Интервью с архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским Кириллом

Интервью с архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским Кириллом

"Архиепископ
Архиепископ Кирилл, Сан-Францисский и Западно-Американский.
Архиепископ Кирилл - постоянный член Архиерейского Синода РПЦЗ и правящий архиерей Сан-Францисской и Западно-Американской епархии с 2000 г. В июне 1992 г. - хиротонисан во епископа. В ноябре 2003 г. - участник визита первой официальной делегации РПЦЗ, встретившейся со Святейшим Патриархом Алексием и членами Священного Синода РПЦ МП. В мае 2004 г. - участвовал в поездке Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра, Первоиерарха РПЦЗ. Архиепископ Кирилл является настоятелем русского православного кафедрального собора в Сан-Франциско, одного из самых больших православных храмов в зарубежье.

- Удовлетворены ли Вы, Ваше Высокопреосвященство, опубликованными документами встречных комиссий, одобренными Священными Синодами Русской Зарубежной Церкви и Московского Патриархата? Чего, по Вашему мнению, необходимо было достигнуть в этих документах, чтобы приблизиться к единству?

Я радуюсь итогам работы как встречных комиссий, так и заседаний нашего Архиерейского Синода, который несколько раз рассматривал, а потом – одобрил и утвердил эти материалы.

Еще в недалеком прошлом кто мог ожидать, что две части Русской Церкви придут к совместному православному видению принципиальных вопросов, касающихся церковно-государственных отношений, «Декларации» митрополита Сергия 1927 г. и участия православных в экуменическом движении, т.е. тех вопросов, которые разделяют Русскую Церковь вот уже много лет?

Оглядываясь назад, жалею только, что в документе «об отношениях Церкви и государства» не были каким-то образом отмечены ошибки синодального периода нашей истории, когда Петр Великий, упразднив патриаршество и образовав «Святейший Правительствующий Синод» с обер-прокурором, фактически поставил Русскую Церковь на чрезвычайно странное и, строго говоря, неканоничное положение, превратив ее в государственное учреждение. Временами, при преемниках Петра Великого, государственное «попечение» о Церкви оборачивалось откровенным и мучительским гонением. Иногда мирские власти незакономерно и несправедливо вторгались в церковные дела, назначали архиереев и нарушали уставы Церкви. Один из государей, например, издал указ о сокращении евангельского чтения, читаемого на всенощном бдении во дни Богородичных праздников, потому что ему «не подходили» слова, сказанные Божией Матерью: «Низложил сильных со престолов и вознес смиренных» (Лук. 1, 52). Были допущены и другие ошибки и грехи со стороны тех государей, которые плохо относились к Церкви, но они не послужили тому горькому разделению, которое возникло в 20-м веке, когда безбожники захватили власть. Поэтому, наверное, эти моменты нашей истории и не были отмечены.

Тем не менее, этот документ нам говорит о том, какими эти отношения должны быть и чего следовало бы избегать, если, упаси Боже, возобновятся гонения на верующих. В случае новых гонений, обе части Русской Церкви согласились, что необходимо призывать верующих «открыто свидетельствовать истину и быть готовыми следовать путем исповедничества и мученичества ради Христа», взирая на пример наших родных Новомучеников и Исповедников Российских. Кроме того, дается оценка знаменитой «Декларации» 1927 г., которая, как это отмечено в документе, послужила началом административного разрыва между Церковью в Отечестве и ее заграничной частью. Отношения между Церковью и Советской властью, образовавшиеся в результате «Декларации», названы неправильными и несоответствующими норме церковно-государственных отношений и церковным правилам, а сама «Декларация» - «соблазном для многих чад Русской Православной Церкви» и «болезненным, трагическим компромиссом», которая многими не считалась свободным голосом Церкви. Отвергнута и всякая попытка оправдать ненормальные отношения Церкви с богоборческой властью употреблением цитат из Священного Писания.

Всего этого необходимо было достигнуть для того, чтобы приблизиться к единству, ибо, как это подчеркнуто в совместном документе, только «отказом Русской Церкви от того курса в своих отношениях с государством, который отражен в «Декларации», открывается путь к полноте братского общения», о чем говорили и почившие отцы Русской Зарубежной Церкви. Думаю, что мы, как наследники отцов-основоположников Русской Зарубежной Церкви, можем со всей уверенностью заявить, что означенный документ вполне соответствует позиции, которой придерживалась наша Церковь в своих официальных документах, и что в нем дана правильная, церковная оценка курсу, избранному митрополитом Сергием.

- Не требуют ли представители Русской Зарубежной Церкви осуждения самого Патриарха Сергия?

Для нас главноеосудить суть того курса церковно-государственных отношений, который он избрал, что уже осуществлено. Православные христиане не могут осуждать личность. Ведь Святые Отцы и учители Церкви всегда говорили, что можно осуждать грех и неправду, но не грешника. Об этом говорил и Сам Господь наш Иисус Христос в Своем Евангелии. Поэтому, мы не можем судить и патриарха Сергия, он уже предстал перед Богом.

- Нет ли аналогичных примеров из истории Православной Церкви, по которым можно судить о действиях Патриарха Сергия?

Я лично считаю положение митрополита Сергия в 1927 г. аналогичным той ситуации, в которой находился Патриарх Константинопольский Григорий V в 1821 г., когда греки, стремясь к свержению мусульманского ига и к восстановлению самостоятельного православного греческого государства, восстали против турок. В первое время после греческого восстания турки разорили храм Живоносного Источника в Константинополе, оскверняли святыни, грабили церкви и монастыри, расхаживали по улицам города на Страстной Седмице и убивали встречавшихся им православных. В своей «отлучительной грамоте», изданной по велению магометан, Григорий V предал «вечной анафеме» восставших, а поддержавших их священнослужителей и афонских монахов – лишил священного сана, и счел их «достойными огня геенского». Патриаршее проклятие никого не устрашило. Тем не менее, греки, включая и духовенство, лично не осуждали своего патриарха, считая его грозное обращение вынужденным.

В Западно-Американской епархии, где подвизался известный святитель Иоанн (Максимович; + 1966 г.), хранится целый ряд копий протоколов Архиерейских Соборов Русской Зарубежной Церкви. Так, в протоколе Архиерейского Собора 1953 г., на котором обсуждались вопросы нашего отношения к РПЦ МП, приводится рассказ покойного архиепископа Канадского Пантелеимона, который, будучи в РПЦ МП, видел митрополитов Сергия и Николая (Ярушевича). В то время, а это было когда-то в 30-х годах, сама Патриархия помещалась в небольшом доме на Баумском переулке. Митрополит Сергий занимал 4 небольших комнаты. На ночь все бывшие с ним расходились, опасаясь ареста. Наедине, владыка спрашивал митрополита Сергия о "Декларации". Митрополит ответил, что подписал "Декларацию", доверившись обещанию, что выпустят его родственников, всех архиереев и духовенство, бывших в заключении, но его обманули. На вопрос как им живется, митрополит Сергий ответил: "Наша жизнь тяжела, нам так тяжело, что трудно и передать". А архиепископ Чилийский Леонтий (+ 1971 г.), которому удалось побывать в Москве в 1935 г., на том же Соборе утверждал, что митрополит Сергий сознательно не служил большевикам. Его изолировали. Его любимого келейника иеродиакона Афанасия сослали, а ближайшие к нему люди были удалены. И вот, он остался один и жил как-бы во враждебном стане.

Никто не может забывать тот ужас, который испытали представители Церкви в годы безбожных репресий в 20-м веке. Некоторые поступки совершались под длительными и жесточайшими гонениями, а не по доброй воле. Поэтому, я думаю, что самого патриарха Сергия осуждать нельзя, а «Декларацию» мы осудили, чтобы не было таких повторений в будущем.

- В своем недавнем интервью епископ Гавриил, Секретарь Синода Зарубежной Церкви, подчеркнул, что большая часть паствы РПЦЗ против процесса примирения и, вообще, не считает РПЦ МП "частью Русской Церкви". Что Вы скажете по этому поводу?

Припоминаются мне слова Архиепископа Антония (Медведева), моего покойного предшественника по Западно-Американской кафедре, который на Архиерейском Соборе 1994 г. говорил, что "почти все наше духовенство желает и ждет попыток общения с Московской Патриархией". Тогда я этому нисколько не сочувствовал. Другие же архиереи говорили, что многие в Русской Зарубежной Церкви жаловались и недовольны были тем, что мы ничего не предпринимали в отношении лечения ран разделения. А это было больше десяти лет тому назад! Слава Богу, события последних лет и положительные процессы в жизни Церкви в России помогли обеим частям Русской Церкви преодолеть всякого рода препятствия и приступить к честному и созидательному диалогу, который, как мы надеемся, приведет к разрешению всех вопросов и проблем, разделяющих нас. 

- А теперь как относится Ваша паства к диалогу с РПЦ МП?

"Митрополит
Митрополит Лавр, архиепископы Кирилл и Марк.
Думаю, что большинство наших клириков и прихожан поддерживает позицию Архиерейского Синода и совершенно спокойно воспринимает нынешний процесс, о чем свидетельствует тот факт, что всякие подписные листы, ранее представленные Архиерейскому Синоду противниками сближения, не нашли поддержку среди нашего клира и паствы. Буквально все наши священники и прихожане, которым удалось посетить Россию в последние годы и ознакомиться с церковной жизнью, считают необходимым продолжить уже начавшийся диалог с Церковью в России. Многие из них говорят, что возрождающейся Русской Церкви нужна духовная поддержка своих сыновей и дочерей, рассеянных по всему миру. А я считаю, что нам необходимо включиться в это возрождение, через которое и мы сможем обогатиться как духовно, так и интеллектуально.

- А считают ли Ваши прихожане РПЦ МП Церковью?

В свое время некоторые отдельные иерархи и священнослужители здесь, за рубежом, говорили, что Церковь в России – «безблагодатная», что Она – «не Церковь», но это не соответствует исконной позиции всей Полноты Русской Зарубежной Церкви. Этого не говорили прежние наши Первоиерархи, ни Митрополит Антоний (Храповицкий), ни Митрополит Анастасий (Грибановский). Этого никогда не говорил ни один Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви. Мы не имеем на это права и делать это — значит поступать канонически и церковно неграмотно. Вообще-то, вопрос о «благодатности» – это Божия область, и рассуждать о нем люди не могут.

На Соборе 1953 г. наш святитель Иоанн, говоря о приеме в РПЦЗ священнослужителей из РПЦ МП, напомнил, что Архиерейским Собором РПЦЗ 1938 г. обсуждался вопрос о возможности сослужения с клириками РПЦ МП, оказавшимися за границей, и было признано, что вне общения с РПЦЗ только сам митрополит Сергий и что его грех не распространяется на его последователей, о чем говорил и новый священномученик Кирилл Казанский. Это указывает на то, что РПЦЗ всегда признавала РПЦ МП подлинно-благодатной Церковью.

- Не смущает ли Вас то, что в день публикации материалов встречных комиссий в новостях появилось сообщение о встрече Святейшего Патриарха Алексия с генсеком Всемирного Совета Церквей? Не свидетельствует ли визит делегации ВСЦ в Россию об активном участии РПЦ МП в экуменическом движении, что является ересью, по мнению РПЦЗ?

Меня это нисколько не смущает. Ведь на этой встрече представители РПЦ МП добились того, чтобы ВСЦ больше не устраивал совместные моления православных с инославными. Отныне на совещаниях и ассамблеях ВСЦ православные будут молиться и совершать богослужения отдельно от представителей других конфессий. Молились ли члены делегации ВСЦ с представителями РПЦ МП? Нет. Участвовала ли она в богослужениях в Москве? Тоже, нет. Правда, она присутствовала на службах в Успенском Соборе Московского Кремля, в Троице-Сергиевой Лавре и в других местах, но не принимала прямого участия в богослужениях. Не было и совместных молений.

Но наши архиереи всегда выступали против всякого рода экуменических богослужений, подчеркивая, что это противоречит церковным правилам. Когда православный священнослужитель вместе с протестантскими «епископшами» благословлял народ во время какого-нибудь совместного моления, мы считали, что это никому не нужный театр и что от этого абсолютно нет никакой пользы. Кроме того, наш епископат выступал против т.н. «теории ветвей», учения ВСЦ о равноспасительности вероисповеданий. В частности, Митрополит Филарет (Вознесенский) в годы «холодной войны» неоднократно говорил об этих вещах в своих «скорбных посланиях», обращенных к иерархам Поместных Православных Церквей. При нем в 1983 г. РПЦЗ анафематствовала «теорию ветвей». В документе же «об отношении Православной Церкви к инославным и межконфессиональным организациям» обе стороны осуждают «теорию ветвей» как ересь, осуждают и молитвенное общение с инославными.

В документе были сделаны некоторые уточнения о том, как мы должны нести свое свидетельство в инославном мире. Обе части Русской Церкви признали допустимость доброго сотрудничества с инославными в ряде областей. У нас, например, есть священники, которые совместно с инославными борятся против абортов, наркомании и однополых браков, участвуют в полезных для общества мероприятиях и т.д. Диалог с инославными тоже не осуждается. Ведь такие, как святитель Тихон, Всероссийский Патриарх-Исповедник; святитель Николай (Касаткин), архиепископ Японский, и его сподвижник священномученик Агафангел (Преображенский), митрополит Антоний (Вадковский; †1912 г.), блаженнейшие митрополиты Антоний (Храповицкий) и Анастасий (Грибановский), В.В. Болотов и мн. др. не гнушались встреч и разговоров с представителями других христианских конфессий, свидетельствуя об истине Православия. Для нас это очень актуальный вопрос, т.к. мы находимся в непосредственной близости с инославным миром, поэтому мы нуждаемся в четкости в этих вопросах.

- Ваше Высокопреосвященство, почему РПЦЗ, всегда считавшей себя лишь частью Русской Церкви, совершила освящение мира в 1950 г.? Не является ли это прерогативой самостоятельных Поместных Православных Церквей?

Да, но дело в том, что норма получения святого Мира самоуправляемой частью Церкви от центрального управления своей Поместной Церкви была не выполнима с 1917 г. До 1950 г. Архиерейский Синод получал святое Миро от Константинопольской или Сербской Церкви, со стороны которых оно предоставлялось всегда с полной готовностью и без всяких затруднений. В 1950 г. наши иерархи, находясь уже в Америке, решили, что освящение святого Мира центральным управлением РПЦЗ было бы наилучшим приближением к этой церковно-канонической норме, хотя и не было полного единогласия по этому вопросу на Архиерейском Соборе 1950 г. Тем не менее, освящение святого Мира было совершено митрополитом Анастасием и святителем Иоанном (Максимовичем) в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле.

Получение святого Мира от центрального управления Поместной Церкви является одним из основных канонических принципов широкой автономии, и поэтому, если процесс примирения с РПЦ МП завершится благополучно, мы восстановим в этом отношении церковный порядок и традицию.

- Что Вы пожелаете нашим православным читателям как в России, так и в зарубежье?

Хочу пожелать, чтобы мы всегда помнили то, что в мире этом мы все – ученики, не учители и что религиозное образование никогда не заканчивается. Поэтому, будем вникать в историю нашей Церкви, в суть церковных правил, читать Евангелие и сочинения святых Отцов и учителей Православной Церкви. В этом мы найдем ответы на многие вопросы и увидим удивительную мудрость Церкви, а в жизни по вере мы найдем утешение, покой и подлинное счастье.

Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл

12 июля 2005 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту