Одиночество: беда? вина? роскошь?

Психолог Ирина Медведева в соавторстве с Татьяной Шишовой написала за последние годы много книг, названия которых говорят сами за себя: «Безобразия в образовании», «Логика глобализма», «Потомки царя Ирода» (о практике «планирования семьи»), «Приказано не рожать», «Иван Царевич, он же серый волк» (о влиянии СМИ на детей и молодежь) и другие. Мы решили поговорить с Ириной Яковлевной об одиночестве человека в современном мире, потому что эта тема, как нам представляется, очень близка ей — как ученому, как психологу-практику и как православной христианке.

—Вы согласны с тем, что одиночество человека в мире — это характерный признак именно сегодняшнего дня? Что в иные эпохи человек был менее одинок?

—Да ведь мы все очень хорошо чувствуем, что раньше, хотя бы в советские годы, общение было другим. Люди не смотрели телевизор столько, сколько смотрят его сейчас. Телевизор не занимал душу и сознание человека так, как сейчас, не создавал этого суррогата — суррогата общения и сопереживания. Люди любили ходить друг к другу в гости, часами говорили по телефону, многие любили писать длинные письма. Душа и ум человека пребывали в напряжении, в ожидании. Люди ждали встречи, чтобы пообщаться. Как ни парадоксально, тогдашний режим с его информационным и духовным недокормом тому способствовал. И, заметьте, общение не сводилось к примитивному обмену информацией. В дружеских встречах была еще какая-то таинственная радость. Существует ведь тайна отношений: и любовь, и дружба, и вообще любое тяготение людей друг к другу таинственны. Непонятно, почему эти двое любят друг друга, и точно так же непонятно, почему те двое становятся друзьями. Когда перекрывается эта таинственная глубина, когда человек становится одномерным — оскудевает любовь. И дружба — как форма любви. Люди становятся одинокими. Но это не тот случай, когда от одиночества страдают. Люди не страдают, потому что этого не осознают, и такое нестрадание, быть может, пострашнее страдания. Человек не хочет менять телевизор на живое общение: он не хочет отрываться от компьютера, чтобы увидеть другого человека. Насколько нужно быть душевно поврежденным, чтобы поглощать все эти мыльные сериалы, все эти пошлейшие шоу-программы, чтобы это заменяло живых людей! Здесь какой-то замкнутый круг: чем больше люди смотрят телевизор, тем больше они опустошаются, а чем больше опустошены, тем меньше у них того, чем они могли бы поделиться с другими, тем они друг для друга скучнее и тем, соответственно, меньше причин для встреч.

Вот почему сегодня принято утилитарное, функциональное отношение к человеку — о нем вспоминают только тогда, когда он зачем-то нужен.

—Но не в телевизоре же причина!

—Не в нем, конечно. Телевизор скорее следствие, он — наркотик, который принимают, чтобы заглушить боль. Главная, может быть, причина того, что мы не хотим или не можем сегодня общаться,— это глубокое и далеко не всегда осознаваемое чувство стыда. Стыда за то, что произошло. За то, что мы позволили сделать. Вместе с советской властью мы отдали свою страну, отдали те ценности, которые все же сохранялись в ее условиях. А главное, за что? За бантики, фантики, наклейки. Больная совесть — вот что разобщило людей сегодня. Мы просто не хотим признаться себе и друг другу, что несем ответственность за происшедшее, что виновны, что поддались соблазнам, и не признаемся в этом глубоко захороненном стыде ни самим себе, ни другим. Не встречаемся с друзьями, потому что не хотим видеть сообщников, которые одним своим присутствием напоминают нам о содеянном.

Мы предали своих бабушек и дедушек, отцов и матерей, которые жили при советской власти и верили в какие-то идеалы — ложные, да, но все же более высокие, чем нынешние, совсем уж убогие, трехкопеечные (хотя и стоят иногда миллионы) идолы и кумиры. А сегодня мы предаем своих детей, позволяя воцариться такому чудовищному злу, как ювенальная юстиция.

Принято говорить, что мы живем сегодня в деидеологизированном обществе. Но на самом деле нам вот уже двадцать лет кряду впаривают вполне определенную идеологию. Одиночество — это следствие навязываемой идеологии эгоизма. Именно навязываемой! А эгоистическая идеология ведет к пресекновению жизни. И совершенно ясно, кто автор всего этого — тот, кого лучше не поминать к ночи.

Вы помните, с чего эта идеология начиналась? Мы заглатывали те подлые установки, которыми были переполнены СМИ,— про то, что хватит кормить Африку и Латинскую Америку, когда самим нечего есть. Потом перешли к Союзу: хватит кормить нахлебников типа Средней Азии, в которой, кроме дынь и хлопка, ничего нет, а ртов хоть отбавляй — плодятся, как кролики. Советский Союз распался — взялись за Россию, заговорили о дотационных, депрессивных регионах: они, дескать, только берут и ничего не дают. Вскоре пошли дальше: советовали людям поменьше интересоваться тем, что происходит вокруг, особенно политикой, а больше внимания уделять семейным делам. В конце концов и до семьи добрались — о самых близких, оказывается, тоже не надо заботиться. Недавно одна моя знакомая — мы с нею ходим в один храм — сказала, что посещает замечательные курсы при наркодиспансере, где лечится ее муж, и там ей объяснили, что мужа надо оставить, потому что у нее своя жизнь, и ее ни в коем случае не следует отдавать мужу-алкоголику. Ему же все равно уже не помочь, к чему бессмысленные жертвы? Эта идеология — «ты должен заботиться прежде всего о себе и любить себя» — пронизывает общество, и как тут не быть одиночеству? Ведь общение — оно всегда затратно. Всегда хоть маленькая, но жертва. Мы имеем дело с расцветшим безрелигиозным гуманизмом. Гуманизм может казаться хорошим, только пока он еще не расцвел, пока это бутон. Тогда нам кажется, что все мы братья и все друг друга любим. А потом, когда гуманизм с его витальными, низовыми ценностями расцветает, люди подсаживаются на иглу комфорта и готовы за него отдать не только общение с друзьями, но и самых близких родных. Вот тут-то и становится ясно, что розовый бутон вовсе не был бутоном розы.

—Я часто вспоминаю рассказы своих старших родных о войне и думаю: неужели нам всенародное бедствие нужно для того, чтобы вновь ощутить себя братьями и сестрами? Подобные мысли, кстати, возникают у многих старых людей, пытающихся сегодня осмыслить пережитое и переживаемое.

—Да, от людей старшего поколения мы знаем, что Великая Отечественная война — всенародное бедствие, которое можно было пережить и преодолеть только всем миром и только принося себя в жертву за други своя (Ин. 15, 13),— сплачивала людей. Но ведь и сегодня идет война, а мы не хотим себе в этом признаться. Это очень страшная война, и она имеет, с одной стороны, скрытый характер, с другой, в духовном отношении,— уже очень открытый. А люди этого не чувствуют, они не хотят оторваться от своего комфорта, от своего телевизора. Им кажется, что пронесет как-нибудь, устроится, а сегодня по телевизору такая интересная передача…

Война, о которой мы уже начали здесь говорить,— война Бога и диавола. Враг рода человеческого очень успешно прекращает этот род. Мы теряем по миллиону в год, это военные потери. И не только никак не объединимся, но, напротив, все больше атомизируемся. Если ситуация не переменится, наступит то, что называют точкой невозврата.

Но Господь милостив; ближайшие перспективы должны, наконец, напугать нас по-настоящему. Если мы не проснемся, если мы проспим введение ювенальной юстиции, то очень скоро любая тетка из органов опеки сможет прийти в любой дом и забрать детей — только потому, что она увидела трещину в потолке, или мама дала ребенку подзатыльник, а он кому-то на это пожаловался, или соседи видели, как дети поливают грядки — налицо эксплуатация детского труда. Морально и духовно мы практически сдали своих детей, но когда нам предложат сдать их еще и физически — нам придется преодолеть свой эгоизм, свое уютное одиночество, свое безоблачное уединение — и объединиться. У нас, у русских, большое преимущество перед Европой: мы хорошо знаем, что такое ГУЛаг, и это поможет нам распознать новый ГУЛаг, только другой, комфортный — тот, который для нас сейчас строят. Мы с моим постоянным соавтором Татьяной Шишовой недавно были в Швеции, в Дании, в Финляндии. Мы видели, что там происходит: люди боятся пикнуть, хотя многие из них в ужасе от тоталитарной и при этом законодательно закрепленной власти порока. В Швеции даже в солнечный день опасаются зашторивать окна. Потому что если окно зашторено — значит, семья что-то прячет, значит, ее надо проверить. Все должно быть прозрачно!

—Однако же на Западе люди открыты, доброжелательны, отзывчивы, а у нас…

—Я много езжу по нашей стране и не сказала бы, что россияне менее доброжелательны и отзывчивы, чем на Западе. Конечно, с недоброжелательностью можно столкнуться, но с нею и на Западе можно столкнуться в каких-то случаях. Наши люди на самом деле очень много помогают друг другу. Причем, по моим наблюдениям, гораздо более искренне, чем европейцы. И это дает надежду: то, что мы переживаем сейчас — еще не мрак, а только морок. Время, чтобы опомниться, пока есть.

—Мне представляется, что очень важно преодолевать этот морок всем нашим поведением, каждодневными поступками. В транспорте, например: бабушка, за которую вы заступились, попросив молодого человека уступить ей место,— она ведь уже не будет чувствовать себя одинокой.

—Но знаете, что самое интересное? Эти ребята тоже перестанут чувствовать себя одинокими, если вы сделаете им замечание и попросите уступить бабушке место. У меня есть личный опыт, позволяющий сделать кое-какие выводы психологического характера,— я ведь все-таки детский психолог. Несколько лет назад я дала себе слово: никогда не взирать спокойно на подобные картины — стоящую бабушку и сидящих парней. Я каждый раз подхожу к этим ребятам и говорю, что неплохо бы место уступить,— тихонечко, на ухо, чтоб не оскорбить их стыдливость. Правда, уши у них чаще всего заткнуты наушниками, поэтому вначале они считывают вашу речь с губ. Потом вынимают наушник из одного уха, а в другом оставляют. И хотя кажется, что они не очень-то довольны моей просьбой подняться, уступить место старушке, лишиться комфорта — я каждый раз читаю в их глазах тайную и, возможно, неосознаваемую радость. Знаете почему? Потому что они не одиноки, раз кому-то из взрослых еще есть дело до них, до того, как они себя ведут; потому что есть еще взрослые, которые проявляют свою взрослую власть, а значит, небо еще не упало на землю и жить не так страшно. Они в какой-то степени, может быть, ненадолго, но успокоены и умиротворены моим замечанием. Так же, как и те подростки, которые идут по улице и разговаривают матом. Они ведь давно уже не ругаются матом, а именно разговаривают. Сделаешь замечание — фыркнут в ответ, но материться тут же прекращают, и лица просветляются. Что еще нужно, чтобы увидеть, что мы предали и своих детей? То, что происходит сегодня — это какой-то молодежный холокост. В переводе на русский — жертвоприношение. Мы растим поколение людей, у которых не будет ни любви в истинном смысле этого слова, ни дружбы. Сплошное «партнерство». Потому что их развратили с младенчества, потому что, украв у них сокровенную и драгоценную тайну любви, взамен дали «секреты безопасного секса». Якобы заботясь об их счастье, мы растим их эгоистами, эгоцентриками и обрекаем на одиночество в будущем. Многие из них будут реально одиноки — не выдержат трудностей супружества, а то и вовсе не женятся и не обзаведутся детьми. Потому что семья, дети — это жертва, это затрата, это преодоление эгоизма.

—Да, я знаю много таких молодых людей — красивых, здоровых, умных, успешных, совершенно сознательно не спешащих обзаводиться семьями. Им нужны партнерши, но не нужны жены. И самое страшное — они не хотят продолжаться, детей иметь не хотят. Это уже почти патология… Но мы с Вами принадлежим к Церкви и должны поставить вопрос таким образом: может ли она воздействовать на общественную ситуацию?

—Церковь, православное сообщество сегодня — авангард такого движения к норме. Причем сохранение, а особенно утверждение христианских ценностей уже приобретает форму исповедничества. Мир так быстро становится безумным, и это безумие насаждается как норма, даже как эталон. И получается, что только христиане имеют мужество открыто исповедовать норму. Это подвиг своего рода. Катастрофы не произойдет, по крайней мере, она будет отсрочена, если православные христиане соберутся с силами. Если мы не станем блеять, как овцы,— не овцы стада Христова, а овцы, ведомые на убой: дескать, мы бессильны, мы ничего не можем, да и не должны «лезть в политику». А должны только сидеть в своей спасительной норке и молиться, тем более что многие из нас не умеют ни писать статьи, ни выступать на митингах. В Великую Отечественную войну все воевали, каждый вносил свою лепту в Победу — и тот, кто бил по врагу прямой наводкой, и тот, кто шил варежки, и тот, кто воспитывал детей в эвакуированном детском доме, и кто растил хлеб, и кто ездил по фронтам с концертной бригадой. Каждому находилось дело.

И сегодня каждому найдется дело. Нужно встречаться с близкими по духу людьми, обсуждать ситуацию и решать, что делать. Даже обсуждать политику. Мы привыкли брезгливо к ней относиться, но сейчас не то время, когда можно позволить себе быть вне политики. Сегодня приходится вникать в политику, в законопроекты вникать, чтобы не проворонить какой-нибудь вредоносный закон, направленный на упразднение, на разрушение жизненной нормы. Чувство одиночества сегодня — это роскошь, недопустимая в условиях военного времени.

—Но разве верующие этого чувства не испытывают… хоть оно и роскошь, по Вашим словам? Его ведь все равно не избежишь.

—Да нет, конечно, одиночество нередко переживается как страдание, как мука. Но ведь и муку эту Господь посылает нам для того, чтобы мы на скорбном личном опыте познали: мы не одни, даже когда мы физически одиноки. Мы с Богом, а Он с нами — не бойся, только веруй (Мк. 5, 36). Что такое истинное переживание одиночества для верующего человека? Что для него самое страшное? Чувство богооставленности. Это страдание, которое испытывал Иов,— ему казалось, что он покинут Богом, и именно от этого, как написал в одном из своих прекрасных эссе архимандрит Рафаил (Карелин), а не от свалившихся на него несчастий он страдал больше всего. Но нам не стоит примерять эту ситуацию на себя. Даже самое слабое (как у большинства из нас) богообщение выводит человека из одиночества. В таком блестящем обществе святых — как можно чувствовать себя одиноким? Когда читаешь жития, не чувствуешь себя одиноким, напротив, чувствуешь себя счастливым оттого, что приобщился хоть немного к этой немыслимой, ни с чем не сравнимой красоте.

Если говорить об одиночестве как о личном чувстве, то оно очень субъективно, более субъективно, может быть, чем прочие наши чувства. Оно зависит от того, в чем и в ком человек нуждается, с кем и с какой именно целью он хотел бы общаться.

Мне представляется, что хроническое чувство одиночества свойственно в большинстве своем людям эгоцентричным. Они нуждаются в повышенном внимании, это с одной стороны, а с другой — по природному своему пессимизму считают, что вниманием этим обделены. А еще бывают люди с очень высокой самооценкой, с чувством собственной уникальности — они часто говорят о своем одиночестве, чтобы окружающие поняли, насколько этот человек для них недосягаем.

—Но ведь как часто бывает, что нам не хватает какого-то человека, может быть, одного-единственного — того, например, с кем мы могли бы обсудить какую-то мучительную, запутанную ситуацию.

—Не хватает человека — это все равно следствие эгоизма: мне не хватает. Чем так страдать, не лучше ли посмотреть вокруг, «где кто-то убит, и кто-то забыт, и кто-то один» — я цитирую строчку из поэмы Ольги Седаковой. Посмотреть и увидеть, сколько страждущих неподалеку от тебя, скольким не хватает именно человека рядом. Сколько людей из-за своей физической немощи не могут просто выйти на улицу…

Да, когда-то в нашу жизнь входят безвозвратные потери, и кто-то, в конце концов, остается совсем один. Но я на собственном опыте убедилась в том, что страдание оставшегося — это тоже следствие эгоизма, жалость к себе, саможаление. Полтора года назад у меня умер муж, с которым мы были близки, причем с детства — мы учились в одной школе. Когда по-настоящему любишь человека — думаешь не о том, как будешь теперь без него страдать (хотя очень страдаешь, скучаешь), а о его посмертной участи. Это так занимает тебя, и ты так на этом концентрируешься, что тебе до твоего одиночества попросту нет дела — не до того!

Вообще-то, мой уже немалый опыт показывает, что человек, у которого есть подлинная — любовная, а не функциональная — потребность в людях, не будет одинок. В одиночестве люди, как правило, виноваты сами.

С Ириной Медведевой
беседовала Марина Бирюкова

Источник: Православие и современность

22 февраля 2011 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ольга13 мая 2014, 10:30
Ирина, спасибо за статью! Очень нужная и важная тема, и очень правильные рассуждения, на мой взгляд! Я на своей шкуре в своё время прочувствовала, что такое одиночество. Не внешнее, а именно внутреннее, когда понимаешь, что тебя всё равно не поймут, что по большому счёту ты всё равно один в этом мире. У меня не было друзей, и этого очень не хватало. Но лишь когда я сама поняла, что никакие друзья не появляются просто так, что нужно прежде всего самой открыться миру, то тогда (это моё личное мнение) между одиночеством и эгоизмом появился знак равенства. А это ещё и такая неблагодарность Богу - сколько Он дал нам и как мы это не ценим! Человек всегда будет одинок, если в его душе нет Бога, и ему всегда будет плохо, больно и обидно, пока он концентрируется на собственных переживаниях. А вот когда начинаешь избавляться от эгоизма, когда начинаешь потихонечку общаться, где-то помочь, где-то поддержать (порой доброго слова достаточно для утешения человека), находишь какое-то занятие (совсем не обязательно дорогостоящее и требующее кучу времени и сил), наконец, начинаешь посещать церковь, то постепенно тебе открываются такие необъятные дали и такая радость бытия, что никакое одиночество не страшно! Прежде, чем брать, нужно научиться отдавать. Это сложно, мы этого часто не умеем, но этому надо учиться, лишь тогда проблема одиночества уйдёт с повестки дня. Желаю всем пребывать в согласии с Богом и самим собой.
Елена19 декабря 2013, 18:16
ДОБРЫЙ ВЕЧЕР, вот вроде как правильно всё, но лично у меня тяжёлый осадок. Советская привычка развешивать ярлыки у автора. "эгоцентриками и обрекаем на одиночество в будущем. Многие из них будут реально одиноки — не выдержат трудностей супружества, а то и вовсе не женятся и не обзаведутся детьми. Потому что семья, дети — это жертва, это затрата, это преодоление эгоизма ". Зачем авансом ставить диагнозы и осуждать выбор, судьбу нетаких как ты? Не знаем, что и как переживают другие.Есть монахи и монахини по сути и в миру, одинокие по другим причинам, не по-доброму крыть их злобными фразами.
Владимир10 сентября 2013, 11:57
Согласен с Михаилом. Она теоретик в этом не более. Жаль она не читает коментарии к своим статьям. Глядишь еще что нибудь выложит подобное. Аж закипаю внутри когда читаю таких "советников. Ищиш подержки, временного утешение, а тут нарываешься на такое. Лучше бы не читал!!!
Лена17 июня 2013, 20:26
Вот там на фото бабуля , она для меня истинна , я встречаю таких . Боюсь православного категоризма , когда мы с ребятами "миссионерами" были в Доме престарелых , были удивленные вопросы почему я сижу в ногах бабульки-католички ... А потом девочка произнесла " Ну , да , ведь ее можно помазать в православие ... " Формальный подход невозможен
Михаил 7 мая 2013, 22:51
Просто авторша не была никогда одна, вот и всё. Ну да, я за свои грехи один - так мне и надо эгоисту и потребителю, гад, на костре меня мало спалить, чо уж. Как скажите дамочка. Щас пойду к бомжу - предложу ему дружить. Прямо вот встал и пошел. Люблю я таких теоретиков, чесслово.
Светлана Константиновна 4 апреля 2013, 20:27
Да, много хороших мыслей в комментариях. Всегда их читаю с удовольствием Мне 73 года, и одиночество иногда мне очень даже нравится. Можно посидеть у компьютера, почитать да мало ли дел по дому. А сейчас еще и грядки начнутся! Не надо роптать, а за все благодарить. Смотришь на свет божий и радуйся ведь придет время когда не будет этого.
Д 4 апреля 2013, 17:43
"—Не хватает человека — это все равно следствие эгоизма: мне не хватает. Чем так страдать, не лучше ли посмотреть вокруг, «где кто-то убит, и кто-то забыт, и кто-то один» — я цитирую строчку из поэмы Ольги Седаковой. Посмотреть и увидеть, сколько страждущих неподалеку от тебя, скольким не хватает именно человека рядом. Сколько людей из-за своей физической немощи не могут просто выйти на улицу… " А мне наплевать, что плохо кому-то там. Я его не знаю и знать не хочу! Плохо мне, а не какому-то мифическому другому! И пойти не к кому, ты не нужен никому.
Елена23 августа 2012, 15:21
Одиночество - это роскошь. Если, конечно, под одиночеством понимать тишину. Ее то в большом городе и не хватает. Чтобы услышать Бога, нужно остаться в тишине, в одиночестве. А когда за стенкой у соседей гремит музкальный центр, этажом выше идут ремонтные работы, с улицы доносится грохот транспорта и вой автомобильной сигнализации, а по ночам к этому добавляются пьяные разборки и хлопки петард, отстается одно - мечтать о пустынножительстве. Одна радость - чтение Псалтири и Евангелия. И посещение служб. В любой день недели :))
марина17 августа 2012, 21:30
У нас, к сожалению, много лжи между людьми. Много красивых слов говорим, а как до дела доходит-так всем некогда, будь они хоть самые расправославные. Работают-деньги зарабатывают или уткнутся в свои акафистники и бубнят с утра до вечера, а человек больной не может выйти на улицу подышать воздухом потому, что ему одному нельзя ходить- упадет. Что, за деньги нанимать сопровождающих, что ли? А деньги взять где? Так надо жить не во лжи, а в правде.
ол24 февраля 2012, 14:54
можно активно сопереживать всем, кто рядом и быть одиноким при этом. особенно если безответна твоя любовь. у автора был опыт счастливой семейной жизни - это очень много. а у меня его не было - и я вижу мир в другом измерении.
АСЛАН 3 ноября 2011, 00:12
Одиночество действительно - роскошь Знакомство ограничение свободы Ты и 24 часа 24 часа и ты...
Ираида 1 августа 2011, 21:17
Ирину Медведеву очень уважаю, читаю всё, что она пишет, молодец, все правильно, приходиться думать, действовать. Все так!
Серафима15 июля 2011, 14:27
Раньше мир общения человека был 3х мерным: вертикаль-родственники(от прабабушек), горизонталь-друзья, сослуживцы, и глубина-семья, дети. Человек "тянулся" за старшими, развивался с друзьями и "рождал" семью; Сейчас же вертикаль сокращется, а благодаря ЮЮ скоро исчезнет, ведь даже если детей и не заберут равняьтся они будут на себя и свои права. Горизонталь вырождается, корысть во всем, напр. дружба с примесью секса,утилитаризма, а сослуживцы и вовсе конкуренты, да и благодаря постоянному "продвижению" частая смена работы. А на семью никто тратиться не хочет ни физически, ни материально, ни эмоционально. Так, удовольствие получить, но это семьей не называется. Вот и получается одномерный мир своей самости(похоти). Человек без крыльев и корней. Возвышенность смешна как внутренне так и внешне, прагматизм процветает. А принципы и заповеди себя "изжили". Осталось плотское мудрование. А дела плоти известны(Гал 5:19-21)
Серафима14 июля 2011, 21:01
У одиночества много корней, конечно многие были всегда, их питали такие личные грехи как замкнутость и обидчивость и т.п. или социальные, когда дети выросли, с работы ушел, т.е. твой социум разрушен, нужно находить новый смысл в жизни. Но современное общество "заболело" такими установками как "Сделай себя сам" и "Твои проблемы". Разумеется, что в этом ключе все, кроме тебя, рассматриваются потребительски(что ты можешь мне дать) и отстраненно(в лучшем случае поиском "специалиста" по проблеме, с нежеланием сопереживания). Конечко, когда все "делают себя сами" и решают "свои" проблемы, ни сил, а главное желания и смысла влезать в чужие проблемы уже нет-ты постоянно вынужден подавать и продвигать Себя.Эгоцентризм(опоры в семье нет-партнеры меняются),десакрализация понятий любви и дружбы(все и вся используется) и при этом неоязыческий мистицизм. В этой идеалогии атомизации общества, где каждый сам за себя, понимаешь, что настоящая дружба бескорыстна и зиждется на интересе к Личности Другого, а не на безразличии.
Юлия12 июня 2011, 03:04
Вот так про одиночество пишут те, которые либо не пережили его во всей полноте, либо "прошли легко" мы все разные, и одни и те же события воспринимаем по разному -это все знают, но мало кто понимает суть. Это как знать что такое любовь но в никогда не любить и понять что такое любовь -пропустив через себя это чувство. одного решения, конечно же, нет. Давать совет - один на все. Ну, спасибо... может кому то и пригодится... одиночество это же такое состояние когда даже если миллион людей рядом с тобой,которым ты помогаешь - оно все равно жрет тебя изнутри, не думаешь о нем, а оно все равно есть и каждой клеткой его чувствуешь. я считаю это тоже своего рода испытание, не верю что оно идет от лени или элементарного нежелания человека подвинуться с кресла навстречу ближнему. просто надо терпеть... наверное.
Ирина 4 июня 2011, 00:51
Статья хорошая, Спасибо автору. Но вот мои мысли по поводу одиночества. Телевизор не спасает от одиночества, но отвлекает от мыслей об одиночестве. Лучше читать хорошую духовную литературу, но чувство одиночества от этого никуда не денется. Пытаюсь убеждать себя, что нужна Богу, но от этого не становлюсь менее одинокой. К сожалению, наша православная церковь от одиночества не спасает. Считаю, что человек одинок всегда, но пока он молод, растит детей, создается иллюзия наполненности жизни. Но когда дети вырастают, у них начинается своя жизнь, одиночество прописывается в душе уже на постоянно.
Евгений21 мая 2011, 10:15
Согласен с Анной. Я не оправдываю смотрение теливзора, но именно когда некуда пойти или с кем нибудь поговорить Теливизор становит единственным "собиседником". Ничего не имею против автора статьи, но мне кажится мало книжки читать а после рассуждать на такие темы как "одиночество" пусть даже автор професор, надо это пережить. Судя по рассказу автора, одинокой она не была (полностью одной, как например, дети в дедомах и т.д.) Даже будущий мужь был с ней с самого детства! А советы "Оглянись, сколько вокруг несчастных." "Пойди сходи к кому нибуть" не для каждого..., и вообще если человеку "тяжело" с людьми, одинок он же не просто так! Хотел бы я со стороны посмотреть на это! как это пойти помочь, пообщаться с кем нибуть незная скем и куда. Знаете а я пробовал, не думать о себе и кому нибуть помочь, да вот только подойти к прахожим и сказать "я хочу вам помочь" не решился. А помочь знакомым или близким... Вот не задача, а их нет, ведь это одиночество!!! А в маленьком храме в деревушке не всегда "работа" найдется!
Андрей Ъ28 марта 2011, 23:47
Анне: Во-первых, уважаемая Ирина Медведева написала, что делает замечания молодежи на ухо. А как у нас некоторые старики любят? Сами как танк прут и оскорбляют молодежь. Тоже свидетель таким случаям. И молодежь огрызается сразу же. Говорю это, не оправдывая молодежь, но и указывая на хамство старших. Во-вторых, если Вы никому (никому? а Богу?) не нужны, посмотрите на себя здраво. Может, какие-то Ваши черты характера неприятны людям. А то, что Вы своим собеседником выбрали телевизор, говорит о многом. Лучше вместо телевизора сходите в храм, предложите помощь в трапезной, в уборке, а там - и собеседников найдете, а там и Бог станет собеседником. А если нет сил, то лучше книгу взять в руки, чем включать эту ядерную кнопку.
ИРИНА10 марта 2011, 22:11
СПАСИБО БОЛЬШОЕ ВАМ,ИРИНА,ЗА ВНЯТНО СФОРМУЛИРОВАННЫЙ,ЧЕСТНЫЙ,ДОБРЫЙ, ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ "ОДИНОЧЕСТВА В ТОЛПЕ".СОГЛАСНА С ВАМИ ПОЛНОСТЬЮ!!! ЕСЛИ ПРЯТАТЬСЯ ОТ ПРОБЛЕМЫ, ТО ОНА ТЕБЯ НАЙДЕТ РАНО ИЛИ ПОЗДНО.ЕСЛИ ТЫ НЕ ВИДИШЬ БЛИЖНЕГО, ВЕРНЕЕ НЕ ХОЧЕШЬ ЕГО ВИДЕТЬ, ТО НЕ НАДО ПЕНЯТЬ НА КОГО-ТО, ЧТО ТЕБЯ, ЛЮБИМОГО, НЕ ЗАМЕЧАЮТ...ДАЙ БОГ НАМ ВСЕМ ВРАЗУМЛЕНИЯ!!!
игорь26 февраля 2011, 07:06
недвусмысленно, жестко и внятно. так оно все и есть.
Дмитрий25 февраля 2011, 18:43
Я еще недавно я гордился,что я все более автономный,а сейчас понимаю,что это привело меня к одиночеству.Иногда хочется поделиться с кем нибудь своей любовью и радостью,а ни кого близкого рядом нет.Думаешь:а ведь ты сам шел к этому,заграждаясь от людей. Дмитрий,42 года,Ашхабад
Анна25 февраля 2011, 12:01
С уважением отношусь к автору статьи, но категорически не могу согласиться со многими приведенными выше мыслизмами, которые вызвали, мягко говоря, мое недоумение. Перечислять ВСЁ было бы слишком долго, посему остановлюсь лишь на двух: 1. "просветленные лица (по мнению автора) молодежи после сделанных им справедливых замечаний". Неужели психолог не знает о МНОГОЧИСЛЕННЫХ случаях, когда эта самая "просветленная молодежь" калечила и даже убивала сделавших ей замечания людей старшего возраста (ответное хамство или показное не реагирование - это ягодки). Я уже не говорю о том, что против ответной агрессии - в ответ на твое СПРАВЕДЛИВОЕ замечание, тебе НИКТО не подставит "плечо", не вступится, а будет с интересом наблюдать, чем закончится дело (это я о реальных случаях в московском метро и маршрутке); 2. собственно, об одиночестве (статья вроде бы поднимала эту тему?!). Когда наступает такое время, когда ты становишься НИКОМУ не нужной (у детей-родителей-подруг свои заботы и своя жизнь, куда тебе дорога по разным причинам закрыта), поверьте, тут уж не до собственной исключительности. И единственным "собеседником" в такой ситуации становится - да-да - тот самый телевизор (но, конечно, не бесконечные сериалы)! А идти в народ, как вы призываете, просто нет сил - ни моральных, ни физических... Не все такие подвижники, как вы!
Татьяна Черкашина23 февраля 2011, 23:33
Спасибо за статью. Много интересных мыслей.Согласна с Вами, что православные обязаны интересоваться политикой. И не пора ли уже создать Православную партию России, цель которой - отстаивание православных ценностей в законодательной и исполнительной власти? Нужны многочисленные православные депутаты в Государственную Думу, тогда не будут приниматься законы против семьи и детей.
Лиза23 февраля 2011, 23:32
Спасибо большое за такую отрезвляющую статью. Я тоже часто "засыпаю", не хочу чувствовать себя на войне, а ведь это так. В наше время нельзя лениться душевно, иначе потом будешь локти кусать. Спаси Вас Господь!
Елена23 февраля 2011, 22:38
Прекрасная статья! Спасибо!
Елена23 февраля 2011, 22:38
Прекрасная статья! Спасибо!
Марина23 февраля 2011, 18:03
Большое спасибо за ваш труд! Статьи читаю с большой пользой для себя, многие явления в жизни общества становятся понятны благодаря вам! Стараюсь поделится с поднятыми проблемами на работе.
Яковлева Ирина23 февраля 2011, 10:59
Спасибо за беседу,дорогая Ирина Яковлевна!Как счастлива я,что принадлежу к Церкви Православной,что имею желание,необходимость читать книги,газеты,журналы,статьи православные - они обогащают жизнь,они открывают тайный смысл бытия,они бесконечно полезны современному человеку!Как хорошо,что в нашей России столько мудрых о Господе православных людей - вы из их числа!Низкий Вам поклон от меня и пожелание многая лета и хороших статей для нас,Ваших читателей!
Татьяна23 февраля 2011, 08:46
Спасибо за эту статью! Я тоже отношусь к той группе людей, которые очень страдают от того, что происходит со страной и людьми, но только плачу от бессилия, от всего беззакония, что творится. Моему третьему ребенку уже 24 года, у него обостренное чувство справедливости и он целыми днями сидит у компьютера, "чтобы не видеть, что творится вокруг и он говорит, что ждет очищающего апокалипсиса, который сметет всю эту грязь и, наконец-то, придет царство Божие." Надо, действитель, уже начать что-то делать, как-то просыпаться от спячки и убаюкивания лживыми словами из новостного телеэкрана. Спасибо Вам, Ирина! Татьяна, 65 лет Санкт-Петербург
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×