Ожидание священной войны.
Хронограф. 1940–1941

К 70-летию начала Великой Отечественной войны

Начало

Загрузить увеличенное изображение. 1661 x 1275 px. Размер файла 1197427 b.
 Военно-промышленная база фашистского блока в Европе к июню 1941 г.
Военно-промышленная база фашистского блока в Европе к июню 1941 г.
.

1940 г.

3.01.1940 г.
Муссолини, лидер итальянских фашистов, в личном послании
Гитлеру:
Необходимо объединить всю Европу против Советского Союза. «Россия является чужеродным телом в Европе».

5.01.1940 г.
Советское полпредство в Бухаресте
сообщает в НКИД СССР:
«Концентрация войск в районах Бессарабии и Буковины продолжается». Румыны предполагают сконцентрировать против СССР до 20 дивизий».

Советское полпредство в Париже
сообщает в НКИД СССР:
«Во Франции открыто обсуждаются возможные объекты ударов по СССР. Это, с одной стороны, Ленинград и Мурманск, с другой – Черное море и Кавказ. Правящие круги Англии и Франции, рассматривая СССР как воюющую сторону, сколачивают против него дипломатические фронты и в свои «цели войны» включили борьбу против СССР, без чего победа ими не мыслилась как полная и окончательная».

Норвегия
подтвердила свое желание иметь с СССР нормальные отношения.

11.01.1940 г.
Фон Блюхер,
посланник Германии в Хельсинки:
советует Финляндии занять более жесткую позицию в отношении СССР.

Швеция
подтвердила свое желание иметь с СССР нормальные отношения.

17.01.1940 г.
Полпред СССР в Лондоне
сообщает в НКИД СССР:
«Германский мининдел ведет сейчас такую линию: сталкивать СССР с Англией и Францией, используя для этого финские события до окончательного разрыва между Москвой и «западными державами», затягивать финскую войну, допуская поддержку Маннергейма нейтральными странами в форме посылки в Скандинавию волонтеров или войск из Англии и Франции».

У.Буллит, посол США в Париже,
сообщает в госдеп США:
«Французская позиция заключается в том, что Франция не будет разрывать дипломатических отношений с Советским Союзом и не будет объявлять войны Советскому Союзу, но при возможности уничтожения Советского Союза прибегнуть к помощи пушек, если это будет необходимо».

19.01.1940 г.
К.Шотан,
заместитель премьер-министра Франции, заявил в печати:
Франция намерена осуществлять помощь Финляндии «в максимальных пределах».

20.1.1940 г.
«Моман», ведущая румынская гвзета:
финляндская армия – «авангард англо-французских войск» и должна получить самую эффективную и немедленную помощь» от Норвегии и Швеции. «Далее должны быть проведены прямые действия против СССР путем десанта союзников на побережье Мурманска. В этих целях хорошо подходят альпийские войска Франции. Польские и чешские войска, находящиеся во Франции, также должны быть переброшены в Финляндию».

22.1.1940 г.
«Азь», околоправительственная румынская газета:
нужно подготовить наступление против СССР и со стороны Черного моря, куда должен быть введен флот англо-французских союзников.

24.01.1940 г.
Иран и СССР
начали переговоры о заключении нового договора.

25.01.1940 г.
Г.Гор,
английский генерал,
на дебатах в парламенте Англии:
«Я убежден, что рано или поздно нам придется воевать с Россией». Уже сейчас необходимо послать морскую эскадру, чтобы уничтожить русский флот в Арктическом море, блокировать Мурманск.

Советское полпредство
из Лондона в НКИД СССР:
в Англии побеждает тенденция за расширение военного конфликта.

28.01.1940 г.
Англия
планирует использовать
войска эмигрантского правительства Польши
против СССР.
Английский комитет начальников штабов одобрил проект доклада об интервенции польских войск в районе Петсамо и просит Форин оффис изучить вопрос о возможной реакции нейтралов (особенно среди стран Скандинавии, Турции, Италии, Японии и США) в отношении союзной интервенции большого масштаба.

Посол Англии
во Франции сообщает в Лондон
«Французское военное руководство предложило осуществить военную операцию против СССР на севере в 2 стадии: 1-ая – организация морской экспедиции с целью перерезать коммуникации между этим портом и Мурманском, 2-ая – высадка военного десанта в Петсамо. Преимущество предварительной морской экспедиции в Петсамо состоит в том, что союзники имеют юридическое право согласно резолюции Лиги наций на оказание помощи Финляндии, и если советские военные корабли, которые находятся там, будут оказывать сопротивление – что, вероятно, они и будут делать, – то тем самым СССР совершил бы первый враждебный акт, и мы получили бы право разрушить нефтяные источники в Баку путем воздушной бомбардировки – операцию легко совершить из Сирии, турки могли бы даже открыть нам проливы. Разрушение Бакинских нефтепромыслов явилось бы тяжелым ударом для советского сельского хозяйства и промышленности».

30.01.1940 г.
Генерал Лелонг
на заседании англо-французского военного комитета:
«План Гамелена» предусматривает высадку в районе Петсамо экспедиционного корпуса. Генерал Гамелен «вполне отдает себе отчет в том, что этот план может вовлечь союзников в войну с Россией. Однако он полагает, что мало шансов на то, чтобы русская военная мощь оказалась очень страшной».

Латвия
с осени 1939 г.тайно оказывает Финляндии военную помощь. Затягиваются переговоры о вводе в Латвию советских войск, саботируются совместные договоренности, усиливается пресечение контактов с советскими гражданами.

4.02.1940 г.
Д.Селлер,
конгрессмен, на обсуждении конгрессом США вопроса о Финляндии:
«Мы ее вовлекли в войну».

5.02.1940 г.
В.Таннер,министр финансов Финляндии,
прибыл в Стокгольм для переговоров с
советской стороной.

М. Аалям, министр иностранных дел Ирана, в телеграмме
М.Саеду, послу Ирана в Москве:
«по любому случаю и поводу, которые представятся», заверять Советское правительство в дружественном отношении.

Полпред СССР в Иране в сообщении в Москву:
«Немецкие дипломаты усиленно разъезжают по северной части Ирана. При техническом надзоре немецких и итальянских специалистов иранцы строят шоссейную дорогу от Тегерана через Демавенд-Амоль– наикратчайшего расстояния до Каспийского моря. Учителя германских школ в Тегеране «проговараваются» ученикам, что вслед за Румынией немецкие войска войдут в Болгарию, а затем и дальше…».

Посольство США в Тегеране:
«Германия знает, что фундаментальная ориентация Ирана на Запад сильнее, чем на Россию, и то, что Великобритания сейчас не считается достаточно сильной, эффективно помогает Германии принимать позу ближайшего друга Ирана…».

Иран
в Германию экспортировал с 21.03.1939 г. по 20.03.1940 г. более чем в 2,5 раза больше продукции, чем импортировал из Германии. Большинство крупных промышленных объектов строилось в Иране немецкими специалистами, которые , например, оформили потолок в зале ожидания тегеранского вокзала, построенного ими, в виде свастики. «Пятая колонна» Германии в Иране насчитывала около 5 тыс. человек

Англо-французский Верховный союзный совет
принял решение:
послать в Финляндию экспедиционные силы численностью более 100.000 чел, половина должна быть готова в конце февраля. Правительство Англии задержало у себя 2 дивизии, которые в феврале должны были воевать во Франции против Гитлера. Высадка войск – через Нарвик или другие норвежские порты. Разрыв дипломатических отношений – только по инициативе СССР.

Французская полиция
производит налет на советское представительство в Париже. Изъяты документы, задержаны сотрудники.

7.02.1940 г.
Посол Ирана
в Москве:
«иранское правительство никогда не позволит какой-либо третьей стороне использовать Иран в своих целях против его великого соседа – СССР».

Я.Суриц,
Полпред СССР во Франции, отозван в Москву.

13.02.1940 г.
Полпред СССР в Кабуле в сообщении в НКИД СССР:
«На распространение английской прессой лживых измышлений о так называемых агрессивных планах СССР в отношении Афганистана нами было заявлено по указанию НКИД в беседе с МИДом 13 февраля 1940 г. о том, что эти измышления не имеют ничего общего с действительной политикой СССР, искренне желающего сохранения и дальнейшего развития своих мирных связей с Афганистаном».

А.Сметона,
президент Литвы,
направил в Берлин
А.Повилайтиса,
директора департамента безопасности,
с поручением установить над Литвой протекторат Германии, взять Литву под политическую опеку.

17.02.1940 г.
Гюнтер, министр иностранных дел Швеции, в беседе с советским послом:
« Англичане не желают мирного разрешения финского конфликта».

21.2.1940 г.
НКИД СССР
в директиве советскому полпреду в Англии:
«Никаких претензий к Швеции и Норвегии Советское правительство не имеет…Советское правительство хотело бы во избежание недоразумений предупредить английской правительство, что оно пойдет на переговоры и соглашение с правительством Рюте – Таннера лишь в случае принятия изложенных условий гарантий безопасности Ленинграда».

23.2.1940 г.
В Англии
на заседании военного комитета начальников штабов:
Цель нашей предполагаемой операции – «оказать помощь финнам, высадив войска по соседству с Петсамо, перерезать Мурманскую железную дорогу и затем захватить Мурманск как базу для будущих операций».

Во Франции
спешно сформирован экспедиционный корпус: 6 французских батальонов, 4 польских батальона и одна артиллерийская бригада.

23.02.1940 г.
Советское правительство
пошло навстречу требованиям Финляндии.

26.02.1940 г.
Финляндия заявила, что
предложения Советского правительства неприемлемы.

28.02.1940 г.
Полпред СССР в Токио в заявлении министру иностранных дел Японии:
Японское правительство нарушило соглашение от 31.12.1939 г., затягивается осуществление советских заказов в счет платежей за КВЖД, «Чосен банк» отказался перевести на счет Госбанка СССР одну треть платежей за КВЖД, фирмой «Мацуо Докярд» не выполняются свои обязательства.

1.03.1940 г.
Финляндия
принимает решение о начале переговоров с Советским Союзом, рассматривая советские предложения как .отправные для обсуждения.

2.03.1940 г.
Посланники Англии и Франции в Осло сделали официальное заявление о
возможности прохода англо-французских войск через Норвегию в целях противодействия СССР. Указывалось, что Англия и Франция уже подготовили экспедиционные силы.

Посол США в СССР через шведского посланника в Москве уведомил финскую сторону:
США поддержат мероприятия Англии и Франции в их противодействии СССР.

3.03.1940 г.
Полпред СССР в США в сообщении в НКИД СССР:
отмечается, что Советский Союз сознательно не был включен в план поездки заместителя госсекретаря США в Рим, Берлин, Лондон и Париж. «Преждевременное окончание войны явно не входит в расчеты Рузвельта и приобрело бы актуальное значение, если бы Уэллес
нащупал возможность вбить клин между нами и немцами».

4.03.1940 г.
Финляндия
потребовала от советской стороны дальнейших разъяснений и информации, отложив отправку своей делегации в Москву.

7.03.1940 г.
Лорд Бакстон от большого числа членов палаты лордов направил Чемберлену меморандум о мирных переговорах с Германией:
«Гитлер находится в трудном положении, особенно в отношении России и ввиду противоречивых мнений в Германии по вопросу о России». В случае заключения договора между Англией и Германией Гитлеру в качестве награды была бы предоставлена свобода рук против России.

Германия
к марту увеличила численность вооруженных сил до 3,3 млн. человек

Советское полпредство в Тегеране
в сообщениях в НКИД отмечает:
участились преследования советских граждан, работающих в Иране, введен полицейский контроль над деятельностью советского клуба в Пехлеви, игнорируется советское торгпредство в Тегеране, указывается, что поскольку стороны не имеют торгового договора, «торгпредство должно быть закрыто», что свидетельствует об искусственном затягивании процесса подготовки заключения договора

8.03.1940 г.
Гитлер
в письме к Муссолини:
«Принимая во внимание возможности снабжения никакая сила в мире не смогла бы – или если бы смогла, то после долгих приготовлений – достичь таких результатов при морозе в 30-40 градусов и на такой местности, каких достигли русские уже в самом начале войны». На будущее нельзя не учитывать победу Союза и в войне против нас».

12.03.1940 г.
Даладье в палате общин депутатов Франции:
уже 22.02.1940 г. французские войска были сформированы, специально экипированы, а «транспорты для их перевозки стояли в наших двух больших портах. Следовательно, мы были готовы послать людей».

СССР и Финляндия
подписали мирный договор:
устанавливалась новая граница между СССР и Финляндией;
СССР отошли исконно русские земли – Карельский перешеек с г.Выборгом, северное и западное побережье Ладожского озера, район западнее Мурманской железной дороги и часть полуостровов Рыбачий и Средний на побережье Баренцева моря, на правах аренды Советскому Союзу передавался на 30 лет полуостров Ханко для создания там военно-морской базы. Финляндия взяла на себя обязательство не участвовать во враждебных для СССР союзах и коалициях.

Фон Блюхер, посланник Германии в Хельсинки сообщает в Берлин:
серьезно ослабление позиции Германии и Финляндии; большой выигрыш СССР в районе Балтийского моря.

И.Ф.Филиппов, зав. Отделением ТАСС в Берлине:
«Прорыв «линии Маннергейма» и последовавшее затем решение Финляндии пойти на мирный договор с СССР произвели на немцев впечатление холодного душа. Того, чего они ожидали, а именно – столкновения СССР с Англией и Францией, не произошло».

14.03.1940 г.
Полпред СССР в Париже сообщении в НКИД СССР:
«исход советско-финляндского конфликта был воспринят здесь «как величайшее поражение, как результат шатания, слабости, нерешительности союзников».

15.03.1940 г.
Франция
запретила импорт во Францию товаров советского происхождения режима наибольшего благоприятствования, за исключением отдельных видов нефтепродуктов: реквизировало изготовленное по советским заказам оборудование и вооружение; отказало в выдаче лицензий на вывоз в СССР ряда товаров. Товарооборот с Францией сократился в 11 раз.

В Риге
на XI-ой конференции министров иностранных дел стран Прибалтики завершилось оформление военного союза, направленного против СССР, генштабы стран Прибалтики имели разработанные оперативные планы совместных действий, соответствующие этому союзу.

16.03.1940 г.
Англия и Франция
согласовали английский военный план «Ма-6» и французский военный план «RIP» по «непосредственному вторжению на Кавказ», бомбардировочные рейды против южных районов СССР. Отмечалось, что французские войска в Леванте (Сирии и Ливане) могут рассчитывать на действия турецких войск в Закавказье.

19.03.1940 г.
Полпред СССР в Лондоне,
присутствовавший на заседании английского парламента при обсуждении вопроса о заключении советско-финляндского договора:
«…лишний раз мог убедиться, как велика была опасность интервенции Англии и Франции на стороне Финляндии…Больше, чем когда-либо, становилось ясно, как вовремя заключили мир».

21.03.1940 г.
Р.Батлер
в беседе с
М.Сигэмицу
послом Японии в Лондоне:
английское правительство все более и более настраивается против СССР, преследуя цель «заставить Советский Союз (путем блокады или другими способами) вести войну против Германии».

21.03.1940 г.
Р.Батлер
В беседе с послом Японии в Лондоне:
правительство Англии «все более и более настраивается против СССР, преследуя цель заставить СССР, путем блокады или другими способами, вести войну против Германии».

25.03.1940 г.
НКИД СССР советскому полпреду в Лондоне:
Передать английской стороне, что «Советское правительство согласно на торговые переговоры, если бы английское правительство выразило действительную готовность к благоприятному разрешению английско-советской торговли и, в частности, было бы готово до начала переговоров освободить задержанные советские пароходы «Селенга» и «Маяковский» и дать заверения впредь не задерживать грузы, идущие в адрес СССР»

В Тегеране
подписан ирано-советский договор: объем ввозимых в Иран советских товаров предусматривался на сумму не меньшую за объем ввозимых в СССР иранских товаров; взаимное упрощение лицензионных условий; руководящие сотрудники торгпредставительства СССР приравнивались по статуту к дипломатам при экстерриториальности помещения торгпредства; одновременно с подписанием договора между полпредом СССР и министром иностранных дел Ирана состоялся обмен письмами, в которых были уточнены условия мореходства на Каспии, охраны товарных знаков, железнодорожных перевозок и судебного разбирательства коммерческих дел.

В Кабуле
по оценкам полпредства СССР в Афганистане: проанглийская тенденция в афганском правительстве остается здесь сильной, внешняя политика Афганистана отвечает этой тенденции. Английская дипломатия едва ли не соревнуется с Берлином в запугивании правящих кругов Афганистана «советской угрозой», ведет пропаганду против СССР.

27.03.1940 г.
Полпред СССР в Лондоне
передает английской стороне заявление, соответствующее инструкции НКИД СССР от 25.03.1940 г.

Полпред СССР в Кабуле
в памятной записке, переданной МИД Афганистана, подчеркивает:
«быстрейшее и окончательное разрешение вопросов сухопутной границы» является выражением искреннего стремления обеих стран к дальнейшему укреплению добрососедских отношений и «должно вместе с тем послужить базой для успешного разрешения других вопросов»

МИД Афганистана
в памятной записке, переданной советской стороне как ответ на памятную записку полпредства СССР от 27.03.1940 г., выражает согласие с окончательными советскими предложениями.

Э.Галифакс, министр иностранных дел Англии в ответе на заявление советского полпреда от 27.03.1940 г.:
оправдывает антисоветские действия Англии, подчеркивая, в частности, что досмотр и задержание советских судов связан со стремление «изыскать способ», чтобы импорт в СССР осуществлялся исключительно для нужд самого СССР.

28.3.1940 г.
В Лондоне
на заседании Верховного союзного совета Англии и Франции:
принято «принципиальное решение» о бомбардировке советских нефтепромыслов на Кавказе, сосредоточении на Среднем Востоке 15 бомбардировочных групп, нацеленных на советские нефтерайоны, которые силами 100 бомбардировщиков смогут в течение 6 дней вывести из строя промыслы Баку и Грозного, а также черноморские порты более чем на 30 %; при этом подводные лодки союзников, базируясь в Турции, должны нарушить советское судоходство на Черном море; Турция и Иран должны дать согласие на пролет бомбардировщиков через их воздушное пространство с баз в Сирии для бомбардировок Советского Закавказья; Турция должна выделить сухопутные войска, однако в случае отказа Турции, не нужно принимать во внимание ее возражения и вести без соответствующего уведомления пролеты над турецким воздушным пространством.

Дж.Морган,
представитель Англии в Анкаре,
в докладе английскому правительству:
«В настоящий момент нельзя заставить Турцию присоединиться или предоставить технические средства для предполагаемого нападения на Баку ввиду того, что такое сотрудничество или помощь вовлекли бы теперь Турцию в наступательную войну против Советского Союза. Турция еще не желает и не готова для такой войны».

28.3.1940 г.
Полпредство СССР в Болгарии
в сообщении в НКИД СССР:
«во внешнеполитической жизни Болгарии за прошедший март месяц обращает внимание усиление англо– французского нажима на Болгарию с целью подчинения болгарской внешней политики англо-французским стремлениям…Одновременно, по некоторым сведениям, англичане угрожают болгарскому правительству, что если оно пойдет на большее сближение с Советским Союзом, то английское правительство денонсирует кредитное соглашение и потребует от Болгарии уплаты всех долгов».

А.А.Громыко
В письме в НКИД СССР:
«Почему Рузвельт не пошел на разрыв отношений и почему перспектива разрыва и до президентских выборов 1940 г. и после, если президентом останется Рузвельт, является маловероятной? Вопрос здесь не в каком-то особом отношении Рузвельта к СССР…Американская буржуазия, несмотря на глубокую ненависть к СССР, …несмотря на громадную энергию, с которой она старается натравить ряд стран на СССР, все же знает, что СССР тем не менее на земном шаре будет существовать…Дальневосточная проблема. Финансовые воротилы в США и правительство во главе с Рузвельтом, несмотря на большое озлобление, вызванное улучшением наших отношений с Японией, все же надеются, что СССР и в дальнейшем остается противодействующей силой в отношении Японии на дальнем Востоке…Наиболее дальновидные элементы американской буржуазии отдают себе отчет в том, что, каковы бы ни были зигзаги в отношениях США с Японией, противоречие их интересов на Дальнем Востоке неизбежно останется.. Китай, в котором США имеют немалые интересы, и Филиппины остаются, и, следовательно, остается и угроза американским интересам. Это отнюдь не противоречит тому положению, что США готовы бы были пожертвовать своими интересами в Китае во имя организации похода против СССР. А пока американской буржуазии приходится считаться с фактами, пусть для нее и неприятными.
Пойдя на разрыв отношений с СССР, Рузвельт тем самым подорвал бы в сильной степени свой престиж, престиж президента, установившего эти отношения. А это, вне всякого сомнения, уменьшило бы шансы на переизбрание Рузвельта президентом в 1940 г., ибо республиканцы получили бы в предвыборной политической игре лишний козырь в свои руки…Имеют известное значение и торговые интересы. Некоторые группы буржуазии видят в СССР неплохой рынок для сбыта своих товаров. Разрыв дипломатических отношений неизбежно сказался бы на торговых отношениях между двумя странами. Все сказанное отнюдь не дает основания сделать вывод о том, что в дальнейшем не будет предложений со стороны реакционных элементов о разрыве отношений с СССР».

01–03.1940 г.
Румыния,
открыто призывая к войне против СССР,
организует 26 военных провокаций и вылазок на советско-румынской демаркационной линии по Днестру, вторжения военных самолетов в советское воздушное пространство.
По сравнению с 1939 г. Румыния в 2 раза увеличивает поставки нефти в Германии.

Риббентроп, министр иностранных дел Германии, подчеркивает, что это является «в высшей степени удовлетворительным и полностью обеспечивает наши жизненные интересы в поставках нефти».

Г.Татареску, премьер-министр Румынии:
Румыния намерена почти в 4 раза увеличить поставки нефти в Германию.

29.03.1940 г.
А.Йодль, начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами Германии, гл.военный советник Гитлера:
«финско-русский договор лишает не только Англию, но и нас всяческого оправдания оккупации Норвегии».

В Москве
на Пленуме ЦК ВКП(б)
специально рассматриваются итоги
советско-финской войны, крупные просчеты в ее ведении,
уточняются основные направления
перестройки боевой подготовки и общей готовности войск.

США
является главным поставщиком многих стратегических материалов для Японии, в частности, обеспечивая ее 60% необходимыми нефтью и нефтепродуктами, 20% производство стали в Японии производилось за счет ввозимого американского лома.

Нарком иностранных дел СССР:
«…у нас нет пакта ненападения с Румынией. Это объясняется наличием…нерешенного…вопроса…о Бессарабии, захват которой Румынией Советский Союз никогда не признавал, хотя и никогда не ставил вопроса о возвращении Бессарабии военным путем» и «нет никаких оснований к какому-либо ухудшению…советско-румынских отношений». «известно, что половину всего внешнего товарооборота Румынии составляет торговля с Германией, причем доля национальной продукции Румынии в экспорте с Германию, например, по таким основным продуктам, как нефтепродукты и зерно, намного превышает долю национальной продукции СССР в нашем экспорте в Германии.. Тем не менее в отношении Румынии правительства Англии и Франции не прибегают к враждебным актам и не считают возможным требовать от Румынии прекращения торговли с Германией. Совсем другое отношение к Советскому Союзу».

«…Совсем не защитой малых народов и не защитой прав членов Лиги наций объясняется поддержка Финляндии против Советского Союза со стороны английских и французских правящих кругов. Эта поддержка объясняется тем, что в Финляндии у них был готовый военный плацдарм на случай нападения на СССР…».

«С США наши отношения «за последнее время не улучшились и, пожалуй, не ухудшились, если не считать так называемого «морального эмбарго» против СССР, лишенного какого-либо смысла, особенно после заключения мира между СССР и Финляндией».

«…нельзя выразить большого удовлетворения нашими отношениями с Японией. Так, до сих пор, …остался нерешенным важный вопрос об установлении границы на части территории в районе бывшего в прошлом году военного конфликта. Японскими властями продолжают чиниться препятствия к нормальному использованию внесенного Японией последнего денежного взноса за КВЖД. Совершенно ненормальны во многих случаях отношения японских властей к сотрудникам советских органов в Японии и Маньчжурии.

1.04.1940 г.
Полпредство СССР в Кабуле
сообщает в НКИД СССР:
«заявление В.М.Молотова на шестой сессии Верховного Совета СССР 29 марта 1940 г. о том, что «приписываемые Советскому Союзу фантастические планы каких-то походов Красной Армии «на Индию», «на Восток» и т. п. – было воспринято афганцами весьма положительно. Вместе с тем под влиянием английской пропаганды афганское руководство продолжает сомневаться…». Официальные издания «особенно по нашим неоднократным представлениям» публикуют «опровержение слухов, распространяемых в колониальной английской прессе о готовности Афганистана тоже войти в военный союз с Турцией, Ираном и Ираком против СССР и т.п.».

4.04.1940 г.
В Англии
утвержден меморандум министерства экономической войны, требующий создать на территории СССР английские посты наблюдения за советским экспортом.

6.04.1040 г.
Фон Шуленбург в докладе в Берлин:
Микоян обратил внимание на задержку каменного угля из Германии. До тех пор,– сказал Микоян, – пока в этой области не произойдет решительный поворот к лучшему и пока не будут осуществлены эффективные поставки из Германии, не может быть и речи о возобновлении поставок зерна и нефти».

7.04.1940 г.
Германское военное командование
определило задачи финским и немецким войскам в Северной и Центральной Финляндии: утверждены как оперативные директивы финского генштаба и командующего немецкой армией «Норвегия».

Генштаб наркомата обороны СССР
завершает работу над оперативным планом на 1942-1943 гг. по отражению возможной германской агрессии.

В СССР расходы на оборону в 1940 г. увеличиваются более чем в 2 раза по сравнению с 1938 г.

Финляндия рассматривается как вероятный участник гитлеровского нападения на Советский Союз.

9.04.1940 г.
НКИД СССР в меморандуме, врученном послу Румынии, заявляет
решительный протест по поводу 15 пограничных инцидентов, спровоцированных румынской армией.

13.04.1940 г.
НКИД СССР
заявил фон Шуленбургу, что Советское правительство «определенно заинтересовано в сохранении нейтралитета Швеции» и «выражает пожелание, чтобы шведский нейтралитет не был нарушен»..

15.04.1040 г.
Германский МИД
направил фон Шуленбургу для передачи советскому руководству заверения в том, что «в намерения Германии не входит распространение на территорию Швеции нашей военной акции на Севере. Более того, мы полны решимости безоговорочно уважать нейтралитет Швеции, пока Швеция со своей стороны будет сохранять нейтралитет и не будет оказывать поддержку западным державам».

Гитлер
в присутствии Геринга, Кейтеля, Розенберга, Бормана дал стратегическую установку:
«Все балтийские государства должны быть включены в состав рейха»

19.04.40 г.
На совещании у короля Румынии принято постановление:
Оказать сопротивление Советскому Союзу, если он будет добиваться решения «бессарабского вопроса».

Т.Албор, военный атташе Франции в Венгрии:
Румынское правительство сконцентрировало свои войска на Днестре и подчинило экономику страны Германии.

Фабрициус, посол Германии в Румынии, докладывал в Берлин:
«премьер-министр, министр иностранных дел и военный министр Румынии твердо придерживаются политической линии…равнения на Германию».

20.04.1940 г.
Румыния
в ответе на советский меморандум от 9.04.1940 г. практически отклонила протест СССР против провокационных действий румынской армии.

26.04.1940 г.
Военный комитет Верховного союзного Совета Англии и Франции
рассмотрел вопрос о возможных военных действиях против СССР в районе Кавказа с территории Румынии.

27.04.1940 г.
СССР
выразил согласие восстановить на началах взаимности торговые отношения с Англией, наилучшими условиями для начала переговоров было бы освобождение задержанных Англией советских судов.

Полпредство СССР в Тегеране в сообщении в НКИД СССР:
«Шах, оставаясь верным своей традиционной политике лавирования между большими странами, несмотря на трудности переживаемого момента для Ирана, не делает каких-либо шагов в сторону улучшения отношений с СССР».

7.05.1940 г.
США
С 1.01.1940 г. по 05.1940 г. отказали СССР в лицензиях или задержали грузы на сумму в 29 млн. долл., из заявок на новые товары на сумму 49,9 млн. долл. Было получено отказов на сумму 39 млн. долл., выполнение оставшихся заказов обставлялось неприемлемыми условиями.

Маршал С.К.Тимошенко
назначен наркомом обороны СССР вместо маршала К.Е.Ворошилова.

8.05.1940 г.
Англия
в ответе на конкретные предложения СССР от 27.04.1940 г.
поднимает вопросы о содержании торговых соглашений между СССР и Германией, об ограничении советских поставок в Германию

11.05.1940 г.
В Москве были подписаны советско-югославские документы:
Договор о торговле и мореплавании, Протокол к нему о Торговом представительстве СССР в Югославии и временной Торговой Делегации Югославии в СССР. Общий товарооборот между СССР и Югославией предусматривался на 1940-1941 гг. в размере 176 млн. динаров. СССР предполагал импортировать из Югославии медь, концентраты свинцовой и цинковой руды, экспортируя в Югославию сельскохозяйственную и другую технику, керосин, хлопок и другие товары.

К.Клодиус,
представитель Германии
на экономических переговорах с Венгрией
сообщает в Берлин:
в Венгрии «авторитетные политические элементы полностью осознают, что политика Венгрии может осуществляться только в полном сотрудничестве с политикой Германии и Италии и они с полной решимостью готовы постоянно действовать в соответствии с этим в экономической области».

16.05.1940 г.
Кароль II, король Румынии,
заявил посланнику Германии, что:
«будущее Румынии зависит только от Германии».

С.К.Тимошенко, нарком обороны СССР,
подписал приказ №120 о новых задачах, стоящихперед советскими вооруженными силами, повседневная учеба которых должна быть максимально приближена к боевой действительности. В Советской армии началась глубокая перестройка.

20.05.1940 г.
Э.Галифакс,
министр иностранных дел Англии,
в беседе с советским полпредом в Лондоне заявил:
английское правительство решило отправить в Москву крупного политического деятеля, на месте выяснить возможность улучшения англо-советских отношений вообще и, в частности, заключения торгового соглашения. Если у советского правительства нет возражений, спецпредставителем направить Стаффорда Криппса.

22.05.1940 г.
По сообщению ТАСС:
«Ряд мер, предпринимаемых английским правительством по сокращению и ограничению торговли с СССР (аннулирование советских заказов на оборудование), задержание советских торговых судов с грузами для СССР, враждебная позиция, занятая английским правительством в отношении СССР во время конфликта между СССР и Финляндией,…не могли способствовать удовлетворительному развитию… переговоров».

МИД Германии выразил недовольство:
«поставки из Советского Союза сырья и продовольствия не соответствуют темпам, которых ожидали и которые можно было ожидать в соответствии с заключенным соглашением и договоренностью…Это касается в первую очередь нефтепродуктов… Кроме того, Германия заинтересована в максимально быстрой транспортировке металла. Предыдущие темпы поставки металла также не соответствуют договоренности».

23.05.1940 г.
Батлер
сообщил советскому полпреду в Лондоне, что:
«новое правительство хочет начать переговоры заново и совсем в ином плане; оно готово к заключению соглашения с СССР, основанного на товарообмене. Оно сделает представление французскому правительству об освобождении «Селенги», «Маяковского».

Румыния
к 23.05.1940 г. с 20.04.1940 г. устраивала военные пограничные провокации примерно 2-3 раза в неделю.

Болгарские министр иностранных дел И.Попов, военный министр Г.Даскалов, министр финансов Д.Божилов и другие твердо заявили К.Клодиусу, представителю Германии:
единственным «естественным» союзником Болгарии является Германия.

К.Клодиус, германский представитель в Болгарии сообщил в Берлин:
«Общее впечатление заключается в том, что ответственные политические деятели, и прежде всего царь, в качестве единственно возможного курса своей внешней политики рассматривают линию на союз с Германией».

25.05.1940 г.
СССР
в своем меморандуме Англии заявил:
советское правительство не может подчинить торговую политику СССР военным задачам того или иного иностранного государства и будет вести свою внешнюю торговлю как с воюющими, так и с нейтральными странами на принципах полного равенства сторон и взаимности обязательств.

Гафенку, министр иностранных дел Румынии,
заявил Фабрициусу, германскому послу в Бухаресте:
Король « абсолютно готов сотрудничать с Германией».

В Болгарии
руководители правительства открыто заявляют о готовности Болгарии сотрудничать с государствами «оси». Регулярными становятся визиты болгарских государственных деятелей в Германию. В Болгарию под видом туристов начинают пребывать германские специальные части, которые размещаются в основных городах страны.

28.05.1940 г.
Германия и Румыния
заключили «нефтяной пакт», по которому Германия обязалась поставлять в Румынию вооружение, в том числе военные трофеи, захваченные в Польше, а Румыния в Германию – нефть и нефтепродукты.

Татареску, премьер-министр Румынии:
оружие «необходимо для того, чтобы усилить политические позиции Румынии в отношении России». Румыния идет на практически неограниченное сотрудничество с Германией, и речь идет не о нейтралитете Румынии, а именно об ее ориентации на Германию.

МИД Германии
утвердил план по созданию «Германского колониального рейха» по формированию «великого хозяйственного пространства» в составе:
Чехословакии, Польши, Голландии, Бельгии, Люксембурга, Дании и Норвегии, затем, по мере экспансии, всей Скандинавии, Прибалтики, бывших немецких колоний в Африке, Бельгийского Конго, Французской Экваториальной Африки, Британской Нигерии.

Английский министр экономической войны
заявил советскому полпреду в Лондоне, что он
«считает позицию прежнего английского правительства в вопросе о торговых отношениях неясной: Прежние меморандумы надо считать аннулированными, и все переговоры следует начать сначала… Новое правительство решило поставить крест на всякие ноты и меморандумы и пойти совсем иным путем».

Франция
обратилась к СССР за военной помощью о продаже Франции 100 военных самолетов, уполномочив для переговоров П.Кота.

США
при содействии посла США во Франции сорвали поездку П.Кота в Москву для решения вопроса о закупке советских самолетов для Франции.

2.06.1940 г.
Г.Икес, министр внутренних дел США,
в своем дневнике:
в президентских кругах все чаще и чаще говорят о вовлечении Советского Союза в войну в Европе, хотя «все учитывают то обстоятельство, что Советское правительство, сознавая в конечном счете неизбежность столкновения с гитлеровской Германией, делает все, чтобы по возможности оттянуть его».

В Советской армии
вновь создаются танковые корпуса;
на вооружение начали поступать танки Т-34 и КВ, лучшие в мире;
советская авиация первой в мире была оснащена реактивным оружием;
были созданы боевые машины реактивной артиллерии (в дни войны солдатами названные
«катюшами»).

Было принято ошибочное решение:
в авиации Главного командования состояли теперь лишь отдельные бомбардировочные корпуса и дивизии, остальная же авиация была разделена на фронтовую, армейскую и войсковую, что неизбежно приводило к распылению усилий авиации и не обеспечивало ее массированного использования в борьбе за господство в воздухе.

СССР
по выпуску валовой продукции машиностроения, добыче нефти и производству тракторов занял 1-е место в Европе и 2-е место в мире; по производству электроэнергии, чугуна и стали – 2-е место в Европе и 3-е в мире; по добыче угля, производству цемента – 3-е место в Европе и 4-е в мире. Валовая продукция всей промышленности увеличилась по сравнению с 1913 г. в 7,7 раза, производство средств производства – в 13,4, машиностроения и металлообработки– в 30, электровооруженность труда – в 8, производительность труда – в 3,8 раза..

В СССР
завершен переход с семичасового рабочего дня на восьмичасовой, с шестидневной рабочей недели на семидневную, запрещен самовольный уход с одного предприятия на другое.

9.06.1940 г.
СССР и Япония
заключили соглашение
о границе между МНР и Японией в районе конфликта на реке Халкин-Гол.

14.06.1940 г.
СССР
потребовал
от Литвы:
принять меры в отношении министра внутренних дел К.Скучаса и начальника департамента госбезопасности А.Повилайтиса как лиц, возглавлявших компанию провокационных действий против советского гарнизона в Литве, и обеспечить пропуск дополнительных советских войск в количестве до уровня, который обеспечивал бы выполнение условий договора.

15.06.40 г.
Литва
согласилась с предложениями СССР от 14.06.1940 г.

В Москве
начались советско-английские торговые переговоры.

Ст.Криппс,
посол Англии в Москве,
встретился с В.М.Молотовым, наркомом иностранных дел, и А.И.Микояном, наркомом внешней торговли.

Папа римский
по просьбе бельгийского принца М.Гогенлоэ, доверенного лица высших политических сфер «третьего рейха,
обратился к Рузвельту за посредничеством в деле заключения мира между Германией, Англией, Францией.

17.06.1940 г.
В страны Прибалтики,
в соответствии с их согласием, введены
дополнительные советские войска.

18.06.1940 г.
Французские власти,
под давлением Англии, освобождают советские суда «Селенга», «Маяковский».

20.06.1940 г.
Англия и Япония
подписывают соглашение
о совместных действиях против «нарушителей порядка и безопасности японских вооруженных сил в Китае».

22.06.1940 г.
Франция и Германия
подписывают в Компьене
соглашение о перемирии:
северная и центральная части Франции, 2/3 территории, оккупируются немцами, здесь сосредоточен основной промышленный потенциал (практически вся черная металлургия, угольная промышленность, сельскохозяйственное производство); в неоккупированной части, с центром в г. Виши, – устанавливается режим маршала Петена, диктатура французской крупной буржуазии; Германии отдается – 40% продукции из неоккупированной зоны, 50% из оккупированной зоны, 95% запретной зоны, полностью контролируемой Германией; вишисты обязаны ежедневно перечислять на содержание немецких войск 400 млн. франков.

Э.Альфан,
известный французский дипломат:
«Следует признать, что по разным причинам» французское правительство занимало «непоследовательную позицию и пренебрегло заключением с русскими военного соглашения, которое, несомненно, могло избавить нас от войны». Оно «обрекло Францию на поражение…, в том числе и потому, что не имело могущественного союзника в лице СССР».

25.06.1940 г.
У.Черчилль,
премьер-министр Англии,
впервые для английской стороны, направляет личное послание
И.В.Сталину:
Предлагается всесторонне обсудить с Советским правительством «любую из огромных проблем, возникших в связи с нынешней политикой Германии», консультироваться в отношении тех дел в Европе, которые «должны неизбежно интересовать нас обоих».

26.06.1940 г.
Уйли,
посланник США в Риге,
сообщает госдепу:
премьер-министр Латвии в беседе заявил, что «В Латвии, как и везде, существует пятая колонна прогермански настроенных лиц».

25.06.1940 г.
СССР и Югославия,
после успешного завершения экономических переговоров и обмена ратификационными грамотами, установили дипломатические отношения.

СССР
в военно-политическом планировании рассматривает Венгрию как потенциального союзника Германии в ее предполагавшейся войне с СССР.

26.06.1940 г.
Правительство СССР в заявлении,
переданном руководству Румынии:
«Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии, о чем Правительство СССР неоднократно и открыто заявляло перед всем миром. Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов для того, чтобы заложить, наконец, основы прочного мира между странами, Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу….Советское правительство считает, что вопрос о возвращении Бессарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава».

Фабрициус, посланник Германии в Бухаресте,
передает в Берлин:
Кароль II и правительство Румынии не намерены удовлетворить просьбу СССР о возвращении ему Бессарабии, и если такое требование будет предъявлено, намерены воевать против СССР.

Г.Давидеску, посланник Румынии в Москве,
сказал поверенному в делах США, что Румыния откажется обсудить требование Советского Союза о возвращении Бессарабии.

И.Джигурту,
министр иностранных дел Румынии,
в беседе с Ф.Гюнтером,
посланником США в Бухаресте, заявил:
Румыния надеется в ближайшее время получить большое количество немецкого оружия, при помощи которого она сможет вести войну против СССР, а также надеется на помощь итальянской авиации.

27.06.1940 г.
Татареску, премьер-министр Румынии,
объявил о готовности Румынии «немедленно, в самом широком смысле, к дружественному обсуждению с общего согласия всех предложений, исходящих от Советского правительства»

Кароль II, король Румынии,
обращается к Гитлеру с просьбой гарантировать румынские границы и прислать в Румынию военную миссию. Отдан общий приказ о мобилизации румынской армии.

Военный атташе Германии
советует румынским руководителям:
«Отдайте Советскому Союзу все, что он просит. Через несколько месяцев мы поможем вам забрать все обратно с прибавлением территории».

28.06.1940 г.
Правительство Татареску
ответило согласием с советскими предложениями.

Южная группировка советских войск под командованием генерала армии Г.К.Жукова вступила на территорию Бессарабии и Северной Буковины. Граница Советского Союза была отодвинута на запад более чем на 200 км и установлена по рекам Прут и Дунай, тем самым на этой территории румынский плацдарм готовящейся войны против СССР был нейтрализован.

30.06.1940 г.
Гальдер
сообщил Э.фон Вайцзеккеру, статс-секретарю МИД Германии:
теперь, утвердившись в Западной Европе, Германия обращает свои взоры на Восток и с этого времени начинается непосредственная подготовка Германии к нападению на СССР.

Гитлер
сообщил о своем решении начальнику штаба верховного главнокомандования Кейтелю и начальнику штаба оперативного руководства генерал-полковнику Йодлю:
лучше всего осуществить вторжение в СССР или, по крайней мере, подготовиться к нему в условиях незаконченной войны с Англией. Состояние войны можно использовать как ширму для осуществления грандиознейшей программы подготовки к походу на Москву.

Йодль
предложил разработать для этой цели также специальный дезинформационный план,
который учитывал бы политическую о военную обстановку в мире.

Немецкая и итальянская печать
сообщают о якобы готовящемся нападении СССР на Афганистан и Индию и т.д.

Германский посланник в Кабуле
предложил Афганистану организовать в северо-западной приграничной провинции Индии выступление пуштунских племен против английских властей. Афганистану обещалось значительное расширение его территории за счет включения в нее в перспективе северных районов Индии.

Афганское правительство отклонило германское предложение.

Афганская газета «Ислах»,
выражающая точку зрения правительства,
опубликовала заявление афганского посла в Турции:
«Я не вижу такой опасности, СССР и Афганистан между собой друзья и имеют дружественные отношения. Я не думаю, что мир восточных стран подвергнется опасности со стороны СССР и что СССР желает напасть на Индию через восточные страны».

США
в течение второго квартала 1940 г. г. сократили экспорт в СССР в 2 раза по сравнению с первым кварталом. Экспорт понизился до рекордно низкого уровня.

1.07.1940 г.
И.В.Сталин
принял Стаффорда Криппса, нового посла Англии в СССР, обсудив с ним военное положение в Европе, а также двухсторонние политические и экономические отношения, и проявил готовность содействовать нормализации отношений с Англией.
При вручении С.Криппсом
верительных грамот Председателю Президиума ВС СССР М.И.Калинину и длительных беседах с В.М.Молотовым, Председателем СНК СССР,
обращается внимание на угрозу дальнейшего распространения фашистской агрессии.

К.Хэлл, госсекретарь США,
заявил в ноте Советскому правительству:
правительство США готово сотрудничать с СССР и «поддерживать нормальные торговые отношения между СССР и США, которые возможны при нынешнем международном положении».

Посол Японии в Москве
предлагает начать переговоры о заключении советско-японского пакта о нейтралитете:
по мнению японской стороны основой пакта должна стать Пекинская конвенция 1925 г., которая базируется на Портсмутском мирном договоре 1905 г., закрепившем победу Японии над Россией. В частности, Пекинская конвенция оставляла в силе территориальные статьи Портсмутского договора, отторгающие исконно русские земли, Южный Сахалин, с чем Советское правительство не согласилось, подписывая конвенцию, заявив, что оно не разделяет с царским правительством политической ответственности за заключение Портсмутского договора.

Правительство СССР
дало согласие на начало переговоров о заключении советско-японского пакта о нейтралитете, поскольку сам факт таких переговоров – крупный шаг к укреплению мира на дальневосточных границах СССР, одновременно предлагая вступить в переговоры о ликвидации концессий на Северном Сахалине.

Германия и Япония
составили предварительный документ о заключении тройственного пакта:
определяются основные обязательства сторон, говорится «об усилении гармонии между Японией, Германией и Италией», оговариваются «особые права» Японии как азиатской державы, призванной сыграть решающую роль в установлении «нового порядка» в Азии, в чем европейские союзники должны оказывать Японии всемерную помощь.

11.07.1940 г.
М.Гаврилович,
посол Югославии в Москве,
вручает верительные грамоты М.И.Калинину.

В.Хереи,
немецкий посланник в Белграде,
перед отъездом М.Гавриловича в Москву, недвусмысленно предупреждает об отрицательном отношении в Берлине о миссии М.Гавриловича в Советском Союзе.

Ф.Дж.Мамели,
итальянский посланник в Белграде,
Л.Машна,
временный поверенный Италии в Москве,
сообщают в Рим:
установление дипломатических отношений между СССР и Югославией наносит прямой ущерб позициям стран «оси» на Балканах, обесценивая предшествующую антисоветскую политику югославских правящих кругов.

Германия
оказывает дипломатическое давление
на Финляндию,
добиваясь срыва советско-финляндских переговоров по разработке никелевых рудников в районе Петсамо.

СССР
заявляет официальный протест
правительству Германии
в связи с ее стремлением сорвать советско-финляндские переговоры.

15.07.1940 г.
США
«заморозили» находящиеся в США фонды трех Прибалтийских республик и их граждан, запретив производить какие бы то ни было платежи или операции по фондам и задержав золото, закупленное некоторое время тому назад Государственным банком СССР у банков Литвы, Латвии и Эстонии.

Англия
проявила нежелание признать воссоединение Прибалтийских республик с СССР и наложило арест на их золото, захватила 24 эстонских и латвийских парохода, а моряков заключило в специальные лагеря.

Э.Эсторик, английский историк:
Криппсу, послу Англии в СССР, казалось, что «каждый шаг, который он делал в Москве с целью улучшения отношений с Советским правительством, немедленно сопровождался каким-либо контрманевром английского правительства в Лондоне…Он считал, что английское правительство играло прямо на руку немцам».

17.07.1940 г.
Англия и Япония
подписывают соглашение:
Англия обязуется воспрепятствовать транзиту военного имущества в Китай через Бирму.

21.07.1940 г.
Гитлер
в беседе с главкомом сухопутных войск Браухичем и начальником штаба сухопутных войск Гальдером дает оценку контактов английской стороны с советскими руководителями:
«Сталин заигрывает с Великобританией, чтобы заставить ее продолжать борьбу и связать нас на Западе. Он рассчитывает выиграть время и получить то, что он хочет и не сможет получить, если между Германией и Англией установится мир. Он заинтересован в том, чтобы не позволить Германии слишком усилиться. Однако никаких признаков близящихся действий России против нас пока не имеется».

Браухич
докладывает Гитлеру:
для развертывания сил вторжения в Россию потребуется всего четыре-шесть недель.

Гитлер
потребовал от Браухича и Гальдера
более энергичной разработки «русской проблемы»: всех подготовительных работ, связанных с планированием, мобилизацией и сосредоточением вооруженных сил.

22.07.1940 г.
Гитлер
приказал начать оперативное планирование нападения на СССР

Ф.Гальдер,
начальник генерального штаба сухопутных войск,
в своем дневнике:
«…никаких признаков активного выступления России против нас нет»..

«Нью-Йорк таймс»
о ноте госдепа США от 23.07.1940 г. о вхождении Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР:
заявление госдепа – «один из тех дипломатических документов, которые являются крайним исключением и которые изобилуют явно неверными утверждениями и враждебными актами против Советского Союза», оно «довело дипломатические отношения между США и СССР до новой, самой низкой точки за все время установления дипломатических отношений между ними в 1933 г.».

Финляндия
нарушает свои обязательства, вытекающие из договора от 12.03.1940 г.,
и заключает соглашение с Германией о поставках 60% никелевой руды из района Петсамо.

23.07.1940 г.
СССР и Афганистан
подписывают торговое соглашение.

Абдул Меджид,
министр национальной экономики Афганистана::
«стороны в силу старых дружеских чувств и добрососедства подписали торговое соглашение, в основе которого предусмотрена польза для обеих стран. Да иначе и не могло быть, ибо Афганистан с первого дня своих взаимоотношений с Союзом Советских Социалистических Республик относился к нему с полным доверием. Этой дружбе он всегда придает значение и в высшей степени уважает то, что Советское правительство свои взаимоотношения с Афганистаном строит на основе взаимной помощи и мира и действует искренне и дружески по отношению к Афганистану. Подписание сегодняшнего соглашения еще раз подтверждает наличие такой политики».
Удельный вес СССР во внешней торговле с Афганистаном должен был повыситься за один год с 23-25 до 42-45 %. В целом же в 1939-1940 гг. на долю СССР приходилось 84,6% экспорта шерсти из Афганистана, 36% – хлопка; в афганском импорте доля поставок из СССР составляла: бензина – 52,3%, хлопчатобумажных тканей – 25,3%, сахара – 33,2%.

Переговоры между СССР и Японией о заключении советско-японского пакта о нейтралитете, предложенные Японией и на которые СССР согласился, были отложены по вине Японии.

Правительство Японии
принимает «Программу мероприятий, соответствующих изменениям в международном положении»:
ставится задача обеспечения за Японией политической гегемонии в районе Южных морей и построения «Великой Восточно-азиатской сферы сопроцветания», укрепления связей с Германией и Италией и заключения с ними военного союза.

27.07.1940 г.
С.Уэллес,
заместитель госсекретаря США
заявил в беседе
с К.А.Уманским,
полпредом СССР в Вашингтоне:
«Пора обеим нашим странам подумать не только о нынешних отношениях, но и о будущих месяцах и годах, которые, быть может, для обеих держав будут чреваты новыми опасностями. Не пора ли устранить источники трений, которых и без того достаточно во всем мире, и ликвидировать остроту, создавшуюся в отношениях между нашими странами».

К.А.Уманский:
Имеются две предпосылки для ликвидации остроты в советско-американских отношениях: «Во-первых, очищение отношений от актов дискриминации и нарушения прав и интересов СССР органами американского правительства и, во-вторых, подход к отношениям между США и СССР как к отношениям между двумя великими, политически самодовлеющими и экономически независимыми державами».

31.07.1940 г.
В.М.Молотов,
нарком иностранных дел СССР,
в письме К.А.Уманскому;
«Своим демаршем Уэллес, несомненно, пытался преуменьшить перед нами обострение американо-японских отношений и все усиливающуюся борьбу между США и Японией за господство на Тихом океане..Демарш Уэллеса был вызван также желанием сгладить остроту враждебных выступлений по отношению к нам государственных деятелей США, в первую очередь того же Уэллеса, в связи с началом работы сессии Верховного Совета».

Гитлер
заявил на расширенном совещании руководителей вермахта:
«…Россия должна быть ликвидирована.Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше. Но война будет иметь смысл только в том случае, если мы одним ударом разгромим все государство целиком. Остановка действий крайне опасна. Начало – май, завершение – к осени сорок первого года. Продолжительность операции – пять месяцев. Цель – уничтожение жизненной силы России». Тем самым были уточнены стратегические цели, общий замысел войны, предварительные сроки ее начала и завершения.

1.08.1940 г.
В.М.Молотов,
нарком иностранных дел СССР.
в докладе Советского правительства на седьмой сессии ВС СССР:
«нельзя сказать ничего хорошего» о советско-американских отношениях».

В.М.Молотов:
Обстановка в мире, в том числе и на Дальнем Востоке, остается взрывоопасной. Что касается Японии, то ее «империалистические аппетиты растут».

В.М.Молотов;
«Вопрос о взаимоотношениях Советского Союза с прибалтийскими странами встал в последнее время по-новому, поскольку заключенные с Литвой, Латвией, Эстонией пакты о взаимопомощи не дали должных результатов…Дальше терпеть такое положение, особенно в условиях современной международной обстановки, становилось совершенно невозможным».

7.08.1940 г.
В.М.Молотов
в беседе
с послом Англии:
подтверждает принципиальную позицию СССР в области улучшения советско-английских отношений, «если на деле будет проявлена доброжелательность, и особенно если благожелательно будет устранена задержка нашего золота в Англии».

Турция
не поддержала Англию и Францию в связи с вступлением Италии и ее действиями в районе Средиземноморья, не выполнив своих обязательств в соответствии с англо-франко-турецким договором о военном союзе, ссылаясь на «недостаточность» вооружения. Усиливается крен Анкары в сторону Германии.

Ф.Паулюс
в соответствии с планом «Барбаросса»
в присутствии Гальдера, начальника оперативного отдела генштаба Хойзингера, старших штабных офицеров
руководит двумя военными играми, результаты которых приняты «за основу при разработке директив по стратегическому развертыванию сил «Барбаросса»: предусмотренная диспозиция на линии Астрахань-Архангельск – дальняя цель ОКВ – должна была бы привести к полному поражению Советского Союза, чего, собственно, в своей агрессии добивалось ОКВ и что, наконец, являлось целью войны: превратить Россию в колониальную страну»

Кинцель,
начальник отдела иностранных армий «Восток»
во время проведения игр по плану «Барбаросса»:
«…Красная Армия – заслуживающий внимания противник», «.сведений об особых военных приготовлениях нет», «военная промышленность, включая вновь созданную восточнее Волги, является высокоразвитой».

6.08.1940 г.
СССР и США
продлили на один год – до 6.08.1940 г. – американо– советское торговое соглашение.

В Вашингтоне возобновилось обсуждение вопросов советско-американских экономических отношений.

7.08.1940 г.
Уэллес
перед началом встреч с К.А.Уманским и А.А.Громыко:
«Как и в прошлые десятилетия и века, между СССР и США нет ни одного противоречия, кроме идеологического, которое не должно, по мнению американского правительства, мешать нормализации и улучшению между обеими странами».

К.А.Уманский и А.А.Громыко:
в целях нормализации советско-американских отношений правительство США должно разрешить ряд вопросов:
прекратить задержку прибалтийского золота, купленного Госбанком СССР, предоставить лицензии на вывоз из США промышленного оборудования, заказанного советскими организациями, отменить «моральное эмбарго», прекратить враждебные антисоветские выступления некоторых официальных лиц США и др.

Нарком иностранных дел СССР
в беседе
со Ст.Криппсом,
послом Англии в СССР:
Англия не поставляет нам промышленное оборудование « и даже, напротив, английской стороной не выполнены наши прежние заказы…».

14.08.1940 г.
Рейхсмаршал Геринг
заявил начальнику отдела экономики и вооружения:
фюрер хочет, чтобы поставки русским производились аккуратно только до весны 1941 г.

Англия
по настоянию Японии
выводит свои войска из сеттльменов Пекина, Шанхая, Тяньцзиня.

США
обеспечивают Японию:
в 60% необходимых для нефти и нефтепродуктов, железного лома для производства 25% и т.д.

И.В.Сталин
в беседе с наркомом обороны С.К.Тимошенко и военным советником в Китае В.И.Чуйковым:
«Задача всех наших людей в Китае – крепко связать руки японскому агрессору. Только когда будут связаны руки японскому агрессору, мы сможем избежать войны на два фронта, если немецкие агрессоры нападут на нашу страну».

15.08.1940 г.
Г.Гафенку:
«При первом же визите, который был нанесен мной г-ну Молотову 15.08.1940 года в самой категорической форме меня заверили, что у Советского Союза нет больше никаких претензий к румынам и что он желает развивать с Румынией мирные и добрососедские отношения».

21.08.1940 г.
Л.Троцкий
убит советским разведчиком, выполнившим приказ командования.

Прибалтийские страны
на основе секретного соглашения экспортируют в Германию до 70% своей продукции.

Х.Тревор-Ропер:
Гитлер не скрывал своих намерений, планируя геноцид на Востоке. «Цель восточной политики – открыть новые площади расселения для сотен миллионов немцев».

22.08.1940 г.
А.И.Микоян, министр внешней торговли СССР,
беседуя со
Ст.Криппсом,
послом Англии в СССР:
до тех пор, пока с Англией не будут урегулированы вопросы, связанные со вступлением Прибалтийских республик в СССР, «широкая торговая сделка заключена быть не может».

В СССР
из проведенных летних военных учений как хорошие отмечены учения Киевского особого военного округа под командованием генерала Г.К.Жукова.

1.09.1940 г.
Гитлер
в присутствии Гальдера
заслушивает
генерала Эриха Маркса,
первого автора плана войны против СССР:
главный удар должны нанести в направлении Минска, Москвы, Смоленска, где, по данным, имелась разветвленная сеть дорог, что будет способствовать стремительному продвижению танковых дивизий вперед с целью расчленения и окружения советских войск. Исход всей кампании против СССР будет в значительной степени зависеть от того, насколько эффективными окажутся первые удары танковых и моторизованных соединений.

Гитлер
потребовал
от Гальдера
более усиленно продолжать работу над планом.

В Москве
в Военно-инженерной академии проведена конференция, обобщающая опыт строительства оборонительных сооружений, акцент сделан на строительство и развертывание укрепленных районов как важнейшее направление.

7.09.1940 г.
Швеция и СССР
заключили мирный договор.

Брантинг,
шведский сенатор,
выражая настроения шведского делового мира, заявил:
«закрепление добрососедских отношений между Швецией и Советским Союзом торговым договором есть реальная гарантия против «мирной оккупации» Швеции Германией».

9.09.1940 г.
Отт,
посол Германии в Токио,
докладывает
Риббентропу:
Японские правящие круги убедились в том, что Германия, заключив пакт о ненападении с СССР, не изменила своего недружелюбного отношения к СССР и по-прежнему положительно относится к «антикоммунистическому пакту» и к идее тройственного
союза.

Гитлер
поручает
генерал-майору Фридриху Паулюсу,
новому помощнику Гальдера,
завершение плана войны против СССР.

13.09.1940 г.
Ст.Криппс
в телеграмме в Лондон:
«Советское правительство предпочитает в конечном счете, чтобы Германия не была победителем.. СССР надеется на возможность «отсрочки германской угрозы путем достижения договоренности с державами оси до того, пока Россия не будет достаточно сильна, чтобы справиться с ними и нанести им поражение». Бесперспективна такая политика Англии, когда «английское правительство, не делая никаких существенных предложений России, будет по-прежнему ожидать, что Советское правительство возьмет на себя риск враждовать как с державами оси, так и с Японией».

13.09.1940 г.
Гитлер
приказывает
направить в Румынию войска.

Германское верховное командование
предписывает военной миссии Германии в Румынии:
осуществлять руководство немецкими войсками в Румынии таким образом, чтобы обеспечить захват нефтяных областей, а также выгодных стратегических рубежей в случае войны против СССР.

Ведомства Риббентропа, Гиммлера, Геббельса, Кейтеля
проводят мероприятия
по отвлечению внимания советских руководителей
от подготовки войны Советского Союза:
в целях дезинформации широко рекламируется приказ о расформировании двадцати дивизий в Восточной Пруссии и Польше, под предлогом их замены немецкое командование приступило к сосредоточению войск вдоль нашей границы.

21.09.1940 г.
И.В.Сталин
в очередной беседе с Криппсом подчеркивает:
внешняя политика Советского правительства имеет целью избежать вовлечения страны в войну и особенно избежать вооруженного конфликта с Германией. Германия представляет собой единственную действительную угрозу Советскому Союзу и ее победа ставит нас в трудное положение. Тем не менее нельзя идти на провоцирование германского вторжения в СССР путем изменения советской внешней политики.

Общая сумма ущерба, нанесенного Англией Советскому Союзу, за год составила 7,3 млн. долл.

Румыния
подписала протокол о присоединении к германо-итальяно-японскому тройственному пакту.

Полпредство СССР в Белграде
сообщает в НКИД СССР
о значении представления НКИД по вопросу о Дунае германскому послу фон Шуленбургу в Москве от 10.09.1940 г.:
«Демарш Советского правительства и соответствующее сообщение ТАСС о заинтересованности СССР в решении дунайских вопросов явилось сильным поражением пронемецких элементов в Югославии». Вместе с тем переброска немецких войск в Румынию осенью 1940 г. сопровождалась резким повышением активности немецкой дипломатии в Болгарии и Югославии. «В сентябре германское правительство потребовало от Югославии обеспечить пропуск немецких войск и военных материалов через Югославию в направлении Салоник якобы для обеспечения важных операций Германии в Африке. В дипломатических кругах Югославии отмечалось, что это требование предусматривает предоставление Германии 10-километрового коридора с правом ввода немецких войск для его охраны. Удовлетворение таких требований означало бы превращение Югославии в немецкий протекторат».

22.09.1940 г.
Финляндия и Германия заключили соглашение:
обеспечивается транзит через финскую территорию военных материалов в Норвегию в сопровождении германских войск.

Англия
через своего посла Ст.Криппса
делает Советскому Союзу
сугубо конфиденциальное предложение:
заключить с Англией торговое соглашение, а затем – пакт о ненападении, аналогичный советско-германскому.

26.09.1940 г.
Иосука Мацуоки,
министр иностранных дел Японии,
на заседании исследовательского комитета Тайного совета заявляет:
Германия поможет Японии в случае столкновения с Советским Союзом, но в тактических целях на определенное время «улучшение русско-японских отношений и впредь будет целесообразным, «мы не предрешаем войны с Советским Союзом. Даже если мы наблюдаем улучшение русско-японских отношений – оно вряд ли продлится более трех лет». «Япония окажет помощь Германии в случае советско-германской войны».

27.09.1940 г.
Германия, Италия, Япония заключают тройственный пакт.

Ф.Паулюс
представил Гальдеру
памятную записку «об основном замысле операции против России»:
для достижения успеха необходимо достигнуть решающего превосходства над русскими в силах и средствах. С этой целью необходимо использовать внезапность вторжения, начав его без всякого объявления войны, как это сделал в 1812 году Наполеон.

28.09.1940 г.
Г.Икес,министр внутренних дел США,после совещания членов «внутреннего кабинета»
Ф.Рузвельта:
«Для меня непонятно, почему мы не должны сделать все, чтобы быть по возможности в самых дружественных отношениях с Россией…Если так пойдет и дальше и Англии суждено потерпеть поражение, у Соединенных Штатов не останется ни одного друга в мире».

30.09.1940 г.
«Правда» в передовой статье об отношениях с Финляндией:
«СССР не может допустить, чтобы слабое соседнее государство стало слепым орудием, игрушкой в руках поджигателей мировой войны и этим повергло угрозе оборону нашей страны».

2.09.1940 г.
Гитлер
в беседе
с Борманом:
«…поляки, в противоположность нашим немецким рабочим, рождены специально для тяжелой работы…Даже нужно, чтобы жизненный уровень в Польше был низким, и повышать его не следует», «генерал-губернаторство является нашим источником рабочей силы для неквалифицированных работ…Нельзя вложить в славянина ничего другого, кроме того, что он представляет собой по природе», «поляки ленивы и их приходится заставлять работать»; «.империи необходимо крупное землевладение, чтобы прокормить наши большие города. Крупное землевладение и другие сельскохозяйственные предприятия нуждаются для обработки земли и уборки урожая в рабочей силе, причем в дешевой рабочей силе…Как только окончится уборочная кампания, рабочие могут вернуться назад в Польшу. Если бы рабочие работали в сельском хозяйстве круглый год, они потребовали бы сами значительную часть урожая. Поэтому было бы крайне правильным, если на время посевной и уборочной кампании из Польши пребывали бы сезонные рабочие. Мы имеем, с одной стороны, перенаселение индустриальных областей, а с другой стороны, недостаток рабочей силы в сельском хозяйстве. Здесь будут использованы польские рабочие. Таким образом, будет совершенно правильным, если в генерал-губернаторстве будет избыток рабочей силы, тогда необходимые рабочие будут действительно ежегодно поступать оттуда в империю Непременно следует иметь в виду, что не должно существовать польских помещиков; там, где они будут, – как бы жестоко это ни звучало, их следует уничтожать. Естественно, не должно происходить смешивания крови с поляками; поэтому было бы правильным, если бы вместе с польскими жнецами в империю прибыли бы и польские жницы. Для нас было бы безразлично, что они станут творить между собой в своих лагерях; ни один протестантский проповедник не должен совать нос в эти дела». « Для поляков должен существовать только один господин – немец; два господина, один возле другого, не могут и не должны существовать; поэтому должны быть уничтожены все представители польской интеллигенции. Это звучит жестоко, но таков жизненный закон. Генерал-губернаторство является польским резервом, большим польским рабочим лагерем. Поляки также выгадают от этого, так как мы заботимся об их здоровье и о том, чтобы они не голодали, и т.д., но они никогда не должны быть подняты на более высокую ступень…Поэтому будет правильным, если поляки останутся католиками; польские священники будут получать от нас пищу, за это они станут направлять своих овечек по желательному для нас пути. Священники будут оплачиваться нами, и за это они будут проповедовать то, что мы захотим. Если найдется священник, который будет действовать иначе, то разговор с ним будет короткий. Задача священника заключается в том, чтобы держать поляков спокойными, глупыми и тупоумными. Это полностью в наших интересах»…»Идеальная картина такова: поляк должен владеть в генерал-губернаторстве небольшим участком, который обеспечит в известно мере пропитание его и его семьи. Деньги, необходимые для приобретения одежды, дополнительного питания и т.д., он должен заработать в Германии. Губернаторство должно стать центром поставки сезонных неквалифицированных рабочих, в особенности сельскохозяйственных рабочих. Существование этих рабочих будет полностью обеспечено, так они всегда будут использоваться в качестве дешевой рабочей силы…».

4.10.1940 г.
Отт,
немецкий посол в Токио.
в телеграмме в Берлин:
«Внутренняя цель пакта…заключается в том чтобы вызвать новое распределение сил в Европе и на Дальнем Востоке. Средством достижения этой цели могут служить – отпор Америке и вывод из строя Советского Союза»

8.10.1940 г.
Дж.Грю,
посол США в Токио, с удовлетворением сообщает в госдепартамент США:
«Вооруженный конфликт между Японией и СССР в более или менее отдаленном будущем является неизбежным».

11.10.1940 г.
Финляндия и СССР
заключают соглашение
об Аландских островах:
предусматриваются демилитаризация островов с финской стороны, открытие консульства СССР, мероприятия по проверке выполнения соглашения.

В Ленинградском военном округе
численность войск увеличилась в 3 раза по сравнению с 1938 г.
Проверка показала: из 225 командиров полков, привлеченных на сборы, нет ни одного с военным академическим образованием.

15.10.1940 г.
Правительство Англии
в телеграмме Ст.Криппсу
за подписью Галифакса:
«Было бы нежелательно, чтобы Советское правительство заключило какой-либо пакт с Японией, который означал бы прекращение или уменьшение поставок в Китай и который избавил бы Японию от всех тревог на севере, давая таким образом ей возможность оказывать давление на нас и голландцев на юге».

17.10.1940 г.
Правительство СССР
полпреду в Белграде:
информировать югославское правительство о том, что Советский Союз «сочувствует Югославии в борьбе югославского народа за свою политическую и экономическую независимость».

Премьер-министр Японии:
«если США будут продолжать свое вызывающее поведение к государствам германо-итальяно-японской оси, исходя из той точки зрения, что трехсторонний договор между ними является враждебным актом против США, тогда для них останется единственная альтернатива – пойти на войну против США».

18.10.1940 г.
Гитлер
в письме И.В.Сталину
оправдывает заключение тройственного пакта, сосредоточение войск в Финляндии и Румынии требованием военной необходимости. Предлагает Советскому Союзу совместно с Германией, Италией и Японией произвести «размежевание» их интересов. В Берлин приглашается Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М.Молотов.

19.10.1940 г.
С.А.Лозовский,
заместитель наркома иностранных дел СССР
заявляет
М.Саеду,
послу Ирана в Москве:
о недопустимости многократных действий в отношении советских граждан в Иране, подобные факты «убеждают нас в том, иранское правительство не только не противодействует, но, по-видимому, даже поощряет подобного рода действия…Что касается заверений посла относительно искренности и дружбы, которые иранское правительство питает к СССР, об этом мы будем судить прежде всего по реальным делам и действительным фактам, а не по словам».

30.10.1940 г.
Япония
предлагает Советскому Союзу
заключить пакт о ненападении, а не о нейтралитете, как раньше, причем урегулирование всех спорных вопросов, включая рыболовство, угольные и нефтяные концессии на Северном Сахалине.

Италия
нападает
на Грецию.

4.11.1940 г.
Гитлер
на совещании
с Кейтелем, Браухичем, Йодлем, Гадлером:
«Россия остается главной проблемой в Европе. Должно быть сделано все, чтобы быть готовыми к полному расчету с ней».

НКИД СССР
вручает
послу Турции официальную записку:
«1.Начавшаяся итало-греческая война является одним из этапов дальнейшего расширения войны. Отношение СССР к итало-греческой войне определяется общей его позицией к происходящей войне, в основе которой лежит тенденция к сужению базы войны.
2.Советское правительство принимает к сведению заявление г-на посла о том, что правительство Турецкой Республики не может оставаться в стороне от итало-греческой событий.
3.Что же касается запроса турецкого правительства о том, сможет ли Советское правительство оказать помощь Турецкой Республике в случае возникновения опасности для Турции или военного конфликта – в какой форме, в каких размерах и в какой срок, то Советское правительство испытывает в связи с такой постановкой вопроса некоторое недоумение. Между Советским Союзом и Турецкой Республикой, как известно, не существует пакта взаимопомощи, который бы обязывал СССР или Турцию оказывать друг другу военную или иную помощь».

5.11.1940 г.
М.И.Калинин,
Председатель Президиума Верховного Совета СССР:
«Международная политическая обстановка в переживаемый период в высшей степени неустойчива…Такая сложная и в высшей степени неустойчивая международная обстановка обязывает нас быть в постоянной мобилизационной готовности, чтобы никакая случайность не могла застигнуть нас врасплох».

М.Гаврилович,
посол Югославии в Москве,
в беседе с А.Я.Вышинским,
первым заместителем наркома иностранных дел, отмечает:
с каждым днем обстановка на Балканах все более и более осложняется, Не исключена возможность того, что германские войска войдут в Болгарию. Подчеркивается, что «интересы СССР совпадают с интересами всех балканских держав, в частности с интересами Югославии».

Советское правительство
информирует правительство Югославии:
СССР требует от Германии не распространять зону войны на Балканы.

Гальдер
в письме
Верту
начальнику генерального штаба Венгрии:
весной 1941 г. будут предприняты военные действия против Югославии, в этой войне, «возможной против Югославии и несомненной против России, должна принять участие Венгрия, что будет в ее собственных интересах».Нападение Германии на СССР является делом предрешенным.

МИД Англии
игнорирует особую конфиденциальность собственных предложений Советскому Союзу от 22.09.1940 г., разглашает их содержание накануне поездки советской правительственной делегации в Берлин.

11.11.1940 г.
1-ый заместитель наркома иностранных дел СССР
дал отрицательную оценку разглашению англичанами их конфиденциальных предложений.

Германское командование
разработало более детальный план войны против Советского Союза, получивший название «Отто». Доработка и конкретизация стратегических установок плана должны продолжаться до декабря 1940 г.

Германская дипломатия
подготовила свои документы как основу предложений
Советскому Союзу
на переговорах в Берлине:
проект соглашения и два секретных протокола, которые предусматривали «политическое сотрудничество» между странами тройственного пакта и СССР, обязательство четырех держав «уважать естественные сферы влияния друг друга», расширение экономических отношений. СССР должен присоединиться к декларации: «Советский Союз заявляет, что его территориальные устремления направлены на юг от государственной территории Советского Союза в направлении Индийского океана».

Шнуре,
представитель Германии на переговорах в Москве,
докладывает в Берлин:
«Советский Союз хочет получить от нас только те товары, в которых он остро нуждается». Советская сторона настаивала на увеличении экспорта из Германии в СССР исключительно дефицитных станков и промышленного оборудования

СССР
согласился увеличить поставки зерна в Германию с условием, что
Германия
должна увеличить поставки в СССР алюминия и кобальта,
а в обмен на дополнительные поставки сырья из СССР –
– поставки в СССР из Германии станков и грузовых машин, а также вооружений.

А.С.Яковлев,
авиаконструктор, сотрудник экономической делегации СССР,
на переговорах в Берлине:
«По возвращении в Москву меня сразу же, чуть ли не с вокзала, вызвали в Кремль…
Сталина, как и прежде, очень интересовал вопрос, не обманывают ли нас немцы, продавая авиационную технику.
Я доложил, что теперь, в результате этой, третьей поездки, создалось уже твердое убеждение в том, что немцы показали истинный уровень своей авиационной техники и что закупленные нами образцы этой техники…отражают состояние современного авиационного вооружения Германии…Я высказал твердое убеждение, что гитлеровцам, ослепленным своими успехами в покорении Европы, и в голову не приходило, что русские могут с ними соперничать
Поздно ночью, перед тем, как отпустить домой, Сталин сказал:
«Организуйте изучение нашими людьми немецких самолетов. Сравните их с новыми нашими. Научитесь их бить».
Каждый день мирной передышки работал на нас».

И.В.Сталин
в беседе с В.И.Чуйковым:
«Не надо думать, что после поражения Франции западные соглашатели уйдут со сцены. И сейчас, даже в такой трудный момент для английского народа, между Берлином и Лондоном снуют умиротворители агрессора. Они каждую минуту готовы пойти на новые уступки, лишь бы агрессор повернул свое оружие против Советского Союза».

12.11.1940 г.
В Берлин
пребывает
делегация СССР во главе с В.М.Молотовым:
нарком черной металлургии И.Ф.Тевосян, генералы А.В.Василевскийц, В.М.Злобин.

Гитлер
подписывает директиву
о военных планах Германии:
«Начаты политические переговоры с целью выяснить позиции России на будущее. Независимо от того, какие результаты будут иметь эти переговоры, вся подготовка в отношении Востока, о которых даны устные указания, должна продолжаться».

Гитлер
на встрече с В.М.Молотовым:
«победа держав оси предрешена, крах Великобритании неизбежен, необходим раздел мира между Германией, Италией, Японией и Советским Союзом» .

В.М.Молотов,
не вдаваясь в обсуждение
высказанных Гитлером соображений:
«предлагается рассмотреть более конкретные вопросы, оказывающие существенное влияние на советско-германские отношения, и в частности о деятельности германской военной миссии в Румынии и вводе немецких войск в Румынию и Финляндию. Согласно договору между нашими странами эти мероприятия не должны были проводиться без консультаций с Советским Союзом».

Гитлер:
«В Румынию военная миссия прибыла по просьбе маршала Антонеску для обучения румынской армии, а в Финляндии немецкие войска находятся временно, переправляясь через территорию этой страны в Норвегию».

В.М.Молотов:
«Я прошу дать более определенный ответ на мои вопросы, которые беспокоят Советский Союз».

Гитлер:
«Эти факты являются малозначительными. Я сам даже не осведомлен в полной мере о них. Вернемся к главному – идее раздела мира».

В.М.Молотов:
«Я не вижу смысла обсуждать эти вопросы, так как Советское правительство заинтересовано только в обеспечении мира и безопасности нашей страны и тех районов, которые примыкают к границам СССР».

13.11.1940 г.
И.В.Сталин
в указаниях на дальнейшее ведение переговоров с Германией:
Москва отвергает предложения германского рейхсканцлера о разделе мира и настаивает на том, чтобы он дал исчерпывающие ответы на поставленные ему накануне вопросы и разъяснил другие проблемы европейской безопасности, связанные с интересами Советского Союза.

Гитлер
на встрече
с В.М.Молотовым,
подчеркивая предложение о вступлении СССР в борьбу за британское наследство:
«Мы ведем войну не на жизнь, а на смерть и ждем понимания этого. Мы должны принять решение: должны ли мы стоять плечом к плечу или друг против друга. Заключение союза откроет нам широкие перспективы».

В.М.Молотов,
настаивая на выводе войск из Финляндии и Румынии:
«В первую очередь необходимо решить вопрос об отношениях между Германией и Советским Союзом».

Гитлер:
«Советский Союз сам угрожает Финляндии и Румынии».

В.М.Молотов:
«Похоже, что такая позиция вносит в переговоры новый момент, который может осложнить отношения между нами».

17.11.1940 г.
Болгария
в строгой тайне согласилась присоединиться к тройственному пакту.

В.М.Молотов
советскому полпреду в Англии,
информируя об итогах переговоров в Берлине:
«Немцы и японцы, как видно, очень хотели бы толкнуть нас в сторону Персидского залива и Индии. Мы отклонили обсуждение этого вопроса, так как считаем такие советы со стороны Германии неуместными».

Ст.Криппс,
информируя Форин оффис:
«результаты встречи были отрицательными», «русские хотели сохранить свободу действий и не реагировали на усилия Гитлера, направленные на то, чтобы добиться из сотрудничества в отношении германских действий на Балканах и Среднем Востоке».

У.Черчилль:
«Если бы Сталин принял этот план, то события, возможно, на время приняли бы другой оборот. Гитлер мог в любой момент отложить свои планы вторжения в Россию…Как и ожидалось, Советское правительство отклонило германский проект. Советский Союз был один на один с Германией в Европе, а на другом конце мира над ним нависла Япония. Тем не менее Советское правительство верило в свою растущую мощь и в свою обширную территорию, составлявшую одну шестую часть всей суши земного шара».

И.В.Сталин
на встрече
с А.Е.Богомоловым,
советником полпредства и поверенным в делах СССР
в Виши обращает внимание на вопросы:
«Что же на самом деле происходит в Виши? Какова общая обстановка в оккупированной Франции? Что делается в рабочих районах под властью немцев? Велики ли успехи коллаборационистов и не больше ли сил у их противников? Что можно сделать для улучшения советско-французских отношений? Вопросов было множество».

П.Рейно,
премьер-министр Франции:
французские правящие круги «сами отвергли союз с СССР, и Франция вступила в войну без союза с Россией. Это поражение стало «французским дипломатическим Ватерлоо», за которым последовал военный крах французской армии».

18.11.1940 г.
СССР
в ответ на предложение Японии от 30.10.1940 г.
выдвигает свой проект договора о нейтралитете:
заключение договора возможно только на основе параллельного урегулирования важных вопросов, включая ликвидацию японских угольной и нефтяной концессий на Северном Сахалине.

Япония
предложила СССР
продать ей Северный Сахалин.

СССР
решительно заявил о неприемлемости японского предложения.

19.11.1940 г.
С.А.Лозовский,
заместитель наркома иностранных дел СССР,
в беседе с
Л.Штейнгардтом,
послом США в Москве:
«факты говорят другое» – американское правительство вовсе не пошло навстречу правительству СССР «во всех вопросах».

Полпредство СССР в Лондоне:
«источником распространения слухов» о конфиденциальных английских предложениях Советскому Союзу «является Форин оффис, чиновники которого на протяжении последних дней сообщили разным журналистам о демарше Криппса от 22.09.1940 года».

20.11.1940 г.
Венгрия
присоединилась к «тройственному пакту»; венгерская пропаганда подчеркивала, что это присоединение якобы достигнуто «при сотрудничестве и полном одобрении» СССР.

22.11.1940 г.
Румыния
присоединяется к тройственному пакту.

Антонеску
в беседе
с Гитлером:
Румыния всецело готова
«идти бок о бок с державами оси до полной победы».

23.11.1940 г.
Антонеску
на встрече
с Кейтелем:
для «румынского блицкрига» будет достаточно двух механизированных дивизий, которые «без труда» прорвут фронт и продвинутся в направлении Киева и т.д.

Кейтель:
Германия сделает все от нее зависящее, чтобы «румынские друзья чувствовали за собой германскую армию».

Гитлер
провожая Антонеску:
«Германия будет поддерживать Румынию во всех отношениях – и в политической и в экономической областях. С этого момента существование румынского государства будет гарантировано всеми германскими вооруженными силами».

23.11.1940 г.
ТАСС
уполномочен опровергнуть измышления венгерской пропаганды о «сотрудничестве» СССР в подготовке и одобрении вступления Венгрии в тройственный пакт.

В.М.Молотов,
информируя советского полпреда в Лондоне:
«…немцы хотят прибрать к рукам Турцию под видом гарантии ее безопасности на манер Румынии, а нам хотят смазать губы обещанием пересмотра конвенции в Монтре в нашу пользу, причем предлагают нам помочь им в этом деле. Мы не дали на это согласия, так как считаем, что, во-первых, Турция должна остаться независимой и, во-вторых, режим в проливах может быть улучшен в результате наших переговоров с Турцией, но не за ее спиной».

Посол США в Москве
сообщает в госдеп:
посол Англии в СССР Ст.Криппс, «разозленный положением», в котором он оказался после разглашения МИД Англии конфиденциальных английских предложений, сделанных СССР, «намекнул, что он подозревает наличие саботажа в Форин оффис. Криппс сказал, что в английском правительстве есть лица, которые настолько враждебно относятся к Советскому Союзу, что они предпочтут подвергнуть риску империю, нежели допустить, чтобы имело место сближение» Англии и СССР.

25.11.1040 г.
СССР
предлагает
Болгарии
заключить пакт о дружбе и взаимной помощи:
«По пакту СССР обязуется оказать Болгарии всяческую помощь, в том числе и вооруженную, в случае угрозы нападения на Болгарию любой третьей страны или комбинации стран. Болгария же обязуется оказать помощь СССР в случае возникновения реальной угрозы интересам СССР на Черном море или в проливах. СССР готов оказать Болгарии любую помощь деньгами, продовольствием и материалами в форме займа – если Болгария в том нуждается. Вместе с тем СССР готов расширить свои закупки болгарских товаров…Пакт о взаимопомощи между СССР и Болгарией ни в коей мере не может затрагивать внутреннего режима, суверенитета и независимости Болгарии».

Болгария
при активном участии
немецкой военной миссии
подготовила
проект отказа
от инициативы СССР.

26.11.1940 г.
НКИД СССР
сообщил
фон Шуленбургу, послу Германии:
«для продолжения переговоров, начатых в Берлине, Германия должна обеспечить выполнение ряда условий, а именно: немецкие войска должны немедленно покинуть Финляндию, в ближайшие месяцы должна быть обеспечена безопасность СССР путем заключения пакта о взаимопомощи между Советским Союзом и Болгарией».

Фон.Шулебург
немедленно передал о заявлении НКИД СССР в Берлин.

МИД Германии
не ответил на заявление НКИД СССР.

Гитлер
по поводу телеграммы фон Шуленбурга
заявил ближайшим помощникам
как «политической завещание»:
«Решение вопроса о гегемонии в Европе упирается в борьбу против России». Необходимо окончательно «свести счеты с Россией, как только позволят климатические условия…Россию надо поставить на колени как можно скорее…».

В СССР
за неполные два года отсрочки вовлечения Советского Союза в войну личный состав Вооруженных Сил СССР увеличился почти в 3 раза, было сформировано 125 новых дивизий. Только за 11 месяцев 1940 г. в строй вступило 100 новых кораблей. Общее водоизмещение новых военных кораблей ВМФ СССР, введенных в строй с начала 1939 г. к началу 1941 г., возросло по надводному флоту на 107 718 т., по подводному – на 50 385 т. В конце 1940 г. в постройке находилось еще 269 современных кораблей.
Выигрыш во времени позволил за 1939-1940 годы создать новые, вполне современные типы боевых самолетов и к 1941 году запустить их в серийное производство.

Япония
в принятом стратегическом плане
«Оцу» (война против СССР) исходит из необходимости захвата советского дальнего Востока: главный удар – в направлении Приморья, вспомогательный – в направлении Благовещенска с целью захвата Владивостока, Имана, Благовещенска, а затем – захвата Николаевска-на-Амуре, Комсомольска-на-Амуре, Советской Гавани, Северного Сахалина, Петропавловска-на-Камчатке.
Готовится маньчжуро-корейский плацдарм для нападения на СССР. Вдоль советско-маньчжурской границы спешно создаются новые военные сооружения, включая 13 укрепрайонов. Квантунская армия увеличилась с 9 до 12 дивизий с численностью общего состава до 350 тыс. солдат и офицеров. На острове Хоккайдо создан штаб Северного военного округа и началось развертывание войск на севере Японии, Южном Сахалине и Курильских островах.

5.12.1940 г.
Гитлер
в присутствии Браухича
заслушивает
доклад Гальдера о
плане войны против СССР, разработанном
Паулюсом:
«Опыт прежних военных кампаний показывает, что наступление должно начинаться в соответствующий благоприятный момент. Выбор его зависит не только от погоды, но и от соотношения сил, вооружения. Начатая реорганизация русской армии к весне еще не сделает ее лучше. Если по такой армии сделать мощный удар, ее разгром неминуем».

Гитлер:
Необходимо принять особые меры, чтобы не допустить повторения восемьсот двенадцатого года.

Гальдер:
Совершенно верно, мой фюрер. Ведя наступление против русской армии, не следует теснить ее во избежание того, о чем вы говорите. С самого начала наше наступление должно быть таким, чтобы раздробить русскую армию на отдельные группы и задушить их в «мешках». Если русские понесут поражение в результате ряда наших ударов, то, начиная с определенного момента. Как это было в Польше, из строя выйдет транспорт, связь и тому подобное и наступит полная дезорганизация.

Гитлер:
Задача состоит в том, чтобы не допустить отхода противника. Цель операции: уничтожить жизненную силу России. Не должно оставаться никаких организаций, способных к возрождению.
Был отдан приказ полным ходом развернуть подготовку к вторжению. Одобрив план, Гитлер потребовал от Браухича проверить реальность его выполнения на военной игре руководящего состава вермахта, обратив внимание на тщательное изучение опыта походов на Москву Карла XII и Наполеона.

В СССР
по итогам 1940 г.:
важное значение придается строительству оборонных предприятий на востоке страны – здесь выплавляется 28,9% чугуна, 32,2% стали, добывается 35,9% угля и 11,6% нефти, здесь – основная база цветной металлургии.

Английское правительство
приказывает английскому флоту
реквизировать
прибалтийские суда.

6.12.1940 г.
Советский полпред
в Англии
заявляет самый решительный протест
против незаконных и произвольных действий Англии,
связанных с реквизицией прибалтийских судов.

18.12.1940 г.
Гитлер
утверждает
окончательный вариант плана развертывания военных действий и войны против СССР,
представленный Браухичем и Гальдером,
под номером двадцать один и дает ему название «Барбаросса».

Финляндия
запрещает созданное в 05.1040 г. «Общество мира и дружбы с Советским Союзом», многие из членов общества заключены в тюрьмы; обеспечивает Германии право транзита немецких войск в оккупированную Норвегию; укрепляются связи между генеральный штабами Финляндии и Германии; увеличиваются военные поставки из Германии в Финляндию; активно вербуются «добровольцы» в германские СС.

Гейнрихс,
начальник генерального штаба Финляндии,
в докладе перед генштабом Германии
о советско-финской войне выразил яркую заинтересованность Финляндии в новом военном столкновении с Красной Армией; Красная Армия оценивается как серьезный противник.

25.12.1940 г.
Посол Франции
в Москве
в беседе с 1-ым заместителем наркома иностранных дел СССР
благодарит Советское правительство за то, что СССР продолжает поддерживать с Францией нормальные отношения.

Заместитель наркома иностранных дел СССР:
В целях улучшения отношений требуется устранить барьеры: снять арест на имущество торгпредства ССССР, вернуть Госбанку СССР три тонны золота Прибалтийских советских республик и т.п., обеспечить регистрацию граждан СССР, в том числе бойцов интербригад из Испании.

26.12.1940 г.
В.М.Молотов
в беседе с
Л.Штейнгардтом, послом США в Москве подчеркивает:
«Советскому правительству приходится до сих пор добиваться от американского правительства отмены ряда недружественных или дискриминационных мер в отношении СССР как в экономической, так и в политической областях. До сих пор не отменены даже такие решения американского правительства, как «моральное эмбарго», не имеющее под собой никаких оснований».

Полпредство СССР
в Тегеране
в отчете в НКИД СССР:
«Германское влияние в Иране значительно увеличилось. Первое место, занятое Германией во внешнеторговом обороте Ирана, является доказательством того положения, насколько большую роль начала играть Германия в экономике Ирана. Развертывание торговли Германии с Ираном сопровождалось значительным расширением германского торгового аппарата. Сотни специалистов, коммерсантов, туристов и прочих лиц самых различных профессий прибыли в Иран».

Полпредство СССР
в Белграде
сообщает в Москву:
«Германия рассчитывала парализовать Советский Союз неожиданностью своих акций на Балканах».

27.12.1940 г.
А.Иден,
новый министр иностранных дел Англии
на встрече
с полпредом СССР:
между нашими странами «нет непримиримых противоречий, хорошие отношения вполне возможны, и я приложу все усилия для этого».

Полпред СССР
обращает внимание А.Идена на то, что в первую очередь следовало бы, в частности, очистить атмосферу в прибалтийском вопросе.

31.12.1940 г.
На совещании высшего командного состава Советской армии и высших политических руководителей СССР
маршал С.К.Тимошенко
нарком обороны СССР:
«В современную эпоху при вооруженной борьбе большого масштаба редко удается путем одной решительной операции сразу достичь конечной цели войны. К достижению этой цели предстоит идти путем осуществления ряда промежуточных задач, каждая из которых
может оказаться настолько значительной, что явится содержанием целого стратегического
этапа».

Генерал К.А.Мерецков,
начальник Генерального штаба,
обращает внимание на особенности перестройки
советских вооруженных сил в соответствии с решениями
мартовского (1940 г.) Пленума ЦК ВКП(б):
«В настоящее время партия и правительство, обеспечивая нашу армию всем необходимым, требуют, чтобы мы были всегда в боевой готовности к отражению агрессии. Мы ни на минуту не должны забывать, что живем и работаем, когда идет война. Не теряя ни одного часа, мы должны совершенствовать нашу боеспособность…Опыт показал, что существовавшая система воспитания и боевой подготовки не обеспечивала должной выучки войск. Допускалось много «демократизма» и тепличного подхода к бойцу, что привело к неправильным представлениям о суровых требованиях войны»..

Генерал армии Г.К.Жуков,
командующий Киевским военным округом
говорил о необходимости извлечения уроков из опыта войны в Западной Европе и в соответствии с ними подготовиться к военным действиям независимо от того, в какие условия – маневренного, позиционного или иного характера борьбы – наша армия будет поставлена, и наиболее поучительным в этом опыте является массированное применение танковых соединений в тесном взаимодействии с авиацией и воздушно-десантными войсками на всю глубину операции:
«Современные операции, развивающиеся быстрыми темпами, требуют исключительной слаженности, маневренности и гибкости. Войска, не обладающие этими способностями, не могут рассчитывать на успех. Красной Армии нужно готовиться к боям с сильным противником».

Генерал армии И.В.Тюленев:
подчеркнул значение оборонительных операций и отметил, что этой актуальной теме до недавнего времени уделяли мало внимания:
«Оборонительные операции, в зависимости от общего плана войны, оперативной задачи или даже в зависимости от ряда причин политического и экономического порядка могут заблаговременно готовиться и вестись, опираясь на сильные инженерные укрепления, оснащенные современными средствами борьбы».

Генерал М.М.Попов:
В войне с Францией и Англией немцы наносили с воздуха мощные удары по аэродромам и поддерживали систематически господство в воздухе. В начальном периоде войны подобные удары будут давать колоссальные результаты. Необходимо массирование авиации.

Маршал С.К.Тимошенко
в заключительном слове не поддержал генерала М.М.Попова:
борьба за господство в воздухе должна осуществляться в рамках фронтовой и армейской авиации.

Л.А.Говоров,
генерал-майор артиллерии:
«Сила современной обороны состоит во-первых, в мощи огневого тактического фронта; во-вторых, в возможностях инженерных сооружений и заграждений, обеспечивающих устойчивость и эффективность огневого тактического фронта, и, в третьих, в маневре подвижных оперативных резервов».

В.Д.Соколовский,
генерал-лейтенант,
начальник штаба Московского военного округа:
нельзя рассматривать оперативную и тактическую оборону только под углом зрения защиты самой местности, что, к сожалению, у нас очень часто имеет место. «Упорство боя заключается не в удержании каждой пяди земли. Необходима тактическая гибкость обороны. Целеустремленность ее должна сводиться не к удержанию каждой пяди земли, а к нанесению максимально больших потерь противнику. Оборонительное сражение, умело организованное на всю глубину обороны армии, должно морально и материально истощить противника, обескровить его и создать благоприятные условия для перехода в контрнаступление».

Маршал Г.К.Тимошенко, нарком обороны:
«Оборона необходима, когда нужно выиграть время для наступательной операции до сбора всех назначенных сил, когда следует выждать до исхода операций на других направлениях и, наконец, когда выгодно предварительно расстроить планы врага или истощить наступающего противника с целью последующего перехода в контрнаступление…Война требует исключительного внимания к мотору из-за его быстрого появления и внезапного действия как в воздухе, так и на земле. Поэтому зенитные средства и противотанковые орудия должны находиться в постоянной готовности».

Г.К.Тимошенко и К.Мерецков
обратили внимание командующих округами и армиями на необходимость держать войска в постоянной боевой готовности.

1941 г.

1.01.1941 г.
Кинцель,
начальник отдела иностранных армий Востока,
в докладе Гальдеру о Советской армии:
армия должна быть перестроена на новой основе, особенно с учетом финской войны, от проведения гигантских маневров и крупномасштабных учений – к скрупулезному индивидуальному обучению, на что понадобится несколько лет или 10-летий.

2-14.01.1941 г.
НКО СССР и Генеральный штаб в продолжение предновогоднего совещания проводят с участниками совещания двустороннюю оперативно-стратегическую игру по отражению фашистской агрессии: во главе фронта «западных», имелась в виду немецкая армия, выступал Жуков, «восточными» командовал Павлов. «Восточные» должны были упорной обороной в укрепрайонах отразить наступление «западных» в районе Полесья и создать условия для перехода в решительное наступление. Однако «западные», нанеся три мощных удара по сходящимся направлениям, прорвали укрепрайоны, разгромили гродненскую и белостокскую группировки «восточных» и, вопреки замыслу, вышли в район Лиды, окружив остатки «восточных». Лишь в результате вмешательства руководства игрой и дачи дополнительных вводных были решены в конце концов те задачи, которые ставились.

И.В.Сталин
при разборе игры в присутствии членов Политбюро, согласился с выводами по докладу начальника Генерального штаба К.А.Мерецкова о том, что участники игры в основном справились со своими обязанностями, отметив при этом правильные действия генерала Г.К.Жукова и строго потребовал от генерал-лейтенанта М.М.Попова, допустившего прорыв Западного фронта «противников», обратить внимание на допущенные просчеты.

2.01.1941 г.
«Правда»:
«Репертуар наших театров должен быть тесно связан с задачами обороны и укрепления социалистического Отечества. Героические пьесы, построенные на материале военной истории нашей Родины, история гражданской войны, современной боевой жизни Красной Армии, приобретают особое значение».
В театрах страны преобладали постановки на военно-патриотическин темы, среди них «Парень из нашего города», в переполненных кинозалах шли фильмы «Александр Невский» С.Эйзенштейна, «Петр Первый» Владимира Петрова, «Суворов» Всеволода Пудовкина.

4.01.1941 г.
В решении оборонной комиссии Союза советских писателей:
Созвать в Москве в начале марта Всесоюзное совещание писателей, посвятивших свое творчество героико-патриотическим темам. Создать при клубе писателей годичный военный факультет, к занятиям на котором привлечь преподавателей военных академий. Обучавшимся на «военном факультете» писателям присваивалась квалификация военного корреспондента.

5.01.1941 г.
Гальдер:
фюрер взбешен статьей в советской газете «Красная звезда», где приводятся русского полководца Суворова, сказанные о Наполеоне, и теперь адресованные фюреру: «Далеко шагает! Пора, пора унять молодца!»…

8-9. 01.1940 г.
Гитлер
проводит очередное совещание руководителей вермахта, командующими группами армий и командующими армиями по решению конкретных вопросов взаимодействия, связанных с осуществлением плана «Барбаросса».

9.01.1941 г.
Гитлер
в присутствии Риббентропа, Кейтеля, Йодля, Браухича, Паулюса дает рекомендации главнокомандующему сухопутных войск на составление директивы армиям вторжения и в самом начале встречи требует ускорить подготовку и сосредоточение войск к границам СССР:
«Сталин умен и хитер, а поэтому он все время будет увеличивать свои требования к нам, так как с точки зрения русской идеологии победа Германии недопустима. Поэтому необходимо как можно быстрее разгромить Россию. Гигантские просторы этой страны таят в себе неисчислимые богатства. Германия должна экономически и политически овладеть этими пространствами. Тем самым она будет располагать всеми возможностями для ведения в будущем борьбы против континентов, тогда больше никто не сможет ее разгромить. Когда эта операция будет проведена, Европа затаит дыхание».

В конце беседы было решено, что для выхода на линию Ленинград, Смоленск, Киев потребуется три-четыре недели, а в Москве нужно быть к осени.

15.01.1940 г.
Г.К.Жуков
назначен начальником Генерального штаба.

К.А.Мерецков
утвержден заместителем наркома обороны по боевой подготовке.

17.01.1941 г.
В.М.Молотов
Шуленбургу, послу Германии в СССР,
на специальной встрече:
«По всем имеющимся в Москве сведениям, в Румынии сейчас сосредоточена крупная военная группировка, которая собирается выступить на юг с целью оккупации Болгарии, Греции и района Дарданелл. Мы неоднократно информировали ваших руководителей о том, что Болгария и Дарданеллы находятся в зоне безопасности СССР, и поэтому мы не можем оставаться безразличными к событиям в этих районах. Советской правительство выражает решительный протест по поводу сосредоточения немецких войск в Румынии и требует вывести их оттуда»

Шуленбург:
«Я немедленно доложу о вашем требовании своему правительству».

Венгрия
взяла на себя обязательства передать в распоряжение Германии 15 оперативных соединений для войны против СССР, закончить военные приготовления на венгеро-советской границе, пропустить германские войска в эти районы, а также в прилегающие к территории Югославии, обеспечить их снабжение через Венгрию..

20.01.1941 г.
СССР и Япония
заключили соглашение по типу соглашения 1940 г. о продлении до конца 1941 г. рыболовной конвенции и об организации советско-японской комиссии по выработке новой рыболовной конвенции.

21.01.1941 г.
А.С.Щербаков,
секретарь ЦК и МГК ВКП (б);
«…мы не можем безучастно смотреть на то, что происходит за советскими рубежами. Международная обстановка сейчас особенно сложна и чревата всякими неожиданностями. В этих условиях необходимо проявить усиленную бдительность к делу внешней безопасности и к укреплению всех наших позиций. Интересы обороны страны во всей нашей работе должны стоять на первом месте…Будем помнить, на войне бе рет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины. Вот почему никто не имеет права самоуспокаиваться, быть беспечным, «почивать на лаврах».

Если взять уровень 1937 г. за 100%, то в 1940 г. рост национального дохода составил в Германии 125%, в СССР – 133%.
Советские расходы на оборону в 1940 г. составили беспрецедентную в довоенной истории СССР цифру – 32,6%.

22.01.1941 г.
США
отменили «моральное эмбарго»
против СССР.

30.01.1941 г.
Историограф штаба ВМФ Германии в официальном дневнике:
«Фюрер подчеркивает, что операции «Барбаросса» будут самыми тяжелыми. Он поэтому требует самой тщательной, самой искусной подготовки их проведения».

Кейтель
предупреждает командующих группами армий:
«Поход на Восток будет самым тяжелым, но смелость и быстрота его должны ошеломить противника».

31.01.1941 г.
Черчилль
в письме Иненю, президенту Турции:
«…Мощная английская авиация, базируясь в Турции, могла бы атаковать нефтепромыслы в Баку…Разрушение этих источников снабжения нефтью вызвало бы жестокий голод в СССР». Только Англия может защитить Турцию от «агрессивных замыслов» СССР.

1.02.1941 г.
В.М.Молотов
в беседе с послом Англии Ст.Криппсом:
ожидания Советского правительства на улучшение отношений между нашими странами не оправдались. В то время как со стороны СССР не было предпринято никаких недружественных шагов по отношению к Англии, Лондон в 1940 году предпринял ряд недружественных актов по отношению к СССР, что свидетельствовало о нежелании английского правительства улучшить отношения.

2.02.1941 г.
Гитлер
дает указания генерал-фельдмаршалу Ф.фон Боку, возглавившему группу армий «Центр», наступающую на главном, московском, направлении:
«Захват Москвы, Ленинграда и Украины заставит русских пойти на переговоры. Но если они не откажутся от борьбы, то германской армии придется дойти до Урала»

Фон Бок:
«Мы разгромим советские войска, если они дадут сражение западнее рубежа рек Западной Двины и Днепра».

3.02.1941 г.
Гитлер
при утверждении директивы сухопутным войскам:
«Необходимо добиваться не вытеснения, а полного уничтожения противника в приграничной зоне»

Гальдер:
«К сожалению, мой фюрер, численность Красной Армии не поддается точному определении».

Гитлер:
«Это неважно. После нескольких уничтожающих ударов все здание большевистского могущества развалится. Когда операция «Барбаросса» развернется, мир затаит дыхание и будет вести себя спокойно…». Стратегическое сосредоточение войск на востоке будет проводиться под видом дезинформации англичан относительно операции по высадке в Англии, под кодовым названием «Морской лев». «Запад нам не опасен, на востоке мы должны сосредоточить максимум наших наземных и воздушных сил… Не следует рассчитывать на немедленную сдачу русскими Прибалтики с Ленинградом и Украины. Заметьте, какие тенденциозные фильмы демонстрируются сейчас в Москве».

3.02.1941 г.
Японское правительство
утвердило «Принципы ведения переговоров с Германией, Италией и Советским Союзом».

11.02.1941 г.
Советское правительство
согласилось принять в СССР
Мацуока, министра иностранных дел Японии.

В советские Генштаб, Наркомат обороны и НКИД
поступают данные о непосредственной угрозе агрессии, скрытой переброске немецких войск к советским границам.

Посол Германии в Риме
получил указание из Берлина срывать какие-либо контакты итальянской и советской сторон, блокировать обмен между ними информацией по вопросу о положении на Балканах и статусе черноморских проливов.

Италия немедленно подчинилась требованиям Германии.

15.02.1941 г.
Кейтель
в специальной директиве, разосланной также войсковым штабам, начальникам отдела пропаганды и управления разведки и контрразведки:
распространять ложные слухи по всем каналам, особенно через германские посольства, в нейтральных странах и посольствах этих стран в Берлине с целью дезинформации и скрытия подготовки операции «Барбаросса». « В первый период времени, примерно до апреля, необходимо по-прежнему поддерживать в общественном мнении неопределенность относительно наших намерений. На втором этапе стратегическое развертывание наших сил для операции «Барбаросса» должно быть представлено в свете величайшего в истории войн дезинформационного маневра с целью отвлечения внимания от последних приготовлений к вторжению в Англию».
В соответствии с директивой на побережье Ламанша и Па-де-Кале и в Норвегии должны были имитироваться сосредоточение войск, установка «неизвестных» доселе «ракетных батарей» и других «военных объектов».

И.В.Сталин
в ответе на письмо И.Ф.Иванова, опубликованных в печати:
«…Нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая «случайность» и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох…».

16.02.1940 г.
Г.Икес,
министр внутренних дел США,
после встречи с полпредом СССР Уманским, в дневнике:
«Ни мы, ни Англия не были честными игроками по отношению к России, с тех пор, как Гитлер начал беситься, и даже сейчас. Когда мы находимся в преддверии чрезвычайно критического будущего, мы не предпринимаем ни одного реального шага для того, чтобы прийти хоть к какому-либо согласию с Россией. Уманский откровенен в своей критике нашего внешнеполитического курса там, где это касается его страны, и я склонен считать, что фактически у него есть на то определенные основания…».

17.02.1941 г.
Гитлер
потребовал от Йодля
составить план вторжения в Индию с территории России через Афганистан, разгром английских войск и ВМС в бассейне Средиземного моря, на Ближнем Востоке и, наконец, в метрополии.

20.02.1941 г.
В директиве наркома обороны СССР:
При строительстве укрепленных районов необходимо увеличивать глубину до двадцати-тридцати километров. Уры должны надежно прикрывать важнейшие операционные направления или районы, а также создавать опорные рубежи для действий полевых войск в оборонительных и наступательных операциях. Впереди уров предполагалось строить предполье, состоявшее из нескольких оборонительных полос полевого типа.

Командующим округами в соответствии директивы от 20.01.1941 г. отданы приказы о продолжении начатого в 1940 г. строительства и возведении нескольких новых оборонительных полос вдоль западной границы. На оборонительное строительство отпущено в полтора раза больше средств, чем в 1940 г.: из них Прибалтийскому особому ВО – половина, Западному особому – четверть, Киевскому особому – девять процентов. Прибалтийскому и Западному округам приказывалось прочно прикрыть границу с Восточной Пруссией. Военному совету Прибалтийского округа указывалось, что строительство уров является важнейшим правительственным заданием для этого округа на сорок первый год.

Б.М.Шапошникову,
маршалу Советского Союза, заместителю наркома обороны,
Л.З.Котляру, генерал-майору, начальнику главного военно-инженерного управления и начальнику управления оборонительного строительства
дано указание о возможности и целесообразности включения в систему обороны приграничных уров старых крепостей «Осовец», «Брест». «Ивангород», для чего создать комиссии во главе с генерал-лейтенантом инженерных войск Д.М.Карбышевым и С.А.Хмельковым.

Германский генштаб
в течение всего февраля проводит командно-штабные учения и игры, сосредоточивая войска в Пруссии и Польше.

М.И.Калинин
в выступлении перед студентами:
«Проповедь советского патриотизма не может быть оторванной, не связанной с корнями прошлой истории нашего народа. Она должна быть наполнена патриотической гордостью за деяния своего народа. Ведь советский патриотизм является прямым наследником творческих дел предков, двигавших вперед развитие нашего народа».

С 02.1941 г.
Согласно приказу наркома обороны СССР
Прибалтийский ВО организовал строительство противодесантных укрепленных позиций на островах Сааремаа, Хиума, Моон, в Виндавском и Либавском урах с целью прикрытия важнейших районов Прибалтики с моря и суши.

В западных районах СССР предусматривалось строительство до двухсот аэродромов.

24.02.1941 г.
Ст.Криппс,посол Англии в Москве,
заявил А.Я.Вышинскому,
первому замнаркома иностранных дел СССР, что
он получил указание встретиться с Э.Иденом 28 февраля в Стамбуле. По своей личной инициативе желал бы узнать мнение И.В.Сталина о желательности и возможности встречи Идена и Сталина для обсуждения отношений между нашими странами.

25.02.1941 г.
А.Я.Вышинский
сообщил Ст.Криппсу:
Советское правительство считает, что «сейчас еще не настало время для решения больших вопросов путем встречи с руководителями СССР, тем более, что такая встреча политически не подготовлена».

1.03.1941 г.
Болгария
присоединилась к тройственному пакту.

В.М.Молотов
в беседе с послом Германии
решительно подчеркнул, что Советский Союз заинтересован в сохранении независимости Болгарии.

3.03.1941 г.
СССР
заявил, что политика Болгарии «ведет не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и втягиванию в нее Болгарии».

В Вашингтоне
начались переговоры между
японским послом К.Номура и госсеком США К.Хэллом:
о разграничении сфер влияния между США и Японией в Китае и на Тихом океане, о «совместной обороне».

7.03.1941 г.
Лорд Р.Бэкстон,
в меморандуме Чемберлену, от имени большого числа членов палаты лордов:
необходимы мирные переговоры с Германией, поскольку «Гитлер находится в трудном положении, особенно в отношении России и ввиду противоречивых мнений в Германии по вопросу о России».

8.03.1941 г.
НКИД СССР
в циркулярной директиве советским полпредствам:
«Предупредить правительства балканских государств, активно поддерживающих Германию, об опасности для мира на Балканах, которая является следствием такой политики…Одновременно мы выражаем симпатию греческому народу, борющемуся против германского вторжения».

Германия
приступила к практической подготовке фашистского переворота в Иране.

9.03.1941 г.
Первый заместитель наркома СССР
в заявлении послу Турции:
«…если Турция действительно подвергнется нападению со стороны какой-либо иностранной державы и будет вынуждена с оружием в руках защищать неприкосновенность своей территории, то Турция, опираясь на существующий между нею и СССР пакт о ненападении, может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет Советского Союза».

18.03.1941 г.
Советское правительство
выделило Киевскому особому ВО дополнительные средства для укрепления оборонных сооружений.

20.03.1941 г.
Нарком обороны СССР
в директиве по Киевскому ВО:
ускорить строительство и возведение ряда дополнительных узлов обороны.

Ф.И.Голиков,
начальник Разведывательного управления Генштаба,
представил в докладной записке И.В.Сталину:
три варианта возможного нанесения немецкой армией главного удара по Советскому Союзу, они последовательно отражали, согласно поступавшим донесениям, разработку германским генштабом плана «Барбаросса», начало наступления 20 мая. После разгрома СССР немцы, по словам источника, будут считать себя непобедимыми и могут продолжить войну с Англией и Америкой. Сообщалось, что главный штаб румынской армии занят сейчас разработкой плана войны с СССР, которой следует ожидать через три месяца. Согласно донесения военного атташе из Берлина, начало военных действий следует ожидать между 15 мая и 15 июня 1941 г.
Выводы Ф.И.Голикова: «1.наиболее возможным сроком начала действий против СССР будет являться момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира…2.Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской разведки и даже, может быть, германской разведки».

И.В.Сталин
серьезно отнесся к докладной записке начальника Главного разведывательного управления Генштаба СССР,

24.03.1941 г.
Югославия
присоединяется к тройственному пакту.

26.03.1941 г.
Риббентроп
во время визита в Берлин
министра иностранных дел Японии Мацуока
заявил:
«Если Советский Союз в один прекрасный день займет позицию, которую Германия сочтет угрожающей, то фюрер разобьет Россию».

Гитлер,
прощаясь с Мацуока:
«Когда Вы возвратитесь в Японию, Вы уже не сможете доложить вашему императору, что конфликт между Германией и Советским Союзом исключен».

Мацуока:
«Япония всегда будет лояльным союзником Германии».

27.03.1941 г.
В Югославии
совершен государственный переворот. Новое правительство не отвергло протокола о присоединении к тройственному пакту, но и не осмелилось ратифицировать его.

Гитлер:
Необходимо «сделать все приготовления, чтобы уничтожить Югославию в военном отношении и как национальную единицу…если бы правительственный переворот произошел во время мероприятий «Барбаросса», то последствия для нас, по-видимому, были бы значительно серьезнее…».

28.03.1941 г.
У.Черчилль
в письме к А.Идену:
В случае создания «балканского плацдарма» против Германии, мы затруднили бы германскую экспансию в сфере интересов Англии и создали дополнительный стимул для гитлеровского руководства побыстрее двинуться против СССР, «…в случае создания единого фронта на Балканском полуострове Германия могла бы счесть более целесообразным взять свое в России…».

Ст.Криппс,
посол Англии в СССР,
сообщает в Форин оффис:
Советское правительство своим поведением демонстрирует «желание подготовить почву для дальнейшего сближения».

29.03.1941 г.
Риббентроп
в беседе с Мацуока:
«…Фюрер убежден, что в случае боевых действий против Советского Союза великая держава Россия перестанет существовать через несколько месяцев…Мы не заинтересованы в заключении русско-японского пакта о ненападении. Думается, достаточно заключения рыболовной конвенции или нечто в этом роде».

30.03.1941 г.
Гитлер
на совещании с командующими армиями:
«Наши задачи в отношении России – разгромить ее вооруженные силы и уничтожить государство. В лице национал-социалистской Германии и коммунистической России встретились два носителя различных социальных мировоззрений. Борьба двух идеологий требует новых концепций ведения войны. Речь идет о борьбе на уничтожение. Эта война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке сама жестокость – благо для будущего». Необходим жесточайший террор к советским войскам и мирному населению, а комиссаров и интеллигенцию, как носителей враждебного мировоззрения, расстреливать. На завоеванной территории в Прибалтике, Белоруссии и Украине будут образованы рейхспротектораты. Славянское население должно быть только источником рабочей силы для немецких господ…Необходима концентрация сил на решающих участках и использование авиации в теснейшей связи с действиями сухопутных войск». Русские не выдержат концентрированного удара танков и авиации. Мы должны с самого начала одержать успех. Никакие неудачи недопустимы.

Полпредство СССР в Германии
регулярно докладывает в НКИД СССР:
наши источники в Берлине настойчиво подтверждают мнение о готовящемся нападении Гитлера на Советский Союз, фигурируют разные даты – 6 апреля, 20 апреля, 18 мая, 22 июня.

Полпредство СССР в Берлине
обратилось к НКИД СССР с просьбой не разрешать командированным в Германию советским гражданам брать с собой жен и детей, а также обратилось с предложением приступить к отправке на родину семей сотрудников всех советских учреждений в Берлине. Предложение было принято.

Английское правительство
на основании донесения разведки сделало вывод:
Германия готовится совершить нападение на СССР,

3.04.1941 г.
Черчилль
в письме
И.В.Сталину:
«Я располагаю достоверными сведениями от надежного агента, что, когда немцы сочли Югославию пойманной в свою сеть, т.е. после 20 марта, они начали перебрасывать из Румынии в Южную Польшу три из пяти своих танковых дивизий. Как только они узнали о сербской революции, это передвижение было отменено. Ваше превосходительство легко поймет значение этого факта».

Черчилль
в воспоминаниях:
вопрос о возможности нападения Германии на Советский Союз в стратегических обзорах, составлявшихся весной 1941 г. в Лондоне, никогда всерьез не рассматривался. Большое количество вспомогательных операций, особенно в Средиземном море, которые в целях дезинформации планировались или обсуждались в германских штабах, ввели в заблуждение английскую разведку. По выводам, сделанным разведкой. Главной целью Германии в 1941 г. оставался разгром Соединенного Королевства.

Английский разведцентр в Нью-Йорке,
при содействии ФБР, подбросил
посольству Германии в США, по определению самих английских разведчиков «дезинформационный материал стратегического значения:
«Из высшей степени надежного источника стало известно, что СССР намерен совершить дальнейшую агрессию в тот момент, когда Германия предпримет какие-либо крупные военные операции».

И.В.Сталин
потребовал от Тимошенко и Жукова в переработанный прошлой осенью план отражения агрессии внести коррективы. Было решено сосредоточить: на западных границах – 170 дивизий, на востоке – 34 дивизии, на юге – 17 дивизий. Учитывая, что гитлеровцы будут стремиться в первую очередь овладеть Украиной, Донецким бассейном, а затем Кавказ, сосредоточение главной группировки советских войск было предусмотрено в полосе прикрытия Киевского особого военного округа.

5.04.1940 г.
СССР и Югославия
подписали договор о дружбе и ненападении между

6.04.1941 г.
Германия
напала на Югославию и объявила войну Югославии и Греции.

7.04.1941 г.
Султан Ахмед Хан,
посол Афганистана,
заместителю наркома иностранных дел СССР
С.А.Лозовскому:
поздравил «Советское правительство с последовательной мирной политикой, которую Советский Союз с самого начала войны и до самого последнего времени проводит в отношениях с другими странами», « афганское правительство питает наилучшие чувства к правительству СССР», премьер-министр поручил «кроме приветствия передать твердое желание Афганистана развивать и укреплять дружественные отношения с СССР», «афганское правительство готово в этом направлении сделать все, что оно практически в состоянии выполнить» (последняя часть фразы подчеркнута послом дважды).

7.04.1941 г.
Мацуока,
министр иностранных дел Японии,
прибыл в Москву:
на встречах с В.М.Молотовым, Г.К.Жуковым обсуждались конкретные проблемы отношений между странами в связи с заключением договора между СССР и Японией.

Гитлер
на строго секретном совещании фашистского руководства;
«Претензии русских в отношении Финляндии, Болгарии и Румынии, их политические интриги последнего времени в Югославии показывают, что скоро они будут готовы к развязке, иными словами: в близком будущем Сталин будет готов к борьбе с нами».

11.04.41.
На очередной, третьей, встрече В.М.Молотова и Мацуока
заключение договора было предрешено.

12.04.1941 г.
Мацуока
на встрече с
И.В.Сталиным:
предложил продать Японии Северный Сахалин, не согласился на ликвидацию японских концессий на Северном Сахалине, пространно разъяснял значение японской концепции «хокко иттю» («восемь углов под одной крышей» – объединение всей Азии под эгидой Японии) и предложил, чтобы Советский Союз «продвигался в направлении Индии и Ирана».

И.В.Сталин
игнорировал рассуждения Мацуоки о «хокко иттю», а также предложение о продаже Сахалина и «продвижении» СССР в направлении Индии и Ирана, подчеркнув значение пакта о нейтралитете и обеспечении безопасности МНР.

13.04.1941 г.
СССР и Япония
подписали пакт о нейтралитете:
«поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность»; если одна из сторон «окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая Договаривающаяся Сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжении всего конфликта». В приложенной Декларации содержалось обязательство СССР уважать территориальную целостность и неприкосновенность государства Маньчжову-Го, а со стороны Японии – аналогичное общение в отношении МНР. Одновременно Япония дала письменное согласие о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине.

Гальдер
в дневнике:
«Русский офицерский корпус производит худшее впечатление, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты…Аэрофотосъемка подтверждает наше мнение о том, что русские полны решимости удерживать свои границы», не помышляют об отводе своих войск в глубь страны и готовятся дать сражение в приграничных районах.

СССР
в заявлении о нападении Венгрии
на Югославию:
«…Советское Правительство не может одобрить подобный шаг Венгрии. На Советское Правительство производит особенно плохое впечатление то обстоятельство, что Венгрия начала войну против Югославии всего через 4 месяца после того, как заключила с ней пакт о вечной дружбе. Нетрудно понять, в каком положении оказалась бы Венгрия, если бы она сама попала в беду и ее стали бы рвать на части, так как известно, что в Венгрии также имеются национальные меньшинства».

15.04.1941 г.
Югославское правительство
отдало приказ армии прекратить военные действия против Германии и сложить оружие.

18.04.1941 г.
Ст.Криппс,
посол Англии в СССР,
направил Советскому правительству меморандум:
в случае затягивания войны на продолжительный срок определенным кругам в Англии может «улыбнуться» мысль об окончании войны с Германией на германских условиях, открывавших гитлеровцам неограниченный простор для экспансии в восточном направлении. Такого рода идея могла бы найти последователей и в США. «В связи с этим следует помнить, что правительство Великобритании не заинтересовано столь непосредственно в сохранении неприкосновенности Советского Союза, как, например, сохранении неприкосновенности Франции и некоторых других западноевропейских стран». Возникает вопрос, «намерено ли Советское правительство улучшить свои отношения с Англией, или оно желает оставить их в таком состоянии, в каком они находятся сейчас».

От имени Советского правительства
Ст.Криппсу
было заявлено, что:
«сама постановка подобных вопросов является странной и неправильной, так как не Советское правительство, а английское правительство довело наши отношения до того состояния, в котором они сейчас находятся».

19.04.1941 г.
Ш.фон Крозиг,
министр финансов Германии,
перед самоубийством,
в докладной записке Герингу:
«Уважаемый господин рейхсмаршал!…Не мы ли стремимся к разногласиям с Россией, предполагая, что однажды таких разногласий нам все-таки не избежать и лучше их разрешить теперь, а не позже…Вы поймете меня, если я, пользуясь доверием, которое вы неоднократно оказывали мне даже в вопросах, выходящих за пределы моего министерства, открыто выскажу свое мнение по этому вопросу, как наиболее важному для судьбы моего народа…Не считаете ли Вы, что даже от немецкого народа потребуется слишком много усилий, если неожиданно договор с Россией выльется в обратную форму?
Все силы сопротивления в Англии и Америке увеличились бы до масштабов, совершенно для них непредусмотренных. Это было бы «чудом на Марсе», на что они там еще надеются. Может быть, нам сделать им такой подарок? Не только Англия и Америка, но и все оккупированные нами страны и те государства, – причем в этом отношении не следует предаваться никаким иллюзиям, – которые заявляют резкий протест против нашего пребывания, втайне надеясь, что мы, в конце концов, все-таки будем побеждены. В результате этого факта воспрянули бы духом и почерпнули бы новые силы для сопротивления…Я не могу себе представить, что управляемой Германией Европе следовало бы ожидать опасности со стороны России. Решающими кажутся мне следующие два момента. Всякое разделение России или же только отделение более крупных областей в России создаст предпосылки для будущей войны в Европе, так как никакой государь в России не будет в будущем успокоен, пока не возвратит потерянных районов. В борьбе славян с германцами, ведущейся в течение многих столетий, славяне почти никогда не угрожали германцам силою оружия… Может быть, следовало опасаться всего этого, если бы русские не соблюдали условий пакта…Но до сих пор никаких признаков такого отношения не отмечалось… в то время как между Россией и нами завязывается война…».

22.04.1941 г.
Черчилль,
комментируя одну из телеграмм
Ст.Криппса:
«Советское правительство прекрасно знает о грозящей ему опасности, а также о том, что мы нуждаемся в его помощи».

СССР:
на строительство укрепрайонов ежедневно выходило: в Прибалтийском ВО – около 60 тысяч человек, Западного – 35 тысяч, Киевского – 43 тысячи человек.

Танковые заводы ежемесячно выпускали до 300 боевых машин.

СССР
в ноте МИД Германии:
«в период с 27 марта по 19 апреля было зарегистрировано восемьдесят случаев нарушения немецкими самолетами границы СССр. Вполне вероятно, что следует ожидать серьезных инцидентов, если германские самолеты будут и впредь перелетать через советскую границу».

28.04.1941 г.
Вайзеккер,
статс-секретарь МИД Германии,
в служебной записке
Риббентропу
об «отношении к германо-русскому конфликту» :
«Мы должны различать две возможности: а) Англия близка к краху. Если мы примем эту посылку, то, создав себе нового противника, мы лишь ободрим Англию…б) Если мы не верим в близкий крах Англии, тогда напрашивается мысль, что, применив силу, мы должны снабжать себя за счет советской территории. Я считаю само собой разумеющимся, что мы успешно продвинемся до Москвы и дальше. Однако я весьма сомневаюсь, будем ли мы в состоянии воспользоваться завоеванным ввиду известного пассивного сопротивления славян. Я не вижу в России какой-либо действенной оппозиции, способной заменить коммунистическую систему, войти в союз нами и быть нам полезной. Поэтому нам, вероятно, пришлось бы считаться сохранением сталинской системы в Восточной России и в Сибири и с возобновлением военных действий весной 1942 года. Окно в Тихий океан осталось бы закрытым. Нападение Германии на Россию послужило бы источником моральной силы для англичан. Оно было бы истолковано ими как неуверенность Германии в успехе ее борьбы против Англии. Тем самым мы не только признали бы, что война продлится еще долго, но и могли бы действительно затянуть ее вместо того, чтобы сократить».

Шуленбург,
посол Германии в СССР,
убеждал Гитлера:
война с СССР безрассудна и не нужна. «Россия встревожена слухами о предстоящем нападении Германии…Я не могу поверить, что Россия когда-нибудь нападет на Германию».

30.04.1941 г.
Гитлер
на совещании с начальником отдела обороны страны
решил:
«1.Расписание операции «Барбаросса»
…операция «Барбаросса» начинается 22 июня. Начиная с 23 мая в действие входит расписание максимального передвижения войск. В начале операции резервы главного командования армии…еще не пребудут в назначенные для них районы.
2.соотношение сил в плане «Барбаросса»
Сектор Север: германские и советские силы приблизительно равны.
Сектор Центр: значительное немецкое превосходство.
Сектор Юг: русское превосходство…».

5.05.1941 г.
И.В.Сталин
на приеме выпускников военных академий:
указал, что обстановка чрезвычайно сложная и чревата неожиданностями. Большое значение имеет только что заключенный договор с Японией. Напомнив о том, что подобный договор существует и с Германией, Сталин обратил внимание на агрессивный курс Германии и возможность осуществления с ее стороны новых захватнических походов.

6.05.1941 г.
И.В.Сталин
назначен Председателем СНК СССР.

Н.К.Кузнецов,
нарком ВМФ СССР
в докладной записке И.В.Сталину, В.М.Молотову, А.А.Жданову:
источники сообщают, что «немцы готовят к 14 мая вторжение в СССР через Финляндию, Прибалтику и Румынию Одновременно намечены мощные налеты авиации на Москву и Ленинград и высадка парашютных десантов в приграничных районах…Полагаю, что сведения являются ложными и специально направлены по этому руслу, с тем чтобы дошли до нашего правительства и проверить, как на это будет реагировать СССР».

Деканозов, полпред СССР в Берлине,
в донесениях И.В.Сталину:
угроза нападения со стороны Германии отсутствует.

В советском полпредстве в Германии
сформирована спецгруппа дипломатов для обработки поступающей информации о намерениях Германии

Советское полпредство в Берлине
направило в НКИД СССР доклад спецгруппы дипломатов по обработке поступающей информации о намерениях Германии, основной вывод которого:
подготовка Германии к нападению на СССР закончена, и вторжения следует ожидать в любой момент.

Деканозов, полпред СССР в Берлине:
ничего особенного в наших отношениях с Германией не произошло, они не ухудшились и к войне в ближайшее время не вели.

7.05.1941 г.
США
задержали груз шерсти и кожи, закупленные СССР в Аргентине и Уругвае.

12.05.1941 г.
Кейтель
в специальном распоряжении командующим войсками:
скрывать от своих войск планы и намерения в отношении России, объясняя передвижения войск необходимостью «прикрытия тыла при нападении на Англию».

13.05.1941 г.
Генштаб СССР
отдал распоряжение:
перебросить из внутренних округов в приграничные 28 стрелковые дивизий и 4 армейские управления, выдвинуть на рубеж Западной Двины и Днепра три армии, сформированные из соединений Уральского, Приволжского и Северо-Кавказского округов, которые должны состакить резерв Главного командования..

14.05.1941 г.
НКО СССР
отдал приказ о досрочном выпуске старших курсов военных академий и училищ и немедленном направлении их в войска.

В новых укрепрайонах насчитывается 2500 дотов, однако полностью вооруженных артиллерией было лишь около 1000. В остальных были установлены только станковые пулеметы. Чтобы вооружить все огневые точки, Главный военный совет решил снять часть орудий из старых укрепрайонов и установить их в новых, рассчитывая отразить нападение врага в приграничной полосе, что привело потом к отрицательным последствиям. Новые аэродромы к нормальной работе не готовы.

21.05.1941 г.
Кестринг,
военный атташе при посольстве Германии в Москве,
в своем донесении в Берлин:
«…нет никаких признаков наступательных намерений Советского Союза».

Гальдер
отмечает скопление советских войск на Украине.

В Германии и СССР
к этому времени (в годовом исчислении):
выплавлялось в СССР стали и чугуна – 18 млн. т, в Германии – в 2 раза больше, более 36 млн. т, а подконтрольный Германии потенциал европейских союзников и оккупированных стран увеличивал совокупные ресурсы в 4 с лишним раза; в целом в 1939-1941 гг. нефтяные ресурсы Германии за счет союзников и оккупированных стран увеличились в 20 раз; по объему добычи угля Германия превосходила СССР в 3 раза; станочный парк одной лишь Германии превосходил советский в 3 раза и был самым развитым в мире.
Вооруженные силы Германии представляли самую мощную группировку, которая создавалась когда-либо крупнейшими державами мира: под ружьем стояло до 8,5 млн. человек, сведенных в 214 дивизий и 7 бригад: 35 танковых и моторизованных дивизий составляли ударную силу вермахта: ВВС насчитывали более 10 тыс. самолетов.

1.06.1941 г.
Гитлер
утвердил «расчет времени» последнего этапа плана «Барбаросса», с 17 июня запрещался вывод судов из германских портов, не впускать корабли в Кильский канал, Данциг.

В германские войска
направили
«Двенадцать заповедей поведения немцев на Востоке и их обращении с русскими»:
«…вы должны с сознанием своего достоинства проводить самые жестокие и самые беспощадные мероприятия, которые потребует от вас государство…Русские всегда хотят быть массой, которой управляют. Так они воспримут и приход немцев, ибо этот приход отвечает их желанию: «приходите и владейте нами».

Ф.И.Голиков,
начальник Главного разведывательного управления,
в докладе И.В.Сталину:
на западных границах СССР немцы сосредоточили 122 дивизии и примерно по 16 дивизий выдвинули Финляндия и Румыния.

2.06.1941 г.
СНК СССР
принял постановление «О выпуске Государственного займа третьей пятилетки».

Г.К.Жуков
потребовал от командующих ВО срочно разработать план вывода и занятия по тревоге частями укрепрайонов долговременных огневых точек, а стрелковыми войсками – сооружений предполья.

4.06.1941 г.
Гитлер
отдает последние указания начальникам штабов армий, воодушевляя их:
«Влияние успеха операций на Юго-Востоке ощущается далеко за пределами Балкан. Оно ощутимо и во Франции, и на Ближнем Востоке, и в Северной Африке, и в Англии, и в России».

06.1941 г.
Отто Мейснер,
статс-секретарь МИДа Германии
в беседе с первым секретарем
посольства СССР:
«в имперской канцелярии разрабатываются новые предложения по укреплению советско–
германских отношений, которые фюрер собирается представить вскоре Москве».

11.06.1941 г.
Гитлер
информирует Антонеску о решении
напасть на СССР,

Антонеску:
Румыния готова передать фюреру все свои военный, политические и социальные ресурсы.

Гитлер:
за свою помощь Германии Румыния сможет «возвратить» себе Бессарабию, Северную Буковину, а также другие советские территории вплоть до Днепра.

Нарком ВМФ СССР
в донесении И.В.Сталину:
на 15.06.1941 г. необходимо быть готовыми к наступлению Германии со стороны Румынии. Движение румыно-немецких войск к нашей границе продолжается.

12.06.1941 г.
С.К. Тимошенко
в директиве Киевскому ВО:
к 1 июля все дивизии, дислоцирующиеся в тыловых районах, перевести в места, предназначенные им по плану обороны.

Г.К.Жуков и Н.Ф.Ватутин
составили проект директивы о необходимости приведения войск западных ВО в полную боевую готовность.

В США
произведен обыск на советском пароходе «Якут», реквизированы советские пароходы «Марет», «Харджуранд», «Денин».

13.06.1941 г.
Г.К.Жуков
представил С.К.Тимошенко проект директивы о необходимости приведения войск в боевую готовность.

С.К.Тимошенко
докладывает И.С.Сталину о директиве.

И.В.Сталин;
«Подумаем…».

В.М.Молотов,
зондируя намерения Германии в ближайшие дни,
вручает Шуленбургу
для передачи в Берлин
подготовленное и опубликованное на следующий день
сообщение ТАСС,
в котором отмечалось, что в иностранных газетах, особенно английских, муссируются слухи о приближающейся войне: между Германией и Советским Союзом. «Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым уполномочить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в развязывании войны…Происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии, связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям…СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными…Проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного транспорта, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо».

14.06.1941 г.
С.К.Тимошенко и Г.К.Жуков
докладывают И.В.Сталину:
угроза войны резко возросла, в войсках тревожные настроения, необходимо привести войска в полную боевую готовность.

И.В.Сталин:
«Вы предлагаете провести в стране мобилизацию, поднять сейчас войска и двинуть их к западным границам? Это же война! Понимаете вы это оба или нет?…Если вы будете там на границе дразнить немцев, двигать войска без нашего разрешения, тогда головы полетят, имейте в виду». Вариант «наступательного маневрирования в начальном периоде войны» был обоснованно отвергнут, так как вел к катастрофическому поражению.

С.К.Тимошенко
отдал указание:
Военным советам Прибалтийского, Западного, Киевского ВО о выдвижении управлений Северо-Западного и Юго-Западного фронтов и переводе их на основные командные пункты.
Вывод фронтовых управлений начался немедленно.

Гитлер
на последнем совещании с командующими армиями
о готовности перед нападением на СССР:
«основал расчеты на то, что разгром России заставит Англию прекратить борьбу…До встречи на параде на Красной площади в Москве!»

Ст.Криппс,
посол Англии в СССР,
в докладе кабинету министров Англии:
«…по мнению дипломатических кругов в Москве, СССР сможет противостоять германскому наступлению не более трех-четырех недель». К концу месяца военных действий немцы достигнут Ленинграда, Москвы и Киева, после чего советские войска капитулируют и государство развалится.

США
замораживают средства СССР в США.

15.06.1941 г.
Германия
в течение этого и в последующие дни
не ответила на сообщение ТАСС.

Немецкие печать и радио
полностью отмолчались.

Генштаб СССР
потребовал от командующих ВО:
принять дальнейшие меры по повышению боевой готовности войск. Согласно приказу
Прибалтийского ВО командирам стрелковых дивизий предлагалось подготовиться к обороне своей полосы, замаскировать самолеты, танки и артиллерию.

18.06.1941 г.
Военный совет Прибалтийского ВО приказал:
Провести дополнительные мероприятия по повышению боеготовности войск; командирам стрелковых дивизий начать выдвижение в предназначенные им по плану обороны полосы и районы, личному составу взять с собой только необходимое для жизни и боя; все специалисты отзывались из командировок, а личный состав, находившийся на оборонительных и хозяйственных работах, возвращался в свои части.

Немецкие самолеты
с подвешенными бомбами
нарушают воздушное пространство СССР.

Геббельс
в своем дневнике:
«Маскировка в отношении русских достигла кульминационного пункта. Мы наполнили мир потоком слухов, – так что самому трудно разобраться».

21.06.1941 г.
США
в меморандуме госдепартамента:
«…Мы не должны заранее давать обещаний Советскому Союзу в отношении помощи, которую мы могли бы дать в случае германо-советского конфликта, и мы не должны принимать на себя обязательства относительно нашей политики в отношении Советского Союза или России.. В особенности мы не должны принимать на себя обязательств, которые могли бы создать впечатление, что мы действовали не в духе доброй воли, если позже мы отказались бы признать Советское правительство в изгнании или перестали бы признавать советского посла в Вашингтоне в качестве дипломатического представителя России в том случае, если Советский Союз будет побежден и Советскому правительству придется покинуть страну».

В.М.Молотов
по поручению Советского правительства
на встрече с фон Шуленбургом
предложил обсудить состояние советско-германских отношений:
«Германия без всякого на то основания с каждым днем ухудшает отношения с Советским Союзом. Несмотря на наши протесты, немецкие самолеты продолжают вторгаться в воздушное пространство СССР. Ходят даже слухи о предстоящей войне между нашими странами. У нас есть все основания верить этому, потому что германское руководство никак не реагировало на сообщение ТАСС».

Шуленбург:
«Я немедленно донесу своему правительству о содержании этого заявления».

В Кремле
на совещании членов Политбюро ВКП (б)
обсуждались неотложные меры на случай развязывания войны.

В НК обороны
все руководители находились на своих рабочих местах, непрерывно поддерживая связь со штабами ВО и собирая необходимые данные для подготовки директив войскам в связи с началом войны.

М.А.Пуркаев,
начальник штаба Кивского ВО
доложил
Г.К.Жукову:
«…к пограничникам прибыл немецкий перебежчик. На рассвете германская армия начнет войну против СССР».
Г.К.Жуков
доложил о сообщении М.А.Пуркаева
И.В.Сталину и С.К.Тимошенко.

И.В.Сталин
попросил С.К.Тимошенко и Г.К.Жукова
немедленно прибыть в Кремль.

С.К.Тимошенко
обратился к И.В.Сталину:
направить в западные ВО директивы о приведении войск в полную боевую готовность.

И.В.Сталин
заслушал доклад Г.К.Жукова о директиве и внес в нее некоторые дополнения и поправки..

24 ч.30 мин.
«Директива №1», подписанная С.К.Тимошенко, Г.К.Жуковым, членом Главного Военного совета Г.М.Маленковым, была отправлена в войска:
«1. В течение 22-23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского военных округов. Нападение немцев может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
3. Приказываю:
А).В течение ночи 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на госгранице.
б) Перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать.
в) Все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно.
г) Противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов.
д) Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить».

22.06.1941 г.
01ч.30 мин.
Директива №1 получена в военных округах.

02 ч.05 мин.
Директива №1 получена в штабах армии.

Прибалтийский особый ВО
приказ командующего генерал-полковника Ф.И.Кузнецова:
«В течение ночи на 22.06.41 г. скрытно занять оборону основной полосы. В предполье выдвинуть полевые караулы для охраны дзотов, а подразделения, назначенные для занятия предполья, иметь позади. Боевые патроны и снаряды выдать. В случае провокационных действий немцев огня не открывать. При полетах над нашей территорией немецких самолетов не показываться и до тех пор, пока самолеты не начнут боевых действий, огня не открывать. В случае перехода в наступление крупных сил противника разгромить его».
К моменту вторжения
несколько подразделений располагалось в предполье вдоль госграницы. Туда же выдвигались части армий прикрытия. Другие соединения находились в лагерях и постоянных гарнизонах.

Ленинградский ВО:
к моменту вторжения
войска под командованием генерала М.М.Попова
находились в пунктах дислокации мирного времени и лагерях.

Киевский особый ВО:
к моменту вторжения
по приказу командующего генерал-полковника М.П.Кирпоноса
четыре дивизии заканчивали движение в предназначенные им полосы обороны вблизи границы. Подразделения укрепленных районов успели занять многие долговременные сооружения и, хоть поспешно, подготовиться к открытию огня.

Одесский ВО:
соединения, которыми командовал генерал полковник Я.Т.Черниченко, располагались в пунктах дислокации мирного времени, были подняты по боевой тревоге и приведены в боевую готовность.

Западный особый ВО:
части прикрытия, которыми командовал генерал армии Д.Г.Павлов, находились в основном в пунктах дислокации мирного времени.

Генерал Гудериан,
командующий 2-ой танковой группой вермахта:
«Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они производили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты русскими войсками».

В донесении штаба 48 моторизованного корпуса
в штаб 1-ой танковой группы вермахта:
«В ночь на 22 июня пехота бесшумно заняла исходное положение. Сокаль не затемнен. Русские оборудуют свои доты при полном освещении. Они, кажется, ничего не предполагают».

04.00.
Вторжение фашистских войск в СССР.

8.02.1946 г.
А.Р.Руденко,
главный обвинитель СССР на Нюрнбергском процессе, во вступительной речи:
«В интересах успешного выполнения своих преступных планов гитлеровские заговорщики…разработали человеконенавистническую «теорию» «высшей расы». Они рассчитывали при помощи этой так называемой «теории» оправдать домогательство немецкого фашизма на господство над другими народами, объявленными этой «теорией» народами низшей расы. Из этой «теории» вытекало, что немцам, вследствие их принадлежности якобы к высшей расе, присвоено «право» строить свое благополучие на костях других рас и народов. Эта «теория» объявила немецко-фашистских узурпаторов не связанными ни законами, не общепризнанными правилами человеческой морали. «Расе господ» все дозволено. Все действия этих господ, сколь бы отвратительны и бесстыдны, жестоки и чудовищны они ни были, обосновывались «идеей» превосходства этой расы.
«Мы хотим, – говорил Гитлер, – произвести отбор слоя новых господ, чуждого морали, жалости, слоя, который будет сознавать, что он имеет право на основе своей лучшей расы господствовать, слоя, который сумеет установить и сохранить без колебаний свое господство над народной массой».

Юрий Буданцев, Олег Буданцев

Русское воскресение

22 июня 2011 г.

В основе ретромониторинга – архивные документы и работы отечественных историков-международников, прежде всего, В.А.АНФИЛОВА, Г.Н.СЕВОСТЬЯНОВА, В.Я.СИППОЛСА, с которыми мы были лично знакомы и которых безмерно уважаем.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Андрей28 июня 2011, 23:00
Владимир П: Обратите внимание, что вся европа дышала ядом на православную Россию. (и сейчас дышит) кроме Югославии и Афганистана. Кроме Югославии??)) Югославия к вашему сведению-одна из последних стран, признавших СССР. А "ядовитое дыхание" в нашу сторону-это просто попытка противостоять российской гегемонии в мире.
Екатерина24 июня 2011, 12:00
Очень информативно, но, как и в предыдущей статье, впечатление ухудшается из-за опечаток и грамматических ошибок. Стоило сначала отредактировать статьи.
Умираю, Но Не Сдаюсь23 июня 2011, 16:00
молиться надо о живых, которых скоро не станет из-за компродарской политики нынешней "россиянской" власти...
Владимир П23 июня 2011, 14:00
Обратите внимание, что вся европа дышала ядом на православную Россию. (и сейчас дышит) кроме Югославии и Афганистана.
Алексей22 июня 2011, 20:00
Царство Небесное душам усопших рабов Божиих, вечная память.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке