Протоиерей Петр Перекрестов: К девятому дню со дня кончины митрополита Лавра

Митрополит Лавр в Джорданвилле. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
Митрополит Лавр в Джорданвилле. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
Новопреставленный Высокопреосвященнейший митрополит Лавр был избран Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви на Архиерейском Соборе 2001 года. Впервые за 65 лет при первом же голосовании был избран Первоиерарх Русской Православной Церкви за границей. После настоловании нового Первоиерарха в воскресенье 28 октября 2001 года в синодальном Знаменском соборе в зале при Покровском храме Наяка (пригород Нью-Йорка) состоялась трапеза. Я тогда издавал журнал «Русский пастырь» и обратился к некоторым участникам торжества с рядом вопросов:

– Почему вас радует избрание архиепископа Лавра Первоиерархом Русской Православной Церкви за границей?

– Какие его главные качества вы можете отметить, и какие надежды связаны с его избранием, учитывая нынешние нестроения в церковной жизни?

Думается, что сегодня, в девятый день после кончины нашего Предстоятеля, желательно и интересно услышать ответы на эти вопросы и убедиться в том, что приснопамятный митрополит Лавр не только оправдал надежды, доверие и чаяния, высказанные шесть лет тому назад при его избрании, но Божией милостью и превзошел их.

Протоиерей Петр Перекрестов (Сан-Франциско)

***

Архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион: Я, как и большинство наших архиереев, духовенства и паствы, считаю, что благодаря мудрости, опытности и благорассудительности владыки Лавра, он был самым подходящим кандидатом на пост Первоиерарха нашей Церкви, особенно в нынешнее трудное для нашей Церкви время.

По семинарии и монастырю мне вспоминается, что владыка Лавр всегда был очень заботливым, внимательным и приветливым ко всем учащимся. С ним всегда было легко общаться. У него очень важное качество – доступность.

Сегодня я переживаю великую радость, и я уверен, что митрополит Лавр будет твердо и уверенно вести наш церковный корабль средним, царским, путем. Со своей стороны, мы, архипастыри, будем ему оказывать братскую поддержку.

Епископ Ишимский и Сибирский Евтихий (ныне епископ Домодедовский): Я познакомился с новым митрополитом десять лет тому назад. Должен признаться, мне тогда казалось, что он не достаточно деятельный. Но чем больше я его узнавал, тем больше я понимал, что владыка Лавр – самый главный послушник Русской Православной Церкви за границей. За последние годы я особенно проникся к нему уважением и любовью.

В прошлом (2000-м. – Прот. П.) году из-за своего личного тяжелого духовного состояния я провел несколько месяцев в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. Мне очень помогло то обстоятельство, что владыка Лавр был рядом, и я мог в любое время прийти к нему и поговорить. Бывало так (по крайней мере, раза четыре), что мне что-то казалось непонятным или же я не знал, как поступить в определенной ситуации. Мне нужен был совет старшего, но мне не хотелось тревожить владыку Лавра. И вдруг владыка Лавр сам подходил ко мне и говорил, чтобы я поступил так то и так то. Если бы я был человеком восторженным, я бы сказал, что владыка Лавр прозорливец. Но на самом деле он был очень внимательным, он знал или чувствовал мое затруднение, входил в мое положение и говорил как раз то, что нужно.

Сегодняшний день для меня такой радостный. Скорбные события (имеется в виду так называемый мансонвильский раскол. – Прот. П.) сегодня на втором плане. Разумеется, они уже завтра «встанут в полный рост». Когда мне вчера показали какое-то интернетовское заявление, я его намеренно не стал читать, чтобы не испортить сегодняшний праздник, чтобы не испортить молитву, чтобы не испортить то единомыслие, которое здесь царит. Здесь в зале много знакомых, много дорогих лиц, и я чувствую себя дома, вокруг сидят мои собратья архиереи – это моя семья, и у меня сейчас очень приподнятое настроение. Я с большим упованием смотрю вперед и снова и снова переживаю за митрополита Лавра, потому что знаю, какие трудности ему приходилось до этого пережить и какие еще ждут впереди. Когда архиереи его избрали и его поздравляли, я владыке митрополиту сказал: «Поздравляю и соболезную», а он ответил: «Да, это именно то пожелание, которое мне нужно».

Епископ Буэнос-Айресский и Южно-Американский Александр († 2005): Я уважаю владыку Лавра, во-первых, за его мудрость и за его исключительную доброту. Он умеет сочетать, когда нужно, прямоту и строгость, но делает это милостиво, без жестокости. Судя по тем архиереям, с которыми я больше всего общался на нынешнем Архиерейском Соборе, было абсолютное единодушие в избрании митрополита Лавра. На Соборе я ощущал не какую-то теоретическую соборность, о которой мы слышали на богословских занятиях, а действительно почувствовал, как на архиереев сходит какое-то озарение, просветление, когда они спокойно, с уважением друг к другу, без всякого нажима со стороны, обсуждают церковные вопросы. Решения, которые принимаются, лучше всего подходят к данной сложившейся ситуации.

Меня поразило, что после того, как на прошлогоднем Соборе были приняты определенные решения, некоторые архиереи уже после разъезда начали выражать какие-то свои несогласия с некоторыми решениями. Я думаю, что это случилось под влиянием каких-то своих местных проблем, под нажимом своих клириков, и дошло до того, что некоторые как бы «забрали» свои подписи. Но это уже было вне соборности. Мне сразу пришла на ум параллель из истории Церкви. Фактически почти все Вселенские Соборы проходили так: принимались единогласные решения, потом десятилетиями бывали волнения в Церкви, пока все усваивалось верующими, пока не утихали страсти и, в конце концов, истина торжествовала.

Митрополита Лавра я знаю с дней моего учения в семинарии. Это связано с очень трудными годами моей жизни. Я лично был тогда в большой нищете – никто мне не помогал, никаких средств у меня не было. Часто я недоедал, очень утомлялся. И вот, при встрече со мной отец Лавр начинал со мной разговаривать и вдруг произносил ободряющие слова или что-то в шуточной форме – и мне сразу становилось на душе светло и радостно. Я его помню как некую взбадривающую силу.

Епископ Штуттгартский Агапит: Митрополит Лавр для всех нас – образ пастыря. Всех своих духовных наставников – гигантов духа, всех людей, с которыми ему приходилось встречаться на своем жизненном пути, он несет в своем сердце и обогащает свое нынешнее окружение огромным духовным и пастырским опытом. Таким образом сохраняется духовная преемственность – реальная, личная – с прошлым, что очень важно в церковной жизни.

Настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в г. Олбани (штат Нью-Йорк) протоиерей Всеволод Дробот: Я лично считаю, что в нынешнее время только владыка Лавр, благодаря своему здравомыслию и опыту, может возглавлять нашу Русскую Зарубежную Церковь, и поэтому его избрание меня радует.

Владыку Лавра я знаю с 1957 года. Он тогда только что получил игуменство. Моя матушка обратила внимание, что он был черный, как цыган. Да он иногда сам шутил, что он «цыган». В то время в семинарии он преподавал литургику и патрологию. В монастыре тогда были трудные условия, и отец Лавр всегда оказывал мне лично помощь и поддержку.

Раньше в монастыре, когда рукополагали диаконов и священников, очень строго следили за тем, как новорукоположенные совершают богослужения. Я помню, как игумен Лавр помогал мне после моего рукоположения, как он меня наставлял. Я явно ощущал, как отец Лавр духовно переживает литургию, начиная с самой проскомидии, и этот пример благоговения и страха Божия остался у меня на всю последующую жизнь.

Протоиерей Лазарь Костур (Сербская Православная Церковь): Мне трудно выразить свои чувства в сегодняшний день. Владыка митрополит Лавр излучает любовь. Его речь на трапезе потрясла меня. Все сегодняшние речи и приветствия были пронизаны любовью и искренностью. Я верю, что дух любви, который свойственен новому митрополиту, перейдет и в церковную жизнь. Те люди, которые плохо знают владыку Лавра, после более тесного общения с ним почувствуют эту любовь и поймут, что Сам Господь его избрал возглавлять Церковь в настоящее время.

Владыка Лавр был моим учителем и моим воспитателем, и я ему всю жизнь буду весьма благодарен. У меня такая радость, что я смог быть на его настоловании и на сегодняшней праздничной трапезе. Я молюсь и буду молиться, чтобы Господь дал владыке митрополиту силы перенести все скорби. В Церкви и раньше бывали подобные скорби, и она всегда их преодолевала.

Я знаю владыку Лавру в течение 39 лет и я не разу не видел его гневливым или раздраженным. Для семинаристов он действительно был отцом. К нему можно было прийти в любое время. Владыка Лавр вместе с протопресвитером Михаилом Помазанским, архимандритом Константином (Зайцевым), архимандритом Сергием, И.М. Андреевским и другими является одним из представителей плеяды богословов и воспитателей так называемой Джорданвилльской школы.

По окончании Свято-Троицкой семинарии в 1969 году я женился, и мы с женой поехали в Сербию. Мы посетили монастырь Челие и имели возможность в течение трех часов беседовать с архимандритом Иустином (Поповичем). Он меня спросил, где я учился, и когда узнал, что в Джорданвилле, он поднял свои руки и сказал следующее: «Это самая великая духовная академия в мире». Вот так оценивал отец Иустин нашу Свято-Троицкую семинарию! Отец Иустин в Челие жил как простой монах. Он хорошо помнил святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, а также сербского златоуста святителя Николая Жичского. И вот все трое – и святители Иоанн и Николай, и преподобный Иустин – достигли святости. И преподобный Иустин очень уважал Русскую Православную Церковь за границей.

Настоятель Покровского храма в г. Наяке (штат Нью-Йорк), протоиерей Георгий Ларин: Я весьма признателен митрополиту Лавру за то, что он меня в Свято-Троицкой семинарии духовно воспитал, мою веру укрепил и передал мне именно то, что я видел у приснопамятного святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, у которого я прислуживал в Шанхае. Для меня владыка Лавр – продолжение владыки Иоанна. У него тот же дух, какой был у святителя Иоанна, и поэтому я к владыке Лавру так привязался. Он меня рукополагал и во диакона, и во пресвитера. Он с детских лет отдал себя на служение Богу и всю жизнь был в ограде нашей Зарубежной Церкви. У меня нет ни малейшего сомнения в его преданности Христу, в его преданности Русской Православной Церкви за границей и в ее пути, в его преданности святому Православию. Я это знаю не на словах, а как свидетель служения владыки Лавра. И поэтому для меня сегодня день радости и надежды.

Несмотря на нынешнюю церковную смуту, я настроен оптимистически и считаю, что нынешнее торжество, избрание нового Первосвятителя Русской Православной Церкви за границей, никак не омрачено теми, кто идет против соборных постановлений, против Собора архипастырей. Эта «оппозиция» принимает свой новый курс во многом протестантский по своему направлению. Очень больно это наблюдать. Я вижу как владыка Лавр скорбит, и это очень больно. Тем не менее я радуюсь, что Сам Господь дал нам достойного Первоиерарха в лице митрополита Лавра, пятого Первосвятителя в истории Русской Зарубежной Церкви.

Преподаватель истории Русской Церкви в Свято-Троицкой семинарии Андрей Владимирович Псарев: Митрополит Лавр принадлежит к «старой» традиционной школе русских иерархов. Он помнит ту Зарубежную Церковь, которая была у нас при Блаженнейшем митрополите Анастасии. Это в меня вселяет надежду.

Ценность владыки Лавра, ценность его подхода в том, что он видит разнообразие в православном мире и он знаком с жизнью разных Православных Церквей не только на словах, а непосредственно. Зачастую мы судим о разных предметах, не обращаясь непосредственно к первоисточникам, а пользуясь какими-то интерпретациями.

У нового митрополита Лавра сострадательное отношение как к отдельному человеку, так и к различным православным в различных Церквах. Такое духовное отношение является непосредственным элементом его православной экклезиологии. У владыки Лавра довольно точные ориентиры, каким путем надо идти, и они достаточно широко расставлены не в либеральном смысле, а в смысле православном.

При общении с митрополитом Лавром ощущается его сострадательное понимание тех сложностей, которые происходят в православном мире, и это в наши дни особенно важно и нужно.

Настоятель Архангело-Михайловского собора в г. Патерсоне (штат Нью-Джерси) священник Георгий Зеленин: Избрание владыки Лавра Первоиерархом Русской Православной Церкви за границей приносит мне великую радость. Самая большая память, которая у меня имеется о моих семинарских годах, это владыка Лавр. Он был настоящим отцом, – отцом в самом широком понимании этого слова, в православном понимании этого слова: духовный отец и наставник. Наставник не словами, а самим образом своей жизни, когда не надо ничего говорить, а просто смотришь и от примера воспитываешься и возрастаешь. В этом и источник сегодняшней радости. Мы понимаем, что только это качество – настоящее духовное отцовство – должно лежать в основе единения, примирения, соединяя всех в лоне нашей Церкви. Понятно, что мы все скорбим от той смуты, которая сейчас имеет место в нашей церковной жизни.

Чего я жду с избранием митрополита Лавра? Я жду воцарения мира и любви в церковной жизни. Единственный человек, который в настоящее время может соединить всех, это такой человек как владыка Лавр, который пронизан отеческой любовью. Только этим на самом деле врачуется любой раскол, потому что никакие аргументы здесь не смогут убедить людей, не смогут вернуть в Церковь. Время тоже, я надеюсь, сделает свое дело.

24 марта 2008 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×