Летят, летят воспоминания…
Памяти митрополита Иоанна (Снычева)

На протяжении всей истории нашего Отечества в эпохи духовной смуты и разорения государства промыслительно появлялись великие молитвенники, заступники и печальники Земли Русской. Они возвещали народу правду Божию, выводили его на путь спасения и единства, безстрашно обличали грехи и пороки. Вот и на исходе XX века наш многострадальный народ, измученный новой смутой и разорением страны, нашёл своего пророка в смиренном митрополите Санкт-Петербургском и Ладожском Иоанне…

После долгих лет вынужденного молчания Русская Православная Церковь в лице Владыки Иоанна заговорила в полный голос о самых важных вопросах и проблемах жизни России. Выступления и статьи митрополита Иоанна сняли табу с различных вопросов, десятилетиями умалчиваемых, открыли для многих Православие как великую духовную и нравственную силу возрождения России. Владыка неустанно стремился к воцерковлению нашего народа.

В эти годы под видом «обретённых свобод» в нашем обществе началось соблазнение людей «золотым тельцом», культом наживы: страну захлестнула волна сектантства, оккультизма, колдовства. Появились многочисленные западные проповедники, лжеучители, сеющие ереси и расколы. Началась религиозная война. Именно Владыка Иоанн указал на опасность, которая постоянно угрожала Православию и России со стороны агрессивного Запада, стремящегося завладеть душой нашего народа, вытесняя из духовной жизни веру в Бога, порабощая грехом сребролюбия.

На вопросы, как спасти народ и страну от этого зла, Владыка отвечал: «У нас есть единственный путь спасения — путь объединения вокруг наших вековых святынь, возрождения русской соборности и державности, духовного прозрения и очищения. Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагромождённую христоненавистниками — значит, сумеем возродить Святую Русь…»

Николай Симаков


«Молись с теми, кого тебе Бог пошлёт»

5 января 1992 года, в воскресенье пред Рождеством Христовым, Владыка Иоанн рукоположил воспитанника Петербургской Духовной семинарии диакона Александро-Невской церкви в Шувалове Александра Захарова во иерея, назначив его настоятелем недавно возвращённой церкви Богоявления Господня на Гутуевском острове.

Когда прихожане стали меня просить окормлять приход церкви Богоявления Господня на Гутуевском острове, эта идея показалась мне фантастической. Я был тогда воспитанником первого класса СПб Духовной семинарии. Страшно было брать на себя такую ответственность за приход, за восстающий из руин храм, да и изучать совершение треб семинаристы начинают только в четвёртом классе. Разговоры на эту тему длились долго, пока наконец один батюшка не положил им конец следующим образом. «Александр, — сказал он мне, — ты противишься воле Божией». — «А как же уразуметь её?» — «Это просто. Раз люди просят, то нужно соглашаться, и если воля Божия на это служение есть, надо её слушаться и исполнять. А если воли Божией нет, то как бы за тебя ни просили, тебя не назначат служить да и всё».

Это простое объяснение меня успокоило. Подумалось: действительно, кто меня назначит настоятелем? Сказал прихожанам, чтобы писали прошение о моём рукоположении. Пошли на приём к Владыке. Его решение о рукоположении было для меня совершенно неожиданным. Пожалуй, это был редкий, удивительный случай. Во втором классе меня рукоположили и назначили настоятелем.

Навсегда в моей памяти осталось и напутственное слово после священнической хиротонии. Владыка сказал мне: «Теперь ты у нас отец. Поедешь на приход, там тебя ждут твои чада. Они будут разные — хорошие и плохие. Одни тебе будут больше нравиться, другие — меньше. Но запомни: все они — твои дети. Проще всего, придя на приход, найти множество недостатков в приходской жизни, сказать: «Эти люди мне не нужны, с ними я не буду молиться, мне нужны другие». Но это не путь, не то, что требуется. А ты сумей с теми людьми жить и молиться, кого тебе Бог пошлёт». Это архипастырское наставление врезалось в память и в моей священнической жизни не раз помогало и, наверное, до конца дней будет помогать. Очень благодарен Владыке за его слова.

Протоиерей Александр Захаров, настоятель храма свв. Царственных Страстотерпцев на ст. Сологубовка, Кировский район, Ленобласть


Поездка в Печоры

30 и 31 мая 1992 года митрополит Иоанн находился в Пскове по случаю юбилейных торжеств, приуроченных к 750-летней годовщине Ледового побоища на Чудском озере (1242).

Ехали в Печоры с трепетом. Я волновалась: сбывалась мечта посетить могилку митрополита Вениамина (Федченкова), оставившего тёплый отпечаток в моём сердце. Великий был архипастырь!

По пути молилась, чтобы увидеться с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Владыка тоже желал увидеть старца и надеялся, что тот обличит мои грехи. Приехали. Братия обступили моего святителя для благословения и зашушукались: мол, не на покой ли он прибыл? Отец Пахомий объяснил, что мы приехали в Псков на празднование 750-летия Ледового побоища.

Братия Псково-Печорского монастыря очень простосердечные и открытые. Мне казалось, что я попала в какой-то другой мир… Очень ощущалась святость места. Пошли к старцам. Отец Иоанн встретил нас радостно и пригласил в свою келью. Меня посадил с о.Адрианом. Он мне сказал, что я такая близкая и родная, и обещал молиться за нас: «Хоть бы Владыка пожил ещё два-три года!» Отец Иоанн спросил меня: «Вы сопровождающая?» Я ответила, что я послушница Владыки. «Ну как же, послушание превыше всего, тебе легче всех спасаться», — заметил отец Иоанн.

Владыка приблизился к нему и начал просить: «Вот скажите ей, батюшка, а то я ей без толку что-то говорю, поучите её, как нужно жить и слушаться духовного отца!» Батюшка взял Святителя за плечо: «Владыка, я не своими словами говорю, а словами пророка Сираха: врач — дар Божий, и лекарства тоже, ко врачу нужно прислушиваться. Я начну не с обвинения, а с защиты!..»

А когда я осталась с отцом Иоанном одна, он, прижав мою голову к своей груди, сказал: «Хотели сделать из меня прокурора, а я оказался адвокатом… Сейчас не думай ни о чём, а только о том, как выжить…» Спаси его Господи! Я ощутила такой прилив сил за его молитвы! Владыка поговорил с отцом Иоанном наедине.

Схимонахиня Варвара (Дюнина)


«Прежде научи своих прихожан любви»

31 июля 1992 года под председательством Владыки Иоанна в покоях митрополита в здании Петербургских Духовных школ состоялось заседание Епархиального совета, на котором среди прочих вопросов было решено подготовить и провести в храмах епархии цикл проповедей, направленных против сектантов, о чём поручено сообщить в каждый храм.

Однажды кришнаиты решили провести в нашем городерелигиозную акцию. Со своим идолом они собирались пройти по Невскому проспекту. Эта идея возмутила многих православных жителей Санкт-Петербурга. Мы увидели в этом осквернение города Св.Петра. Никогда ещё идолопоклонники не совершали шествий по центральному проспекту города. Мы с прихожанами решили пойти на Невский проспект, выставить пикет, чтобы выразить своё отношение к происходящему. Накануне неожиданно раздался звонок из резиденции митрополита. Я был в недоумении: зачем я, настоятель пригородного прихода, мог понадобиться Владыке? Подошёл к телефону и услышал следующее: «Говорят, отец, ты любишь на демонстрации ходить…» — «Да нет, Владыка, только в детстве ходил». — «Любишь, любишь… Скажи, куда ты собрался?» — «Честно говоря, против кришнаитов хотим выступить». Я совершенно растерялся, так как не мог понять, откуда об этом Владыка мог узнать. Никому я не рассказывал, а среди наших прихожан некому было доложить Владыке о моём решении. От неожиданности я бормотал что-то невнятное и услышал архипастырское назидание.

Владыка поведал мне историю из жизни прп.Макария. Святой со своим учеником встретили идольского жреца. Ученик обругал жреца, за что был избит. А преподобный добрым отношением привлёк жреца к Крещению. Конечно, я знал эту историю. Закончив, Владыка спросил: «Ты понял? Надо сначала научить своих прихожан любви. А потом уже идти против заблудших». Я послушался. Но откуда же он мог узнать об этом? В конце концов я решил, что ниоткуда Владыка не мог узнать. То есть духом узнал о моих намерениях. Были и другие случаи, убедившие меня, что от митрополита Иоанна трудно скрыть своё душевное состояние.

Протоиерей Игорь Филин, настоятель церкви прп.Серафима Саровского в п. Песочный


«Греха боюсь! Чего ж ещё бояться?..»

Осень 1994 года, багряная, роскошная — конец октября. Я быстро иду через старый парк к Духовной академии, но разглядывать её красоты мне некогда — очень я волнуюсь: несу письмо митрополиту Иоанну от Ленинградской организации Союза писателей России. Я несу Владыке приглашение стать членом Союза писателей (полторы странички писала всю ночь). «Ваши статьи и книги, — сказано там, — сделали Вас властителем дум, одним из самых талантливых и блестящих писателей современности. Позвольте выразить искреннюю надежду, что ответ Ваш будет положительный, ибо, как сказано в Библии, «зажжённую свечу ставят не под спудом, а в подсвечник, чтобы светила всем…». Я оставила письмо на вахте и отправилась домой. Только вошла — зазвонил телефон: «Сейчас с Вами будет говорить митрополит…»

— Анна Павловна? Здравствуйте, — я услышала мягкий и ясный голос с таким редким в наше время родным русским выговором. — Я получил ваше письмо. Спасибо. Я согласен, — просто сказал Владыка.

— Да? Я очень рада. Но… мне ведь нужен ваш официальный ответ.

— Хорошо. Приезжайте ко мне завтра на Каменный остров. Это ведь от вас недалеко? Судя по номеру телефона, мы с вами соседи. Вы на Петроградской живёте?

Когда на следующий день я вошла в его парадный кабинет, он протянул мне обратно моё письмо, где в уголке сверху было написано: «Согласен.23.X.1994 г. Митр.Иоанн».

Я не знаю писателя, который бы так просто отдал обратно написанные ему слова признания и восхищения. На бланке с печатью. Этот человек жил по каким-то другим, непонятным для нас законам. И надо сказать, люди, начиная общаться с ним, менялись незаметно для себя. У него было редкое умение вызывать из глубины души всё самое лучшее, что в тебе есть. Так, писатель, который раньше мог позволить себе во время обсуждения наших дел сказать что-нибудь резкое, даже выскочить, хлопнув дверью, сидел теперь, как отличник на любимом уроке. Никто и ни на что уже не жаловался в Москву. В конце концов писатели на собрания организации стали ходить с жёнами и детьми. Как на праздник.

…Просторный, медового цвета кабинет академика Углова в хирургической клинике. После пожара в Доме писателя мы собираемся здесь. Владыка в чёрной рясе, в белом клобуке, со сверкающей панагией на груди, сидит в центре. Он говорит простые, ясные слова, но я опять отчётливо понимаю: этот человек живёт по каким-то другим, своим законам.

Спасибо за доверие, которое вы оказали моему недостоинству… Писатель-то я, конечно, негодный, но всё-таки если какое-то слово моё доходит до вас — я этому рад.

«Боже мой, что он говорит! и ведь он говорит это искренне. Какое смирение и скромность! Его публичные проповеди собирают тысячи благодарных слушателей, и верующих, и атеистов, а книги «Битва за Россию», «Самодержавие духа», «Одоление смуты» расходятся нарасхват, издаются и переиздаются!»

— Слово писателя — оружие. Но оружием этим надо владеть. В своих творениях надо отражать самое основное и главное. В нашем, русском, человеке надо возродить национальное самосознание, потому что последние десятилетия Русь жила в унижении. Русофобия расцветала, а русскому народу простору не давалось… Почему мы сегодня находимся в таких трудных условиях? Потому что мы ещё не возродили своего русского самосознания…

(Хорошо-то как, что всё это слушает молодёжь — Гриша Углов с женой Сашенькой, Арина, дочка нашего писателя Анатолия Стерликова, мои дочери Ольга и Лиза. С горящими глазами они тихо сидят в уголке кабинета. А в приоткрытых дверях возникают смущённые больные из клиники, в тапочках и халатах. За ними — молодые хирурги. Эти вообще, по-моему, боятся дышать).

— Не такие уж мы дурачки, как нас иногда изображают люди, не расположенные к русскому народу. Русский человек имеет способности ко всему. А самая главная наша способность — душевная доброта и сочувствие, участие в беде и страданиях… Желаю, чтобы наши с вами труды были направлены к духовному возрождению и обновлению нашей Святой Руси. Помощи вам Божией в этом деле!

…Этот человек удивлял меня всё больше и больше. При всей своей огромной занятости он находил время участвовать в делах нашей организации вдумчиво и серьёзно. Читал книги писателей, которых мы собирались пригласить в Союз. Я приходила в особняк на Каменном острове. Теперь он принимал меня в келье на втором этаже. В простой рясе, в сиянии седых волос вокруг милого русского лица. В руках книга Ивана Приймы «Голоса Сербии».

— Прочёл. Понравилось. Он написал о Сербии правду, это главное.

— А вы… Почему вы никогда и ничего не боитесь?

— Как же… Греха боюсь! — смеётся он. — Боюсь… А чего ж ещё бояться?

Анна Радзивилл, секретарь правления Союза писателей России, руководитель Ленинградской областной организации СП России


Быть русским!

«Помним ли, знаем ли мы, что означает быть русским? Что для этого надо? Достаточно ли для этого иметь соответствующую запись в паспорте или требуется нечто ещё? Если требуется, то что именно? Ответить на эти вопросы — значит обрести точку опоры в восстановлении национально-религиозного сознания, опомниться после десятилетий атеистического космополитического забытья, осознать себя — свой путь, свой долг, свою цель. Для этого надо прежде всего вернуть народу его историческую память. Только вспомнив, «откуда есть пошла русская земля», где, в какой почве окрепли благодатные корни, в течение десяти веков питавшие народную жизнь, можно правильно ответить на вопросы, не ответив на которые не жить нам дальше, а догнивать. На этом пути не обойтись без Православной Церкви, древнейшего хранилища живой веры и нравственной чистоты. Без её любовного, отеческого окормления запутаемся и заблудимся, утонем в пучине противоречивых стремлений, честолюбивых амбиций, лукавых советов…

Сегодня людям вновь пытаются навязать мировоззрение, в котором нет места святыням. Сердце человека — Престол Божий — пытаются занять уродливые неблагодатные идолы материального преуспеяния: Успех, Богатство, Комфорт, Слава. Оттого-то и свирепствует в обществе разгул разрушительных страстей — злобы и похоти, властолюбия и тщеславия, лжи и лицемерия. Но знайте все: голый материальный интерес, в какие бы благонамеренные одежды он ни рядился, не может стать основой народной жизни. Бизнес плодит компаньонов, вера рождает подвижников правды и добра… Православность — непременное качество всего русского в его историческом развитии. Понятия «русский» и «православный» слились воедино. Так было, пока Россию не разъединили насильно — с умыслом, злонамеренно и расчётливо. Знали: чтобы убить Россию, начать надо с осквернения души…

Надо очистить место святое — душу человека — от тряпок и побрякушек, от навязанных ей ложных ценностей и восстановить в правах попранный и оплёванный смысл жизни человека. Жизни как служения Богу, зовущему нас к себе: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обременении, и Аз упокою вы» (Мф.11: 28). Надо откликнуться на этот Отчий зов, прийти с покаянием, не скрывая нынешнего своего убожества и срамоты, прийти с молитвой и верой — и тогда силён Бог очистить наши сердца и восстановить в них мир и покой осмысленного бытия».

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв)

Материал подготовлен по книге: Был человек от Бога… Жизнеописание митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ИОАННА (СНЫЧЁВА), переданное очевидцами и им самим. СПб.: Царское дело, 2005.

Православный Санкт-Петербург

2 ноября 2009 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту