Зарождение православного Кента

Святители Григорий Двоеслов и Августин Кентерберийский
Святители Григорий Двоеслов и Августин Кентерберийский
После ухода римлян, отступивших перед натиском орд язычников-варваров, из своей провинции Британия те немногие римо-британские христиане, что остались здесь, продолжали исповедовать свою веру – письменных свидетельств об этом не сохранилось, но археологические находки это подтверждают. Правда, официальные контакты Британии с Римом теперь прекратились. Свирепые язычники – англы, саксы и юты, называемые норманнскими историками англо-саксами, – пересекли Северное море и пришли в Британию. Сначала они прибыли как наемники, потому что римо-британцы, долгие годы жившие под защитой римской армии, ослабели и забыли воинское искусство. Англо-саксы осели в Британии и постепенно захватили всю страну, разделив ее на семь отдельных королевств, из которых первенствующее место занял Кент в годы правления святого короля Этельберта (Альберт; память 25 февраля).

Рим, однако, не забыл совсем свою прежнюю провинцию. О ней вспомнил святитель Григорий Двоеслов, будущий папа Римский. Однажды, прогуливаясь по невольничьему рынку, святой Григорий был поражен красотой и светлыми волосами выставленных на продажу мальчиков. Он спросил, откуда они. Когда ему ответили, что это англы, Григорий сказал, что они «не англы, а ангелы». С того дня он укрепился в желании привести бывшую римскую провинцию Британию ко Христу. Вскоре святого Григория избрали Римским епископом, и он, не имея возможности самому отправиться в Британию, стал искать подходящего для этой цели кандидата. Выбор святителя остановился на помощнике настоятеля его бывшего монастыря, с которым они в прошлом подвизались в одной келье. Звали его Августин (Остин). Вместе с ним святитель Григорий отправил 40 монахов. Но в пути монахи пали духом, вероятно услышав от странствующих британских монахов страшные истории о жестокости англов. Августин, назначенный к тому времени игуменом, решил вернуться в Рим и просить папу освободить их от этого послушания. Но святитель Григорий отправил Августина обратно, снабдив письмом, в котором просил монахов продолжать свой путь без страха. Так они и сделали, и, поскольку Кент расположен ближе всего к континентальной Европе, миссионеры прибыли именно в это королевство.

Святой Этельберт, король Кентский
Святой Этельберт, король Кентский
История прихода новой христианской миссии в Кент тесно связана с историей начала православного христианства во всей Англии. Кент, благодаря своему положению, чрезвычайно выгодному для торговли, был в то время самым богатым английским королевством. Здешние торговцы-юты, состоятельные и образованные, старались во всем подражать своим франкским собратьям, в том числе и в религии. Мы не знаем, о чем вел переписку король Этельберт с жителями континента, но известно, что папа Григорий знал о намерении народа англов принять христианство.

Женой короля Этельберта была франкская христианка Берта[1], которая согласилась на брак с условием, что ей будет позволено исполнять все христианские обряды. В течение 35 лет Берта ежедневно ходила через Квенингейт[2] (что можно сделать и сегодня) со своим духовником, святым епископом Людгардом (память 24 февраля), к церкви святого Мартина, – в солнце и дождь, в снег и ветер; в течение 35 лет Берта мягко убеждала своего мужа Этельберта, и наконец ее терпение было вознаграждено: в 597 году в Кенте ступил на английскую землю святой Августин. Он высадился в местечке Эббсфлит, недалеко от того места, где теперь стоит недавно восстановленный корабль викингов «Hugin», показывая место высадки первых английских королей Кента Хенгиста и Хорсы в 449 году.

Берта, королева Кентская. Витраж
Берта, королева Кентская. Витраж
Король Этельберт встретил игумена Августина примерно там, где сегодня стоит крест святого Августина. Встреча проходила под открытым небом, чтобы никто потом не мог обвинить короля в том, что он позволил миссионеру «околдовать» себя смиренными речами. Король понимал, что все должны были увидеть только то, как он желает быть справедливым по отношению к представителям новой религии. Игумен Августин и его 40 монахов, должно быть, имели внушительный вид, когда они приближались к месту встречи, неся перед собой серебряный крест и икону Спасителя. Через переводчиков Этельберт дал разрешение на деятельность миссии, и, как известно, святой Августин и его монахи приняли под свою опеку единственную тогда в столице королевства христианскую постройку – церковь святого Мартина в Кентербери. В ожидании, когда будет выделено им место для постоянного пребывания, Августин и его братия временно разместились в городе.

Вскоре святой Этельберт был обращен в христианство и пожаловал для церкви святого Августина землю, на которой стоял его королевский зал. Там же находилась разрушенная римская базилика, которую игумен Августин перестроил и переосвятил во имя Христа и в честь Его драгоценной иконы, которую он привез с собой. Августин совершил краткую поездку в Арль, где был посвящен в епископа английского народа. Хиротонию над ним совершил Этерий, архиепископ Арльский. Вернувшись в Англию, Августин был возведен на кафедру в новом соборе во имя Христа Спасителя. Папа Григорий попросил его сделать это, так как хотел, чтобы Августин получил посвящение в Англии, и посоветовал ему использовать все местные литургические традиции, которые тот посчитает полезными. Не без оснований святой Григорий считал, что ситуация в Англии в то время будет мало чем отличаться от ситуации в бывшей провинции Британия.

Когда святитель Августин доложил ему о положении дел в стране, папа прислал ему рекомендации на будущее. Святитель Григорий советовал святому Августину не осуждать открыто различные языческие праздники и не уничтожать священные рощи, а освящать их и приспосабливать для служения Христу, чтобы местный народ понял, что религиозное рвение, вдохновлявшее его на служение языческим богам, было неверно адресованным и что теперь им следует поклоняться лишь единому истинному Богу.

Епископ Августин объяснил королю, что, согласно римскому закону, все захоронения должны совершаться только за городскими стенами (часть их сохранилась до наших дней). Он предложил королю пожаловать землю, пригодную для захоронения королей и архиепископов Кента. Король с радостью это сделал, и на месте бывшего, как предполагают, королевского языческого капища в 602 году была основана церковь во имя святых Петра и Павла.

Ворота, ведущие в древнюю церковь святого Мартина в Кентербери
Ворота, ведущие в древнюю церковь святого Мартина в Кентербери
Церковь состояла из центрального нефа, алтаря в апсиде на восточной стороне, паперти на западной и портиков на северной и южной. Портики были просто прилегающими помещениями, в которые можно было попасть через входную дверь, с дополнительными алтарями. Северный портик обычно использовался в качестве ризницы, а южный – для даров, в то время часто приносимых добрыми людьми. В церкви же святых Петра и Павла в северном портике находились гробницы архиепископов, а в южном портике – гробницы королей. Церкви строились из камня, проложенного римским кирпичом, в римском стиле, с использованием римского известкового раствора бледно-розового цвета, который был очень твердым. «Бетонные» перекрытия этих церквей, сделанные из римского известкового раствора, сохранились до наших дней.

К сожалению, епископ Августин умер в 604 году, когда церковь святых Петра и Павла еще не была закончена. Его сначала похоронили во временной могиле, а позднее его мощи перенесли в эту церковь. Ее освятил святитель Лаврентий Кентерберийский (память 2 февраля), преемник святого Августина. Первым игуменом нового монастыря, возникшего в этой церкви, был священник по имени Петр, который, к сожалению, утонул в Ла-Манше во время поездки с посольством в землю франков[3].

А что же сталось с епископом Людгардом и теми немногими христианами, что остались в Британии после ухода римлян? О его жизни после приезда святого Августина не сохранилось письменных свидетельств, но известно, что он был захоронен вместе с королевой Бертой.

Древняя церковь святого Мартина в Кентербери
Древняя церковь святого Мартина в Кентербери
Что же касается бриттов-христиан… Как нам видится, тут была большей частью политическая проблема. Бритты, коренные жители Британии, были подданными англов. Святой Этельберт был готов принять христианство от пришедшего издалека святого Августина, но по политическим причинам он не мог принять его от подданных своего королевства, чтобы не уронить своего достоинства. И бритты, у которых их землю отобрали завоеватели, продолжали хранить свою веру глубоко в сердцах, успокаивая себя мыслью о том, что англы после смерти получат заслуженное вечное наказание в геенне огненной. (Некоторые дерзают сравнить эту ситуацию с сегодняшними анклавами этнических православных в Англии.) Отчужденность бриттов от англов не была следствием безразличия одних или нехватки средств у других, это была целенаправленная политика.

Все это обостряло и проблемы взаимодействия с Церковью бриттов. Бритты продолжали служить Богу в период «темных веков», будучи отрезанными от Рима. В это время они усовершенствовали некоторые особые практики. Епископ Августин встречался с бриттскими епископами и старцами на границе Уэссекса, чтобы уговорить их принять традиции всеобщей Церкви и предложить помощь в проповеди слова Божия язычникам. Он предстал перед ними как папский посланец, сел на епископское кресло, а они сочли это за проявление гордыни и высокомерия, начали спорить с ним и не приняли его власти как епископа.

Такая политика Церкви бриттов и ее деятелей была не слишком дальновидной. Вместо того чтобы созидать христианство в Англии, приближая его расцвет, они сами себя и свою Церковь обрекали на безвестность и забвение.

Миссия святого Августина в Кенте была столь успешной, что святой папа Григорий отправил ему новых помощников, среди которых были святые Меллит, Иуст и Павлин, а также Руфиан. Григорий также прислал церковное убранство, иконы, облачения, мощи святых и книги. А так как святой Этельберт был не только королем Кента, но имел и титул «бретвальды», поскольку ему были подвластны все земли англов, находившиеся к югу от реки Хамбер, то он мог гарантировать безопасность и относительное влияние и за пределами собственно своего королевства. В 604 году святой Меллит был посвящен в епископа восточных саксов с центром митрополии в Лондоне, а его кафедра была в соборе святого Павла, который приказал построить для Меллита сам Этельберт. Святой Иуст был посвящен в епископа Рочестерского с кафедрой в соборе апостола Андрея. Вскоре после этого в 604 году умер архиепископ Августин, его похоронили в храме апостолов Петра и Павла в Кентербери. Его мощи хранились тут до Реформации, когда их перенесли в Чилхем, где они пребывали некоторое время, но впоследствии были уничтожены.

Святитель Лаврентий, посвященный в архиепископа Кентерберийского еще при жизни святого Августина, чтобы новая Церковь не ослабела без пастыря, сразу принялся за энергичную работу. Миссия распространялась, и новые церкви, по конструкции схожие с церковью святого Петра, появились в Рекалвере и Ричборо на руинах римских крепостей. Святитель Кедд[4] позднее построил такую же церковь в Брэдуэлле-он-Си в Эссексе в качестве базы для своей миссии, используя при этом, возможно, умение одних и тех же каменотесов.

Древняя церковь святого Мартина в Кентербери
Древняя церковь святого Мартина в Кентербери
Церковь в Рекалвере просуществовала в целости и сохранности до 1805 года, когда мать местного священника, недовольная планом церкви святых Петра и Павла, заставила своего сына (а он, в свою очередь, заставил прихожан) снести эту церковь, которой якобы угрожало подступившее море. Они разграбили старую церковь и построили вместо нее новую на милю дальше от берега с разрешения архиепископа, которому не доставало твердости своих предшественников. Итак, «стараниями» одной женщины мы незаслуженно лишились ранней церкви в Кенте. Руины ее хорошо сохранились до наших дней, а ее норманнские башни служат ориентиром для проплывающих мимо кораблей. Сохранился и дом Троицы благодаря крестовому своду и дамбе. Две массивные римские колонны, поддерживавшие тройную аркаду алтаря, а также фрагменты креста, первоначально стоявшего перед центральным входом, сейчас хранятся в крипте собора Христа (Крайст-Черч) в Кентербери.

Интерьер церкви святого Мартина в Кентербери
Интерьер церкви святого Мартина в Кентербери
Крест этот относится к гораздо более позднему времени, чем сама церковь. Подобные кресты, как считается, ставились по всему королевству, и около них могли останавливаться для своей проповеди странствующие проповедники. Позднее рядом с таким крестом ставили небольшой домик, чтобы проповедники могли отслужить литургию. Впоследствии рядом сначала из дерева, а потом из камня возводилась церковь. Когда каменная церковь была готова, старый крест проповедника обычно включали в ее структуру. Некоторые предполагают, что до сих пор во многих древних приходских церквях Кента (и других частей Англии) сохранились остатки включенных в их структуру резных крестов, похожих на некоторые кресты, сохранившиеся далеко на севере.

Святой король Этельберт умер в 616 году, сын же его Эдбальд не был ни христианином, ни бретвальдой. Новая Церковь потеряла ту значимость и то влияние, что имела с самого начала, и ослаблению ее также способствовала смерть короля Эссекса Саберта, который был обращен в христианство. Трое сыновей Саберта, исповедовавших язычество, требовали у епископа Меллита дать им «белый хлеб» (то есть причастие), который получал их отец. Им было отказано, и они выгнали епископа из королевства. Меллит отправился в королевство Кент посоветоваться с епископами Лаврентием и Иустом, и они решили, что каждому из них будет лучше вернуться на родину, чем без надежды на успех продолжать проповедь среди язычников, отпавших от христианской веры. Меллит и Иуст возвратились в страну франков, Лаврентий стал готовиться к отъезду.

Накануне своего отъезда Лаврентий распорядился приготовить ему ночлег в церкви святых Петра и Павла. Усердно помолившись о состоянии Церкви, епископ заснул. Ночью ему явился апостол Петр, ранил его и спросил, как же это епископ решился оставить овец Христовых посреди волков. Лаврентий был так потрясен увиденным, что решил сделать еще одну попытку изменить ситуацию к лучшему. На следующее утро он направился к королю Эдбальду. Сняв с себя верхние облачения, епископ показал королю свою рану. Пораженный король спросил, кто мог ранить такого великого человека. Услышав ответ, Эдбальд незамедлительно оставил поклонение идолам, отменил свой незаконный брак, принял крещение и приложил много сил к распространению Церкви Христовой. Меллит и Иуст были немедленно призваны и восстановлены на своих кафедрах. Иуст вернулся в Рочестер, а Меллита жители Лондона, идолопоклонники, не приняли. Король же Эдбальд, не будучи бретвальдой, не в силах был ему помочь. Меллит вернулся в Кент и возглавил строительство церкви во имя Пресвятой Богородицы, по образцу храма святых Петра и Павла, – на той же оси, но немного восточнее. Третья церковь была построена предположительно на месте бывшего языческого капища и освящена во имя святого Панкратия. Две из этих церквей были разрушены в 1070 году римо-католическими норманнскими завоевателями, которые заменили их большой и величественной, но духовно менее значимой церковью. Эта церковь была разрушена во время Реформации. Недавно усилиями археологов были найдены фундаменты первых церквей, и стало возможным увидеть, где именно происходили когда-то великие события.

Купель в церкви святого Мартина в Кентербери
Купель в церкви святого Мартина в Кентербери
У короля Эдбальда была дочь по имени Энсвита (память 31 августа). Отец постоянно настаивал на ее браке, но она все время отказывалась. В конце концов она приняла монашеский постриг и основала первый английский женский монастырь на утесах Фолкстона. В монастыре она прославилась милосердием к бедным и чудесами. Так, она вырыла пруд Бейл-Понд (который можно видеть и сегодня), и по ее молитвам он наполнился водой, поднявшейся вверх по склону холма. Энсвита была признана святой, а приходская церковь освящена в ее честь и по сей день. Ее мощи пропали во время Реформации, но были обнаружены при расширении алтаря во времена королевы Виктории. Они до сих пор хранятся в алтаре этой церкви. Церковь в Брензетте тоже освящена в ее честь.

Зимой 619 года умер архиепископ Лаврентий, он был похоронен рядом со своим предшественником Августином в северной галерее церкви святых Петра и Павла. Его преемником стал Меллит. Он, хотя и страдал от подагры, всегда был весел и думал о горнем мире. Он умер 24 апреля 624 года и был похоронен рядом со своими предшественниками. Преемником святого Меллита стал святой Иуст, а на свою бывшую кафедру в Рочестер он назначил епископа Романа. Святитель Иуст умер 10 ноября 627 года, а его преемником стал Гонорий. Впоследствии все они: Лаврентий, Меллит, Иуст и Гонорий – были признаны святыми.

У короля Эдбальда была сестра по имени Этельбурга (память 8 сентября). Ее руки просил нортумбрийский король Эдвин. Эдбальд ему ответил, что это против закона, чтобы язычник брал себе в жены христианскую девушку. Эдвин в ответ дал то же обещание, что когда-то и святой Этельберт: не вмешиваться в религиозную жизнь своей супруги и ее родственников, а если он поймет, что христианство лучше исповедуемой им религии, то сам примет эту веру. Тогда в Нортумбрию была отправлена принцесса Этельбурга вместе со святым епископом Павлином. Благодаря их стараниям, а также письму папы Римского и полученному Эдвином чудесному видению, Нортумбрия была обращена в христианство[5]. К сожалению, король Эдвин погиб в битве при Хэтфилде 12 октября 633 года, и Нортумбрию снова захватили язычники. Святой Павлин и Этельбурга возвратились в Кент, где святитель получил ставшую к тому времени вакантной епископскую кафедру Рочестера. В Лиминдже Этельбурга основала женский монастырь, в котором была построена церковь святой Марии. Она стала первой его игуменьей. Этельбурга преставилась в этом монастыре и впоследствии была прославлена, а мощи ее покоились к северу от церкви. Когда в Лиминдже была построена новая церковь, рака с мощами находилась к югу от нее. Сегодня стрельчатая арка из двух камней на южной стене храма является единственным напоминанием о раке святой Этельбурги. Остатки первоначальной церкви, обнаруженные недавно, можно сегодня различить среди камней.

Король Эдбальд умер в 640 году, и ему унаследовал его сын Эрконберт. В отличие от святого короля Этельберта, не заставлявшего никого насильно принимать христианство и считавшего, что служение Христу должно быть добровольным, Эрконберт проявил меньше терпимости и приказал, чтобы по всей стране прекратилось служение идолам и они были уничтожены. Он также повелел, чтобы все жители королевства соблюдали Великий пост, а те, кто не будут этого делать, понесли заслуженное наказание. Дочь Эрконберта святая Эрконгота поступила в женский монастырь в Бри в стране франков.

Архиепископ Гонорий умер 30 сентября 653 года, и архиепископская кафедра оставалась после его смерти вакантной в течение 18 месяцев. Наконец Деусдедит, выходец из тогда все еще языческого королевства южных саксов, стал преемником Гонория и шестым архиепископом Кентерберийским.

Летом 664 года страну сразила страшная эпидемия чумы, перешедшая после этого в Ирландию. От этой чумы умерли многие епископы и священники. Святой архиепископ Деусдедит умер 14 июля 664 года. Король Эрконберт умер в тот же самый день, и ему унаследовал его сын Эгберт, которому удалось выжить. Из-за губительной чумы после кончины святого Деусдедита в течение многих месяцев в Англии не могли назначить нового архиепископа Кентерберийского. Наконец в следующем году король Эгберт и король Нортумбрии Осви отправили в Рим Вигхарда, английского священника, искусного в церковной дисциплине, с просьбой о его рукоположении в архиепископа. К несчастью, и он умер вскоре после приезда в Рим, а папе пришлось самому искать подходящего кандидата.

Сначала выбор папы пал на игумена-африканца Адриана, опытного в Священном Писании и церковной дисциплине, прекрасно говорившего как на латыни, так и на греческом. Но Адриан на это предложение ответил, что недостоин такого высокого сана, и пообещал папе, что со временем укажет ему на мужа, наиболее достойного этого сана.

Башни церкви в Рекалвере. XII в.
Башни церкви в Рекалвере. XII в.
Святой Феодор из Тарса (память 19 сентября) был прекрасно сведущ в Священном Писании и превосходно владел латынью и греческим. В то время он жил в Риме. Феодору тогда было 66 лет. Именно его игумен Адриан и предложил папе Римскому как кандидата на архиепископский сан. Папа согласился, но при этом попросил Адриана поехать вместе с Феодором в Англию, поскольку знал, что хотя Феодор был самым подходящим кандидатом, но принадлежал греческой традиции, а папа не хотел, чтобы он непреднамеренно изменил традиции английского богослужения. Итак, в 66-летнем возрасте, когда многие из нас уже думают, что наша жизнь подходит к концу, Феодор вместе с Адрианом отправились в Англию. Перед этим Феодор подождал, пока его волосы вырастут достаточно для того, чтобы выбрить тонзуру по западному обряду, чтобы в таком виде начать свой нелегкий и усердный труд.

Феодор прибыл в собор Христа в Англии в воскресенье 27 мая 669 года и сразу начал посещать все королевства англов, исправляя ошибки и наставляя в правильном образе жизни и верном способе вычисления даты Пасхи[6]. Как писал преподобный Беда, «он был первым архиепископом, которому подчинялась вся Английская Церковь». Он вместе с игуменом Адрианом основал школу в Кентербери (королевская школа является ее преемницей), в которой преподавали латынь и греческий, Священное Писание, духовную поэзию, астрономию и арифметику. Во всей Церкви англов стали изучать церковную музыку, чтобы можно было правильно петь церковные службы. Святитель Феодор собирал регулярные соборы английских епископов и устанавливал правильные границы их епархий, так что жители всех районов страны знали, какой именно епископ имеет над ними духовную власть. Святитель Феодор также способствовал росту приходов. Ко времени смерти святителя в 690 году в возрасте 88 лет не только Церковь Кента, но и вся Церковь в Англии перешла от статуса «иностранной» и миссионерской к статусу постоянной, установившейся и стала неотъемлемой частью английской жизни. И если заслуга святого Августина в том, что он ввел православное христианство в королевстве Кент, то заслуга святого Феодора в том, что он объединил всю Церковь англов, так что она поддерживала и питала всю страну до тех пор, пока норманны не победили в битве при Сэндлейке (первоначальное название Гастингса. – Прим. пер.) в 1066 году, не разорили страну и насильно не ввели в ней римо-католицизм.

В Кенте просияли и многие другие святые, особенно в монастыре Минстер-ин-Танет, где до сих пор хранятся мощи святой Мильдреды, а также в обители Минстер-ин-Шеппи. Сохранились в Кенте и остатки других древних английских церквей, но этот рассказ для отдельной статьи, не связанной с темой зарождения православного Кента.

Эдмунд Дансталл
Перевел с английского Дмитрий Лапа

Orthodox England. Vol. 9. № 3.

26 августа 2010 г.

[1] Берта (539–612) была франкской принцессой и женой святого короля Этельберта Кентского. До конца жизни она была преданной христианкой. Ее большая заслуга заключается в том, что она убедила своего мужа принять христианство. По некоторым сведениям, после смерти Берта была канонизирована, но у нас нет никаких свидетельств, подтверждающих это. Однако точно известно, что имело место широкое народное почитание королевы Берты. В Католической Церкви существуют витражи с изображением Берты, ее также почитает Англиканская Церковь, хотя определенного дня ее памяти не существует до сих пор. – Прим. пер.
[2] Квенингейт (Cweningate), то есть Куингейт (Queen's gate – «Ворота королевы»), – дорога, которую, по преданию, проходила королева Берта, когда ходила в церковь в Кентербери.
[3] Игумен Петр Кентерберийский был сначала похоронен в простой могиле жителями того места, где его тело было выброшено на берег морем. Но каждую ночь над его могилой Господь являл чудесный свет, пока местные жители не догадались, что похороненный ими человек – святой угодник Божий. Узнав, кем он был, они со всеми почестями перенесли его мощи в церковь в Булони, где им поклоняются по сей день. Память преподобному Петру Кентерберийскому совершается 6 января по старому стилю.
[4] Один из четырех братьев: Кедда, Кинебила, Келина и Чеда. Все они были священниками, а двое стали епископами. Все четверо почитаются в лике святых.
[5] Подробнее об этом см.: Беда Достопочтенный, преподобный. Церковная история народа англов. Кн. II. Гл. 15.
[6] Бриттская Церковь, празднуя Пасху, буквально соблюдала иудейский закон и считала, что он восходит к апостолу Иоанну. Однако православные христиане всегда празднуют Пасху после иудейской пасхи, поэтому, когда православные других стран еще постились, бритты уже отмечали Пасху. Эта проблема была решена на Соборе в городе Уитби в 664 году, после чего бритты начали соблюдать традиции Всеобщей Церкви. Но некоторые продолжали и после Собора соблюдать ирландскую и шотландскую традиции. Ирландия и Шотландия оставались в расколе в течение нескольких лет после Собора. Сегодня, с введением григорианского календаря, эта проблема возникла снова между Православием, Римо-католицизмом и протестантизмом.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту