Патриаршая литературная премия – центр притяжения для большой литературы

Интервью с заместителем председателя Издательского Совета Русской Православной Церкви, секретарем Совета экспертов Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия игуменом Евфимием (Моисеевым).

- Отец Евфимий, расскажите, пожалуйста, о Патриаршей литературной премии. В чем ее особенности, отличия от других литературных премий?

Премия учреждена Священным синодом Русской Православной Церкви по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла. На настоящий момент это самая молодая литературная премия России, а лучше сказать – используя вошедший с недавнего времени в употребление термин – Русского мира, поскольку среди кандидатов на премию могут быть не только граждане России, но и все писатели, которые пишут на русском языке вне зависимости от того, в какой части света они живут. Также и в Палате попечителей премии есть представители Украины, Белоруссии и русского зарубежья.

Если говорить об особенностях премии, то, на мой взгляд, очень важно, что это не просто одна из многих инициатив, поддержанных Церковью, а именно инициатива самой Церкви, причем та инициатива, которую Церковь воплощает в жизнь исключительно своими силами – денежная составляющая премии будет выплачиваться из церковного бюджета.

В этом смысле учреждение Премии – беспрецедентная попытка Церкви поддержать русскую литературу и в чрезвычайно сложный для нее период протянуть ей руку помощи. Если хотите, это символический акт примирения – ведь мы знаем, что история взаимоотношений Русской Церкви и русской литературы знает разные периоды, так что появление такой премии можно рассматривать как предложение стать, наконец, полноценными союзниками.

- У каждой премии есть свои критерии. По каким критериям отбираются претенденты на Патриаршую премию?

Об этом сказано в Положении о премии, где в частности говорится, что премия присуждается за вклад в русскую литературу, а также за укрепление в обществе христианских ценностей, под которыми понимается совокупность духовных и нравственных норм, хранимых Православной Церковью. Это и есть основной критерий. В отличие от премий, которые вручаются за конкретное произведение, Патриаршая литературная премия по своему типу ближе, например, к Нобелевской премии или к государственным премиям.

Эта премия означает признание со стороны Церкви всей совокупности заслуг писателя не только как автора конкретного произведения, но и как общественного деятеля, как человека, занимающего определенную жизненную позицию, имеющего христианское мировоззрение и распространяющего соответствующие этому мировоззрению взгляды. В таком подходе заключается очень важная и, к сожалению, в наше время часто пренебрегаемая идея цельности личности писателя, неразрывной связи жизни автора и его произведений. Ведь как известно, дух творит себе формы. Собственно, в этом, наверное, и заключается критерий подлинности писательского творчества: соотносимо ли оно – прямо или, может быть, косвенно – с тем, что открывает нам Слово Божие, что являет нам Бог-Слово в Своем Откровении? В этом же, очевидно, ключевое отличие подлинного писателя от графомана.

Людям ведь не все равно, какой образ жизни ведет священник. Так же и настоящим читателям всегда интересна личность писателя. Помню, еще в университете на одном из семинаров по истории русской литературы мы обсуждали вопрос, могли бы Пушкин и Лермонтов быть признаны национальным гениями, если бы на дуэли они убили своих противников? Тогда сама постановка вопроса меня поразила – ведь к моменту своих дуэлей и Пушкин, и Лермонтов уже написали все те тексты, с которыми они вошли в мировую литературу. В результате долгих и напряженных обсуждений мы пришли к выводу, что убийцы не могли бы получить народное признание как национальные гении. Гений и злодейство несовместимы, как убедительно показал это тот же Пушкин, а значит подлинный гений – это еще и нравственный авторитет.

- Кто может быть выдвинут в качестве кандидата на присуждение Патриаршей премии?

Конечно, это должен быть писатель-христианин, человек, имеющий православный взгляд на мир и выражающий этот взгляд в своих произведениях. Мне лично ближе определение писатель-христианин, чем православный писатель, потому что когда мы говорим о том или ином писателе, что он христианин, то подразумеваем, в первую очередь, его причастность к великой традиции русской литературы, а не собственно конфессиональную принадлежность. А то, что в России писатель-христианин это именно православный христианин, само собой разумеется, потому как – извините уж, никого не хочу обидеть – ни католик, ни протестант, ни тем более сектант не может быть русским писателем. Такой человек может, конечно, писать по-русски, но быть русским писателем, то есть представителем и продолжателем вполне конкретной духовной и литературной традиции, он не может.

Поэтому очень хотелось бы, чтобы премия содействовала в том числе реабилитации в общественном сознании таких понятий как христианство и христианские ценности. Чтобы люди осознали наконец: в России христианство и Православие всегда были тождественными понятиями и должны ими оставаться и впредь. Странное дело – в последнее время, если речь идет о христианстве, то почему-то в большинстве случаев предполагается, что имеется в виду инославие – католицизм, протестантизм или даже сектантство. Это очень опасный крен в общественном сознании, который необходимо устранить. Надеюсь, что наши писатели напомнят нам, что наши предки принимали христианство, а его проповедником и хранителем испокон веков на Руси была Православная Церковь.

К сожалению, у нас не так много авторов, которых можно было бы считать продолжателями той великой литературной традиции, которая была сформирована в России и является неотъемлемой частью русской и мировой культуры. Классическая русская литература – явление уникальное, потому что эта литература как никакая другая литература мира характеризуется обращенностью к глубинам человеческой души, человеческого духа. Именно русские писатели пытались ставить в своих произведениях извечные, возможно, неразрешимые вопросы человеческого бытия. Этим всегда отличалась большая русская литература, и именно этим она была интересна людям других культур. К чести русских писателей нужно сказать, что даже в периоды самой глубокой отчужденности литературы от Церкви среди них всегда находились те, кто осознавал или, по крайней мере, интуитивно понимал глубинную общность задач, которые призваны решать Церковь и литература.

Как я уже сказал, писателей, которых мы с полным правом могли бы сегодня отнести к творцам большой литературы, немного, но количественный показатель в данном случае не самый главный. Примечательно, что все номинанты – это люди, родившиеся и прожившие значительную часть своей жизни в советскую эпоху. И сам факт того, что ныне Церковь признает их продолжателями великой традиции русской литературы – традиции в основе своей христианской, говорит о многом. Если наша литература не сломалась, выстояла и в суровую эпоху государственного безбожия, и во времена постсоветского хаоса, значит есть надежда и на ее возрождение в будущем.

- Кто формирует короткий список, кем и как определяется лауреат?

Короткий список формируется Советом экспертов, в который входят известные литературоведы, писатели и священнослужители. Совет экспертов представляет короткий список Палате попечителей, и здесь я хотел бы уточнить одну деталь. Чаще всего под попечителями понимаются благотворители, но в данном случае попечение заключается не в предоставлении финансовых средств. Поскольку инициатором учреждения Премии выступил Святейший Патриарх, то он и является ее главным попечителем, а писатели, литературоведы, литературные критики и священнослужители – те, кто выступают как ассистенты и советники Патриарха при избрании лауреата – соответственно образуют Палату попечителей.

Именно этот орган продолжает экспертную работу и определяет лауреата, причем его избрание состоится непосредственно в ходе торжественной церемонии 26 мая в храме Христа Спасителя, избран он будет тайным голосованием. В 2011 году премия будет вручаться впервые, поэтому в этом году будет избран только один лауреат. Впоследствии число лауреатов может быть больше.

Как секретарь Совета экспертов хотел бы пояснить, что наш Совет выбирал номинантов из тех кандидатов, которые были выдвинуты в соответствии с Положением о премии. Были достаточно известные авторы, которые не пожелали выдвигаться и взяли самоотвод. Были и те, кто, возможно, желал бы побороться за звание первого лауреата Патриаршей премии, но никем не был выдвинут. Каждый член Совета экспертов высказывал свое мнение о том, кто с его точки зрения достоин быть включенным в этот список. По совокупности этих мнений, по результатам обсуждения и были определены номинанты. Среди них есть и священник-писатель, и женщины-писательницы – причем одна из них представляет Русское Зарубежье. К сожалению, в этот раз никто не был выдвинут с Украины и из Белоруссии – надеюсь, этот изъян будет восполнен в последующих премиальных сезонах.

- Какую роль играют литературные, художественные достоинства произведения при решении о присуждении премии?

Художественные достоинства – это понятие достаточно субъективное, и сегодня художественным произведением зачастую объявляется то, что ровным счетом не имеет никаких признаков художественности и еще совсем недавно ни при каких обстоятельствах не могло бы быть допущено к печати. Ведь как известно, если содержание невозможно без формы, то форма возможна и без содержания. И сегодня именно под вывеской своеобразия художественного мировосприятия автора многотысячными тиражами издаются всевозможные скабрезные книжонки, содержащие матерную брань и описание всяческих низостей, на которые только способен человек.

Христианский взгляд на литературу отнюдь не пренебрегает формой, но предполагает, что содержание первично по отношению к форме. Как говорил Николай Васильевич Гоголь, искусство – это незримые ступени к христианству, поэтому ценность художественного произведения определяется тем, в какой степени оно способно подвести читателя к восприятия высших смыслов. В христианской картине мира смысл как таковой – это смысл Божественного Откровения, это смысл Слова Божия, Священного Писания. Все остальные смыслы восходят к этому высшему смыслу.

Очевидно при этом, что чем глубже смысл, тем совершеннее должна быть форма, его выражающая. Если писатель создавал произведение, побуждаемый силой Божией, вдохновляемый пророческим даром – а тема пророческого служения очень близка русской литературе, то это обязательно найдет отражение в литературной форме его труда и предопределит художественные достоинства его произведения.

- Какая литература сегодня нужна? Какая литература сегодня востребована?

Нужна и востребована – это два разных вопроса. Серьезная, подлинная – большая литература, нужна будет человеческому обществу всегда – точнее, до тех пор пока оно захочет оставаться человеческим. Наше общество давно является секулярным, решение всех духовных вопросов вытеснено здесь в частную сферу жизни, поэтому серьезная литература для него – это единственное пространство для диалога о вечных ценностях, для размышлений о вечных вопросах. Это если хотите – его последняя надежда, последний шанс сохранить себя от полного одичания.

Другое дело, какая литература сегодня востребована – это зависит от того, как продается та или иная книга, насколько успешно она проходит фильтры, которые устанавливаются средствами массой информации. Если книга не соответствует определенному формату, то она практически не имеет шансов быть опубликованной в более или менее тиражных изданиях. В подавляющем большинстве случаев издательства не берутся издавать те произведения, которые не принесут доходов.

В этом году в короткий список Патриаршей премии наряду с признанными мэтрами современной литературы вошли и менее известные писатели. Некоторых из них пока довольствуются весьма скромными тиражами, однако сам факт включения того или иного писателя в короткий список Патриаршей литературной премии должен стать для издателей сигналом о том, на кого нужно обратить внимание.

Хотелось бы, конечно, чтобы Патриаршая премия стала центром притяжения для тех литераторов и писателей, которые осознают свою преемственность по отношению к великой традиции русской литературы. Вообще, идея преемственности – это одна из ключевых идей христианства, ведь Предание Церкви и есть по большому счету преемственность веры, учения и опыта. И если Церковь живет Преданием, если Предание является основой жизни Церкви, то и подлинная литература будет жива до тех пор, пока сохраняет преемственность с той литературой, которая обогатила мир, все человечество своими идеями, прозрениями и подходами.

Будем надеяться, что Патриаршая литературная премия напомнит об этом современным писателям, читателям и всему нашему обществу.

Игумен Евфимий (Моисеев)

Издательский Совет Русской Православной Церкви

25 мая 2011 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту