Толкование Евангелия на каждый день года. Святое Богоявление, Крещение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Утреня

Мк., 2 зач., 1, 9–11

И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Загрузить увеличенное изображение. 650 x 961 px. Размер файла 322887 b.
 Крещение Господне. Деталь фрески. Сретенский монастырь в Москве.
Крещение Господне. Деталь фрески. Сретенский монастырь в Москве.

Евангелие от Марка начинается сразу с Крещения Господня. Ничего не говорится о рождении и детстве Христа. Никакой родословной. Впечатление, будто Христос сразу сошел с небес. Здесь, вне сомнения, – начало жизни Христа, как начало жизни каждого из нас, когда мы стали сынами Божиими – в крещении. Потому и сказано: начало Евангелия. Но первые стихи подчеркивают, что крещение Иоанново было «во оставление грехов». Выход крещаемого из воды – воссоздание творения мира: вот, наше человеческое естество, обновленное, омытое от грехов, в невинности первого дня творения. Принимая крещение от Иоанна, Христос показывает, что Он пришел приобщиться судьбе всех людей. Это Крещение – пророческое прообразование Его Крестных Страданий. «Крещением должен Я креститься», – говорит Он о них (Лк. 12, 50). На Кресте Господь узнбет не символически, а на деле судьбу человека-грешника, когда Он «со беззаконными вменится».

Но мы слышим Отчий глас: «Ты Сын Мой возлюбленный», и все становится совершенно иным. Это уже не просто крещение во оставление грехов. Здесь – Сын Божий, а апостол Павел говорит в Послании к Римлянам, что Он «открылся Сыном Божиим в силе, через воскресение из мертвых» (Рим. 1, 4). Христос, «выходящий из воды», – это Христос, восстающий из мертвых. Вся Пасхальная тайна обозначена в этих словах. Однако Он не был бы Сыном возлюбленным, Тем, на Ком пребывает вся любовь Божия, если бы вольно не присоединился к грешникам в водах смерти. Он не был бы «образом Бога невидимого», Который есть любовь, взыскующая нас в нашей беде даже до смерти. Вся любовь, которая есть у Бога, обнимает нас, когда Он простирает руки на Кресте. Только здесь место нашей встречи с Богом, наш Новый Завет с Ним.

При творении мира Дух Божий как птица носился над безжизненными водами. Теперь Дух Святой сходит и почивает на Христе, Который принадлежит нашему человеческому роду. Явление Сына Божия в человечестве, начало Его спасительного служения означает, что творение мира подходит к завершению. Дело Божие запечатлевается в человеческой истории. Это роды – рождение человечества: «Ты Сын, ныне родих Тя». Мы становимся сынами Божиими во Христе Иисусе, и Сам Он является «Перворожденным», когда мы приобщаемся Ему. Дух Божий, почивающий на Христе и оживотворяющий Его, ведет Его в пустыню мира, где Он вступит в сражение, которое одновременно является пасхальным переходом и новым творением мира. Вся человеческая история здесь. Придите, все народы земли, к бессмертию крещения. Эта вода напоена Духом Святым, она орошает рай, от нее течет река, веселящая град Божий, от этой воды и Духа подается рождение свыше, которое открывает вход в Царство Небесное.

Господь зовет все человечество – каждого человека без исключения – вступить в вечное родство с Богом, раскрывая поистине бесконечное богатство Своих даров. В течение всей нашей жизни Христос зовет нас. Он зовет нас вначале в крещении, но и после – продолжает звать. Если мы неверны нашим крещенским обетам, Он зовет нас к покаянию. Если мы стараемся следовать своему призванию, Он зовет нас идти дальше, от благодати к благодати, от святости к святости – до последних наших дней. Он зовет нас без конца, от одной высоты к другой, всегда дальше, не давая место покоя, но возводя к вечному покою. Он зовет нас без конца, чтобы без конца являть нам Свое оправдание, чтобы освящать и прославлять нас без конца, все больше и больше. Христос идет посреди нас и зовет нас следовать за Собою. Но мы (сколь многие из нас!) не имеем глаз, чтобы видеть Господа, мы сильно отличаемся от возлюбленного ученика, который узнал воскресшего Христа, в то время как другие не узнавали Его.

Явился Спас, благодать и истина. Никто не знает истины, кроме тех, кто обладает ею. Но Бог влечет всех к этой единой и единственной истине. Он ведет Своих искупленных, Своих избранных, каждого и всех, к единственному совершенному познанию и к послушанию Христу. Не без их участия, но зовом крещенской благодати, которой они должны повиноваться. Если они не повинуются, они теряют свое достоинство и остаются позади восходящих на небо. Пусть не скажет никто: «Я не чувствую себя призванным к великим делам и свершениям, к которым были призваны святые». Мы должны задуматься о причине этого. Может быть, оттого ты не призван, что с самого начала предал свое призвание, или не выдержал последовавших за ним испытаний. Тебе дана была в полноте крещенская благодать, и ты не послушался ее. Не потому ли Бог, дающий ее всем независтно, зовет некоторых к большим высотам, чем других? Не потому ли один видит так, как другие не видят, и у него глубже вера, горячее любовь, большее духовное разумение? Но все это означает только, что этих других Бог зовет к большему покаянию, которое есть второе крещение. Ибо никто не имеет права ставить свой идеал святости ниже, чем то, что он принял в духовном рождении. И, спасая нас от отчаяния, Господь говорит нам, что многие последние могут стать первыми.

У каждого из нас свой путь к Богу. И в этом смысле то, что происходит с другими, к нам не относится. Не надо сравнивать себя с кем бы то ни было, потому что каждый крещеный человек безмерно велик перед вечностью. Если Бог зовет нас к более совершенному отвержению мира и того, что в нем, если Он требует от нас пожертвовать нашими надеждами и страхами, в этом – наше приобретение, здесь знамение Его любви к нам и наша вечная радость. Пусть кто-то, видя нашу решимость следовать зову Христову, назовет это духовной гордостью. У истинной ревности по Богу нет времени сравнивать себя с другими, она слишком глубоко сознает свою немощь, чтобы возгордиться собой. Она ищет только одного – как исполнить волю Божию. Она смиренно склоняет свою голову: «Господи, говори, раб Твой слушает Тебя», «Господи, что повелишь мне делать?» Все мы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись.

Литургия

Мф., 6 зач., 3, 13–17

Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

«Три свидетельствуют на небе», и это наш сегодняшний праздник. «И три свидетельствуют на земле, – говорит апостол Иоанн Богослов, – дух, кровь и вода» (1 Ин. 5, 7–8). Кровь – это причастие Святых Христовых Тайн, а вода – это то, что совершается сегодня. «Днесь вод освящается естество», «днесь Владыка на Иордан приходит».

Прежде, чем выйти сразиться со смертью, Христос приходит креститься, то есть погрузиться в воду, омыться от нечистоты у Иоанна. От какой нечистоты? От той, за которую Он висит среди разбойников, «землю на водах Повесивый», от той, которая во мне и в тебе, и во всех, и даже в самом чистом из рожденных женами – Иоанне. И ужасается Иоанн, говоря: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? «Оставь теперь, – отвечает Господь, – не мешай Мне, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду».

Господи, какую же правду Ты хочешь исполнить? Не ту ли, которая была при творении мира, когда Дух Святой носился над водами, и Ты творил со Отцем и Духом Святым? И сегодня в православных храмах Иорданские воды – вновь те первозданные воды, и глас Господень над водами, и веет Дух над ними, но эти воды – уже для нового творения, для возрождения всех. Какую правду Ты хочешь исполнить, Господи? Не ту ли страшную правду, когда хлынули воды потопа, и немногие, то есть восемь душ, спаслись, потому что пришел Бог погубить водою грех, и люди предпочли погибнуть, чем расстаться со грехом? Не ту ли правду, когда Ты вывел Свой народ из Египта и «огустеша воды, и сташа сюду и сюду», и люди Израиля прошли посреди моря, как по суше, и воды тотчас сомкнулись, потому что эта правда требует отделения от всякой неправды, и нет пути назад?

«Что же значит исполнить всякую правду? – говорит святой Иоанн Златоуст. – Правдою называется исполнение всех заповедей. Так как исполнить эту правду должны были все люди, но никто из них не исполнил ее, то приходит Христос и исполняет эту правду. А какая правда была в том, чтобы креститься? Послушание установлениям Церкви и посланному от Бога человеку было правдой». Потому через погружение в обыкновенные воды открывается бездна греха человеческого и бездна милосердия Божия. Имеющий очи может увидеть между двумя этими безднами глубину тайны покаяния. И чтобы стало ясно всем, что ни один человек не может достичь правды без этого послушания, без этого крещения. Он крестится, как всякий человек, чтобы все после Него крестились, как Он, Его Крещением.

Для нас вся правда в том, чтобы веровать в правду Христову, которая вменяется нам через крещение как наша правда – вместо нашей неправды, от которой мы себя отделяем покаянием. В этих водах таинственно запечатлен образ всей Его будущей жизни. Все еще надо Ему совершить, но все уже здесь, до последней глубины, отражается в этой воде – кровавый пот Гефсимании, ужас Богооставленности, смерть на Кресте и во ад сошествие. Вот в какие воды входит Он – нагой, обнаженный от славы, которую имел от Отца, «прежде мир не бысть», – чтобы нас облечь в первозданную славу. Чтобы открылась нам тайна жизни и смерти до последней глубины, до самого дна: «глубины раскрыл есть дно».

«И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него». Предтече, представляющему в этот момент весь род человеческий, было дано увидеть Духа Божия, сходящего на Него в виде голубя. А что значит схождение Духа в виде голубине? Не так ли Дух Божий носился над водою при сотворении мира? И был еще голубь в Ноевом ковчеге, приносящий масличную ветвь в знамение окончания потопа, в знамение любви Божией, дарующей прощение людям. А теперь любовь Божия к миру явилась во Христе, пришедшем примирить человечество с Творцом. Так исполнилось пророчество: «Вот Отрок Мой. Положу Дух мой на Него» (Ис. 42, 1). Дух Святой сошел на Христа, чтобы засвидетельствовать о Его спасительном служении человечеству. Сын Человеческий явился как Христос, как «Помазанный Духом» (Деян. 10, 38), в Его посвящении на служение Мессии. Воистину, в день Крещения Господня начался Новый Завет.

«И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Христос знал, что эта любовь была всегда. Он знал эту любовь, и теперь Он должен был снова узнать ее. Но об этой любви никогда не было сказано так – такими словами – со стороны Бога – человеку. В этом – абсолютная новизна, которая присутствовала в Его Крещении. И в этом было все, что Отец хотел сказать здесь, на земле, все, что Он говорил всегда. Этими немногими словами любви к Своему Сыну Отец обозначил все. Отныне Он может только без конца повторять их, Он не может ничего другого сказать. И не может также ничего другого делать, кроме как осуществлять эту любовь. «Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына» (Мф. 11, 27). И только Отец знает в этот час, до каких пределов возвещение Его любви поведет Сына: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22, 42), – скажет Он в Гефсимании, и «Отче, в руки Твои предаю дух Мой» (Лк. 23, 46) – на Голгофе.

В первый раз слово Отчее прозвучало так на земле, но не в последний. Потому что оно было обращено не только исключительным образом ко Христу, но и ко всем нам. И это Крещение не было также последним крещением. И не в последний раз Дух Святой сошел на человека, чтобы пребывать в нем. Отныне в каждом крещении человек рождается сыном Божиим, сыном по благодати в Единородном Сыне Божием, христианином во Христе. И в сердце этого новорожденного сына рождается, как свидетельствует апостол Павел, ответ на возвещение Отчей любви Духом усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче» (Рим. 8, 15).

«Сей есть Сын Мой возлюбленный». Из века в век эти слова Отца Небесного продолжают звучать в сердцах тех, кто во Христа крестились. Они звучат непрерывно, и не надо больше ничего, потому что любовь все покрывает и никогда не перестает. Мы должны только слушать их всегда и давать место Духу Святому отвечать в нас: «Авва, Отче! В руки Твои предаю дух мой».

Протоиерей Александр Шаргунов

19 января 2008 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту