Ислам в богослужебных текстах Православной Церкви. Часть 1

Прп. Иоанн Дамаскин
Прп. Иоанн Дамаскин
Для определения традиционного отношения Православной Церкви к исламу, помимо изучения творений святых отцов, которые были посвящены этой религии, а также упоминаний в агиографическом материале и решений поместных соборов (Константинопольских 1162 и 1180 гг.), стоит обратить внимание на то, как говорится об исламе и мусульманах в православных богослужебных текстах.

Их можно разделить на две группы: непосредственно относящиеся к исламу – это чины отречения от ислама – и опосредованно к нему относящиеся – а именно службы, составленные святыми, пострадавшими от мусульман, полемизировавшими с мусульманами, обращавшими мусульман ко Христу и т.д.

Чины отречения от ислама

«Чин, как принимать приходящих от сарацин к пречистой и истинной вере нашей христианской» является по-своему уникальным памятником отношения византийской Церкви к исламу. Он затрагивает очень специальную область христиано-мусульманских отношений, и сфера применения его сугубо практическая. Текст почти полностью состоит из отречений от различных пунктов мусульманской веры и религиозной практики в форме анафем. Эти анафематизмы сопровождаются краткой инструкцией, касающейся подготовки ко крещению и исповедания христианской веры.

Датировку текста с большой вероятностью можно отнести к середине IX века.

Чин предполагает четыре стадии. Первая стадия состоит из двухнедельного поста как пути духовной подготовки, в течение которого готовящийся ко крещению обучается христианской вере, основным молитвам, знакомится с Евангелием. Вторая стадия: желающий обратиться свидетельствует в церкви, что принимает христианскую веру не по принуждению и не из корысти, но исключительно по любви ко Христу и Его вере. Священник присутствует в полном облачении. Sahas обращает внимание на эту деталь. Согласно церковной практике, священник совершает обычное крещение не в полном облачении. Изменение практики в данном случае, возможно, свидетельствует о том большом значении, которое Церковь придавала факту обращения в Православие из другой религии.

Затем обращающийся отвергает по пунктам все вероучение и обрядовую практику ислама, в том числе поименно анафематствует особенно почитаемых в исламе лиц. При этом в чине сделано замечание, что если случится, что приходящий ко крещению не знает греческого, то с ним должен быть переводчик, который будет переводить фразу за фразой.

Третья стадия состоит в переведении человека в категорию оглашаемых и в совершении чина оглашения, который может быть совершен не ранее следующего дня после чина отречения. Крещение и миропомазание составляют четвертую, заключительную стадию обращения и вхождения в Церковь.

Оригинальная особенность чина заключается в максимально полной систематизации мусульманского вероучения, включая ритуальную практику и даже особенности менталитета. И, если не считать некоторых неточностей, например путаницу с именами, эту попытку можно назвать успешной. Последовательно изложены практически все основные пункты исламской доктрины, главные пункты мусульманской полемики против христианства и несколько важных элементов обрядовой стороны ислама.

Чин требует максимально осмысленного, ответственного и окончательного отречения от ислама и обращения к христианской вере. Первое достигается серьезностью и иногда даже излишней, на первый взгляд, подробностью пунктов анафематизмов, публичностью их произнесения и обязательностью сознательного участия обращающегося, так что специально предписывается, в случае незнания греческого языка, предоставить отрекающемуся переводчика. Вторая цель – укрепление в христианстве – обеспечивается как обязательностью продолжительной и вдумчивой подготовки, так и публичным исповеданием веры вкупе с принесением клятв и проклятий против себя в случае неискреннего обращения.

Основной целью создания чина, по-видимому, являлось стремление обеспечить качество обращений и твердость в новообретенной вере самих обращаемых. И в наши дни случается, что переходящие в христианство долго еще могут придерживаться тех или иных мусульманских убеждений или обычаев, нередко даже по неведению. В не меньшей степени это было актуально и для IX века. Чин был очень продуманно создан как эффективное лекарство от подобных недоразумений и, в случае соблюдения, должен был весьма действенно препятствовать поверхностному, неискреннему и необдуманному принятию христианства.

То, что вслед за Мухаммедом в чине проклинается Али с Хасаном и Хусейном, вероятно, обусловлено учетом шиитского направления ислама.

Выделение Хадиджи, Айши и Зейнаб в качестве «наисквернейших жен Мухаммеда» обусловлено тем, что именно с ними были связаны неприглядные истории, о которых писалось в византийской полемической литературе, например преподобными Иоанном Дамаскиным (о Зейнаб), Феофаном Исповедником (о Хадидже) и епископом Карским Феодором Абу Куррой (об Айше). Умм Култум, причисляемая автором чина к женам, на самом деле одна из дочерей Мухаммеда и попала в этот список, вероятно, вследствие путаницы.

У чина имеется целый ряд совпадений с 245-й главой «Хроники» Георгия Амартола, а именно в том, что касается мусульманской эсхатологии, веры в то, что и добро, и зло – от Бога, и поклонения Афродите под именем «Хубар». Но совпадения эти такого же рода, что и с Никитой Византийским, когда нельзя с уверенностью сказать, кто от кого зависел и зависел ли вообще. Например, мусульманское учение о предопределении автор чина излагает более четко, полно и последовательно, чем Георгий Амартол. Скорее всего, и автор чина, и Никита Византийский, и Георгий Амартол, жившие в одно и то же время, в одном и том же месте (Константинополь) и занимавшиеся, в общем, одним делом – опровержением ислама, использовали в различной мере одни и те же устные источники. Не исключено также, что они были знакомы друг с другом.

Однозначно можно сказать об использовании в чине отречения антимусульманской 100-й главы книги «О ересях» преподобного Иоанна Дамаскина. Отсюда почерпнуты сведения касательно мусульманского учения о Христе, о Мекке и название христиан «этериастами». При этом работал автор чина со своим источником очень критически, удаляя и исправляя некоторые неточности.

Несколько веков спустя после своего возникновения, чин стал причиной любопытной внутривизантийской дискуссии относительно исламского богословия. На текст чина отречения обратил внимание император Мануил I (1143–1180), который приказал убрать из чина заключительный анафематизм в адрес «бога Мухаммеда», поскольку в представлении самодержца христиане и мусульмане поклонялись одному Богу. На поместном Константинопольском соборе 1180 года архиереи, хотя формально и удовлетворили волю императора о замене анафематизма, но указали, что оно делается из-за «икономии» и что Мухаммед «сам объявил неправильное понимание о Боге».

Святитель Савва Сербский в начале XIII века сделал славянский перевод византийского чина отречения от ислама. Перевод опускает несколько деталей, как, например, о праведной верблюдице, о ритуале забрасывания камнями в Мекке, и предписание о необходимости участия переводчика в том случае, если обращающийся не знает греческого языка. Этот текст составил 64-ю главу его «Законоправила» – Номоканона и вошел также в сербско-славянский Великий требник. Вместе с текстом Номоканона святителя Саввы на Русь пришел и текст чина отречения.

Однако, помимо этого, имела хождение и другая версия чина отречения от ислама. Ее включил в свой Великий требник знаменитый Киевский святитель Петр Могила.

Великий требник святителя Петра Могилы содержит совершенно иной текст. Чин здесь значительно более краток, а где-то и переработан. «Сарацины» заменены на «турок», что свидетельствует, с одной стороны, о том, что этот вариант чина был переведен достаточно поздно (не ранее конца ХV в.), а с другой стороны, что он был приспособлен под реальные нужды современности и, соответственно, нередко использовался по назначению.

У святителя Петра Могилы нет анафематствования идеи, что Коран был передан архангелом Гавриилом, нет анафематизмов ангелов Харута и Марута, коранических пророков (Худа, Салиха и пр.), коранических рассказов о библейских персонажах, мусульманского учения о страшном суде, христологии ислама. Исповедание христианства сокращено до минимума.

Вместе с тем в чине святителя Петра Могилы имеются оригинальные анафематизмы, например:

– подробное анафематствование Сунны: «Отрицаешься ли от… всех учений его, законоположений и преданий его и как богопротивные, погибельные и хульные проклинаешь ли их?»;

– анафематствование всех мусульманских богословов и всего, что они ввели после Мухаммеда: «Отрицаешься ли от всех льстивых и хульных учителей турецких и всех богохульных и блядивых басней Мухаммеда и всех, кто был после него?».

Мухаммед анафематствуется более пространно и неоднократно на всем протяжении чина, чем в версии, восходящей к переводу святителя Саввы. Анафематствование «бога Мухаммеда», имеющееся в византийском чине, в чине святителя Петра Могилы присутствует, но в несколько другой форме: неофит должен отречься «от басней Мухаммеда о некоем боге всекованом».

Византийский чин в несколько видоизмененной форме содержится в современных требниках Русской Православной Церкви.

Содержание «Чина, как принимать приходящих от сарацин к пречистой и истинной вере нашей христианской»

1. Предписывается каждого желающего обратиться из ислама в христианство не менее двух недель обучать основным молитвам, Евангелию, держать строгий пост.

2–3. Сам чин начинается с исповедания сарацина, который называет свое имя и свидетельствует, что переходит в христианство не из какой-либо корысти или из лицемерия, «но от души и сердца чистого и искреннего» ради любви ко Христу и веры Его. Следуют указания на порядок совершения богослужебного чинопоследования для священника и диакона.

4–5. Затем идут отречения от ислама. Прежде всего проклинается Мухаммед, «которого сарацины почитают как пророка и посланника Божия». Следом проклинаются его зять Али, его внуки Хасан и Хусейн, Абу Бакр, Омар, Осман, Муавия, Талха, Зейд, Язид, Абдаллах и прочие сподвижники лжепророка.

6. Далее проклинаются «главные и наиболее скверные жены Мухаммеда» – Хадиджа, Айша, Зейнаб и Умм Култум, а также его дочь Фатима.

7. После этого проклинается коран, «книга Мухаммеда», о которой тот ложно говорил, что архангел Гавриил передал ее ему, и которая содержит учение и законодательные предписания Мухаммеда.

8. Следующий пункт анафематствования – «рай Мухаммедов», в котором якобы четыре реки: воды незамутняемой, молока нескисаемого, сладкого вина и чистого меду – и который обещан сарацинам после судного дня, имеющего длиться 50 тысяч лет. В этом раю, как говорит Мухаммед, мусульмане будут жить со своими женами и под тенью деревьев есть мясо птиц, плоды и пить вино, смешанное с водою источника Тасним. Мужчины и женщины будут ростом до небес, а срамные уды размером в 40 локтей, и ненасытно будут совокупляться пред лицом Бога, и Бог этого якобы не стыдится.

9–10. Проклинаются ангелы, выдуманные Мухаммедом: Харут и Марут, Сафа и Марва, а также вымышленные им пророки и посланники: Худ, Салих, Шуайб, Идрис, Зуль-Кифль и Лукман.

11. Проклинаются искаженные и лживые истории, рассказанные Мухаммедом о ветхозаветных праведниках: Ное, Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе, Иове, Моисее, Аароне, Давиде, Соломоне, Илие, Ионе и Захарии, отце Иоанна Предтечи.

12. Проклинаются коранические рассказы о солнце и луне как о всадниках, ездящих по небу, и «прочие выдумки о Божием творении».

13. Проклинается мусульманское учение о том, что Мухаммед якобы будет держателем ключей рая и введет в него 70 тысяч праведных мусульман, а грешных мусульман будет судить Бог, после чего они войдут в рай как «вольноотпущенники Мухаммеда».

14. Проклинается законодательство Мухаммеда о браке, о разводе и о возвращении жены через прелюбодеяние, а также о разрешенном количестве жен и наложниц.

15. Проклинается «кощунство Мухаммеда» о том, что Бог, кого хочет, губит и, кого хочет, спасает, что, если бы Бог не хотел, люди бы не сражались друг с другом, что Он является источником и зла, и добра и что Он содержит предписание о судьбе всякой вещи.

16. Проклинаются все измышления Мухаммедовы о Господе Иисусе Христе, родившемся бессеменно от Марии, якобы сестры Моисея и Аарона, будто бы Он в детстве лепил из глины птичек и оживлял их; исцелял слепых и воскрешал мертвых; и будто бы по просьбе апостолов умолил Бога спустить с неба трапезу; и что якобы не был распят, но лишь привиделось это евреям; и будто бы был спрошен от Бога, называл ли Он Себя Богом, но что Он отрекся, назвав Себя лишь слугой Божиим.

17. Проклинается учение Мухаммеда, что Христос не Сын Божий, но лишь пророк и посланник и что Бог якобы будет мучить в огне всех, кто верит в распятие Христа.

18–20. Проклинаются выдумки Мухаммеда о том, что Авраам и Измаил построили «дом Божий» в Мекке и о необходимости обращаться лицом к этому месту во время молитвы. Проклинается и сам молитвенный дом, находящийся в Мекке, где находится камень с изображением лица Афродиты, на котором якобы Авраам совокуплялся с Агарью или привязывал к нему верблюда во время жертвоприношения Исаака. Проклинается и сам ритуал молитвы в Мекке, состоящий из обхода вокруг камня, а также вращения по кругу до головокружения и обряд метания камней. Проклинаются и сама Мекка, и сам камень, и всяческая молитва, и служба и обычай, исправляемые там.

21. Проклинается рассказ Мухаммеда о священной верблюдице, которая была убита и принята Богом. Проклинаются поклоняющиеся утренней звезде и Афродите, называемой на арабском языке Хубар, что значит «великая».

22. Проклинаются все заповеди Мухаммеда, в которых христиане называются отступниками, «этериастами» и двоебожниками, а путем Божиим называются убийства и война против христиан, и все умирающие на этой войне мусульмане называются сынами Божиими и достойными рая.

23. Проклинаются заповеди Мухаммеда о молитвах и об омовениях водой и песком (в случае неимения воды).

24. Проклинается учение Мухаммеда о создании человека, о котором он говорит как о созданном и из земли, и из капли, и из пиявки, и из сгустка крови, и что Бог приказал ангелам поклониться человеку, и все поклонились, кроме сатаны.

25. Наконец, проклинается бог Мухаммеда, о котором он говорит: «он – бог единый, бог цельнокованый, который не родил и не был рожден, и никто не подобен ему».

26. После этого следует исповедание христианской веры: в Единую и Нераздельную Троицу, во Христа, истинного Бога и истинного человека, добровольно пострадавшего и телесно распятого, бесстрастного по Божеству, и воскресшего, и вознесшегося, и грядущего судить живых и мертвых.

27–28. И во Святую Богородицу Деву Марию, родившую телесно Господа и оставшуюся Девой после рождества. Далее исповедуется вера в то, что хлеб и вино, подаваемые на евхаристии, есть тело и кровь Христа, невидимо претворенные Его Божественною силою.

29–30. Исповедуется вера в таинство крещения, подающего искренне приступающим изобильное очищение души и тела. И в честный крест Христов, через который мы получили свободу и жизнь вечную и знамение коего дарует победу против смерти и диавола.

31–32. Также и святые иконы телесно явленного Бога Слова, Богородицы, ангелов и всех святых. И самих ангелов и всех святых, кои почитаемы как слуги и верные угодники Божии.

33. Крещаемый еще раз свидетельствует, что приступает к вере христианской «от всей души и сердца», и призывает на себя страшные проклятия, если он пришел с лицемерием, а не по любви ко Христу.

Окончание

Юрий Максимов

10 октября 2007 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке