Толкование Евангелия на каждый день года.
Царские часы навечерия Рождества Христова

На 1-м часе

Мф, 2 зач., 1, 18—25

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их. А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.

Наш Господь родился сегодня, возрадуемся и возвеселимся! Никому не разрешается быть сегодня печальным, какое бы горе, какие бы утраты мы ни пережили, потому что для каждого человека сегодня — праздник жизни. Нет больше страха смерти, потому что в любви, которую нам открывает Христос, нет страха, и всем дарит Он радость жизни вечной.

Никто да не пребудет вне этой радости, потому что причина радости — общая для всех. Наш Господь, родившийся для того, чтобы разрушить грех и смерть, не найдя никого, кто бы достиг Его на небе, пришел, чтобы достичь всех на земле. Пусть все святые сегодня ликуют, потому что это день их торжества. Пусть грешники возрадуются, ибо они приглашаются получить прощение. Пусть незнающие Бога отринут отчаяние, ибо и они призваны к жизни. Пусть Ангелы скачут от радости радостнее, чем Богоотец Давид при сенном ковчеге, и поют: «Слава в вышних Богу!», и возвещают мир на земле людям, которых любит Бог.

Святой Ириней Лионский говорит: «Слава Божия — это человек живой; жизнь человеческая — это видение Божие». С тех пор, как Сын Божий стал тем, что мы есть, чтобы мы стали тем, что Он есть, стало невозможно отделить наше изумление пред тайной Бога от нашего изумления пред тайной человека. Всякая подлинная молитва, обращенная к Богу, соединяет нас с людьми всей земли и даже всех времен. И всякое подлинное служение человеку поднимается к Богу как самая драгоценная хвала, благоухание духовное.

Рождество Христово — абсолютно непостижимая тайна, свободный дар благодати Божией. Никакие, самые великие и самые благородные человеческие усилия не могут заставить Бога сойти с небес. Мы можем только принять Его как благодать, предлагаемую Им. В Божией Матери это принятие было не только сердцем, но запечатлено всем Ее существом. Вот почему Она Дева душой и телом. Она так предает Себя Богу, что в Ней, через Нее совершается абсолютно свободный дар Превечного Бога роду человеческому — «Сын и дадеся нам», Господь во плоти нашей. Оттого что Он не от мира сего, а от вышних (Ин. 8, 23), — Она Приснодева.

Тайне Рождества Христова должно приносить поклонение, а не исследование. Если мы не знаем путей ветра, ни того, как образуются кости во чреве материнском (Еккл. 11, 5), тем менее можем мы знать, как Святейший Господь был соткан во чреве Святейшей Своей Матери. Рождество Христово было от Духа Святого и Марии Девы, как исповедуем мы в Символе веры. Оно было возвещено Ангелом и проповедано Писаниями. Евангелие от Матфея приводит пророчество Исаии: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына». Учение о девственном рождении Спасителя — Богооткровенная истина. Дух Святой, сотворивший мир, теперь творит Спасителя мира. Творец мира, веявший над водами и утверждавший жизнь на заре утра творения, Тот, Кто действовал в творении первого человека, совершает чудо всех веков, которое называется Воплощением. Бог, сотворивший человека из ничего, создавший жену из мужа без участия жены и мужа, сейчас творит Иисуса из Назарета без участия мужа. Святость этих слов постигается только действием в нас Святого Духа, совершившего тайну Воплощения.

Ангел Господень, явившись Иосифу, повелевает назвать Младенца именем Иисус — Спаситель. «Он спасет людей Своих от грехов их» — от вины греха даром Своей Крестной смерти и от владычества греха даром благодати Пятидесятницы. Спасая от греха, Он спасает нас от смерти. Имя Еммануил — «с нами Бог» — уверение, что Он всегда участвует в нашей жизни. И также напоминание о пасхальной тайне Евангелия от Иоанна, когда мы узнаём, что «Слово было у Бога» — в Божественном Троичном Единстве с Отцом и Святым Духом — от вечности. Он оставил славу, которую имел прежде основания мира, чтобы быть с нами.

Что мы принесем родившемуся в Вифлееме Богомладенцу, чтобы быть с Ним? Обыкновенно мы говорим о хвале вместе с Ангелами пастухов и о дарах волхвов. Но из сегодняшнего Евангелия, повествующего о Рождестве Христовом, падает луч на праведного Иосифа. Он — Божий избранник и избранник Божией Матери, как хранитель Ее девства. Подобало, чтобы рождение Пречистой Спасителя было защищено браком и оправдано в глазах слепотствующего мира. Ни одна дщерь Евы не была так возвеличена Богом, как Пресвятая Дева, и, тем не менее, Ей угрожала опасность быть обвиненной в худшем из преступлений. Об Иосифе сказано, что он был праведен. Но разве его мысли не идут дальше праведности? Его праведность неотделима от милосердия, как истина — от любви. Подлинная праведность — не законническое самоутверждение, желающее быть правым любой ценой, невзирая на то, кто при этом пострадает. Его глубокое желание, чтобы добро и правда, любовь и истина вместе победили. И мы видим послушание Иосифа Ангелу — безусловное и немедленное. Его вера — совершенное доверие, совершенное послушание, совершенная решимость делать все, что ни скажет Бог. В этом подлинность веры — в верности воле Божией. Все, что он делает, — ради того, чтобы уберечь от возможности соблазна и указывания перстом. И он твердо этому противостоит, уповая больше на Бога, чем на людей, являя подлинную самоотдачу в обстоятельствах, когда большинство из нас, наверное, предпочли бы уклониться от ответственности.

Праведный Иосиф завершает родословную Спасителя, потому что он жил верой и упованием, что «все возможно Богу». И нам есть чему поучиться у него. Если требования Евангелия могут показаться кому-то из нас слишком высокими, мы можем начать, по крайней мере, отсюда — из Ветхого Завета, с этим человеком, который показал такое мужество и верность Богу, прежде чем увидел Воскресение Христово, прежде чем вступил в Новый Завет. Он идет дальше ограниченности Закона и позволяет Христу, Исполнению Закона и пророков, придти к нам. Веруем во единого Господа Иисуса Христа, воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы, благодаря Ее совершенной вере. Но разве мы по дару Христа не стали новым творением в новом рождении — крещении и миропомазании — от Духа Святого и ответной нашей веры? Разве мы не знаем, что начало нашего нового бытия во Христе — сила Духа Святого и предстательство за нас Божией Матери?

«Не бойся», — говорит Ангел праведному Иосифу. «Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, — говорит через Ангела всем людям Бог, — ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь». До сих пор вы были печальными, потому что умирали. А теперь — радуйтесь, ибо жизнь явилась, чтобы вы жили в вечной радости с Богом. «Отроча родися нам», Он — нам принадлежит, Он дан каждому из нас. Все святые потому и стали святыми, что приняли этот дар. Но не исключительным только избранникам Божиим, а всем предлагает Себя Бог. Он принимает нас такими, какие мы есть. Надо только, чтобы мы приняли Его. Надо чтобы мы увидели Его, узнали Его, уверовали в Него и возлюбили Его. Бог водворился среди нас. Сын Божий стал человеком, чтобы мы стали сынами Божиими в Нем.

На 3-м часе

Лк, 5 зач., 2, 1—20

В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, Которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице. В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях. И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение! Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь. И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях. Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем. И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи. А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем. И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за все то, что слышали и видели, как им сказано было.

Исполнилась полнота времен, когда Бог послал Сына Своего Единородного в мир. Христос родился в дни кесаря Августа, когда Римская империя простиралась от Парфии до Британии и гордо именовалась империей всей земли. Тогда «вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле». Значит, и в Иудее, которая была захвачена римлянами за шестьдесят лет до этого, а теперь управлялась Квиринием, римским правителем Сирии. Этой переписью Август намеревался утвердить свое могущество, но Промысл Божий направляет все к Своей цели.

Христос родился в Вифлееме, что означает дом хлеба. Так угодно было Богу избрать это место для Того, Кто есть Хлеб жизни и Хлеб, сошедший с Небес. «Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». То, что Господу не нашлось места в гостинице, — глубоко символично. Единственное место, которое было для Него на земле, был Крест.

Поразительно, что первыми свидетелями явления Бога на земле были пастухи и Ангелы. Самые простые люди, которые пасли стада овец, предназначенных, может быть, для приношения в жертву в храме. И они первыми сподобились увидеть Агнца Божия, вземлющего грех мира. Ангел Господень сказал им: «Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь». Исполнилось пророчество: «Яко Отроча родися нам, Сын, — и дадеся нам» (Ис. 9, 6). Это поистине радость, великая радость всем людям. И эта радость тотчас же раскрывается: пастухи — в свете с Ангелами, иначе говоря, — на небе. Ибо спасение для человека заключается в том, чтобы жить в присутствии Божием, быть причастным Его жизни и славе. Небо на земле, пастухи на небе. Будничное служение пастухов становится Святое Святых, местом присутствия Божия. Пастухи — граждане небес, в то время как Христос, Сын Божий, — подданный кесаря!

Вслед за благовестием о Рождестве одного Ангела явилось воинство небесное, славящее Бога. Достойно и праведно есть непрестанно приносить вместе с Ангелами хвалу Богу нашему: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» Слава Божия сошла на землю, мир, всякий ум превосходящий, дается людям, и на всепревосходящий дар Божественной любви они не могут не ответить своей любовью.

Ангел сказал: «И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях». Бог восхотел проявить исключительную заботу обо всем, что касается рождения Сына Божия на земле. Как явить знамением очевидным и легко понятным для всех — Кто Он, от начала Сущий, и что Он хочет дать человеку? В течение всей истории Ветхого Завета Он с великим долготерпением шаг за шагом вел иудеев, постепенно проясняя образы Бога воинствующего, которые они слишком часто воспринимали лишь в земном плане, поддаваясь влиянию своих соседей. Чтобы поняли они, наконец, что их Бог не имеет сравнения ни с какими другими богами.

Но последнее слово о Боге, высшее откровение о том, что Он есть для нас, Бог мог произнести только через Своего Сына, живущего среди нас, с той же самой плотью и кровью, что и наши. И прежде всего такого, каким Он родился в эту ночь Рождества, в знамении Младенца, лежащего в яслях. «И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях».

Если бы не было внезапного света и множества Ангелов, поющих: «Слава в вышних Богу», пастухи никогда бы не осмелились поверить в это. Так далеко было то, что они увидели, от всех их представлений о Боге. Все самое прекрасное и великое они могли вообразить о Нем, все, кроме этого хрупкого, беззащитного, кричащего Существа, Которое Его Мать прижимает к Своей груди. Столь беззащитного, что без материнского молока, необходимого для Него, Бог не мог бы прожить как человек и одного дня. Творец мира, дающий пищу всему живому, умер бы от голода. Его и ищут с самого рождения умертвить. Он и умрет, заушаемый бренною рукою, рукою создавший человека, пригвождаемый на Кресте людьми. Но прежде Ему надлежит пройти весь путь до возраста зрелости, научить всех и показать всем, для чего мы рождаемся и умираем. А пока Он нуждается в ощутимой денно-нощной заботе Матери, в полноте материнской любви, без которой Бог, чье имя — Любовь, не может выжить в Своем младенчестве как человек.

«И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи. А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем». Вся тайна Господа, открываемая Его Пасхой и Его Крестным служением, — здесь. И Божия Матерь с самого начала причастна ей. От Благовещения до Воскресения, от Его рождения до смерти, все Его человеческое существование и всю Его Божественность — сокровенно слагает Она в сердце Своем.

Святые отцы говорят, что Бог, становясь до такой степени немощным и уязвимым, восхотел взять на Себя риск. Столь предельная немощь и столь поразительная уязвимость явились для Него единственным способом открыть нам нечто существенное о Себе и о любви, которую Он принес нам. Ничто другое не могло бы никогда выразить равным образом то, что остается сокрытым для нас за словами, слишком легко произносимыми. Бог любит нас — до такого уничижения, до такой зависимости от нашего к Нему отношения. Вот почему, явившись так, Бог восхотел быть любимым нами — кто может быть более любимым, чем младенец? И одновременно Он пришел в совершенной открытости и доверчивости к нам.

«Если не будете как дети, не войдете в Царство небесное», — говорит Господь (Мф. 18, 3). Тайна Богомладенца дает нам многое понять о нас самих и о нашем пути. Если Бог восхотел приблизиться к нам с уязвимостью Младенца, мы в свою очередь можем предстоять перед Ним только с детским сердцем и с детским лицом. Перед Богом, но также — перед другими людьми. И это непросто. Мы не хотели бы ни родиться на соломе, ни быть одетыми только в пеленки, ни лежать в яслях. Мы предпочитаем, даже не задумываясь об этом, чтобы внутренний наш человек — дитя, которое мы носим в себе, — не соприкасался в своей замкнутости с другими людьми. Более всего, может быть, мы заботимся о том, чтобы на нем были украшения взрослых.

Но внешняя видимость ничего не меняет в наших отношениях ни с Богом, ни с большинством людей. Мы никому не нужны с нашими фальшивыми богатствами и ложными духовными достижениями. Между Богом и человеком, и между людьми, как в эту Рождественскую ночь, может быть подлинная любовь только там, где беззащитность и нищета, где смиренная забота о нуждах других и совершенная наша открытость и доверчивость в Господе. Как у Младенца Вифлеема и Пречистой Девы Марии. Только те, кто уподобятся Ему, по дару Его, войдут в Царство Божие.

На 6-м часе

Мф, 3 зач., 2, 1—12

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля. Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. Они, выслушав царя, пошли. [И] се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец. Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну. И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою.

«Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».

Что означает это шествие волхвов за таинственной звездой к Богомладенцу и Его Матери с дарами — золотом, ладаном и смирной? Прежде всего, что Христос пришел в мир не ради только нескольких близких Богу людей. Он воплотился не ради одного только избранного Богом народа, но для всех народов всей земли, для всех, кто живет на ней. Самая малая из стран не может быть забыта. Поистине, никто не может быть исключен из любви Господней. Он рождается для всех. Все люди — большие и малые, богатые и нищие, всех мест и всех времен — призваны ко спасению.

Мы не можем точно сказать, из какой страны волхвы прибыли в Иерусалим, — из Персии, как сказано в богослужебном тексте, из Египта или, может быть, из Вавилона или далекой Индии. Есть даже предание, что они вышли из разных восточных стран и, встретившись друг с другом, продолжили вместе путь к Вифлеему. Но в конце концов из какой страны они пришли — второстепенный вопрос. Самое важное — они шли от имени «служащих звездам», чтобы поклониться Солнцу правды, воссиявшему в человеческой истории, «с высоты Востока».

Господь призвал волхвов из тьмы неведения и заблуждения. Они поклонялись звездам, они верили в слепую судьбу. Они были язычниками и не знали истинного Бога. Но так велико было в них желание истинной жизни, что они бодрствовали днем и ночью, ища ответа на самые главные вопросы. И когда явилась эта звезда — все оставили и пошли за ней, чтобы обрести истину. Астрология была символом всех заблуждений человечества, и потому Господу надо было явить истинную Звезду. Святые отцы говорят, что звезда, за которой шли волхвы, не была звездой в буквальном смысле слова, но это была некая духовная сила в виде звезды. Если Господь мог явиться Моисею в виде куста горящего, Аврааму — в виде трех путников, пророку Илии — в виде веяния тихого ветра, почему Господь или Его Ангел не мог явиться волхвам в виде звезды? По Своей неизреченной милости Бог снисходит к людям. Он явился астрологам, которые искали Его среди звезд, как звезда. Он явился апостолу Павлу в силе Своего Воскресения, когда тот гнал Церковь Божию. Так милостив и всесилен наш Господь, что может зло обратить в добро.

Волхвы пришли с Востока, оттуда, где ждут восход солнца. Из страны людей, где ночь — надежда наступающего дня. Они представляют все человечество. И тех в нем, кто стоит на страже малейшего света. Свет, пришедший свыше, вел их. Они осуществили надежду и риск Авраама — отца верующих, который не знал куда идет, но знал за Кем идет. Они совершили путь веры, путь человечества, оставляющего свое неверие и отправляющегося на поиск неизведанного. Они — язычники, и они от рода Авраамова. Они — исполнение первого слова Аврааму, отцу верующих: «Благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12, 3). Они свидетельствуют, что язычники призваны к тому же наследию, к участию в том же обетовании. Вот почему они вызывают такой страх у Ирода и его двора. Они язычники и — верующие в истинного Бога, обличители прочно устоявшейся, безжизненной веры и надежно обосновавшейся самодовольной власти. Ничего не знающие о Писании, они, тем не менее, вопрошают о том, что заставляет первосвященников и книжников вспомнить слова пророка Михея, возвещавшего о Рождестве в Вифлееме. Ирод «спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля».

Мы знаем, что в день рождения Господу не нашлось места среди Своего народа. Не нашлось для Него ни одного дома, кроме пещеры для скота. Никого не было у яслей в ночь Рождества, кроме пастухов. А начальствующий в этом народе, Ирод, замыслил погубить Того, Кто пришел спасти его. Охваченный тревогой, он «выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему». Этот Младенец может быть опасным соперником его трона, и Его нужно немедленно устранить любыми средствами.

Все человечество разделяется Господом страшным выбором: на тех, кто принимает Его и тех, кто отвергает Его. Верующих и неверующих. Как мы празднуем Рождество Христово? Пытаемся ли сделать еще один шаг навстречу Господу? Узнаём ли Бога в сокровенной глубине нашей жизни каждый день? Это не очевидно. Это нелегко. «Свои Его не прияша». У яслей Вифлеемских уже присутствует очертание Креста, сделанного из того же печального древа — отказа людей веровать в Божественную любовь, и потому отказа от Жизни, от Света.

«Они, выслушав царя, пошли». Волхвы отправляются в путь, завершая последний этап своего долгого следования за звездой. И, к великой их радости, она вновь засияла перед ними. Когда звезда остановилась, они, «войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему». Так Христос, неузнанный, неувиденный и даже отвергнутый Своими, был взыскан, обретен, принят чужими — волхвами, принесшими Ему поклонение. «И, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну».

Они приносят золото — символ самого дорогого, что есть на земле, сокровища их жизни. Они приносят зернышки ладана, которые ждут пламени, чтобы источить благоухание. Пламени любви, дара молитвы, желания встречи с Богом. Они приносят смирну, знамение горечи и надежды. Горечи, претворяющейся в сладкое благоухание. Это приношение любви для рождающейся Церкви, для Пречистой Девы и Матери. Уже теперь они возвещают о смерти и о помазании, о благоухании Христовом, которое будет всегда в Церкви. Святые отцы говорят нам о том, что эти три дара означают тайну Пресвятой Троицы. Они означают и тройное служение рождшегося Богомладенца: царское, священническое и пророческое. Ибо золото — это символ царского господства, ладан — это священство, смирна — это пророческая жертвенность. Сам Господь приносит в них драгоценнейшие дары для нас, которыми мы должны дорожить больше всего на свете: правду, молитву и ту нетленную жизнь, которая даруется через принятие смерти.

«И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою». Есть нечто важное в том, что волхвы возвратились домой другим путем — не тем, которым они пришли к Вифлеемским яслям. Здесь Дух Святой открывает великую тайну нашего спасения. Ибо наш дом есть рай, который мы потеряли. Мы сбились с дороги, идя к полноте жизни через гордость, через непослушание, через ложное знание о мире невидимом, через вкушение запретного плода. Но теперь все должно стать иным, если мы увидели Господа. Мы должны возвращаться домой другим путем — путем послушания и смирения, путем слез и скорбей, хваля и благословляя нашего Господа.

Жизнь этих волхвов отныне устремляется по другому пути. Святитель Григорий Двоеслов говорит, что взамен даров, которые они принесли Господу — золота, ладана и смирны, они получили несравненно большие дары от Самого Христа. Они исполнились Его правдой, они научились от Него молитве, приобщились Его вечной жизни.

Будем и мы стараться от скудости нашей приносить Господу все, что у нас есть. И самое главное — благую нашу волю, нашу волю к добру, несмотря на все усилия сатаны растлить ее и разрушить дело пришествия в мир Бога нашего. «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». И мы узнаем тогда, что дары, которые мы приносим Господу, — ничто по сравнению с теми дарами, которые Он нам дает. Потому что мы приходим к Нему и уносим в своих сердцах Его Самого — Господа и Бога нашего Иисуса Христа.

На 9-м часе

Мф, 4 зач., 2, 13—23

Когда же волхвы отошли, — се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет, и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего. Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет. По смерти же Ирода, — се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца. Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется.

Иудейский царь Ирод, обманутый волхвами, замышляет убийство Богомладенца. Если ему не удалось осуществить свой преступный замысел после того, как волхвы ушли домой другим путем, — это не значит, что он отказался от своего намерения. Он уверен, что, убив всех младенцев в Вифлееме, он поразит в их числе и родившегося Царя Иудейского.

И Христос в вечер Рождества становится изгнанником. Он разделяет Свою судьбу со всеми людьми, с миллионами наших современников. Сколь многие из них познали, что значит быть изгнанниками из своей земли, когда необходимо вставать среди ночи и спасать свою жизнь бегством! Но бегство Святого Семейства имеет одну особенность. Младенец, Которого хотят спасти, — Сын Божий, и волхвы называют Его «родившимся Царем Иудейским» (Мф. 2, 2). Он вынужден бежать от Ирода Великого, могущественного и жестокого царя. Начинается неравная борьба между Иродом, облеченным полнотой власти, готовым потопить в крови всякое сопротивление, и нищим Семейством, в котором он ищет убить Младенца.

Единственный враг, которого Ирод не может сокрушить, — его собственная смерть, день ото дня все более приближающаяся к нему. Она безжалостно смотрит на него, и однажды отнимет у него навсегда его жизнь — со всей его властью и силой. Из страха перед этим врагом — ничем не устранимой личной смертью — Ирод ищет убить Младенца, Который может претендовать на его царский трон. Отсюда панический ужас, толкающий его на убийство всех младенцев этого возраста в окрестностях Вифлеема.

Нас не может не печалить, что он так легко находит исполнителей неслыханного кровавого преступления. Однако вся история мира свидетельствует, что в них никогда не бывает недостатка. Точно так же Христос будет стоять перед Пилатом, и толпа будет кричать: «Распни, распни Его! Нет у нас царя, кроме кесаря». Историки говорят, что Ироду в это время было около семидесяти лет, так что Младенец, только что родившийся, не мог представлять для него как для царя какой-либо опасности. Это злодеяние было совершено чисто по внушению человеконенавистника диавола, распаляющего его гордостью и жестокостью. Перед нами — предтеча антихриста. Поразительно, что он убивает всех младенцев в возрасте двух лет и ниже. Богомладенцу, по всей видимости, не было тогда и года. Однако Ирод убивает всех детей до двух лет, чтобы не упустить Христа. Он убивает младенцев не только в Вифлееме, но и в его окрестностях, являя безумие зла.

Так исполняется пророчество Писания: «Глас в Раме слышен: плач и рыдание, и вопль великий. Рахиль плачет о детях своих, и не хочет утешиться, ибо их нет». Это пророчество уже исполнилось однажды во времена Иеремии. Мы слышим в Писании его слово о Иерусалиме, ведомом в плен, покидающем землю, где остается гробница Рахили. Для него Рахиль — образ Земли Обетованной, она плачет о детях, которые должны быть там, но их там нет. Точно так же в Вифлееме надежда на будущее исчезает со смертью детей. В Рождество Христово это пророчество раскрылось с новой силой.

«По смерти же Ирода, — се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца. Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву». Уже второй раз мы слышим о явлении Иосифу Ангела. Он вверяет свою Семью деснице Божией, и Бог ведет его. Он приемлет Младенца, Который не от него, а от Бога — не как сокровище, ему принадлежащее, но как служение, доверенное ему Богом. Теперь вся его жизнь сосредоточена на этом служении. Содержание его жизни составляет не то, что лично с ним происходит, но служение этому Младенцу, Который станет Спасителем всех людей. Праведный Иосиф предается водительству Божию, и Бог показывает ему, какой следующий шаг он должен сделать. Он бежит, потом возвращается с Младенцем и Его Матерью и, наконец, поселяется в безвестном селении Назарет.

Это происходит после смерти Ирода, которая наступила очень скоро после убиения невинных младенцев. «Мне отмщение и Аз воздам», — говорит Господь. Как быстро может совершаться Божие отмщение! Из всех грехов невинно пролитая кровь скорее всего переполняет долготерпение Божие. Такой злобы и неистовства был исполнен Ирод, что являлся непрестанным мучением для себя и страхом для окружающих. Господь показывает нам, что представляют из себя гонители Его и Его последователей. Все, кто противостоит Христу и Его Церкви, оказываются извергами. Они — вне рода человеческого. Они будут извержены из числа людей — если не покаются.

И снова слово Божие напоминает нам, как осмотрительно совершает с самого начала Свой путь Спаситель, и научает этому Свою Церковь. Можно было бы думать, что Младенец, родившийся в Вифлееме, туда же и возвратится. Но святой Иосиф Обручник со всяким опасением остерегается неосторожных шагов. «Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти». Мы видим, как одни враги сменяют других, чтобы сражаться со Христом и Его Церковью. Едва исчезает один, как на его месте появляется другой. Диаволу надо, чтобы вражда против Господа и Церкви Его в мире не ослабевала. Святой Иосиф Обручник не идет с Богомладенцем и Божией Матерью в Иудею, потому что Бог никогда не хочет подвергать Своих чад бессмысленной опасности. Но все делает только ради их испытания в верности и ради вечной их славы. Придет час, когда они, благодаря Бога, пойдут за Своим Господом на крест. Но теперь — время пребывания в Назарете.

Мы слышим сегодня, что нашего Спасителя называют Иисусом из Назарета — то, что для иудеев было соблазном. Ибо «из Назарета может ли быть что доброе?» В Евангелии сказано, что так исполняется реченное пророками, что Он Назореем наречется. Святые отцы говорят, что в этом имени есть некая тайна. Согласно пророку Исаии, оно означает Отрасль, из которой произойдет спасение всем. Он называет Его Великим Назореем. Не то, что Христос будет в строгом смысле назореем, ибо Он будет пить вино и прикасаться к умершим. Но пророк называет Его так за Его исключительную, единственную святость, за всецелое посвящение Себя Богу в деле спасения рода человеческого. И это имя, к которому учителя духовности будут относиться с презрением. Быть назарянином — значит быть человеком, от которого нельзя ожидать ничего хорошего и который не заслуживает никакого уважения. Так велико помрачение и падение человеческое, в том числе среди тех, кто должен бы быть «светом языков».

Но Господь берет на Себя с самого начала весь наш позор, чтобы дать нам Свою славу. Пусть никакие оскорбления не будут для нас непереносимы, если мы сподобляемся получить их ради Христа. Наш Господь называет Себя самым уничижительным именем. Он пришел, чтобы всех спасти, чтобы имя Назорей — «человек из Назарета» было созвучно имени Еммануил — «с нами Бог», Господь наш Иисус Христос.

Протоиерей Александр Шаргунов

4 января 2008 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Виталий Лозинский 5 января 2015, 22:00
"...Праведный Иосиф завершает родословную Спасителя, потому что он жил верой и упованием, что «все возможно Богу». Я не оспариваю "Праведность Иосифа", но каким образом Он может быть в родословной Христа? Он его отчим. Отец Христа Сам Господь Бог.
Людмила 3 января 2013, 22:00
Значит Царские часы - это час первый,третий,шестой и девятый,в которых рассказано о Рождении Господа нашего ИИсуса Христа ? Литургия не служится? Правильно я поняла ?
Денис 6 января 2012, 14:00
интересно, а почему Бог позволил Ироду убить всех детей до 2 лет вместо того чтобы образумить его. Ну или убить самого Ирода?
Леван 6 января 2012, 09:00
Спаси Господи за данное толкование Евангелия! Было очень интересно, и главное - вовремя!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке