Не спешите спасаться бездомными

Меня часто спрашивают, зная, что я «работаю» с теми, кто живет на улице: какие чувства я испытываю к бездомным? Отвечаю: я их не люблю. Их любить не за что. Как можно любить малознакомого человека, к тому же собственноручно утопившего себя в луже проблем? Любовь должна быть рассудительной. Такая любовь не застит глаза и позволяет видеть реалии. Вот уважаю – это да. Как личностей и как образ Божий. Не более того. С 1999 года видел их много. Разных, но одинаково потерянных во времени жизни. Крайне редко можно увидеть бездомного, который принял свой крест и уже этим пытается вытянуть себя за волосы из этой сложной жизненной ситуации. Большинство же либо кичится своим положением, либо просто смирилось с тем, что в их жизни происходит. Либо уже живет как в последний раз. Такие сгорают быстро. Бойцов-бездомных можно встретить разве что там, где некоторые из них работают, но пропасть между ними и нами такова, что все их бойцовские качества рушатся о большой риф, который называется «выход во вход» – обратно в общество. Откуда они выпали некогда. Но, оказывается, возврат происходит куда болезненнее. В нашей стране крайне сложно вернутся, если ты был сиротой, уже сидел на зоне… Ну, а бездомному это сделать вдвойне тяжелее. Потому что их падение даже поощряется: упал, ну лежи в луже, а мы еще и пнем, и милицию вызовем. «Чтобы тут вашего телу не было».

Бездомные – разные, но одинаково пытающиеся построить свое мировоззрение так, чтобы было удобнее для уговаривания себя в своем падении. Этакая защита. Чаще всего они привыкают к мысли, что они жертвы и не виноваты в том, что сейчас живут под забором. Что виноват тот или иной человек, жена, дети, соседи, коллеги по работе. Но он… Нет! он сама невинность. Многие бездомные, поняв, что можно прикрыться верой, начинают истово ее изображать. Научившись, порой профессионально, говорить значащие фразы на церковную тему, по-актерски заглядывая бесстыдно в глаза. Это работает. Но они не знают или не хотят знать, что неискренность видна, достаточно просто подглядеть, что бывает потом, после того, как он выудил из человека то, что ему было надо. Вся вера утонет в разговоре на матерном языке и в жадной выпивке из общей бутылки. Конечно, они могут сказать, что им деваться некуда. Но это ложь. Можно ли умиляться ложью?

Лично я смотрю на бездомных просто: они, как и я, – образ Божий. Но видя, как они живут, как пытаются исказить этот образ питием, разгулом и развратом, понимаешь: для того чтобы они вышли из своего скотского состояния, им нужна помощь. Не такая, чтобы сразу бросаться им помогать, отправлять в реабилитационный центр, искать работу. Нужен совместный поиск выхода. Через общение и достижение «общего знаменателя», через понимание: «так жить дальше нельзя» или «я готов жить иначе». Речь вообще не о том, отказать в помощи или оказать ее. Главное – другое: увидеть, что бездомный изменился. Потому что отправлять еще «несозревшие» тело и душу в реабилитационный центр бесполезно. Потому что и попав в новую обстановку, бездомный продолжает свое падение, так что после запоя покидает учреждение, место, куда его устроили трудиться, и так далее. Он еще не вызрел. Или уже перезрел. У него еще все внутри не обрело точку возврата. Пока эта только «не». Тут, конечно, нужен опыт, чтобы даже через простую технику социального работника понять, что перед тобой человек, который готов к переменам. Или еще не готов. Для этого нужен длительный вербальный контакт, замер изменения сознания бездомного, его желания вернуться в общество через труд над собой. Это сложнейшая работа – вникать в то, что говорит человек, как меняет свой вектор осознания того, что с ним произошло, куда он движется. Безусловно, для того чтобы этот процесс шел быстрее, да и качественнее, надо, чтобы улица перестала его кормить подачками во имя спасения своих душ. Подавая на винопитие, люди искушают этого и так искушенного человека. Лучше отдать деньги тем, кто кормит бездомных и имеет с ними контакт, кто видит, как они меняются, и, зная технологию вывода таких людей с улицы, имеет возможность это делать. А пока… Одни пытаются им помочь, одевая, питая их, делая замер их готовности к возврату; другие также пытаются, подавая на спой бездомных. Важно, чтобы остальные не множили разврат, спасая себя мыслями, что спасаются тем, что спасают иных, потому что после этого «спасения» возврат крайне затруднителен. Ведь и бездомный понимает, что подавшие ему деньги люди не помогли ему, а дали на его погибель, к которой многие и стремятся. Потому что не верят в себя, людей и справедливость. Берегите их от себя.

Александр Гезалов

12 октября 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту