О втором каноне Пятидесятницы

Загрузить увеличенное изображение. 623 x 800 px. Размер файла 201228 b.
Вниманию читателей предлагается поэтический перевод второго канона Пятидесятницы. Он написан достаточно редким для византийской церковной поэзии размером – шестистопным ямбом – 12-сложным размером, где ударным слогом являлся каждый второй. Автором его признается великий защитник Православия преподобный Иоанн Дамаскин († 753). Правда, рукописная традиция указывает несколько иное авторство – Иоанн из Арклы. Это имя присутствует в ряде рукописей, в том числе и в самых древних, таких как унциальная Триодь IX века из Рукописного отдела Библиотеки Российской академии наук (собрание Русского археологического института, № 109), которую изучал автор данной статьи. Однако противоречия здесь нет: Аркла – местечко, находящееся недалеко от Дамаска (само слово означает провинциальную сокровищницу); соответственно, прозвище «Арклийский» является синонимом слова «Дамаскин». Так что мы вправе предполагать, что канон отражает богословие преподобного Иоанна Дамаскина, запечатленное в его трудах, в частности в «Точном исповедании православной веры».

Подобных соответствий можно найти немало. Например, третий тропарь 4-й песни:

Все посвящайтесь днесь Богоначалию,
служители сей трисиянной сущности.
Свершает Благодетель паче естества,
Христос осиявает во спасение,
всецело посылая Духа благодать.

Сравним это с фрагментом из «Точного исповедания православной веры»: «Он есть Пастырь для тех, которые Ему последуют и Им пасутся; осияние для тех, которые посвящаются в таинства; богоначалие для тех, которые обожаются; мир для имеющих вражду; простота для любящих простоту; единство для стремящихся к единству; пресущественное и преначальное Начало для всякого начала; и благое сообщение сокровенного, то есть познания о Себе, всякому по достоинству и восприемлемости каждого» (Кн. 1. Гл. 12).

Отметим, что термин «Богоначалие» восходит к трудам Дионисия Ареопагита, которые ощутимо повлияли и на «Точное исповедание», и на второй канон Пятидесятницы.

Триадология канона на Пятидесятницу укоренена в Никео-Цареградском исповедании и в трудах великих отцов-каппадокийцев, а также святителя Кирилла Александрийского. В каноне особенно акцентируется единосущие Божественных Ипостасей, Их единство и равенство:

Склонилось пред Утешителем Отческим
колено всякое, пред срасленным с Отцем,
Едина Сущность познается в Лицах Трех,
как неприступна, истинна, безвременна,
как Свет нам воссияла Духа Благодать.

В каноне ясно проводится различие между вечным исхождением Святого Духа от Отца и Его временным посыланием в мир от Сына:

Как самовластно соизволил Дух Святой,
снисходит безвладычественный от Отца.
В языках умудряет Он апостолов
и печатлеет Слово живоносное,
как Спас сказал, Отцу единообразный.

О Царь Царей, Единый, Слово Божие,
Ты происшел от беспричинного Отца,
как благодетель, Духа равномощного
Ты посылаешь днесь Своим апостолам,
поющим: «Слава силе Твоей, Господи».

Канон Пятидесятницы важен для нас не только своей триадологией, но и христологией, и мистагогией.

Купель божественную пакибытия
cмешав во Слове, в сложном естестве,
Ты источаешь реки из нетленного,
ребра пронзенного, о Слово Божие,
запечатлевши Духа теплотой меня.

В этом тропаре нас интересует, прежде всего, формула «единая сложная природа». Эта формула восходит к святителю Кириллу Александрийскому. Рассмотрим один из наиболее характерных пассажей из сочинения «О поклонении Богу в духе и истине». Рассуждая о том, почему в законе предписано составное благоухание, святитель говорит: «Ведь составное благоухание потому, что Сущий Бог, Слово стало плотию. И составляется Эммануил из Божественной природы и человечества во единство, неизреченно сопрягаемое»[1].

Приведенный выше тропарь из канона Пятидесятницы важен для нас тем, что в нем поднимается фундаментальная богословская (а для средневековья опосредованно и общественная) проблема – искупительной смерти Христовой и ее значения для спасения человека. В нем заключается учение как о крещении, так и о евхаристии и наблюдается влияние чина теплоты, введенного в VI веке при императоре Юстиниане для утверждения Кирилловой христологии. Чин теплоты имел важное литургическое и богословско-полемическое значение. Он подразумевает влитие в евхаристическую чашу горячей воды со словами: «Теплота веры, исполненная Духа Святаго». Этот чин был весьма важен, поскольку свидетельствовал о пребывании Святого Духа в теле Христа, лежавшем во гробе. Теплота Духа трансформирует физическую природу, и даже само название zesis – «теплота» было созвучно слову «жизнь» – zoe. Подобно тому, как тело Христово, благодаря действию Духа, становится нетленным во гробе, так же Дух освящает хлеб и делает его телом Христовым, на что и указывал чин теплоты[2]. Позднее в связи с этим чином развертывалась полемика православных с латинянами и армянами[3].

Этот тропарь из канона Пятидесятницы имеет очевидную параллель в каноне Андрея Критского (песнь 4, 20-й тропарь).

Да будет мне купель
кровь от ребра Твоего
купно же и питие,
источившая воду оставления,
да обоими очищаюсь,
помазуюсь, пия,
яко помазание и питие, Слове,
живоносная Твои словеса[4].

Приведенные гимнографические тексты говорят об укорененности не только евхаристии, но и крещения в Голгофской жертве, принесенной Христом. Они тесно связаны с учением о евхаристии и крещении, содержащемся в «Толковании на Евангелие от Иоанна» святого Кирилла Александрийского: «Чрез некоторое время, не поверив, что Он уже умер, пронзают копием ребра, а они источают кровь, смешанную с водой, ибо Бог нам предложил совершившееся как некий образ и начаток таинственного благословения и святого крещения. Ибо, воистину, святое крещение есть Христово и от Христа, и сила таинственного благословения произросла от Его святой плоти»[5].

Уже из этого краткого экскурса мы можем оценить глубину и значение второго канона на Пятидесятницу. Его полномасштабное изучение вряд ли вписывается в формат интернет-публикации и требует отдельного развернутого исследования.

Ниже дается поэтический перевод, выполненный в размере оригинала. Автор перевода стремился максимально сохранить смысл подлинника. Перевод выполнен по изданию «Pentekostarion charmosynon» (Athenai, 1993. S. 220–224). В примечаниях даются ссылки на Священное Писание и литургические параллели.

Канон на Пятидесятницу

Творение преподобного Иоанна Дамаскина

Песнь 1

Божественным покрытый мраком Моисей,
изрек витийно богописанный закон[6].
Косноязычный[7] прах оттер с очей ума.
Он видит Сущего[8], и Духом посвящен
в познанье, песни вознося божественны.

Рекли честные досточтимые уста:
«Не будет разлучения для вас, друзья[9].
Взойдя к престолу Отчему превышнему,
Я благодать вам излию всещедрую
для всех, кто пожелает просветиться ей»[10].

Взойдя на гору, Слово неизменное
друзьям свершает сердце миротворное[11].
И, дело совершив, друзей обрадовал
дыханьем бурным и огня языками[12]
Христос, как обещался, Духа даровав.

Песнь 3

Разверзла узы чрева неплодящего
и благоплодной гордость необузданну
молитва Анны, некогда пророчицы[13],
вознесшей сокрушенный и смиренный дух
к познаний Богу и Царю всесильному.

Непостижимо есть Богоначалие:
неграмотных витиями являет днесь,
уста софистов закрывают рыбаки[14],
и Духа молнией из глубины ночной
они влекут народы к Богу многие.

Сияние от света нерожденного
исходит светлодетельновсесильное,
нетленное чрез Сына, Силу Отчию,
являет сродное явленье дивное
народам всем в Сионе голос огненный.

Песнь 4

О Царь Царей, Единый, Слово Божие,
Ты происшел от беспричинного Отца
как благодетель, Духа равномощного
Ты посылаешь днесь Своим апостолам,[15]
поющим: «Слава силе Твоей, Господи».

Купель божественную пакибытия
смешав во Слове, в сложном естестве,
Ты источаешь реки из нетленного,
ребра пронзенного, о Слово Божие[16],
запечатлевши Духа теплотой меня.

Склонилось пред Утешителем Отческим
колено всякое[17], пред срасленным с Отцем,
Едина Сущность познается в Лицах Трех,
как неприступна, истинна, безвременна,
как Свет нам воссияла Духа Благодать.

Все посвящайтесь днесь Богоначалию,
служители сей трисиянной сущности.
Свершает Благодетель паче естества,
Христос осиявает во спасение,
всецело посылая Духа благодать.

Песнь 5

Освободительное очищение
грехов примите, огнедухновенную
росу от Духа, дети светоносные,
вы, Церкви, от Сиона изошел закон[18]
языкоогневидна Духа благодать.

Как самовластно соизволил Дух Святой,
снисходит безвладычественный от Отца.
В языках умудряет Он апостолов
и печатлеет Слово живоносное,
как Спас сказал, Отцу единообразный.

Чтоб исцелить сердца от согрешения,
для Духа приготавливал апостолов
Бог всеначальный, как пречистый дом,
Единосильного, Единосущного,
днесь водворяется Святого Духа свет.

Песнь 6

Ты очищение[19], Христе, Спасение.
Владыко, воссиял от Девы нам,
чтоб как пророка исхитить из бездн
морского зверя[20], так же от истления
всего Адама, всех родителя отпавшего.

Дух правый, истинный в утробах обнови[21]
у нас, да вечно будем сохранять его,
происходящий от Отца, единый с Ним,
палящий скверны вещества отвратного
сердец Чиститель, вышний Вседержителю.

Желанное достоинство апостолам
Сионцам, ждущим Твоего пришествия,
огнедыханно утверждаешь, знак даешь –
глагол суровый к похвалам языческим,
о Дух, от Логоса, рожденного Отцом.

Песнь 7

Согласно восшумела песнь органная
для почитанья истукана златотворного[22],
Утешителя ж светоносна благодать
взывать наставила: «Едина Троице,
Благословенна, равномощна, безначальная!»

Пророческих речений не познавшие
безумцы говорили: «Пьяны от вина»,
услышав изречения апостолов[23].
Мы ж благочестно вопием божественно:
«Всего Новотворитель, Ты благословен!»

Узрев виденье, возгремел пророчество
от Слова Иоиль богоначального:
«Кому Я излию от Духа Моего,
воскликнут вкупе Мне: “Благословенна Ты,
Природа трисиятельно пресветлая!”»[24]

Из всех часов воспринял третий благодать,
чтоб Ипостаси прикровенно три явить[25],
да чтим благоговейно Власти простоту.
Но во едином дне – владыке всех времен –
Отец, и Сын, и Дух – благословен еси.

Песнь 8

От уз освобождает и кропит росой огонь
Богоначалья образ трисиятельный,
поют же отроки: «Благословит единого
Спасителя, Вседетеля, как Благодетеля,
им созданное всякое творение».

Христос изрек апостолам слова
спасительные, те, что слышал от Отца.
Дух совершает их виденьем огненных
языков, почивая. Измененное
поет Благословенного творение.

Спасительно и самовластно исходя,
Самоблистательный и содержащий свет,
приходишь, чтоб исполнить дуновением
апостолов и ко Твоим служителям
являешься, о Дух Святой, умоленный.

Пророков пели богоносные уста
Твое телесное, Христе, пришествие,
и Духа, исходящего из Отчих недр,
сотворческого, сопрестольного Тебе,
Ты верным шлешь, как честь вочеловеченья.

Песнь 9

Царица, славься, слава матерей и дев!
Витийный всякий благословящий язык
Тебя не может петь по достоянию.
И всякий ум изумевает Сына Твоего[26]
постигнуть. Но согласно славим мы Тебя.

Петь подобает Деву, Жизнь родившую.
Она единая во чреве скрыла Логоса,
больных людей природу исцелившего,
Он, одесную сев величия Отца,
послал на нас Святаго Духа благодать.

Мы, благодатью боготочной вдохновленные
сияя и блистая, измененные
предивным, благолепным изменением,
познав премудрую и неделимую,
трисветлу славим Сущность равномощную.


[1] PG Т. 68. Col. 621b.
[2] См., в частности: Мейендорф Иоанн, протопресвитер. Введение в святоотеческое богословие. Ч. 2: Святитель Кирилл Александрийский. М. 2001. С. 308–309.
[3] Мichel Anton. Humbert und Kerularios. Leipzig, 1933.
[4] Triodion. Athenai, 1991. S.302
[5] PG T. 69. Col. 307. Перевод В.В. Василика.
[6] Исх. 20.
[7] Исх. 4:10.
[8] Исх. 3: 14.
[9] Мф. 28 . См. также: Ин. 14: 2, 3, 18; 15: 15.
[10] Лк. 24: 49.
[11] Лк. 24: 50–53.
[12] Деян. 2: 2.
[13] 1 Цар. 2: 2–11.
[14] Сравни стихиру на Господи воззвах Пятидесятницы: «Все подает Дух Святый… Рыбари богословци показа».
[15] Деян. 2.
[16] Ин. 19: 34–35.
[17] «Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних» (Флп. 2: 10).
[18] Ис. 2: 3.
[19] 1 Ин. 10. В синодальном переводе слово ilasmon – «очищение» переведено как «умилостивление».
[20] Иона 2: 11.
[21] Пс. 50: 12.
[22] Дан. 3: 5–7.
[23] Деян. 2: 13.
[24] Иоил. 2: 28–31.
[25] Деян. 2: 15.
[26] См.: Ирмос 9-й песни первого канона Богоявления (Космы Маиумского): «Недоумеет всяк язык благохвалити по достоянию, изумевает же ум и премирный пети тя, Богородице».

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Дарья31 мая 2012, 11:00
Здравствуйте! Написано "поэтический перевод", заинтересовалась, открыла - перевод обычный, если и есть стих, то белый.
Диакон Владимир Василик14 июня 2011, 06:00
Cпаси Господи, дорогой Димитрий за доброе слово в адрес моих весьма несовершенных лекций. Как Вы поживаете. Дай Бог Вам сил и преуспевания.
Дмитрий Левчук12 июня 2011, 03:00
"Все посвящайтесь днесь Богоначалию, служители сей трисиянной сущности. Свершает Благодетель паче естества, Христос осиявает во спасение, всецело посылая Духа благодать." - это ЧЕТВЕРТЫЙ тропарь 4 песни, а не ТРЕТИЙ, как написано во втором абзаце статьи . Либо ошибся автор, либо опеатка сайта.
Дмитрий Левчук12 июня 2011, 01:00
Слушал лекции о.Владимира по Визонтологии и Патрологии. Он очень красочно преподает студентам темы. Осталось самое лучшее воспоминание об о. Владимире. Всегда с радостью читаю его новые публикации. Человек незаурядного ума и мышления!!!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке