Люди Победы.
В Великой Отечественной победили не рабы и винтики системы, а очень мужественные и умные люди

Источник: Столетие.Ru

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 268 px. Размер файла 42024 b.
Каким образом Советскому Союзу удалось сыграть решающую роль в победном для нынешней цивилизации исходе Второй мировой войны? Рациональным разумом найти ответ очень трудно. А для «поколения пепси» – невозможно.

Впрочем, даже многие именитые ученые-историки сегодня никак не могут объяснить одновременное наличие ГУЛАГа, СМЕРШа, заградотрядов, штрафбатов, тотального подавления личных свобод и – одновременно небывалого взлета научно-технической мысли, плюс к этому, какой-то религиозной жертвенности… Многие искренне недоумевают, как получилось, что над рейхстагом взвился все-таки красный флаг СССР, а не сине-красно-белые США и Великобритании. И выиграли мы войну не тем, что завалили врага трупами, а тем, что умели все-таки лучше воевать и лучше работать. Вот лишь несколько не слишком широко известных, но достаточно показательных примеров того, как и кем создавалось оружие Победы, и как светлый советско-русский разум переиграл «сумрачный германский гений».

Когда началась Великая Отечественная, в западных военных округах находилось значительное количество орудий большого калибра – 152-мм и выше. Они были тяжелыми, неповоротливыми и в обороне, которая не была позиционной, а, скорее, отступательной, никакой положительной роли сыграть не могли. Их, конечно, можно было бросить. Но пушки большого калибра трудоемки в изготовлении, быстро утраченное количество не восстановишь. А когда придет время наступать – они как раз и пригодятся. Но их не будет. Что делать?

Начальник Главного артиллерийского управления, генерал-полковник (в будущем маршал) артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев
Начальник Главного артиллерийского управления, генерал-полковник (в будущем маршал) артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев
И тогда, в июле 1941-го, начальник Главного артиллерийского управления, генерал-полковник артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев отдает приказ о немедленной эвакуации орудий крупного калибра в глубокий тыл, на восток страны.

Это было не просто смелое, а смертельно опасное в тех условиях решение.

Ведь все имевшиеся силы бросались как раз на Запад, чтобы хоть как-то остановить врага. И эшелоны с пушками, идущие прочь от фронта, могли вызвать естественное подозрение в том, что отдавший такой приказ работает на врага. Но факт остался фактом. Летом 1941-го практически все орудия особо крупного калибра были эвакуированы и переведены в резерв Главного командования. Переброску этих пушек удалось организовать и провести настолько скрытно, что ни немецкая разведка, ни советская контрразведка оказались тогда просто не в курсе. И когда пришло время наступлений, именно снаряды этих огромных пушек стали взламывать оборону врага и прокладывать Красной, а затем и Советской Армии путь к Победе.

В 1941-м на восток эвакуировались не только орудия главного калибра, но и многие промышленные предприятия. Эвакуация шла по железной дороге, которая постоянно подвергалась бомбардировкам. И все-таки она удалась. Каким образом? Можно утверждать – лишь потому, что Управлением военных сообщений руководил гениальный и внешне очень красивый русский человек, полковник Иван Владимирович Ковалев. Именно он помог генерал-полковнику Яковлеву осуществить скрытную переброску сверхмощной артиллерии.

Всего несколько забытых цифр. Объем эвакуационных перевозок в первый период войны составил 1 миллион 600 тысяч вагонов, чисто военных перевозок – 1 миллион 280 тысяч вагонов.

В период битвы под Москвой переброска резервов из Сибири шла со средней скоростью 1000 километров в сутки!

А ведь в первые две недели железнодорожное сообщение на Западе страны было действительно парализовано. Немцы разбомбили все узловые станции, а наши военные еще и умудрились потерять следы всех вагонов с боеприпасами и стрелковым вооружением, отправленными на фронт.

И в царской России, и в СССР каждый вагон, перевозивший военный груз, литеровался, а его передвижение по железным дорогам страны контролировалось каждые шесть часов. Незадолго до начала войны нарком путей сообщения Лазарь Каганович усмотрел в этом архаизм и жуткую бюрократию. Он приказал литеровать только железнодорожные составы, а интервал контроля за их передвижением значительно увеличил. В конце июня 41-го такая борьба с бюрократией обернулась катастрофой. Вагоны с боеприпасами и оружием цепляли к любым составам, идущим в западном направлении, которые зачастую не имели военного обозначения. Через две недели в снабжении воюющей Красной Армии наступил хаос. Начались скоропалительные поиски виновных и быстрые расправы. Про борца с бюрократией почему-то и не вспомнили. И тогда Иван Ковалев сумел организовать перепись всех вагонов, имевшихся в стране – с обязательной проверкой их содержимого. Он же настоял на возврате к старой системе литерования и контроля. Порядок в снабжении войск был наведен.

Ковалев же нашел способ увести наши эшелоны из-под бомбежек. Оказалось, что немцы не бомбили сами железнодорожные пути – берегли для себя. Они разрушали узловые станции, причем налеты совершались с истинно германской педантичностью, ровно в 21.00. Полковник Ковалев отдал приказ: к девяти вечера ни на одной станции, находящейся в пределах досягаемости вражеских бомбардировщиков, не должно находиться ни одного вагона, тем более – паровозов. Все составы растягивались цепочкой по магистрали, отводились на запасные пути. И случилось невероятное. Немецкие бомбардировщики спокойно пролетали над стоящими под парами десятками составов, растянутыми на подходах к станциям, и обрушивали весь бомбовый запас на пустые железнодорожные узлы. Сразу после окончания бомбардировок восстанавливались станционные пути, необходимые для маневрирования, и движение возобновлялось с прежней интенсивностью.

Удивительно, но немцы так и не смогли перестроиться, хотя, в конце концов, поняли, как русские их дурят.

Когда фашисты оказались под Москвой, Генштаб предложил ликвидировать железнодорожные войска, а весь личный состав бросить пехотинцами на фронт. Создали ликвидационную комиссию во главе с Львом Мехлисом. Однако на последнем заседании комиссии, когда вопрос поставили на голосование, начальник Управления военных сообщений Иван Ковалев в категоричной форме заявил, что положить всех военных железнодорожников в боях за Москву – ума много не надо. А вот подготовить им смену в условиях войны не удастся. И что делать, когда отступление наше завершится и армия пойдет на Запад? Кто будет восстанавливать железнодорожные коммуникации, кто поведет составы с техникой и войсками? Фактически полковник Ковалев обвинил самого Мехлиса и даже начальника Генштаба в пораженческих настроениях.

Естественно, оба тут же доложили Сталину, что полковник Ковалев саботирует реализацию указания Верховного главнокомандующего. Сталин вызвал его к себе и в грубой форме потребовал объяснений. Иван Владимирович не спасовал, повторил все свои доводы. Иосиф Виссарионович, хоть и не имел высших образований, в сути проблемы разобрался сразу. Тогда уже досталось и Мехлису и Шапошникову. Ликвидационная комиссия была распущена, железнодорожные войска сохранили. И свою огромную роль в будущей Победе они сыграли.

О создателях советского оружия материалов в открытом доступе более чем достаточно. Казалось бы, известно все и обо всех. И, тем не менее… О Николае Федоровиче Шашмурине знают лишь очень дотошные исследователи истории советского танкостроения.

А ведь именно он помог армии выиграть Курскую битву. Да и вообще, его вклад в мировое танкостроение неоценим, хотя совершенно недооценен. На Кировский завод он пришел в возрасте 27 лет, и сразу включился в конструкторскую работу. Первое, что сделал Шашмурин – добился, чтобы на тяжелых танках, проектировавшихся и выпускавшихся в Ленинграде, устанавливалась только торсионная подвеска. Сегодня такое решение кажется естественным, но тогда даже именитые танкостроители были уверены, что торсион не выдержит веса КВ и сломается в самый критический момент. К тридцати годам молодой конструктор уже поседел в битвах с титанами танковой мысли, вроде Жозефа Котина. Но авторитет на Кировском заводе заработал непререкаемый.

Танк КВ-1
Танк КВ-1
КВ-1, спроектированный Котиным, был лучшим тяжелым танком своего времени. Правда, был у него один недостаток – танк не мог ездить. Из-за слабой коробки переключения передач тяжелая машина намертво клинилась, пройдя своим ходом всего несколько километров. Кировский завод эвакуировали в Челябинск, где продолжился массовый выпуск совершенно бесполезных КВ-1. И к лету 1942-го Красная Армия оказалась обеспечена танками хуже, чем летом 1941-го. Трагедия Харькова и поражение в Крыму в немалой степени были связаны с отсутствием бронетехники, так как массовый выпуск Т-34 еще не наладили. Тогда Николаю Шашмурину поручили «разобраться» с капризной коробкой. И он спроектировал совершенно оригинальный механизм, который придал неповоротливому КВ новые качества. Танк стал очень надежным и скоростным. Он получил название КВ-1с, то есть «скоростной». Именно эти танки стали основой советской броневой армады в битве за Курск. При передислокации 5-й танковой армии в район Курской дуги сотни КВ-1с прошли своим ходом 400 километров без единой поломки и с марша вступили в бой.

Николай Федорович нашел ряд поистине революционных решений в совершенствовании технологии машиностроительного производства. В результате его нововведений суммарная трудоемкость производства тяжелого ИС-2 была такой же, как при производстве среднего Т-34. Кстати, во всех справочниках говорится о том, что ИС-2 спроектировал Николай Духов. Это не совсем, а точнее – совсем не верно. Николай Леонидович действительно исполнял обязанности главного конструктора Челябинского Кировского завода, но работу над ИС-2 поручил Шашмурину, а сам занялся созданием ИС-3. В итоге грубоватый ИС-2 стал настоящим и очень грозным стальным бойцом, а красивый ИС-3 – идеальным для установки на различных постаментах.

ИС-2 оказался на 11 тонн легче «Королевского тигра», а по эффективной бронезащите превосходил его в полтора раза.

В 1944-м было выпущено несколько сот ИС-3 и даже ИС-4, но… И тот и другой опять имели проблемную коробку передач и ломались даже чаще, чем приснопамятный КВ. Красивые грозные машины, так нужные фронту, до фронта не дошли. А ИС-2 отвоевал окончательный период войны более чем достойно. Неслучайно даже Сталин назвал именно эту машину «танком Победы». И в Карлсхорсте, где была принята капитуляция Германии, вечным памятником нашей бронетанковой мощи стоит, и будет стоять ИС-2.

Николай Шашмурин еще в годы войны разработал концепцию проектирования танков по предельным параметрам, ей стали пользоваться во всех танковых КБ мира. Шашмурин спроектировал лучший тяжелый танк СССР – ИС-7. Он имел полуавтоматическую пушку калибра 130-мм, двигатель мощностью 1000 л.с, полуавтоматическую коробку передач и много других новаций. По всем своим действительно предельным параметрам ИС-7 опередил время на десятилетия. И ведь этот танк был построен, испытан, получил прекрасные отзывы, но так и остался уникальным экспонатом уникального музея в Кубинке.

Крупнокалиберный пулемет ДШК – Дегтярев, Шпагин, Колесников – был принят на вооружение в 1938-м. И оказался лучшим в мире.

Даже сегодня морская пехота оставила эти пулеметы в своем арсенале. Совсем недавно тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» ходил в охоту за пиратами. И все могли в телерепортажах видеть, как морпехи упражнялись в боевой стрельбе из тех самых ДШК.

Василий Гаврилович Грабин
Василий Гаврилович Грабин
К 1942-му Василий Гаврилович Грабин спроектировал одну из самых красивых и эффективных дивизионных пушек – знаменитую ЗИС-3. Эти прекрасные орудия не утратили своей мощи и сейчас. Они остаются на вооружении армий десятков стран, выпускаются за границей по переданным еще в советские времена лицензиям. Показательный факт. Погибшего президента Польши Качиньского, отличавшегося просто лютой ненавистью к Сталину, и тело его супруги везли к месту погребения в Кракове на лафетах пушек ЗИС-3, названных, между прочим, в честь советского генералиссимуса. Пушка эта – одна из самых массовых и любимых в Войске Польском.

Примеров того, что в Советском Союзе умели делать не только что-то самое большое и несуразное, но еще и умели очень хорошо работать даже в самое тяжелое время, приводить можно бесконечно много. А разговоры о том, будто и воевали мы неправильно, и техника у нас была хуже немецкой, тем более, американской, идут зачастую от незнания, а то и от лукавства.

В 1931-м СССР практически не имел тяжелой промышленности, армия была пехотно-кавалерийской. Десять лет спустя в СССР было практически все: и современная артиллерия, и современная авиация, и современный флот, и более чем современная бронетехника.

Да, Красная Армия отступила до Москвы и понесла огромные потери. Но советская, а не американская армия вошла в Берлин и положила конец войне в Европе. Формально победила коалиция, фактически – наша страна. И вряд ли все это стало бы возможным в стране лишь «тотального рабства и сплошного ГУЛАГа».

В 1991-м мы имели вполне современную оборонную промышленность и самую боеспособную армию в мире. С 2000 по 2008 год – купались в нефтедолларах. Итог эффективного менеджмента? Оборонка деградировала практически полностью. Дошло до того, что современное вооружение будем закупать за границей – сами сделать не можем. А на что способна нынешняя Российская Армия – не знают даже ее командиры. Так что в год 65-летия Великой Победы вспомним победителей. Ими были не рабы и винтики системы, а гордые, мужественные и очень умные люди. Слава им и память наша!

Источник: Столетие.Ru

4 мая 2010 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×