником, допущенным служить на том престоле собора в Сантьяго-де-Компостела, где находятся мощи апостола Иакова. Отношения с православными других юрисдикций тоже хорошие.

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 375 px. Размер файла 68442 b.  Барселона. Интерьер болгарской православной церкви
Барселона. Интерьер болгарской православной церкви
– С румынским священником мы особенно часто встречаемся, можем вместе съездить куда-то в гости или в паломническую поездку. Часто встречались и с почившим в январе протоиереем Иоанном Боневым из Болгарской Церкви, – говорит отец Серафим.

Кроме этого, батюшка несет миссию по окормлению православных в окрестных городах. Раз в месяц служит литургию в Таррагоне. Иногда выезжает для совершения треб и богослужений в Андорру и на север провинций Арагон и Валенсия. Периодически организует паломнические поездки – пока только по Испании. Помимо Сантьяго-де-Компостела барселонские прихожане посещали Монсеррат и Валенсию. Монсеррат – это гора, которую занимают монашеские обители, основанные в IX веке. Мирских поселений там нет. А в Валенсии находится чаша тайной вечери. По крайней мере, самый достоверный ее экземпляр. В том же городе – одна из самых больших частиц мощей святого Георгия Победоносца.

Да, можно только порадоваться тому, что русская православная жизнь в Барселоне и соседних городах не превращается в покрытый пылью музейный экспонат. Но все же вопрос о своем храме продолжает оставаться для общины Благовещения Пресвятой Богородицы первым пунктом повестки дня. Как решится этот вопрос – покажет только время. Хотя, если быть откровенным до конца, без его кардинального решения у русского прихода в столице Каталонии не видно особых перспектив. Ни сейчас, ни в будущем. Ибо слишком ненадежен тот вариант аренды, к которому вынуждена прибегать в Барселоне Русская Церковь.

(Окончание следует.)

Сергей Мудров

13 апреля 2010 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

скрыть способы оплаты

Предыдущий Следующий
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

×