Ватикан и политика. Часть I.
Можно ли канонизировать пособников нацизма?

Папа Пий XII
Папа Пий XII
Готовящаяся в Ватикане канонизация сразу двоих бывших понтификов – Иоанна Павла II и Пия ХII вызвала обостренный интерес общественности католических стран к роли римско-католической церкви в истории и политике. Особенно бурная полемика на эту щекотливую тему развернулась в Польше, где авторитет первого папы-поляка непререкаем, а вот одновременная канонизация Пия ХII вызывает весьма противоречивые эмоции.

Общественный протест против канонизации Пия XII вызвал к жизни бурные споры, предметом которых стала не только личность кандидата в святые, но и вся политическая деятельность римско-католической церкви за многие века её существования. В спорах приняли участие не только представители духовенства и теологи, но и видные государственные и общественные деятели, публицисты, одним словом, обсуждение приобрело характер широкой общественной дискуссии. Самое удивительное в этом не то, что польская общественность возмущена грядущим приобщением к лику католических святых папы Пия ХII, имеющего весьма спорную репутацию, а впервые, пожалуй, громко зазвучавшие голоса, осуждающие политическую роль католической церкви.

Ватикан и две мировые войны

В колониальную эпоху европейские католические страны, такие как Франция, Германия, Австрия, Испания и Бельгия обладали специальной привилегией, данной им Ватиканом. Им позволялось исполнять роль своеобразных «кураторов» некатолических стран с целью защиты прав проживающих там католиков. Например, Австро-Венгрия была «куратором» Сербии. Это выражалось в обучении будущих католических священников для Балкан в семинариях на территории Венгрии и Австрии, назначении епископов в этой стране и праве вооруженного вторжения на территорию Сербии в случае угрозы для проживающих там католиков.

Этого, впрочем, Ватикану было мало. Он стремился к безраздельной власти на Балканах, находившиxся в течение более тысячи лет под влиянием православной Византии, а затем турок-мусульман, превратившими Константинополь в столицу Османской империи. Король Сербии, Александр I, погиб в 1903 году в результате покушения, организованного армией, недовольной проавстрийской политикой короля. Занявший сербский престол Петр I Караджорджевич отказался от абсолютной власти, усилил роль парламента, начал демократические реформы в государстве. Это не устраивало Ватикан, считавший демократическое устройство угрозой для католицизма.

Поэтому в начале ХХ века родился замысел подписания Конкордата непосредственно с Сербией. Для ведения переговоров с сербским правительством и подготовки текста договора был назначен молодой прелат Эугенио Пачелли, будущий папа Пий XII. Переговоры велись напрямую, минуя Австрию, которая всегда была «куратором» Балкан. Для Австро-Венгерской империи это была дипломатическая пощечина. Конкордат с Сербией был подписан 24 июня 1914 года. Это событие резко обострило австро-сербские отношения. В Вене раздались голоса, призывающие к конкретным действиям против Сербии. Через четыре дня после подписания договора с Ватиканом, 28 июня 1914 года, девятнадцатилетний серб Гаврило Принцип застрелил в Сараево австрийского эрцгерцога Фердинанда и его беременную жену. Что было дальше, знают все – Первая мировая война.

Ровно через шесть месяцев после прихода к власти в Германии Гитлера, 20 июля 1933 года немецкий рейхсканцлер подписал Конкордат с Ватиканом. Предварительные переговоры вел тот же человек, который подписал договор с Германией от имени папы, – Эугенио Пачелли. Ватикан, конечно же, преследовал цель официального признания германскими властями Кодекса Канонического права на территории Германии, а вот Гитлер думал о другом:

«Подписание Конкордата с Ватиканом для новой Германии означает признание католической церковью национал-социалистического государства. Договор ясно показывает всему миру, что враждебность национал-социализма к религии – ложь. Конкордат создал сферу доверия между нами и церковью, которая будет иметь особое значение в беспощадной борьбе с международным еврейством».

Гитлер вовсе не был пионером в деле преследований евреев. За 400 лет до него папа Павел IV в 1556 году приказал согнать евреев Рима в гетто на другой стороне Тибра. Именно этот римский понтифик первым придумал «отмечать» евреев желтыми звездами на одежде. В августе 1939 года, перед самым началом войны, Еугенио Пачелли, уже ставший папой Пием XII, начал работать над новой картой мира. Он предложил созвать международную конференцию под эгидой папского престола, чтобы, в частности, склонить Польшу к принятию известного германского ультиматума о «Данцигском коридоре». Папский нунций в Варшаве, Филиппо Кортеси, изо всех сил оказывал давление на польское правительство, пытаясь заставить его принять требования Гитлера. 1 сентября 1939 года (!) фюрер через германского посла в Апостольской столице поблагодарил Пия ХII за помощь и сообщил, что «два дня я ждал приезда польского представителя с мирными предложениями по разрешению немецко-польского конфликта. В ответ на наши с Вами мирные инициативы Польша провела всеобщую мобилизацию. Более того, вчера поляки в очередной раз нарушили нашу границу, на сей раз используя части регулярной армии».

Такую, более чем странную роль сыграл папа Пий ХII в истории Второй мировой войны. Министр иностранных дел Польши в предвоенный период Юзеф Бек, вынужденный бежать от гитлеровского нашествия в Румынию, дал следующую оценку этой роли: «Наибольшая ответственность за трагедию моей страны лежит на Ватикане. Слишком поздно я понял, что наша внешняя политика служила исключительно эгоистическим целям Римско-католической церкви».

Gott mit uns

Широко известно, что эта надпись красовалась на пряжках ремней солдат гитлеровской армии. Начиная крестовый поход на Восток, Гитлер заручился благословением Ватикана. Лозунг «С нами Бог» – это некий отсыл к традициям Крестоносцев, обращавших славян в «истинную» веру огнем и мечом. Очень выпукло роль католической церкви во Второй мировой войне показана в немецком художественном фильме под названием «Сталинград», снятом в 1992 году на основе документальных материалов. В фильме есть такой эпизод: капеллан в мундире Вермахта, с крестом на груди, служит мессу в окопах перед атакой и произносит следующие слова: «Gott mit uns – такие слова написаны на пряжках солдатских ремней. Нет более почетной миссии, чем защита западных ценностей перед большевистским нашествием с Востока».

В советской, а затем и в российской историографии Гитлер преподносится как атеист, заменивший в Германии христианскую идеологию на фашистскую, национал-социалистическую. Действительно, такие попытки со стороны нацистской пропаганды имели место, но Гитлер и Геббельс, ни на минуту не забывали о том, что Германия – страна с давними католическими традициями. Поэтому отношения с Ватиканом, его, пусть косвенная, поддержка нацизма играли важную роль в идеологической доктрине фашизма. Не следует забывать и о том, что два основных союзника Гитлера – Муссолини и Франко – возглавляли страны с исторически глубокими католическими корнями.

Немецкие католические епископы в самом начале Второй мировой войны обратились к немецким солдатам со следующим призывом: «В этот исторический час мы просим наших католических солдат быть послушными воле фюрера и выполнять свой воинский долг с полным посвящением. Верующих мы приглашаем молиться за то, чтобы божье провидение привело эту войну к благословенной победе нашей отчизны и дало мир её гражданам».

Хильдесхаймский епископ Йозеф Годехард Махенс обратился к солдатам Вермахта со словами: «Началась война, которая налагает обязательства на всех нас – солдат и граждан. Поэтому обращаюсь к вам с просьбой исполнить свой долг перед фюрером, родиной и народом. Делайте для этого всё, что необходимо с полным посвящением».

Архиепископ Фрайбурга, Конрад Грёбер, в проповеди, обращенной к уходящим на фронт солдатам, говорил: «Смерть должна быть последней вашей обязанностью по отношению к родине и народу. Геройская смерть – это честь для солдата».

30 сентября 1939 года в честь победы над Польшей во всех католических церквях Германии и Австрии били в колокола. Колокольным звоном они приветствовали смерть тысяч польских солдат-католиков и пятой части польских католических священников. Несмотря на постоянные просьбы союзников, в особенности французского и польского правительства, Пий XII молчал, и не осудил немецкую агрессию. Французский посол в Ватикане Франсуа Шарлеруа просил Ватикан занять внятную позицию по отношению к действиям Германии в письме к монсеньору Доменико Тардини, который в тот же день ознакомил с этим письмом папу. Завесу тайны над молчанием понтифика приоткрывает письмо германского посла в Ватикане Диего фон Бергена Эрнсту Воерманну, сотруднику политического отдела германского МИД: «Отказ папы занять четкую позицию, осуждающую Германию, полностью отвечает его обещанию, которое он передал мне несколько недель назад через доверенное лицо».

19 сентября 1939 года Познанский архиепископ Хлонд, бежавший от нацистов, добился аудиенции у папы и лично проинформировал его о преступлениях вермахта в Польше. Реакции не последовало. Не впечатлила папу и судьба польских епископов – Михала Козаля, Мариана Леона Фульмана, Владислава Гураля, Леона Ветманского и Казимежа Томчака, арестованных, подвергшимся пыткам и посаженных в концлагеря.

Разгневанный епископ Радоньский написал в те дни: «Костёлы осквернены или закрыты, мессы не служат, епископы изгнаны, сотни священников убиты и арестованы, монахини обесчещены, невинных заложников ежедневно убивают на глазах собственных детей, люди умирают от голода, а папа молчит, как будто всё это его не касается».

Некоторые польские епископы открыто сотрудничали с немцами. Епископ Катовиц, Станислав Адамский, 13 сентября обратился к верующим с пастырским воззванием, в котором призвал к сотрудничеству с оккупационными властями, то же самое сделал и келецкий епископ Чеслав Качмарек. Ченстоховский епископ Теодор Кубина выдал Einsatzgruppen список католических организаций и всех их активистов, Карл Шплетт, епископ вольного города Гданьска, отслужил благодарственную мессу, посвященную возврату Гданьска в лоно отчизны. 31 декабря 1939 года Пий XII передал немецкому послу в Ватикане «благословение для фюрера, немецкого правительства, и дружественного немецкого народа», одновременно он заявил, что «широко распространенное мнение, якобы Ватикан является противником тоталитарных режимов, – ошибочно. Пример Италии показал и доказал, что сближение и взаимопонимание абсолютно возможны». 11 марта 1940 года Пий ХII принял министра иностранных дел Третьего Рейха Иоахима фон Риббентропа и дружески поведал ему, что «семнадцать лет, проведенные им в Германии в качестве папского нунция, были годами, проведенными в культурной немецкой атмосфере и стали самым прекрасным временем его жизни. Поэтому немецкое правительство может быть уверено, что он чувствовал и всегда будет чувствовать глубокую симпатию к Германии».

Свидетельств прямой поддержки Ватиканом нацизма не просто много, их тысячи. Достоверность их не может вызывать ни малейшего сомнения. Поэтому современный Ватикан с упорством, достойным лучшего применения, «продвигающий» пособника Гитлера в святые, начал «операцию прикрытия», цель которой доказать благие намерения римского понтифика и представить его поддержку нацизма в качестве «ширмы», за которой скрывалась помощь жертвам нацизма.

Григорий Тинский

Борьба мировых центров

19 февраля 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту