Протоиерей Димитрий Смирнов: «Семья — это служение Богу»

Интервью с настоятелем храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке протоиереем Димитрием Смирновым

Демографический кризис в стране нарастает с каждым годом — количество новорожденных уменьшается, русское население сокращается. Не все понимают, в каком тяжелом положении оказывается Россия. Но те люди, которые это осознали, создали специальный центр, занимающийся современными проблемами биомедицинской этики. Это Православный медико-просветительский центр "Жизнь" при московском храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке. Настоятелю храма протоиерею Димитрию Смирнову, стоящему у истоков Центра, мы и задали вопросы, касающиеся демографической ситуации в стране и проблем семьи и брака.

 — На ваш взгляд, отец Димитрий, какой самый страшный вред может причинить проводимая РАПС политика сексуального воспитания в школе? Люди из этой ассоциации не только пропагандируют, а насильно заставляют ребенка слушать о том, что он должен узнать только в определенное время и только от собственных родителей, а не из уст чужих дядей!

— Тут дело не в том, что именно слышать, и не в том, что этого не нужно знать, и не в том, из каких уст,— это все само собой разумеется. Основная проблема в том, что для очень многих детей эта информация преждевременна, поэтому она вводит их в состояние стресса. Обычно после таких уроков дети становятся неуправляемы. Замечены случаи отказа ходить в школу. Настолько безжалостно втаптывается в грязь пока еще свойственное человеку чувство стыда! Недаром эти вещи называют интимными. А РАПС срывает всяческие покровы, наносит урон их детской Человечности. Поэтому такие вещи очень опасны, они разрушительно действует на душу. Происходит некая прививка зла. Вот в этом самая главная опасность.

— Разрушается естественное восприятие отношений между мужчиной и женщиной?

— Да. Развенчиваются святыни. Люди, которые этим занимаются, хуже убийц. Ведь они делают это сознательно!

— Есть родители, которые понимают весь ужас этой системы. Что им остается — детей оставлять дома?

— Идеально — это создавать свои школы и требовать для них государственного финансирования. Ужас в том, что этим сексуальным "просвещением" у нас занимается государство! Возьмем государственный учебник "Основы безопасности жизнедеятельности". Смотрим: раздел два, глава первая, "Интимные отношения". Какие же они интимные, если о них пишут в учебнике? И это для детей тринадцати-четырнадцати лет! Пишет автор-педагог: "Мы не будем вас пытаться чему-то учить, навязывать свое мнение при оценке нравственности, определять, что такое хорошо и что такое плохо. Мы просто попытаемся рассказать вам об основных принятых во многих цивилизованных странах положениях интимной безопасности".

Сильно? Они, авторы этого учебника, "оценки нравственности" никакой давать не будут, то есть нравственность выносится за скобки.

— Главное, чтобы у нас было так же, как и в "цивилизованных" странах? Этого они хотят добиться?

— Да! Главное, что там! И дальше, смотрите — четырнадцатилетнему ребенку дают тест: "Какое место занимает для тебя в любви интимная близость?" Дальше совет: "А если страдания от неразделенной любви стали так невыносимы, что кто-то решил свести счеты с жизнью, в последний момент постарайтесь представить, что ваша настоящая взаимная любовь где-то ждет вас и так же мучается". Все уже расписано, и допускается, как выход, покончить с собой.

"Эротические игры наедине дают прилив здоровых эмоций, так как человек чувствует себя свободным... Совершенствуйте интимные отношения!" Имеется в виду то, что в четырнадцать лет они несовершенны. Еще совет: "Будьте добры друг к другу, помните, интимная жизнь — это самая тонкая и хрупкая, но и самая радостная, насыщенная яркими чувствами счастья жизни".

Вот чему взрослые дяди учат маленьких детей! Этот учебник бесплатно выдается каждому школьнику московским правительством! Ну что после этого скажешь? После таких учебников о каком целомудрии может вообще речь идти? Тут слова даже такого нет. Не о семье говорится, а об интимной близости. Это делается в угоду фармакологическим корпорациям, которые выпускают контрацептивы. Они просто хотят распространить рынок на более широкие слои населения. Если бы они могли до детей пятилетнего возраста довести свои "товары", то, наверное, и это бы сделали. Люди, которые участвуют в создании подобных программ воспитания, куплены такими корпорациями.

Проводится же экспертиза против таких учебных текстов. Пишут профессора — психологи, психиатры. Все заверено печатями, грифами научных заведений. Никакой реакции! Эти идеи живут, и мы видим — побеждают. "Основы православной культуры"? Нет, ни за что вводить в школе не будем! Биология гораздо важнее, чем нравственность. А целомудрие, семья, заповеди Божьи — это нет. У нас, говорят, многоконфессиональная страна! Откуда они взяли эту многоконфессиональность? Из Советского Союза, что ли, привезли? Это было когда-то, а сейчас у нас восемьдесят четыре процента православных.

— Хотя бы на словах православных?

— Нет, крещеных, членов Церкви. Они все принадлежат Церкви по крещению.

— Получается, чтобы сохранить души своих детишек, родителям остается только применить личное воспитание.

— Ну, это как минимум. Так же было и в эпоху первых христиан — существовал развратный языческий мир, и в нем жили христиане и ограждали своих детей от тлетворного влияния мира.

— Но я замечал по некоторым семьям, есть и другая крайность: родители, пытаясь оградить детей от мира, внедряют в их сознание почти ненависть к нему! Где тут граница?

— Да, конечно, должно быть отторжение от мирского духа, хотя тут возникает опасность — фарисейство, превозношение и так далее. Но люди, с чьей санкции РАПС осуществляет такие программы, нас к этому вынуждают.

— Как вы считаете, отец Димитрий, почему современные люди не хотят рожать детей? А если и рожать, то не больше одного-двух?

 — Очень просто. Потому что от детей они устают. Большинство современных родителей выросло в однодетной семье, и это действительно ненормально.

— Чем больше детей, тем лучше?

— А больше пяти не получится. Это только за редким исключением.

— Здоровье не разрешит?

— Просто сам организм отказывается рожать, это только очень крепкий сможет перенести супермногодетность.

— Мне как-то довелось побывать в одном из ваших храмов — Благовещения Пресвятой Богородицы. Как только я вошел во двор, моментально в глаза бросилась детская песочница неподалеку от входа в храм. Одно ее наличие, конечно, без слов показало истинных "владельцев ситуации". Этих маленьких "владельцев" с приближением момента Причастия становилось в храме все больше и больше. И это, конечно, радует. Неужели у всех ваших прихожан такая прекрасная нравственная ситуация в семье, судя по количеству детишек в храме?

 — У нас на приходе никто абортов не делает — все рожают, сколько рожается. Но многодетных у нас очень немного, в основном три-четыре ребенка. Свыше пяти — это очень редко, мало кому Бог дает.

 — Множество разводов стали трагедией нашего общества. А что может связать семью, не дать ей распасться?

 — Ну, во-первых, благодать, подаваемая при венчании, конечно, помогает супругам. Потом обновление этой благодати через регулярное совместное причащение Святых Христовых Таин, совместную молитву. А уж потом только дети.

 — Как вы считаете, отец Димитрий, что должно быть в идеальной семье, которая пытается жить по Богу?

 — В идеальной семье должна быть любовь к Богу, любовь друг к другу. Семья должна представлять собой домашнюю Церковь, где муж — священник, жена — диакон, дети — народ Божий.

— Как это понимать — жена в роли диакона?

— Ведь она помощница. А помощник священника — диакон. Отец предстоит перед Богом за всю семью, мать— помощник ему: она охраняет домашний очаг, рожает детей, занимается ими. Что такое Церковь? Священник, диакон и народ. Даже когда венчают, дают две иконы, Иисуса Христа и Божией Матери — это местные иконы иконостаса домашней церкви, первый ряд. А семья — это же служение Богу. Бог дает супругам детей — прихожан, они их научают основам веры и взращивают из них детей Божиих. В чем еще смысл семейной жизни?

— Хотелось бы затронуть еще одну проблему, которая существует в современном мире и, к несчастью, затрагивает и православных. Речь идет о феминизме. Как вам кажется, какова роль женщины в мире, в Православии?

— Роль женщины — материнство.

— Женщина может работать?

 — Работать должен муж, он "питает и греет ю". Ну как можно с пятью детьми работать? Женщина может работать, если муж ее обеспечивает няньками, мамками, кухарками, гувернантками — тогда для души она может чем-нибудь заниматься, реализовывать свое образование. Или когда вырастит детей — это вполне уместно.

— Семье остается выход один — рожать детей, воспитывать их?

— При чем тут выход? Можно детей убивать, как большинство людей делает, если это считать выходом. Или гражданский брак — тоже выход, бесплатная проституция. Чем платить каждый раз по сто долларов, тут, пожалуйста, тебе все услуги, да еще плюс постирают. И никакой ответственности ни за что.

— То есть в любое время можно собраться и уйти.

— Абсолютно! Такое настроение свидетельствует о недоверии друг к другу — любви тут, конечно, не может быть никакой, одни привязанности. Вон собак еще больше любят — перед ними хоть какую-то ответственность несут. А тут ничего не надо.

— Значит, нам надо вернуться к тому, что у нас было до революции?

— Да везде было, во всем христианском мире, почему только у нас? Это же нормально!

— Но такие представления о семье уже забыты.

— Забыты. Вот поэтому мы скоро и вымрем совсем. Потому что народ, у которого такие понятия о семье, Богу не нужен. Он вообще на земле не нужен! Почему? А потому что это не люди. Это двуногие, сознательные, наделенные личностью скоты. Потому что брак — это одно из фундаментальных свойств, которое отличает человека от животного. Если брак исчез, то какой же это человек? Это не человек, это уже животное.

— Такое реалистичное понятие о браке нечасто можно услышать.

— А что я такого говорю? Ничего нового, это учение Церкви о браке. Что написано в Писании, то и говорю, просто интерпретирую это для современного человека.

— Вернемся к нашей основной теме: выходит, что демографическая проблема, по вашему мнению, решается все-таки на личном уровне, конкретно каждой семьей?

— И совокупностью личностей. Народ состоит из семей, поэтому в каждой семье этот вопрос решается. Я считаю, что каждый зачатый ребенок должен быть рожден. Зачем его убивать? Ну возьми, подкинь в детский дом, ну в магазине оставь — кто-нибудь да подберет. Отдай ребенка, отдай! Роди в роддоме, напиши: "Я отказываюсь!" — его тут же усыновят. У нас же очереди бездетных пар, которые хотят ребеночка. Вот в нашем приходе многие усыновили и уж забыли давно, что это не их дети. Некоторые даже двоих усыновили. Или хотя бы на худой конец продай — позвони в Америку, в любую организацию по усыновлению, скажи им: "Продаю младенца новорожденного за двадцать тысяч долларов... За пятьдесят тысяч». Они все согласны и китайцев усыновлять, а тут беленький...

— Может, и совесть проснется, пока будут продавать собственного ребенка?

— Да нет... Роди и продай, но не убивай только, зачем убивать? Если тебе не нужен ребенок, то почему обязательно убить? Неужели других способов нет, как только убивать? Ведь, делая аборт, ты калечишь себя. У нас же пятнадцать процентов пар поэтому совсем бесплодны — не могут родить.

— Раньше, даже лет пятнадцать-двадцать назад, мне кажется, это зло было не так сильно распространено.

 — У нас на одни роды три аборта. Можете себе представить! Если бы не делали абортов, не было бы демографической проблемы. Мы прибавляли бы по три миллиона в год населения, как это было раньше. Раз случилось забеременеть, значит, надо рожать.

— А как вы считаете, батюшка, нужно ли православным собираться вместе и идти требовать у правительства улучшения мер в области помощи семьям? Ведь этой помощи фактически нет.

 — Нет, я думаю, не надо тратить на это энергию, лучше работать — организовать совместный бизнес какой-нибудь, земли-то у нас полно! Все хотят жить в квартирах, но это глупо. В Америке с такими удобствами только пенсионеры живут. А нормальные люди живут в своих домах, все делают — травку косят, петрушку сажают, собаку держат. А уже к старости продают дом и во Флориде покупают квартиру, когда уже тяжело и чтобы детям не в тягость быть. А так в квартиру там никто не стремится. У нас же такая тяга — только бы деревню покинуть. Деревню можно обустроить сейчас как в городе: и канализацию сделать, и душ, и прочие удобства.

— Батюшка, а вы знаете настоящую, идеальную семью, которая могла бы стать примером для многих семей? Расскажите, пожалуйста, о ней.

— Конечно, знаю. Иосиф, Мария, Христос — вот идеальное семейство. Так и называется «святое семейство». А в остальных всех проблемы, грехи, страсти — все это есть, но преодолевается по милости Божией.

Мультимедийный блог протоиерея Димитрия Смирнова
Мультимедийный блог протоиерея Димитрия Смирнова

С протоиереем протоиереем Димитрием Смирновым беседовал студент Сретенской Духовной Семинарии Сергей Архипов

Протоиерей Димитрий Смирнов

10 декабря 2004 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту