«Мой путь – это путь православной веры»

Интервью с архимандритом Павлом (Динисом), настоятелем Введенского мужского монастыря (Мексика)

Архимандрит Павел (в миру Карлос Алексио Родригес Динис) родился 3 августа 1957 года в Бразилии. По окончании средней школы поступил в университет, где изучал фармацевтику и биохимию. Некоторое время по окончании университета трудился по специальности. В возрасте 23 лет принял монашеский постриг в католическом братстве Миссионеров – служителей бедным в Бразилии, а затем перевелся в Мексику. После рукоположения в священный сан в течение 18 лет исполнял обязанности духовника мирян и монашествующих, а также был настоятелем указанного монастыря. К Православию присоединился в 2002 году в церкви равноапостольных Кирилла и Мефодия в Фессалониках (в православном крещении получил имя Алексий в честь Алексия, человека Божия). Затем по благословению митрополита Мексиканского Афинагора (Константинопольский Патриархат) был направлен для прохождения монашеского искуса на Святую Гору Афон в Ватопедский монастырь. В этой обители подвизался с 2004 по 2008 год, здесь же принял монашеский постриг и хиротонию в священные степени. В 2008 году вернулся в Мексику для утверждения монашеской жизни в Мексиканской митрополии.

В настоящее время является настоятелем новосозданного Введенского монастыря (первого монастыря на территории этой епархии) Мексиканской митрополии Константинопольского Патриархата.

***

– Отец Павел, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

– Вы просите меня рассказать что-нибудь о своей жизни, но она, без всякого сомнения, не имеет столь уж большого интереса. Несомненно одно: самое главное и важное – это то, что совершил Господь Своей благодатью и милосердием в моей жизни – жизни человека грешного, призванного ныне любовью Единого в Троице Бога к обращению.

Родился я в католической семье и был крещен в раннем возрасте по обряду Католической Церкви. Под руководством моей матери я получил первые наставления в христианской вере и при ее же поддержке участвовал в христианских таинствах. В то время как от моей мамы я вместе с двумя братьями получал уроки веры, у своего отца я на практике обучался ценностям и добродетелям, чтобы стать хорошим человеком. При этом мой отец хотя и следовал в своей жизни законам христианской веры, был, однако, далек от Католической Церкви.

С раннего возраста я ощущал в своем сердце зов Божий. Помню, как, еще будучи ребенком, я оставлял игры с друзьями и уходил в поле, где устраивал небольшие «часовни» и проводил там время в молитве. Также много раз я оставался один в лесу, где, через природу ощущая величие Бога Творца, воздавал Ему хвалу за все и вместе со всем творением. Так проходила моя жизнь – между учебой и уединением… Но сердце мое всегда было наполнено жаждой Бога, которую тогда по своей детской наивности и неведению мне не удавалось понять.

– А как вы пришли к Православию?

– Я закончил школу и поступил в университет. Занимался фармацевтикой и биохимией. Но тоска по Богу постоянно присутствовала в моем сердце. Господь, богатый в милости, продолжал звать меня, желая, чтобы моя жизнь была посвящена только Ему. В моих начинаниях по работе или в общественной жизни я постоянно, несмотря на свои немощи, пытался расти как христианин. Но при этом я ощущал в своем сердце огромную пустоту, которая неоднократно выражалась в слезах боли и тоски по Богу. Именно тогда я принял решение посвятить себя монашеской жизни. В Католической Церкви я прошел через все стадии подготовки в качестве послушника, изучал философию, богословие. Я принял монашеский постриг, а позднее был рукоположен в диакона и священника, прослужив в этом сане в Католической Церкви 18 лет.

Моя пастырская работа всегда была связана с обучением и духовным руководством мирянами и духовенством. Я никогда не служил на приходе, но мое служение всегда было связано с молитвой и духовной поддержкой мирян и монашествующих.

Однако после знакомства с духовными православными книгами я стал понемногу замечать в себе иное движение благодати всякий раз, когда соприкасался с Православием. Я ощущал внутреннюю радость, совершенно иную, ощущал желание жить тайной этой веры. По милости Божией моим первым наставником на пути к православной вере оказался преподобный Серафим Саровский: я прочитал книгу «Беседа преподобного Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым». Переведенная одним католическим издательством на португальский язык эта книга была для меня орудием благодати Божией, при помощи которой и начался процесс моего обращения в православную веру. Благодаря преподобным Серафиму Саровскому, Сергию Радонежскому, Христа ради юродивым святой Руси, меня коснулась милосердная любовь Божия. Но процесс этого обращения был долгим и порой извилистым путем созревания и укрепления в вере. Этот внутренний переворот был болезнен, но также и радостен, из чего я заключил, что крестный путь одновременно исполнен спасительной боли, в которой непосредственно открывается радость Воскресения.

По человеческим меркам это был долгий путь. Потребовались годы, чтобы вырасти и созреть. И лишь спустя 18 лет моего восхождения на Фавор я смог испытать радость и нетварный свет Преображения, когда, приняв твердое решение, я оставил католическую веру и начал делать свои первые шаги к Православию. Теперь мой путь – это путь православной веры.

Когда я внутренне почувствовал, что должен сделать в своей жизни решительный шаг, я нашел архиепископа Константинопольской Православной Церкви в Мексике Его высокопреосвященство Афинагора. Внимательно выслушав меня, он с отеческой любовью обратился ко мне со словами, которые сильнейшим образом затронули мое сердце и сразу открыли мне смысл всей моей жизни, ради которого я предпринял столько усилий и поисков. Он сказал мне спокойно и с большой уверенностью: «То, что ты ощущаешь, это тоска быть с Богом». Я понял, что в этих словах содержится весь смысл и все значение мой жизни, которые определяли мой образ жизни и одновременно навечно обозначали мой путь к более полной во Христе жизни.

При содействии архиепископа я был принят в Православие в городе Салоники в Греции. Позже я поступил в Ватопедский монастырь на Святой Горе Афон, где под руководством духовного отца старца Ефрема был пострижен в монашество, рукоположен в диакона, а затем в священника. Там я, недостойный, прожил пять лет, напояясь из источника православного подвижничества и монашества святой Христовой Церкви.

Потом я снова был позван в Мексику архиепископом, чтобы, несмотря на свою немощь и грехи, стать орудием Божественного Промысла и положить начало монашеству в нашей митрополии.

– Расскажите о своем нынешнем служении Церкви в Мексике. Что бы вы могли сказать об особенностях православной жизни в Мексике? Каковы формы миссионерской работы в этой стране?

– Одной из главных задач моего священнического служения в Мексике является проповедь тайны Христа, пришедшего спасти нас. Она осуществляется через духовное руководство мирянами, но также и теми, кто встал на путь монашества. Для этой цели архиепископ Афинагор благословил меня на создание нашего православного монастыря. Разумеется, основную роль в нашей жизни играет причащение святых Христовых таин, совершение богослужений.

Одна из особенностей нашей миссионерской деятельности заключается в том, что мы ведем свою пастырскую работу в той среде, где знание о Христе, пусть ограниченное, но вполне реальное и конкретное, уже есть, в отличие от других регионов мира, где о христианской вере подчас не знают совсем. Поэтому особенностью нашей миссии является раскрытие веры, какой она была у истоков и как была выражена на Вселенских Соборах. Раскрытие всего того христианского опыта, что ведет к полноте веры во Христа. Все население Латинской Америки, за некоторым исключением, имеет базовые знания о христианской вере. Но их вера должна быть очищена и исправлена в соответствии с Православием. Формы нашей миссионерской деятельности весьма разнообразны. Это как духовное руководство отдельными людьми, так и группами лиц, проповедь за богослужениями или в СМИ. Мы прилагаем постоянные усилия к тому, чтобы быть рядом с людьми в случае необходимости и в ситуациях, требующих свидетельства о православной вере. Посещаем наши общины, как уже организованные, так и находящиеся в процессе создания, участвуем в различных диспутах на такие темы, как экология, этика и мораль, духовная жизнь и православное богословие и т.д.

– Как бы вы оценили роль Русской Православной Церкви в мировом Православии?

– Я не только с большим уважением отношусь к Русской Православной Церкви, но и с глубокой благодарностью – за то, что через нее я прикоснулся к источнику духовности нашей Церкви. Именно через преподобного Серафима Саровского я смог приблизиться к наиболее глубокому пониманию христианской жизни, заключающейся в том, чтобы стяжать Духа Святаго. Радость этого человека Божия, погруженного в пасхальную тайну Христа, помогла мне понять, что суть нашей духовной жизни – это принятие тайны Бога Распятого и Воскресшего. Я должник, который со смирением благодарит Бога за такой дар, каким был преподобный Серафим Саровский для Русской Церкви, а значит и для единой Православной Церкви. Я также чувствую себя должником и за возможность прочесть «Откровенные рассказы странника своему духовному отцу». С помощью этой книги много лет назад я начал практиковать сердечную молитву, и таким образом я смог получить представление о великом опыте молитвы Церкви. Я считаю, что роль Русской Церкви во Вселенском Православии, а также ее присутствие важно и неоценимо для свидетельства верности Христу. Я воспринимаю ее как Церковь распятую, которая своей верностью зову Христа приглашает нас в эти времена испытаний свидетельствовать о нашей вере. Кровью мучеников-мирян, монахов, священников и епископов – мужчин и женщин всех слоев общества – Русская Церковь привносит во Вселенскую Церковь тайну новой жизни, которая прорастает из тайны Христа Распятого. Это Церковь распятая, но воскресшая. Также я вижу, что Русская Церковь играет большую роль в проповедовании православной веры, следуя общей линии и при участии прочих Церквей и Патриархатов.

– Вы упомянули о том, что читали святых отцов Русской Церкви. Продолжаете ли вы знакомиться с русскими православными авторами? Творения каких русских духовных писателей, по вашему мнению, необходимо перевести на испанский или португальский языки?

– Учитывая, как огромно богатство русской духовности, я должен признать, что мои познания этого до сих пор очень скромны. Отчасти из-за сложности найти книги, переведенные на испанский язык, которые были бы, скажем так, под рукой. Те произведения, что я имел возможность прочесть, – это переводы на итальянский, французский и греческий. Из прочитанного я назову, прежде всего, труды святителя Игнатия (Брянчанинова) – одного из особых писателей, чьи произведения, я считаю, должны быть переведены на испанский. Также я познакомился с различными сочинениями, в которых говорится о духовном наследии Сергия Радонежского, Оптинских старцев и т.д. И конечно, тех, кто посвятил свою жизнь миссионерской работе Церкви.

С архимандритом Павлом (Динисом) беседовали Анатолий Чуряков и иеромонах Игнатий (Шестаков)

19 июля 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
marija 7 февраля 2011, 20:00
Не это ли ДОКАЗАТЕЛЬСТВО любви Господней. Служителю католической церкви Господь предлагает выбор. И сердце архимандрита Павла принимает ИСТИНУ. Ведь на каждом шагу нашей жизни промысел нашего Христа, это ли не чудо. Люди добрые откройте свои глаза и перед вами предстанет Бог. Долгих вам лет жизни во Боге. Храни, Вас Господь на вашем прекрасном месте. Вы, воин Христов и несите Его знамя до конца своей жизни. Ангела вам хранителя.
Александра19 июля 2010, 23:00
Спасибо большое
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке