Лютеров догмат

Лютеров догмат — «Только Писание» — слышал всякий, кто общался с протестантами. Любят они цитировать одно из последних предложений в Апокалипсисе, где говорится об угрозах тем, кто приложит или отнимет нечто от слов пророчества книги сей (См. Откр. 22, 18–19). Слова эти остры, и правильное понимание их даёт человеку оружие, неправильное угрожает самому неосторожному пользователю. Таковы все Писания.

Апокалипсис завершает Новозаветное Откровение, но не завершает историю. История продолжается, а значит, продолжается действие в ней Духа Божия и Промысла Божия. Единственная историческая книга Нового Завета — книга Деяний апостольских — не заканчивается словом «аминь». Это ни в коей мере не случайность. Слово «аминь» — не просто завершение текста и запечатление его, но и имя Христово: Так говорит Аминь, свидетель верный и истинный (Откр. 3, 14). Апостол Лука, поставивший «аминь» в конце своего Евангелия, смеем полагать, не просто забыл дописать его в конце книги Деяний. Правильно будет думать, что Сам Бог, двигавший пишущей рукой апостола, в нужное время эту руку удерживал. Книга Деяний не окончена в том смысле, что начавшаяся история Церкви непрестанно продолжается, и лишь в последние мгновения человеческой истории, перед Страшным Судом, книга эта будет вполне завершена и, вместе со свернувшимися небесами, свёрнута.

За обретением правильной точки зрения на соотношение Предания и Писания обратимся к опыту ветхозаветному. Запрет на убавление и отнятие находится в Библии гораздо раньше, чем он появляется в Апокалипсисе. В книге Второзакония читаем: Всё, что я заповедую вам, старайтесь исполнить; не прибавляй к тому и не убавляй (Втор. 12, 32). Если отнестись к этим словам с современной протестантской категоричностью, то следует ограничить священные книги только Пятикнижием, отказав в священном достоинстве книгам историческим, учительным и пророческим. Такой соблазн действительно был. Саддукеи, например, говорили, что нет ни воскресения, ни ангела, ни духа; а фарисеи признают и то и другое (Деян. 23, 8). Формальная правда на стороне саддукеев, поскольку о воскресении и духовном мире молчит Закон. Но правильное понимание на стороне фарисеев. Они понимали священную историю не только как хранение однажды данного, но и как продвижение вперёд и накопление опыта. К синагогальному чтению Торы были добавлены чтения пророков. К основным праздникам, установленным в Пятикнижии (это Пасха, Пятидесятница и Кущи) добавились праздники, возникшие позже. Самые известные из них — Пурим и Ханука. Был накоплен огромный опыт внехрамового благочестия, заключавшийся в изучении и толковании Писаний, молитве и скрупулёзном выстраивании жизни в соответствии с Откровением. Если мы сегодня пользуемся всеми сокровищами Ветхозаветных Писаний и знаем, что все они «свидетельствуют о Христе», так это благодаря не только сбережению однажды данного на Синае, но и благодаря исторической открытости Ветхозаветной Церкви. Благодаря внимательности к словам и действиям Бога и чуткому вслушиванию в пульс священной истории.

Конечно, подобная жизнь трудна и рождает соблазны. Сколько, например, нужно было внутреннего труда и небесной помощи, чтобы включить в канон Песнь песней! Гораздо легче было спрятаться за Тору и назвать Песнь песней книгой соблазнительной. Но в том-то и подвиг Церкви, что она должна отделить правду от лжи, и не дай Бог одно с другим не перепутать!

Совершенно понятен страх запутаться в преданиях человеческих и отыскать скалу, на которую можно безбоязненно опереться. Протестанты так и делают. «Вот Писание», — говорят они, не давая себе труда понять, что это не Книга, в готовом виде упавшая с Неба, но книга, долгими столетиями писавшаяся Церковью, вначале Ветхозаветной, а затем Новозаветной. Мусульмане верят в то, что Коран существует на небе и был однажды и навсегда дан Мухаммеду. Мы так о Библии не думаем. Мы знаем, к примеру, что само Откровение Иоанново, в котором есть угроза добавляющим и отнимающим, не было сразу включено в новозаветный канон. До него и вместо него могли читаться в собраниях другие книги, ныне не включённые в канон. Бог дал такое право Церкви и, мало того, возложил на неё обязанность выделять из потока Предания некую фиксированную и переданную на письме часть. И эта записанная часть Предания может быть понята и усвоена лишь в более широком контексте Предания. Таков закон: вначале Бог и Церковь, затем — Книга, Богом данная Церкви. Само слово «Библия», столь любимое протестантами, отсутствует в Писании. Златоуст назвал этим греческим словом собрание священных писаний, и всякий протестант, говорящий, что любит Библию, пользуется при этом термином из Предания Церкви.

Никто не спорит сегодня о дополнении и расширении книг библейского канона. Канон сформирован вот уже в течение более чем полутора тысяч лет. Споры могут вестись и ведутся лишь о правильном понимании Божиих слов, о методах раскрытия их смысла и, что несравненно сложнее и важнее, о приближении к Автору Библии и общении с Ним. Бог первичнее Писания, и общение с Ним было возможно без посредства книг во времена от Адама до Моисея. Церковь и ныне не выводит догматы из Писания, но подтверждает догматы Писанием, поскольку догматы веры Церковь получила от устной проповеди апостолов, сказавших несомненно более, чем написано. Иной обряд, такой как земной поклон перед освящёнными евхаристическими Дарами, говорит об отношениях человека и Бога больше, чем многие страницы текста. Протестант же, напротив, отвергает историческую Церковь, хранящую Откровение, и силится воссоздать её на основании текстов, полученных от Церкви, и в соответствии со своим частным пониманием текста. Если есть Церковь, то есть и Писание и правильное понимание последнего. Если же есть только Книга, а человек отставлен на произвол вольных интерпретаций, то Истина неизбежно будет страдать от служения смертоносным буквам (2 Кор. 3, 7), что мы и наблюдаем наглядно на примере Реформации, не имеющей своего законченного лица.

Нам, конечно же, предстоит и делом, и словом доказывать родовую, органическую связь Церкви и Писания, Писания и Евхаристии. Нам предстоит выстраивать мост, приводящий людей, полюбивших Иисуса Христа через Книгу, к Церкви, Главой Которой Иисус является. Труд этот не прост, но священ и многоплоден. Книга Деяний продолжает писаться, и слово «аминь» в конце её ещё не поставлено. Дух Божий живёт в Апостольской Церкви и продолжает действовать тихо, но удивительно. «Протестанты всех стран, воцерковляйтесь», — можно сказать без всякой тени иронии. Только чуть больше внимания к истории, чуть больше знания её, и путь от Книги до вхождения в благодатное лоно, родившее Книгу, заметно сократится.

Протоиерей Андрей Ткачев

Отрок.ua

19 ноября 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Евгений19 января 2011, 21:00
2 Dmitry D.: Конечно же, святые Отцы относятся к Писанию, как ко Христу, Слову воплощённому, Живому и Животворящему. Библию же можно назвать в свою очередь Образом самого Христа, рассказом о Нём, не Его Самого физически, но о Нём. Так вот, святые Отцы смотря на самого Христа духовно, имея полноту переданной им веры, но не имеют физический полноты воплощения веры этой, и потому возникает нужда выделить канон. Т.е. пора писать для полноты физической Образ Христа(Библия, как книга), чтобы всякий мог Его увидеть(читать). И вот они имея всё видение, знание, мудрость Господню собираются и начинают выделять на основании того, чему были сами научены, что было предано однажды, за что хвалит Павел их (1Кор.11:2), и потому что Павел однажды заповедует им (2Фесс.2:15), со страхом Божьим начинают рисовать Образ Его, кто-то говорит, давайте ещё посмотри в евангелие от Петра, ведь он же знал Господа, он покажет нам Его Образ. Но имея то знание, которое имели Отцы, они не могут согласиться с этим, потому что человеческая мысль там есть, а та тленна. И так, кропотливо выбирая, и создают Отцы то, что мы ныне называем Библией. Но ведь без знания, которое было предано они могли и ошибиться. Вот почему Предание так важно, и мОжет быть на одно уровне с Писанием, и не то, что бы быть, но немыслимы одно без другого. Без правильного контура Истины, пусть и красивый красочный образ, а Истины в полноте нет. Господь с Вами.
Dmitry D.21 декабря 2010, 10:00
Николаю В IV веке произошло скорее оформление Новозаветного канона, Ветхий Завет же, безусловно, был и Церковь им руководствовалась. Догмата о Троице в Писание конечно же нет, так как в Библии вообще нет такого понятия как догма, догмы выводятся из Св.Писания, и понятие о Боге о его непостижимой природе выведены Святыми Отцами именно из Священного Писания (тем более что этот процесс начал оформляется как раз с IV века). Приведите мне пример где догмат о Святой Троице был бы выведен не из Св.Писания а из устного предания, откройте в конце концов любой православный катехизис, или в крайнем случае «Закон Божий» прот. С.Слободского, и посмотрите в нем раздел о Боге и на ссылки, откуда взяты эти понятия, ссылки, только на Библию. Священное Предание, в том числе и устное не может быть на одном уровне со Священным Писанием, прочитайте Св.Отцов IV века св.Афанасия Великого, св.Василия Великого, св.Григория Богослова , св.Иоанна Златоуста, св.Григория Нисского, бл.Августина и посмотрите какое у них отношение к Священному Писанию. Вы же Николай даже слово Библия пишете с маленькой буквы.
Николай 7 декабря 2010, 23:00
По всей видимости, Dmitry D. не "учитывает", что библия в современном виде появилясь только в IV веке, до этого Церковь жила преданием, устной проповедью. Да и многие догматы, основываясь на Писании, в самом Писании не встречаются. Пример - догмат о Троице. А в целом - хорошая и полезная заметка, вот уж действительно - «Протестанты всех стран, воцерковляйтесь». Спасибо, о. Андрей.
Dmitry D.26 ноября 2010, 09:00
«Церковь и ныне не выводит догматы из Писания, но подтверждает догматы Писанием, поскольку догматы веры Церковь получила от устной проповеди апостолов, сказавших несомненно более, чем написано.» Извините, но такое я впервые слышу, такого даже в самой либеральной протестантской литературе мне не приходилось читать, просто нонсенс какой-то. Может быть, автор не правильно выразил свою мысль, если же правильно тогда я очень удивлен, писания Отцов и соборные постановления говорят совершенно об обратном, о первичности Библии как записанного Слова Божия, подобные мысли если характерны то скорее для католической церкви, да и то скорее в средневековье, и очень мне кажется важным ответ св.Марка Эфесского в «Слове втором об очистительном огне» где он ссылается на бл.Августина относительно подобных мнений, хотя спор там идет не об устном предание, но вопрос касается этой же сферы, и ссылка на Второзаконие мне кажется здесь не совсем уместна потому что глава 18 этой книги явно говорит что Откровение еще не закончено, в то время как в Новом Завете из Послания к Евреям можно сделать вывод о его завершение (Евр. 1,1-2) и вообще очень жаль, что подобные мнения все чаще раздаются в нашей Православной среде, в противовес протестантам выставить вперед Священное Предание, тогда как для Православия всегда была характерна гармония с приоритетом Слова Божия и Священным Преданием как его верного понимания.
Арни.22 ноября 2010, 02:00
Вобщем то именно к Откровению относитца предостирежение,а не ко всей Библии. Там так и написано: 18 И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; 19 и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей. То есть не ко всему писанию,а только к откровению.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке