Красота – на спасение или на погибель?

«Как сказал Достоевский, красота спасет мир!»

Загрузить увеличенное изображение. 498 x 737 px. Размер файла 129035 b.
 Аглая.Иллюстрация Ильи Глазунова к роману Ф.М.Достоевского «Идиот». 1982 г.
Аглая.Иллюстрация Ильи Глазунова к роману Ф.М.Достоевского «Идиот». 1982 г.
Надо бы раз и навсегда выяснить, что там в действительности с этой лже-цитатой, да навряд ли удастся: народ у нас упрямый. Кто сказал, что красота спасет мир? Достоевский? Или кто-то из его героев? Открываем начало 5-й главы третьей части романа «Идиот».

«Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет “красота”? Господа, – закричал он громко всем, – князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен. Господа, князь влюблен; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет…»

Монолог этот принадлежит Ипполиту Терентьеву, 17-летнему юноше, смертельно больному туберкулезом, который вслед за этой сценой пробует застрелиться и вообще выделяется своей экстравагантностью среди и без того неординарных героев «Идиота». Ничего подобного мы от князя не слышали, и вообще никакой связи между этими словами Ипполита и предшествующим содержанием романа не прослеживается, за исключением разве что назойливых напоминаний об уникальных женских достоинствах Настасьи Филипповны, из-за которых князь впоследствии лишается рассудка, а она сама – жизни.

Однако к «тезису о красоте» автор возвращается еще раз – всего однажды, когда несчастный князь уже приближается к своему закономерному финалу. Напоминает нам про него Аглая Епанчина, девушка, любящая князя и вызывающая симпатию и доверие у читателя.

«Слушайте, раз навсегда, – не вытерпела наконец Аглая, – если вы заговорите о чем-нибудь вроде смертной казни, или об экономическом состоянии России, или о том, что “мир спасет красота”, то… я, конечно, порадуюсь и посмеюсь очень, но… предупреждаю вас заранее: не кажитесь мне потом на глаза! Слышите: я серьезно говорю! На этот раз я уж серьезно говорю!

Она действительно серьезно проговорила свою угрозу, так что даже что-то необычайное послышалось в ее словах и проглянуло в ее взгляде, чего прежде никогда не замечал князь и что уж, конечно, не походило на шутку».

Давайте и мы прислушаемся к этому серьезному голосу и прекратим вешать на Достоевского нелепую утку, брошенную одним эксцентричным персонажем в адрес другого. Хотелось бы знать, кому принадлежит инициатива; подозрение, конечно же, падает на его «бедного родственника» В.В. Розанова, несчастного двоеженца, который обвенчался вторично, не получив развода от возлюбленной великого писателя Аполлинарии Сусловой.

Мир спасает не красота, мир спасает Христос, Бог распятый и воскресший, причем спасает при нашем активном участии: «Мы соработники (споспешники) у Бога» (1 Кор. 3: 9). А вот с этим эстеты и интеллектуалы эпохи «серебряного века» ну никак не могли согласиться. Потому и уцепились они за красоту: вдруг да и вывезет… Им подошли бы и сапоги всмятку, лишь бы их самих не беспокоили с нравственными нормами.

Но не спешите оттеснять нашего классика в тень, когда заходит речь о красоте. Его перу принадлежит суждение гораздо более глубокое, серьезное и зрелое, чем случайная фраза нервного Ипполита. Оно, конечно, хорошо известно, но во всевозможных эстетских сочинениях цитируется гораздо реже, а если и цитируется, то уклончиво, урывками, стыдливо, как будто пытаются не раскрыть, а спрятать его содержание. Розановский след виден и здесь, недаром говорил Бердяев: «Устами Розанова иногда философствовал сам Федор Павлович Карамазов».

Загрузить увеличенное изображение. 487 x 666 px. Размер файла 69951 b.
 Грушенька.Иллюстрация Ильи Глазунова к роману Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы». 1983 г.
Грушенька.Иллюстрация Ильи Глазунова к роману Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы». 1983 г.
Итак, Митя Карамазов – в предисловии к своей исповеди брату Алеше: «Насекомым – сладострастье! Я, брат, это самое насекомое и есть, и это обо мне специально и сказано. И мы все, Карамазовы, такие же, и в тебе, ангеле, это насекомое живет и в крови твоей бури родит. Это – бури, потому что сладострастье буря, больше бури! Красота – это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, а определить нельзя, потому что Бог задал одни загадки…

Красота! Перенести я притом не могу, что иной высший даже сердцем человек и с умом высоким начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы.

Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил. Черт знает что такое даже, вот что! Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В Содоме ли красота? Верь, что в Содоме-то она и сидит для огромного большинства людей, – знал ты эту тайну иль нет? Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».

Красота, как и свобода, – сложнейшая, неохватная философская проблема – по крайней мере в этом Митя Карамазов не ошибся. А нам важно в первую очередь осознать подчиненное место красоты по отношению к любви и к другим нравственным ценностям. Красота не спасает мир, но она может содействовать нашему спасению – или противодействовать ему.

Едва ли не самое замечательное свое стихотворение Николай Заболоцкий посвятил красоте. Хотел бы я, чтобы его выучили наизусть – только полностью, а не урывками, как в популярной книжке о том, «что нужно знать каждой девочке», – все те родители, педагоги и проповедники, кто находит нужным сулить девчонкам ад за серьги и бусы, за губную помаду, тушь для ресниц, за карманное зеркальце и вообще за интерес к своей внешности.

Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка.
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам ее,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про нее,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит ее и вон из сердца рвется,
И девочка ликует и смеется,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Еще не знает это существо.
Ей все на свете так безмерно ново,
Так живо все, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине ее горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты ее нехороши
И нечем ей прельстить воображенье –
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом ее движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему ее обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

Завершается стихотворение вопросом далеко не риторическим, настоятельно требующим ответа. В образном контексте стихотворения он, естественно, повисает в воздухе, но мы на него легко ответим: разумеется, у красоты есть и формальная сторона, и содержательная. Однако обратим внимание на предыдущую строчку: обожествляя красоту в том или ином ее проявлении, мы гарантируем себе нравственную катастрофу.

Непростительным заблуждением (буквально непростительным: наши дети нам его не простят) было бы отождествить формальную красоту, сосуд, который сам по себе пуст, с греховным, «мирским» ее восприятием, а содержательную, глубинную – с благодатным, одухотворенным, «церковным». Страшная и таинственная вещь – содомский идеал красоты, буря сладострастья, которую Митя видит у себя в сердце и переносит на «огромное большинство людей» и которая в конце концов сгубила самого Митю, – она-то и есть тот самый огонь, не столько мерцающий, сколько пылающий, «и горит от него сердце», и если мы, забыв Христа, обожествляем огонь, то, словно мотыльки, в нем и сгораем.

В подтверждение сказанному призовем в свидетели Пушкина. Все, конечно, помнят строки из 8-й главы «Евгения Онегина» о юности поэта в Царском Селе: «В те дни, когда в садах Лицея / Я безмятежно расцветал…» Но протекли годы, и для поэта настало время переоценить прошлое, а заодно и дать ярчайшую характеристику «обожествленной красоты»:

В начале жизни школу помню я;
Там нас, детей беспечных, было много;
Неровная и резвая семья.
Смиренная, одетая убого,
Но видом величавая жена
Над школою надзор хранила строго.
Толпою нашею окружена,
Приятным, сладким голосом, бывало,
С младенцами беседует она.
Ее чела я помню покрывало
И очи светлые, как небеса,
Но я вникал в ее беседы мало.
Меня смущала строгая краса
Ее чела, спокойных уст и взоров
И полные святыни словеса.
Дичась ее советов и укоров,
Я про себя превратно толковал
Понятный смысл правдивых разговоров,
И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственный порфирных скал.
Там нежила меня теней прохлада;
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздномыслить было мне отрада.
Любил я светлых вод и листьев шум,
И белые в тени дерев кумиры,
И в ликах их печать недвижных дум.
Все – мраморные циркули и лиры,
Мечи и свитки в мраморных руках,
На главах лавры, на плечах порфиры –
Все наводило сладкий некий страх
Мне на сердце; и слезы вдохновенья,
При виде их, рождались на глазах.
Другие два чудесные творенья
Влекли меня волшебною красой:
То были двух бесов изображенья.
Один (Дельфийский идол) лик младой
Был гневен, полон гордости ужасной,
И весь дышал он силой неземной.
Другой женообразный, сладострастный,
Сомнительный и лживый идеал,
Волшебный демон – лживый, но прекрасный.
Пред ними сам себя я забывал;
В груди младое сердце билось – холод
Бежал по мне и кудри подымал.
Безвестных наслаждений темный голод
Меня терзал – уныние и лень
Меня сковали – тщетно был я молод.
Средь отроков я молча целый день
Бродил угрюмый – все кумиры сада
На душу мне свою бросали тень.

Как видите, Мите Карамазову было у кого искать помощи в решении своих нравственно-эстетических проблем. И нам надо сделать вывод: победить дьявола (который борется, конечно, не с Богом, а с человеком), различить божественное начало от содомского в идеале красоты способен тот и только тот, кто различает истину от лжи, поскольку дьявол – отец лжи, а истина делает нас свободными.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

26 ноября 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Р.Б. Ольга29 ноября 2014, 22:00
Спасибо за статью! Всегда дивилась, как девушки (и некоторые парни) рады такому, (если это выражение можно так назвать) комплименту - "Ты такая сексуальная!". Мне было бы намного приятнее услышать - "Ты красивая", "Добрая", "Милая", "Умная", "Мастерица". Странно всё это. Особенно если учитывать, что я не в летах, и не имею за собой привычку яро осуждать молодёжь. Спаси Господи!
Людмила21 февраля 2012, 18:00
С интересом ознакомилась. Но, по-моему, как-то узко здесь красота трактуется. Почему прежде всего говорят о красоте порочной, красоте женской, красоте, разжигающей пламень опасный? Мне же открылось вот что: вся красота - от Создателя, Творца. Только Он мог сотворить столь дивные красоты, имеющие место на нашей Земле. И женская красота - не исключение. И вся она, красота, буквально вопиет о Творце, о Его великих чудесах и милостях. Красота на Него указует, она к Нему приводит неизбежно каждого, кто задумывается о сути ее происхождения. А если приводит она к Богу, значит, спасает души, спасает мир. Просто ведь все, только мы от этой простоты невероятно отдалились. Это теперь та простота, что открывается после долгих духовных трудов с такой очевидностью, что ты думаешь: как прежде я этого не понимала, хотя теперь думаю, что знала это всегда...
Вика16 декабря 2010, 15:00
Статья очень ко времени. Потому как красота содомская почти полностью затмила красоту Божественную. повод задуматься и о себе, и о том, как воспитывать детей. Спаси Господи о.Макария
Алексей 9 декабря 2010, 23:00
У каждой (вещи, свойства, действия) есть две стороны. Одна от Бога, другая от дьявола. Так и Красота есть Божественная, а есть дьявольская. Чтобы понять, что от чего рождается можно самому подумать и пропустить через веру, если пройдет - значит от Бога. Вам о. Макарий спасибо за полноту толкования.
Татьяна 7 декабря 2010, 14:00
Очень странные параллели в статье и в комментариях: красота - и сладострастье, красота - и порнография. А ведь для духовно здорового человека эти понятия не связаны. Красота - слава Творцу, а сладострастье и порнография - из другой "оперы"... А внешняя красота совсем не исключает внутреннюю, в том числе у героинь Достоевского. Странно, что это приходится напоминать...
Иулиания 1 декабря 2010, 21:00
Всё Бог наш сотворил хорошо и красиво и ничего дурного. Нам только нужно видеть в любой красоте её Создателя, и благодарить Творца за этот красивый мир. Он - самый лучший художник.
Дария30 ноября 2010, 23:00
Красота это ширма, каждый видет в ней что хочет, а лучше заглянуть за нее. И да порою это соблазн и для окружающих и для носителя, и это бремя, тк люди её боятся, и остерегаются. Так что это по большей части серьезное испытание для человека, но Бог всем поможет достойно и его пройти. Большое спасибо за статью о. Макарий, очень тонко и прямо в точку!
Захар29 ноября 2010, 20:00
Да я-то думаю, что в каждом из нас, в какие-то периоды жизни, присутствует Иван Карамазов. Даже более, чем остальные Карамазовы. В виде ужаса перед страданием невинных существ и нетерпеливым непрятием этого страдания. Но это нетерпение сердца может вылиться в гордыню и богоборчество, а может - в сострадание и соработничество Господу (но это уже не Иван). Я только против того, чтобы этически опасные слова о слезинке ребенка (помните следствие: "я свой билет почтительнейше возвращаю!" Это при том, что никто ему билет-то и не гарантирует), лепить к месту и не к месту.
Петр29 ноября 2010, 17:00
В социалистическом обществе красота позволяет найти красивого спутника, а в капиталистическом - богатого.
иеромонах Макарий29 ноября 2010, 15:00
Всем спасибо за внимание, за добрые слова! - К сожалению, не могу участвовать в дискуссии: но всем добро пожаловать на страничку вопросов и ответов, http://convent.mrezha.ru , и в Живой Журнал, http://p-m-makarios.livejournal.com/ .
Юрий29 ноября 2010, 00:00
Замечательная статья! Спаси Господи! В наше время фраза "КРАСОТА СПАСЕТ МИР" многими толкуется настолько превратно, что уже вызывает сомнение по своей сути.
Анастасия 28 ноября 2010, 16:00
Спаси Господи, отец Макарий
Виктор28 ноября 2010, 12:00
Захар: "Ведь произносит ее Иван Карамазов - богоборец и идеолог отцеубийства." Не могу согласиться с такой категоричной оценкой Ивана Карамазова. Воистину, "тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей". Мы ли много лучше Ивана?
Захар27 ноября 2010, 17:00
Статья хороша еще и тем, что призывает очень осторожно относиться ко всякого рода цитатам из художественной (да и любой другой) литературы. Потому что вырванная из текста, мысль может приобрести противоположный смысл. Это происходит и с мыслью из "Братьев Карамазовых" о слезинке ребенка. Мысль чрезвычайно соблазнительная и опасная. Ведь произносит ее Иван Карамазов - богоборец и идеолог отцеубийства. А ее иногда преподносят как образец человеколюбия. Спасибо за умную статью.
Татиана27 ноября 2010, 16:00
Спаси Господи!.. Но текстологи Достоевского до сих пор не уверены: там, может быть, написано "мир СТАНЕТ красота Христова"!
Алексей27 ноября 2010, 14:00
Благодарю вас, отец Макарий, за эту замечательную статью! Дай Бог уметь разглядеть за внешней красотой человека внутреннюю истинную красоту, являющуюся образом Божиим. Храни вас Господь!
Ольга У.27 ноября 2010, 14:00
Виктор, люди, которые просматривают порнографию делают это с предварительным намерением и согласием на грех в своих помыслах. Это - уже другая ситуация.
Наталия27 ноября 2010, 13:00
мне кажется, красота чистого и здорового тела - искушение для всех, потому что это то, что было у бессмертных Адама и Евы в раю до падения, а для малоопытных в Евангелии и посте, - сокровище, ускользающее с возрастом... если говорить о природе, когда юность и здоровье отождествляет себя с вечной благостью неба и земли, и считает , что по справедливости - весь мир должен принадлежать ей, и ей же поклоняться... С Божией Помощью преодолевается такое обольщение, и лучший помощник внутри самого человека - это воспоминания о страданиях Марии Египетской, жителей содома и гоморы, подвиге Апостола Филиппа, одною проповедью убедившего в вере евнуха креститься, вообще - упоминаний красоты как могущественной силы очень много в Евангелии и истории христиан, но гораздо больше примеров преодоления прельщения во Имя Спасения. На собственном примере знаю, что болезни, разрушение внешней телесной прелести, как и разрушение внешней мирской красоты мира действует отрезвляюще, и направляет к Богу душу, словно корабль в бурю, словно дитя к Отцу за утешением и правдой. Все побеждает красота Богородицы.
Елена27 ноября 2010, 11:00
Не идёт ли здесь речь о красоте любого создания, любого творения Божьего? Ведь если приглядеться, она есть везде, хотя часто бывает извращённой, униженной, оплёванной и загаженой. Вероятно, мы сами делаем её такой, поддаваясь вражеским искушениям.
Игорь Х.27 ноября 2010, 10:00
В своих знаменитых Дневниках Ф.М. Достоевский так и писал что Красота это именно ХРИСТОС, поэтому "Красота(Христос)спасёт мир".
Елизавета27 ноября 2010, 00:00
Чудесная, глубокая по мысли и содержанию, прекрасно аргументированная статья. Прочитала на одном дыхании, с большим удовольствием. Огромное спасибо Вам, отец Макарий.
Владимир26 ноября 2010, 23:00
1.Любовь к женщине, к миру сему, к работе, изделия рук, все это плоть от плоти, но не родимся от воды, не возродимся от Духа, на все есть сроки. Закон Любви, закон Свободы закона Совершенного, очищенного ни золотом, ни серебром, но в Огне Несгораемого Золота. Но находясь во временной Храмине, в чужой земле, познавая истину во всех ее проявлениях, (единая печать – просвещения, от Духа Божия, знания затмевают, Дух Божий проницает и глубины Божии) это и боль, и скорбь, и плач, но великое чудо во плоти, Бог в нас, и зная Глаголы будущего века, дает нам и мудрость, ибо Дух, но с Ним была Мудрость. Иначе нам надлежало бы предаться вечному унынию, но имея обетования Будущего века, освобождаемся от рабства тлению, даже здесь, в чужой земле, и если печаль наша, то печаль по Богу, ибо словами Его полноту, осязание Святого Духа, Сияние Вечной Жизни не передашь. Да и Древо Жизни – пышно цветущий листвой, несказанном свете, утопающий в зелени сад. И как говорит Слово Божие: « в день спасения Я услышал тебя…». Пророчество не имеет двойственного толкования. Дух пророчества, свидетельство Иисусово, Дух Истины, Святой Дух, - Одно, в Котором нет ни тени сомнений ни тени перемен.
Владимир26 ноября 2010, 23:00
2.И кто видел, видит смерть, сошедшую с лица, увидит Жизнь, что Святым Духом нам дана, причем после смерти, увидит лице и дыхание Небесной Красоты, прежде чем вновь обрести кровь и хриплое дыхание по плоти. Причем «трансформация « за доли секунд. На сегодня в понимании плоти, ты думаешь, что ты жив, но ты мертв. Но как с Ним умерли, так с Ним и оживем, и мертвые оживут по воле Его, Животворящим Святым Духом в одно мгновение ока, в одно мгновение ока все изменимся, Но Образ Индивидуальный Не изменится, но будет Небесной красоты! За доли секунд! Чей Бог способен к сему! Но прежде каждый войдет в свое тело, по делам приемля. Это здесь не способны отличить чистого от нечистого. И здесь бы задуматься, о чем речь, ибо лучше в помойной яме отсидеть всю жизнь. Но очищаясь от скверны зловония, от прикосновения возгорится пламя огня, для плотского ока невидимого, но осязаемого, и слышимого, но если, посмотришь другими глазами, не ослепнешь, и, прозреешь. Потому на сегодня есть седьмой день, дабы в оный день предстать пред Божьими очами, без порока, «как зачатком Духа Его, так и Телом, для искупления удела Его, в похвалу славы Его» ( апостол Павел) И многие первые будут последними и последние первыми.
Владимир26 ноября 2010, 23:00
3.Спасение утопающего, дело рук самого утопающего. Но чья рука всегда рядом? Та, чья хочет погубить, или рука Того, у Которого нет ни тени сомнений, ни тени перемен. Готовое сердце - свободное сердце, свобода сердца в чистоте сердца, а чистота сердца в выборе. «И устрашились грешники на Сионе: кто из нас может жить в пожирающем огне, кто из нас может жить при вечном пламени…..» ( Исаия) Потому красота внешняя плоти - это отражение, внутренней красоты, но еще не в полноте своей, а только через тусклое стекло крови плоти. А у каждого немощи свои, и каждому по силам его. (Каждый творит, свой, облик, до рождения. Хотел бы, здесь ошибиться, но Творец у нас Един, и каждый имеет свое лицо и индивидуальность.) «И образно говоря, если сотворил себе кривые зубы, ибо мысль материальна, ибо помыслил Бог и сказал слово, то с ними и родишься, но это не говорит еще, что не спасешься, речь была о красоте. «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь»
Владимир26 ноября 2010, 23:00
Замечательная статья. Спаси, Господи!
Виктор26 ноября 2010, 23:00
Ольга У: "Ведь, проблема не в чьей-то "соблазнительной" красоте, а в глазах того, кто на нее смотрит. Чистому все - чисто, а для нечистого ВСЕ - нечисто! " Мне кажется, это неверное утверждение. Иначе, следуя данной логике, можно оправдать и просмотр порнографии.
Наталья26 ноября 2010, 21:00
Какое счастье - прочитать Вашу статью! У меня годовалая Вера, все думаю, как любить и воспитывать ее правильно. Спасибо Вам, отче!
А26 ноября 2010, 20:00
Под словами "красота спасёт мир" Ф.М. Достоевский подразумевал красоту не внешнюю, а внутреннюю.
Виталий26 ноября 2010, 19:00
Замечательная статья, разоблачающая безликость красоты без Идеала, который есть Христос Господь.
Таня26 ноября 2010, 19:00
Я никогда не понимала фразу "КРАСОТА СПАСЕТ МИР". Не понимала до тех пор, пока не увидела величие гор, неописуемую красоту природы, пока не осознала гармонию природы и мира, которые сотворил наш Создатель. Всегда когда попадаю в очень красивое место- вершина горы, водопад, либо покрытый золотом осенний лес- дух захватывает и в мыслях сразу "Да, действительно, красота спасет мир". Я эту фразу никогда не приписывала красоте человеческого тела. А вот истинное созерцание красоты мира и природы , осознание гениальности и ВЫСШЕЙ гармонии этой красоты способны растопить любое огрубелое сердце и даже избежать совершения зла.
Ольга У26 ноября 2010, 13:00
Красота внешняя, как и внутренняя - отблески первозданного человеческого вида и состояния. Красота притягивает к себе помимо воли, поэтому человек не задумывается, нравится ли ему красота - он к ней привержен по самой своей природе. Она влияет на него так сильно, потому что гармония и совершенство - почерк нашего Создателя, к которому человек имеет врожденное тяготение, как бы далеко он от Него ни был. И важно не демонизировать ее, не рисовать себе верный адский путь красивой женщины, а смотреть за собой - вот, где откроется бездна сюрпризов. Ведь, проблема не в чьей-то "соблазнительной" красоте, а в глазах того, кто на нее смотрит. Чистому все - чисто, а для нечистого ВСЕ - нечисто! Какое счастье, что Господь наш Иисус Христос - не такой, как современные фарисеи, судящие всех, кроме себя самих от Его лица. А от Бога нас не может отлучить НИЧЕГО!
Николай26 ноября 2010, 12:00
Класс! Такая ясность мысли и рассуждения! Вы, о.Макарий, мне Иоанна Златоустого этим очень напомнили(как раз сегодня день его памяти!). Да, в наружной красоте сплошное лицеприятие, а истинная- в духовной красоте...
Анна26 ноября 2010, 08:00
Какая удача, что вы у нас есть в Россиий, о. Макарий!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке