Митрополит Климент: Необходимо дать людям точку опоры в идейном и этическом хаосе

Источник: Татьянин День

На заседании Священного Синода 26 июля 2010 года был учрежден состав Палаты Попечителей Патриаршей литературной премии. Каково будет место новой премии в ряду значимых российских литературных наград - «Большой книги», «Букеровской», «Просветителя»? По какому принципу будет сформировано жюри и как будут отбираться произведения? Об этом, а также о своем видении литературного и издательского процесса рассказывает председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент.

Загрузить увеличенное изображение. 350 x 457 px. Размер файла 34204 b.
— Ваше Высокопреосвященство, на заседании Священного Синода был утвержден состав Палаты попечителей Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Как формировалась Палата, по какому принципу были отобраны вошедшие в нее люди?

— Кандидаты в Палату попечителей тщательно подбирались путем обсуждения всех возможных для включения в нее лиц. Специфика отбора была определена тем, что данная премия — Патриаршая. Патриарх в сознании общества всегда является высшим авторитетом нравственности, духовности, любви к Родине, любви к народу. Следовательно, и состав Палаты должен отвечать этим возвышенным критериям. Вместе с тем все члены Палаты обязаны быть компетентными и беспристрастными, в ней недопустимо возникновение фракций по интересам. Палата не создавалась под определенное лицо, не ангажирована какими-либо политическими силами. Она призвана выявлять действительно достойных кандидатов, заслуживающих высокой премии. В результате долгой работы был сформирован нынешний состав Палаты попечителей. В нее вошли церковные иерархи, писатели, ученые, редакторы, журналисты.

— Будет ли состав Палаты попечителей совпадать с составом жюри премии?

— Определенно пока сказать нельзя. Состав Совета экспертов будет утвержден Палатой попечителей премии на ее первом заседании. На данный момент прорабатываются разные предложения. Те лица, которые уже внесены в предварительный список, не являются членами Палаты попечителей. Но Палата может рекомендовать кандидатов из своей среды. Окончательное слово в этом вопросе за самой Палатой.

Что касается экспертов, то желательно, чтобы в состав жюри входили профессиональные литераторы, которые могли бы производить квалифицированный литературоведческий анализ текста. Вместе с тем от них требуется понимание принципов и специфики присуждения данной премии. Они должны хорошо знать писательское сообщество изнутри, чтобы определить тех, кто способствовал или способствует утверждению в общественном сознании евангельских принципов или подает пример исполнения этих принципов окружающим.

— Статусные литературные премии присуждают за вклад в развитие литературы и репутацию, рыночные, вроде Букеровской премии — за успех в конкретном случае. За что будут выдаваться Патриаршие премии? За взгляды? За общественную христианскую позицию или за эстетику? Какой должна быть эта эстетика?

— Патриаршая литературная премия учреждена для поощрения тех писателей, которые внесли существенный вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизнь современного человека, семьи, общества, тех авторов, произведения которых представляют художественную ценность и обогатили русскую литературу. В советский период произошла опасная духовная подмена: многие нормы христианской морали оставались общепризнанными, но источником добра вместо Бога был человек. В постсоветское время, когда коммунистические идеалы развеялись, христианские принципы были легко обращены в свою противоположность. Смешение добра и зла, отсутствие духовных идеалов, которые нашли свое отражение, в частности, и в художественных произведениях, дезориентируют сознание, заглушают совесть, насаждают вседозволенность, от чего страдает все общество и каждый человек, независимо от его социального статуса.

Учреждением Патриаршей премии в области литературы Церковь стремится поддержать тех, кто в современном идейном и этическом хаосе подает людям точку опоры, укорененную в христианских представлениях и духовных традициях. Космос, в противоположность хаосу — это не только порядок, но и красота мироздания. Христианство — это красота внутреннего мира человека, благоустройство его микрокосма и красота его взаимоотношений с окружающим миром, людьми, Богом, эстетика макрокосма. Патриаршей премией будут отмечены писатели, которые обращают внимание человека на то, насколько его поступки, пожелания, образ жизни соответствуют красоте христианских идеалов. Эта внутренняя эстетика должна определять эстетику внешнюю, лишенную графомании и нарочитого менторства, деликатную в своих методах и, безусловно, талантливую, глубоко воздействующую художественными средствами на ум и сердце читателя.

Вот почему, на мой взгляд, не стоит противопоставлять общественную христианскую позицию и христианскую эстетику. Под эстетикой литературного произведения, в первую очередь, подразумеваются языковые средства, использованные автором для реализации художественного замысла. То есть то, что делает литературное произведение представляющим определенную художественную ценность. Христианская эстетика распространяется на те художественно-образные средства языка, при помощи которых авторы передают свое постижение Христа, свое видение отношений человека с Богом, понимание христианской жизни, осмысление того, как человек, живя в XXI веке, может выполнить заповеди Евангелия. Ключевым положением христианской эстетики могут служить слова апостола Павла, где он говорит, как Бог открывается человеку: Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Рим. 1, 20). К этим творениям могут быть отнесены и литературные произведения, посвященные христианской тематике. Они выполняют не только сакральные, но и эстетические функции. При этом последние пребывают в прямой зависимости от первых, способствуют их более полному осуществлению. Красота зримая, в данном случае поэтическая красота авторского слова выступает одним из свидетельств Божией премудрости. Потому нельзя отделять христианскую позицию автора от эстетики литературного произведения.

— Будут ли награждать только художественные произведения или будут номинации жанра non-fiction?

— Премия имени святых Кирилла и Мефодия, как я выше отметил, присуждается не за произведение, а за литературный вклад в развитие общественных отношений и самосознания на основе евангельской нравственности и православных традиций. Жанр литературного произведения не имеет значения, поскольку особенность этой премии заключается в том, что она присуждается не отдельной книге, как таковой, но общественному или литературному деятелю, чьи труды в наибольшей мере способствовали духовному и религиозно-нравственному просвещению общества через книгу. На соискание премии также выдвигаются авторы литературных произведений, соответствующих православной тематике или утверждающих христианские ценности и привлекающих внимание современного общества к этим ценностям и к православной культуре.

— Книги, получившие премию, будут удостоены внеочередного бесплатного грифа Издательского Совета и допущены к продаже через церковную систему распространения?

— Сами книги не будут выдвигаться на соискание. Однако писателю-лауреату будет оказываться содействие в издании и распространении тех произведений, которые отмечались при его номинации. Кроме того, номинированным авторам будут предлагаться заказы для написания новых произведений, что также будет поддержкой их творческой деятельности.

— Будете ли Вы предпринимать шаги для того, чтобы эта премия стала престижной не только внутри Церкви, но и для всего литературного сообщества?

— Безусловно. По мысли Святейшего Патриарха Кирилла, премия должна стать престижной, в первую очередь, среди литераторов. Издательским Советом уже ведется работа в этом направлении. Премии определен международный статус, Палату попечителей возглавляет Святейший Патриарх Московский и всея Руси, в ее состав вошли виднейшие деятели литературы и искусства, имеющие высокий авторитет среди общественности. Наконец, что также немаловажно, рассматривается вопрос о размере материального вознаграждения лауреатов.

— Сегодня в литературе мало произведений, которые укладывались бы в строгие рамки православного благочестия и при этом не были бы графоманией, были написаны писателями, включенными в литературный процесс… Насколько свободным в своем творчестве может быть писатель, чтобы претендовать на Патриаршую премию? Важно ли качество литературы или только ее «православность»? Каковы будут критерии оценки?

— Писатель свободен в стиле и жанре, главное, чтобы его произведение приносило пользу. Вы употребили слово «православность». Что понимать под «православностью»? Принадлежность автора к Православной Церкви? Православную тематику произведения? Пропаганду соответственной направленности? Это слово имеет несколько размытые семантические рамки, поэтому здесь, наверное, нужно уточнить. Премия будет вручаться за вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей. Если произведение, пусть и 20 лет назад написанное, принесло и приносит пользу, это и будет считаться вкладом. Также автор мог писать 10 лет назад, а сейчас он ездит по стране и призывает вести здоровый образ жизни, выступает против современных пороков, ведет пропаганду, в хорошем смысле этого слова, семейных ценностей.

Такой вклад может внести как одна книга, таки и целое собрание произведений, серийное издание, посвященное какой-то отдельной проблеме.

Главное — степень воздействия литературного произведения на духовно-нравственное состояние общества.

Что касается качества литературы, я уже затрагивал этот вопрос, рассуждая о неотделимости христианской эстетики от христианской позиции автора. Одно другому не должно противоречить. И одно без другого не может существовать. Качество издаваемой литературы, безусловно, важно. Ведь оно влияет и на общий образовательный уровень читательской аудитории. Считаю недопустимым писать стилистически неграмотно, скудным языком о святости, о вещах, раскрывающих христианскую веру и имеющих большое значение для любого православного человека. Иногда приходится сталкиваться с произведениями, авторы которых используют такие обороты, что трудно понять суть написанного. Такая малограмотная двусмысленность даже может вызвать у читателя неуместный смех.

— Будет ли Издательский Совет поддерживать развитие художественной литературы с духовно-нравственной тематикой другими путями, например — выдавать гранты молодым авторам по аналогии с премией «Дебют»? Или формировать некое писательское сообщество, питательную среду для выращивания талантов по аналогии с форумом молодых писателей в Липках?

— Да, сейчас разрабатывается подобная программа. Это очень важно — развивать и поддерживать интерес у молодых литераторов писать на эти темы. Данный вопрос остается открытым и в настоящее время активно обсуждается членами Издательского Совета. Думаю, нам надо разрабатывать и реализовывать программы, способные стимулировать авторскую и издательскую деятельность, которые могли бы заинтересовать наше общество хорошей качественной книгой.

— Где есть литература, там и литературная критика, обсуждение произведений. Возможно ли сегодня появление православных «толстых журналов»? Есть ли у таких журналов потенциальная аудитория?

— Вся проблема в том, что для издания «толстых журналов» необходимо еще создать среду, которая интересовалась бы подобными журналами. Выпуск возможен в том случае, если будет потенциальная аудитория и, соответственно, спрос на издания такого формата. Сейчас издание «толстых журналов» плохо окупается и поэтому не очень популярно. Большинство авторов, не имея достаточных средств на печать своих произведений, регистрируются на различных интернет-ресурсах, посвященных литературному творчеству, и публикуются там. Там же собирается и читающая аудитория. Многие талантливые авторы ограничиваются форматом блогов.

В рамках разрабатываемых программ поддержки молодых писателей мы готовы начать издавать «толстый журнал», чтобы талантливые произведения начинающих авторов могли выходить в печать. Осенью планируется встреча со студентами литературного института, где я хотел бы предложить молодым авторам сотрудничество над созданием первого православного «толстого журнала». Также к работе над журналом можно будет привлекать и авторов, публикующих свои произведения в интернете. Интересный опыт «развиртуализации» таких произведений имеется у издательства «Лепта», выпустившего уже несколько книг в серии «Живой Журнал: новый формат». Но все это требует тщательного изучения и подготовки.

— Популярный сегодня формат привлечения широкой аудитории к литературе — книжные ярмарки и фестивали с разнообразной программой — презентациями, встречами с писателями, тематическими круглыми столами, детскими праздниками. Существующие православные выставки слишком напоминают рынок — здесь продаются и ремесленные товары и церковная утварь и даже еда, чтобы заинтересовать молодежь. Собираетесь ли Вы менять их формат?

— Как показывает практика, максимальную аудиторию собирают выставки, отвечающие всевозможным потребностям. И сегодня наблюдается обилие православных выставок, собирающих представителей из разных епархий и предлагающих товары самых разных направлений. Но мы озадачились вопросом популяризации православной книги и чтения через специализированные книжные ярмарки. В этом году, с 15 по 20 сентября, в г. Калуге прошла Первая межрегиональная православная выставка-ярмарка «Радость Слова».

До этого в Калуге уже несколько лет проводились традиционные православные ярмарки, где монастыри и приходы вели разнообразную торговлю, в том числе и книгами. Проведение подобных ярмарок показало, что у посетителей имеется большой интерес к книжной продукции. Это и стало главным мотивом для выбора Калуги местом проведения первой выставки-ярмарки православной книги.

На выставке была представлена книжная продукция 47 издательств, специализирующихся на выпуске как православной, так и детской, образовательной, исторической и классической художественной литературы, а также аудио- и видеопродукции, развивающих игр и игрушек. Среди участников — Издательство Московской Патриархии, издательства Киево-Печерской и Троице-Сергиевой лавр, издательство Православного Свято-Тихоновского университета, издательства «Никея», «Паломник» и многие другие. Подготавливая выставку, мы стремились учесть интересы всех групп посетителей и участников, поэтому каждый день выставки-ярмарки был предельно насыщен различными мероприятиями. В трех помещениях, включая зал более чем на 100 человек, проходили встречи с писателями, презентации новых книг, тематические круглые столы. Для детей была проведена большая программа, знакомящая с книгами и развивающими играми. Работу в этом направлении мы продолжим, и подобные выставки-ярмарки будут проводиться и в других регионах.

— Будет ли Издательский Совет принимать участие в крупных международных книжных ярмарках — Франкфуртской, Лондонской и так далее? Если да, то с какой целью: планируется ли экспансия на рынок англоязычной литературы, перевод православных книг? Будут ли это объединенные стенды нескольких издательств под эгидой ИС?

— Пока сделаны первые шаги в этом направлении. Издательский Совет приобретает опыт участия в книжных ярмарках, проводимых за рубежом. Наши экспозиции уже были представлены в Мадриде и в Каире. В дальнейшем мы планируем распространять присутствие Издательского Совета на подобных мероприятиях, чтобы как можно шире была представлена православная литература. Готовимся принять участие и в Лондонской книжной ярмарке, на которой в 2011 Россия будет почетным гостем. Каким будет формат участия в ней Издательского Совета, пока нельзя сказать определенно. В этом году на международной Московской книжной выставке-ярмарке, которая проходила с 1 по 6 сентября, впервые более 20 православных издательств были представлены единым блоком. Но издательства могут разместить свою продукцию и на отдельных стендах. Все зависит от того, какие площади будут определены организаторами ярмарки для ее участников.

— Читаете ли Вы электронные книги? Как скажется на деятельности Издательского Совета прогнозируемый переход на цифровые носители подавляющего большинства издателей и читателей?

— Если говорить обо мне, то с электроникой я дружу с детства. Еще до поступления в семинарию у меня был небольшой по тем временам магнитофон «Орбита», и я, помню, записывал различные лекции. В том числе были записаны выступления митрополита Антония (Блюма), и я их слушал. Компьютер имею уже 26 лет, и почти 25 лет в поездках использую портативный компьютер. Первый был лэптоп «Toshiba T 1600». Он у меня сохранился, находится в рабочем состоянии, но я на нем не работаю, это уже музейный экспонат. Сейчас я всегда с собой вожу ноутбук, нетбук и электронную книгу. Постоянно приходится ездить на машине в Калугу, иногда два раза в неделю. В дороге бываю по три-четыре часа, а временами и в московской пробке час-два простоишь. Чем заниматься? Смотреть в окно? Уже все дороги изучил. Я включаю компьютер и работаю. Редактирую материалы, читаю электронные книги, просматриваю публикации в интернете, а когда устану, то слушаю аудио-тексты. Они у меня тоже есть в компьютере. Так что, я думаю, мое отношение понятно: мы не должны отказываться от развития электронной и аудио-книги, скажу, даже наоборот, православных электронных и аудио-книг нам сейчас не хватает.

Другой вопрос — соотношение этих двух видов книг. В наши дни порой хотят создать видимость, что одна книга — печатная, противостоит другой — электронной. Но это не так. На самом деле они восполняют друг друга. В библиотеках печатная книга нужна. Не всегда человек может читать с монитора. Если текст содержит иллюстрации, то печатная книга воспринимается легче и приятнее, чем электронная. Кроме того, для глаз электронная книга вреднее: когда человек постоянно смотрит на монитор, то у него ухудшается зрение. Но, в тоже время, электронная книга имеет ряд преимуществ. В ней легче найти нужное место, электронный носитель, который меньше по объему и весу, может вместить больше книг, что особенно удобно в поездках. Так что каждый вид книги имеет свое преимущество.

Широко используя электронную книгу, все же себя отношу к почитателям традиционной печатной книги. У меня хорошая личная библиотека, и я постоянно ее пополняю новыми изданиями. Уже полок не хватает в шкафах, так что я даже вынужден хранить их в коробках. Печатная книга — это великая ценность для человека. Напечатав первую книгу в Москве, диакон Иван Феодоров изменил образ жизни и мысли человека. Научная информация, историческое и культурное наследие стало более доступным для него. Из поколения в поколение общество становилось более просвещенным. С появлением электронных книг изменился лишь носитель информации. Печатная книга дала нам Пушкина, Достоевского, Гоголя, Карамзина, Менделеева и много духовных писателей, которые, имея дар от Бога, через книгу развили его и оставили свои письменные труды, которые просвещали как современников, так и последующие поколения. Все мы научились грамотности по книгам. И сейчас, имея разнообразные технические средства, мне приятно держать в руках настоящую книгу, листать ее.

Кроме того, при чтении печатной книги восприятие текста совершенно иное: более глубоко вникаешь в текст и лучше усваиваешь смысл. По статистике, большинство людей, пользующихся цифровыми носителями, утилитарно относится к цифровой информации, особенно молодежь. Она ограничивается просмотром энциклопедических статей в поисках информации для подготовки к курсовым, семинарам, экзаменам и т. п. Но мало таких людей, кто бы читал книги «в цифре» для души во время досуга. Люди, желающие почитать для удовольствия, по-прежнему тянутся к печатным книгам.

Где особенно нужна электронная книга, так это в публикации редких изданий, особенно выпущенных до 1917 года. После революции много трудов по богословию, истории, философии было уничтожено, среди них есть и такие, которые не потеряли своей научной ценности. Новое издание этих книг плохо окупается, т. к. они ориентированы на узкий круг читателей, а учебным заведениям и библиотекам они нужны. Вот здесь должна помочь электронная книга. Оцифровать книгу легче, чем издать. И в этом отношении сейчас делается недостаточно, а поэтому мы разрабатываем программу оцифровки сохранившихся редких изданий. В заключение еще раз скажу, что обе книги — электронная и печатная, не должны вести борьбу, а призваны дополнять друг друга.

— Какие книги, которые довелось рецензировать Издательскому Совету под Вашим руководством, Вам особенно запомнились?

— В первую очередь, мне отрадно, что много переиздается святоотеческой литературы. Раз ее издают, значит, она пользуется спросом. Это говорит о том, что наш народ находится на верном пути. Мы должны укрепить наше сознание в святоотеческой традиции, научиться читать писания святых отцов и, главное, понимать их. Только тогда мы сможем правильно понимать и Священное Писание. Не зная их, мы не можем говорить, что знаем Православие. Наша вера отеческая, т. е. основанная на святых отцах. Они дают правильное понимание Евангелия и, главное, жизни христианина. Всякие иные авторитеты вне святых отцов могут привести либо к сектантскому пониманию Православия, либо лишат Церковь Духа Христова, превратив ее в одно из общественных объединений, что часто мы видим в Западной Европе. Мы должны помнить, что вне святых отцов, т. е. вне церковного Предания, нет и Церкви. А поэтому, возрастание интереса к святоотеческому наследию для меня отрадно.

В связи с этим кратко скажу о том, что мы приступаем к большому уникальному проекту — подготовке к изданию полного собрания творений святителя Феофана Затворника. В настоящее время собираются ранее не опубликованные и не известные широкой общественности его рукописи, письма и другие материалы из разных архивов. Нам предстоит изучить материалы в тех местах, где служил святитель, а это Иерусалим, Константинополь, Афон, Киев, Петербург, Владимир, Рязань, Петрозаводск. Данное собрание, предположительно, составит от 35 до 40 томов и займет не менее пяти лет работы. Это по-настоящему грандиозный проект!

Что касается других книг, которые проходили рецензирование, то у меня, как Председателя Издательского Совета, была возможность познакомиться с несколькими сотнями представленных на рецензирование материалов самого разного содержания, стиля, направленности и качества. Среди них были и не совсем удачные работы, и среднего качества, но были и настоящие шедевры авторского литературного таланта и подлинного мастерства издателей.

Хороших книг много, но запоминаются те, оформление которых говорит о добросовестном отношении издателя, старающегося выпустить во всех отношениях качественную литературу и не гонящегося за прибылью. Сейчас не является проблемой техническая сторона издательско-полиграфического процесса. Можно издать книгу любого формата, объема, с высоким уровнем печати. А вот экономические и кадровые проблемы стоят остро. Не все авторы могут оплатить издание книги в крупном известном издательстве. Средние же и мелкие издательства редко бывают укомплектованы необходимыми квалифицированными специалистами и не имеют современной техники. Отсюда мы имеем книги, не соответствующие требованиям к оформлению изданий, напечатанные на некачественной дешевой бумаге, с ошибками, где находятся неутвержденные церковной властью молитвословия, а тексты Священного Писания цитируются вольным современным языком. Когда мне в руки попадают такие книги, у меня возникает вопрос: «Как издатель, называя себя православным христианином, может допускать такое пренебрежительное отношение к изданию богословской, катехизаторской литературы, творений святых отцов, и, особенно, Священного Писания?» Мы не можем ни одной йоты самостоятельно исправить, все должно быть авторизовано Церковью. А когда видишь святое Евангелие, напечатанное трудночитаемым шрифтом на серой бумаге, да еще с ошибками, то задаешь вопрос: «Почему мы так относимся к Слову Божию? Приведем ли мы человека ко Христу через такую свою работу?» Каждый желающий прочитать что-нибудь полезное для себя, приходя в магазин, в первую очередь оценивает внешний вид книги. Она должна располагать к себе, бумага и печать должны быть качественными. В книге нет ничего второстепенного, ее оформление является дорогой к содержанию. Православный издатель обязан это учитывать. А иначе получается, что книги экстрасенсов, сектантов более привлекательные, чем православная литература. Я уже не говорю о «гламурных» бестселлерах, которые расходятся десятками, а то и сотнями тысяч экземпляров. Вот такая безответственность порой и является причиной того, что православная книга не доходит до читателя и недостаточно влияет на сознание людей.

— Многие издатели были недовольны введением системы грифов, особенно — очередями, которые тормозили издательский процесс и создавали финансовые трудности, и необходимостью оплачивать рецензии. Сейчас ситуация изменилась? Удалось ли Издательскому Совету найти общий язык с издательствами?

— При введении рецензирования недовольство издателей было предсказуемо. Очереди были созданы искусственно. Постановление Синода об обязательном рецензировании книг, поступающих для распространения в церковную книжную сеть, было принято в декабре 2009 года. Весь 2010 год был полностью отведен на разработку правил, установление рабочих отношений с издательствами, создание механизма прохождения подготовленных к изданию материалов, формирование группы рецензентов, налаживание взаимоотношений с другими синодальными учреждениями, к сфере компетенции которых относится часть представляемой литературы. Это в первую очередь касается Синодальной Богослужебной комиссии, которая дает заключение о богослужебных текстах, акафистах и других молитвословиях, а также Отдела религиозного образования и катехизации и Учебного комитета, которые должны в соответствии со своим профилем рецензировать учебные и методические пособия. Святейший Патриарх требует от каждого синодального подразделения заниматься своим делом. Например, за содержанием программ в духовных академиях и семинариях, богословских институтах, подготовленных там учебных и методических пособиях следит Учебный комитет, а не Издательский Совет.

Как видите, нам предстояла большая организационная работа, на которую был отведен весь текущий год. Но издательства сразу же после принятия указанного решения без консультаций стали представлять в Совет на рецензирование материалы и некоторые привозили по 100 и более книг, при этом не указывали очередность их выпуска, хотя мы это просили. Только за три оставшихся нового года дня после Синода в Совет на рецензирование поступило около 500 книг, в первые два месяца этого года еще тысяча книг. Выполнить этот огромный объем работы да еще в короткие по количеству рабочих дней месяцы, какие у нас январь и февраль, не возможно. Только в апреле мы вошли в нормальный график работы. К этому времени сложился аппарат секретариата по рецензированию, наладилась работа Коллегии, установились отношения почти со всеми издательствами и срок прохождения поступавших на рецензирование материалов стал вписываться в предусмотренные нормой 30 рабочих дней. Задержка оставалась только с теми книгами, которые проходили проверку в синодальных учреждениях и в Обществе православных врачей, куда были направлены материалы, затрагивавшие вопросы медицины.

Скажу откровенно, за это короткое время мы приобрели хороший опыт рецензирования. Всего с января по сентябрь через Коллегию прошло более 2300 книг, из которых 2150 получили гриф Издательского Совета. На сегодняшний день в секретариате по рецензированию находится чуть более 150 книг, и уже установился нормальный рабочий режим. У нас сейчас есть возможность рассматривать поступающие материалы даже в более короткие сроки.

Правда, еще есть ряд долгосрочных проблем. Так в настоящее время решается острый вопрос с богослужебными книгами, молитвословами и сборниками акафистом. На рецензию поступает очень много сборников, содержащих тексты, не утвержденные церковной властью. Сейчас мы выверяем тексты акафистов, их более трехсот, чтобы создать полный сборник и представить его на утверждение Святейшему Патриарху. Всем издателям, желающим печатать акафисты, будет выдаваться утвержденная электронная версия.

Важный вопрос, который мы решили, это издание Священного Писания. Когда поступают соответствующие обращения из издательств, мы им даем электронный текст синодального перевода, выпущенный Издательским Советом в 2008 году. Текст выверен и он предоставляется издателям бесплатно.

Что касается оплаты работы рецензента, то, прежде всего, отмечу, что до сих пор ни с одного издательства за рецензирование книг не было потребовано ни копейки, т. е. работа по научно-богословскому рецензированию и экспертной оценке до сих пор проводилась абсолютно бесплатно для издательств и издателей. Это положение будет сохраняться до вступления в силу разработанной Издательским Советом методики определения стоимости рецензирования. Ее принципы обсуждались с издателями и пришли к устраиваемому всех расчету стоимости, после чего она была рассмотрена на совещании руководителей синодальных учреждений 16 августа. Тогда же обсуждался вопрос о взаимоотношениях между Издательским Советом и другими синодальными структурами по вопросу рецензирования. Мною была предложена схема, согласно которой синодальные учреждения рецензируют учебную и методическую литературу по своему профилю и направляют в Издательский Совет свою официальную рецензию, на основании которой им будет предоставляться гриф Издательского Совета, дающий право на реализацию их через церковную книжную сеть. В данном случае гриф дается без какой-либо оплаты. На этом обсуждение вопроса было завершено и теперь методика представлена на утверждение Святейшему Патриарху. После его положительного решения она вступит в силу. Согласно ей стоимость рецензирования для любого издательства будет незначительной по сравнению с разницей себестоимости книги и его отпускной ценой и не должна отражаться на стоимости книги. Правда, все зависит от торгующих организаций.

Беседовала Ксения Лученко

Источник: Татьянин День

5 октября 2010 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×