Дерзновение

Достаточно однажды увидеть иллюзорность счастья «в сей временной жизни», для того чтобы прошла нерешительность и дерзость, а на их месте возросла великая добродетель – та самая, которой не хватило до совершенства евангельскому богатому юноше, отошедшему от Христа опечаленным.

Сравнивая себя с человеком средневековья, наш современник с гордостью осознает собственное превосходство. Еще бы – ведь у него есть гарантированные права, свободный образованный ум и, конечно, техническое могущество.

А еще у него есть мечта о счастье. Ценность именно этой вещи в хозяйстве современного человека представляется крайне сомнительной. Смутная перспектива жизненного счастья одних делает нерешительными, других – дерзкими. Первые не могут (порой достаточно долго) решить вопросы, которые для средневекового человека и вопросами-то не были. Жениться или не жениться? Поступить в монастырь или обождать до старости? А какую профессию выбрать и чем заниматься? Страх упустить жизненное счастье, о котором они имеют крайне смутное представление, парализует волю и всю жизнь удерживает их от любого решительного шага.

Другие, наоборот, слишком опрометчиво связывают счастье с комфортом или «качеством жизни». Для них характерна дерзость, с которой они рушат все человеческие и божественные законы, отчаянно пытаясь «построить коммунизм на отдельно взятом» Рублевском шоссе.

Между тем, принципиальная невозможность счастья доказана уже давно. Как известно, царевичу Гаутаме еще до рождения было предсказано блестящее царствование до тех пор, пока он не столкнется с тремя вещами: старостью, болезнью, смертью. После чего он навсегда оставит прежнюю жизнь и, сложив с себя царское достоинство, сделается «садху» – странствующим нищим мудрецом. Как это часто бывает, слово «мудрец» в качестве жизненной перспективы сына не произвело на родительское сердце никакого впечатления (во всяком случае, оно не компенсировало ужаса от двух других), и царевича постарались заключить в своеобразный карантин, удалив из царства стариков, больных, калек и нищих. Тридцать лет Гаутама прожил в роскоши и удовольствиях, не видя ни одного нерадостного взгляда и не слыша ни от кого даже косвенных упоминаний о каких-либо страданиях.

Но однажды царевич ускользнул из-под надзора и перешел границу счастливого мира. Можно только гадать о его состоянии, когда он увидел нищего старика, плачущего от боли своих недугов и просящего подаяния над телом своего мертвого брата.

Гаутама мог бы, пожалуй, вернуться во дворец и вновь вкусить выпавшие на его долю радости жизни, но, оценив подобную перспективу, он, очевидно, понял: насладиться ими по-прежнему уже не удастся. Сознание того, что счастье противоестественно миру, что оно трофей, добытый в борьбе, который очень легко потерять в ходе все той же борьбы, которая никогда не прекращается, отравило бы вкус любого блюда. Страх возможной разлуки ложкой дегтя омрачил бы всякий медовый месяц, обещающий «неземную любовь». Стоны больных внесли бы разлад в веселое пиршество и мирную беседу друзей. Пир во время чумы – весьма сомнительное удовольствие, блестяще изображенное Пушкиным в одноименном драматическом произведении.

Представление о неуместности личного счастья в нынешней жизни характерно и для христианства. Константин Леонтьев рассказывает об истории, наделавшей в свое время много шума в Петербурге.

«Недавно в наш Оптинский скит поступили послушниками двое молодых людей из лучшего нашего дворянства: Шаховский и Чернов. Они двоюродные братья. Оба женаты; супруги их молоды и красивы; средства их настолько хороши, что г-жа Шаховская в своем воронежском имении устроила на свой счет женскую общину, в которой, как слышно, и будет сама назначена настоятельницей.

И мужей, и жен одели здесь, в Оптиной, в монашеское платье, и обе молодые дамы уехали в Воронеж, а мужья остались в скиту.

В последний раз, уже облаченным в подрясники, им позволили сходить в гостиницу проститься с мужьями, братьями, и прощание это, как говорят, было до того трогательно, что старый монах-гостинник, человек торговый и вовсе не особенно чувствительный, плакал, глядя на них, и восклицал:

         – Господи! Да что же это вы делаете! Да как же вы это, такие молодые, расстаетесь! Да разве это так можно! Боже мой!

Жили обе молодые четы между собою в полном согласии, и, когда одна приезжая дама спросила у г-жи Шаховской, что побудило их решиться на такой геройский шаг, она отвечала:

         – Мы были слишком счастливы

Итак, к чему же стремиться человеку, если перспектива счастья сомнительна? Христос говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко».

Бремя служения Христу парадоксальным образом облегчает, а не отягощает человеческое существование в мире, наполненном страданием и смертью. Убегать от зла оказывается тяжелее, чем вступить с ним в бой. Пассажир спортивного мотоцикла испытывает более сильный страх скорости, чем водитель, хотя, казалось бы, пассажир ни за что не отвечает. Мальчишки бегут на фронт потому, что в тылу гораздо страшнее, хотя и безопаснее. Аскетический опыт говорит о самом эффективном способе бороться с ленью – нужно всего лишь усложнить себе задачу. Это может показаться парадоксальным, но в монастыре с более строгим уставом легче подвизаться. «Лишения и тяготы военной службы» оказываются «игом», несравненно более «приятным», и бременем, гораздо более «легким», нежели гражданское существование, не связанное никакими обетами. Возможно, это понимали братья Шаховский и Чернов, упоминаемые Леонтьевым.

Достаточно однажды увидеть иллюзорность счастья «в сей временной жизни», для того чтобы прошла нерешительность и дерзость, а на их месте возросла великая добродетель – та самая, которой не хватило до совершенства евангельскому богатому юноше, отошедшему от Христа опечаленным. Как, должно быть, завидовал он рыбаку Петру, не оглядывающемуся на призраки счастья, имевшему дерзновение «отвергнуться себя, взять крест свой и идти» вслед за Царем Израилевым в Царство Небесное. Идти транзитом – через смерть и воскресение.

Сергей Мазаев

4 августа 2011 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Василий Н. 4 июля 2014, 00:00
Илья писал: Ну не знаю. Нашим чиновникам совсем не мешают пировать миллионы нищих сограждан, и их пир во время чумы вполне себе идет и не кончается никакими аскетическими упражнениями, несмотря на поголовное хождение в церковь оных слуг народа. Да и насчет приятного ига военной службы вы немного преувеличиваете: в начале 19 века служили 25, потом 20 лет; а сквозь строй разве не там прогоняли? Сейчас сколько пострадавших и даже погибших в армии не на военных действиях, а от неуставных отношений? И почему гражданское существование не связано обетами? Семья, родители, дети, работа - это разве не обеты? Илья, согласен с вами.
Елена14 января 2013, 16:00
Елена: Ирина С.!Если не нравиться стиль автора и его мысли, зачем его читать?
Настя20 июня 2012, 10:00
С большим удовольствием читаю все Ваши статьи. Очень понятно, глубоко, ясно. Нахожу ответы на свои вопросы. Очень Вам благодарнеа. Спаси Господи!
Ксения15 декабря 2011, 20:00
Смысл статьи понимаю опытом: я чувствую, что чем больше работаю плодотворно, творчески и с молитвой, чем больше страдаю от проблем в семье и работе, тем бОльшая помощь Господа мне нужна, тем больше я счастлива.
Екатерина19 ноября 2011, 15:00
Замечательная статья!
Надежда16 ноября 2011, 18:00
Я как то прочитала у Пестова, что у совершенных христиан дух может радоваться, а душа скорбить одновременно.
ИринаС.19 октября 2011, 12:00
Продолжение: Отдельные перлы вообще вызывают недоумение: «Это может показаться парадоксальным, но в монастыре с более строгим уставом легче подвизаться». А Вы откуда знаете? На чем основывается такое утверждение? А вот это: «Бремя служения Христу парадоксальным образом облегчает, а не отягощает человеческое существование в мире, наполненном страданием и смертью». Ну почему же «ПАРАДОКСАЛЬНЫМ»??? Это для Вас – парадокс то, что бремя Христа облегчает жизнь, а верующие люди знают, что это – единственное, что облегчает жизнь. Это – оговорка, которая отражает Ваше отношение к Христианству. Для Вас это – что-то непонятное («парадоксальное»). Так пишите на другие темы.
ИринаС.19 октября 2011, 12:00
Уважаемый Сергей Мазаев, Ваши статьи – почти все – переливание из пустого в порожнее, Такое ощущение, что у Вас появляется в голове мысль, не новая причем, и Вы принимаетесь ее развивать, причем не можете даже четко сформулировать свои выводы – так, какие-то отрывки рассуждений на тему, обозначенную в названии статьи. Непонятно, почему Ваши статьи публикуются на православном сайте – в них совершенно не чувствуется осмысления озвученной мысли в христианском аспекте (особенно статьи «Зеркало для героя» и «Чего хочет женщина» - вообще, извините, бред). Несмотря на то, что Вы цитируете периодически отрывки из Евангелия, из Псалтири, чувствуется, что Вы мыслите другими категориями, а указанные цитаты приводите для красного словца и для того, чтобы хотя бы внешне соответствовать присутствию на православном сайте. Что касается данной статьи, та же история. Вы с одинаковым чувством описываете события из Евангелия и события с Гаутамой. Очевидно, что и то, и другое – для Вас просто иллюстрации для Ваших блеклых мыслей. Этими иллюстрациями Вы пытаетесь хоть как-то приукрасить бледность Ваших идей и Ваших статей.
Павел25 августа 2011, 23:00
Статья супер...
Мария25 августа 2011, 14:00
Правда, что затруднительно радоваться и наслаждаться жизнью, когда рядом кто-то страдает. Поэтому того "счастья", о котором мечтают поголовно все миряне, просто не существует. Духовно здоровый человек может быть блажен, но не может быть счастлив, тем более что и слова такого нет во всем Евангелии. Невозможно пархать и летать, когда в сердце боль за другого, беззащитного, слабого, чем-то раненого, которому больно и плохо. Посмотрите на лики на иконах - они скорбные, в них боль за всех нас. А если такой боли за близкого человек не имеет, то он тем более не может иметь в душе что-то светлое, хоть отдаленно похожее на счастье. Поэтому нам и велено искать прежде Царствия Божия, а не "счастья", и все нам приложится, что полезно здесь, и радости, и, кому полезно, горести. А счастья нужно желать вкусить ТАМ и ПОТОМ, а не здесь и сейчас. Поправьте меня, если в чем ошибаюсь...
Людмила15 августа 2011, 19:00
Глубокая статья. Но часто не только призрак счастья удерживает нас от решительных действий, но и такая уловка как поиск воли Божией о себе. То есть по обстоятельствам своей жизни мы пытаемся угадать о себе Его замысел. Ведь не каждого из нас как евангельского богача вот так прямо и конкретно приглашают следовать. Ведь не все давали обет на смертном одре как упомянутый К. Леонтьев принять постриг. Мы ищем где и как нам угодить Богу лучше, куда Господь именно нас посылает.
Елена10 августа 2011, 16:00
И все-таки счастье есть! Когда в тебе Бог, а ты в Боге. И это вполне возможно в обычной земной жизни...
Гена 9 августа 2011, 10:00
Со статьей немного несогласен. Как быть с такими вещами как к примеру рождение ребенка. Так понимаю, что с христианской точки зрения - это счастье. Разве не так? Пока не видел никого, кто не хочет быть счастливым здесь, в земной жизни. Все его ищут, но мало кто находит. Думаю, что умение радоваться тому что дает Господь, принимать все с благодарностью это и будет счастье.
Oksana 8 августа 2011, 19:00
Спаси Господи! Безмерно благодарна вам Сергей! Марине: У каждого своя дорога! Любовь, благодарность и уважение к Богу и к ближнему - ключи ко всем дверям. Прочитайте пожалуйста статью еще раз сквозь эту призму...
Александр 8 августа 2011, 13:00
Присоединяюсь к Сергею. Марина, никто не говорит, что человек не может испытывать в своей жизни моменты радости (или счастья). Все этого хотят. Собственно и Господь старается нас вести к вечной радости, а не к печали и страданиям. Только земля - это не то место, где люди могут вечно радоваться и быть постоянно во всем удовлетворенными, что обычно вкладывается в понятие счастья. Именно про это и хотел сказать автор. И счастье первых шагов ребенка может запросто смениться первой болью принесенное в сердце матери подросшим чадом, а нежность отношений - холодностью и разочарованием обиды, и т.д. Поиск же земного счастья, может запросто увести совсем не на правые стези. В итоге и здесь его не будет и после смерти не можно не получить. Надо искать Господа, где Он там и счастье. Только оно часто не таким бывает каким мы его себе по неразумию и не знанию себя представляем. Не надо понимать сказанное автором буквально, посмотрите на его мысли немного пошире.
Сергей 8 августа 2011, 09:00
Слова старого монаха-гостинника:" – Господи! Да что же это вы делаете! Да как же вы это, такие молодые, расстаетесь! Да разве это так можно! Боже мой!" прекрасно иллюстрируют пример прЕлестного отношения молодых супругов к вере. Я не знаю привел ли К. Леонтьев дальнейшую судьбу этих людей, но думаю, что доброго из этой затеи ничего не вышло. Надо уметь терпеть не только скорби, но и удачи. Таланты данные от Бога следует приумножать, тем более, когда люди в браке чувствуют себя счастливыми. Данный пример, на мой взгляд, хорошо показывает настроение элиты российского общества 19 века. Одни при виде "страданий" народа стреляли в Самодержца, другие от "избытка" счастья разрушали свои семьи. Слова старого монаха-гостинника в Оптине были не услышаны, а ведь они были сказаны не случайно. С уважением, Сергей.
Светлана 7 августа 2011, 14:00
Спасибо большое! Действительно так: просто усложнить задачу...
Наталья 6 августа 2011, 21:00
Уважаемый автор! Ваши тексты очень образны и эмоционально насыщенны, темы, поднятые Вами, вызывают живой отклик у читателя. Но читаю уже не первый Ваш труд и с большим трудом пытаюсь почувствовать логику или хотя бы генеральную идею статьи. Полагаю, что если человек с ученой степенью пишет в неакадемичном стиле, то все-таки логическая выстроенность и научная строгость должны присутствовать. А то резонерство какое-то получается. С Мариной согласна. Спаси Вас Господи! Творите!
Сергий 6 августа 2011, 15:00
Марине Вы ничего не поняли из статьи, к великому НЕСЧАСТЬЮ для вас....
Павел 5 августа 2011, 22:00
Счастье - это вера в Бога Слова, пришедшего во плоти. Он Сам дает нам Свою энергию даром ("...но всяким Словом, исходящим из уст Божиих"), поэтому истинно верующий счастлив. Человек делается счастлив за одно мгновение, стоит лишь уверовать, потому-то и сказано: Бремя Мое легко. Благодарю Сергея за ценные мысли, спаси Господи.
Илья 5 августа 2011, 20:00
Ну не знаю. Нашим чиновникам совсем не мешают пировать миллионы нищих сограждан, и их пир во время чумы вполне себе идет и не кончается никакими аскетическими упражнениями, несмотря на поголовное хождение в церковь оных слуг народа. Да и насчет приятного ига военной службы вы немного преувеличиваете: в начале 19 века служили 25, потом 20 лет; а сквозь строй разве не там прогоняли? Сейчас сколько пострадавших и даже погибших в армии не на военных действиях, а от неуставных отношений? И почему гражданское существование не связано обетами? Семья, родители, дети, работа - это разве не обеты?
Марина 5 августа 2011, 16:00
Демагогия. И очень некорректная. Если все вдруг поймут "иллюзорность мирского счастья", то род человеческий на земле прекратится. Счастье на земле есть - в заботе о ближнем, в милосердие, в первых шагах ребёнка, в прощении, в улыбке, в нежности. Даже в старости есть счастье от понимания завершённости своего пути. Складывая слова в предложения, не стоит забывать обо всём этом.
Евгений 5 августа 2011, 15:00
Здравствуйте! Интересная статья, необычная. Пример буды видится уместным в контексте христинской точки зрения, по крайней мере для светского человека. Если я правильно понимаю, автор статьи тоже человек в больше степени светский и мирской, имеющий богатый жизненный опыт "поиска земного счастья" за плечами. Поэтому очень бы хотелось, если я не ошибаюсь в своих умозаключениях, что бы уважаемый Сергей поделился своим личным примером переосмысленния ценностей и дерзновения, а также обстоятельствами, которые способствовали переменам. А что касается счастья... Может быть оно в предвкушении, надежде, ожидании чего то заветного и светлого, радостном томлении духа и окрыленности? Пример не совсем уместный, но контрастный и из светской жизни: ожидание нового года, связанные с этим хлопоты и заботы куда приятнее, чем сам факт наступления события. Событие краткотечно, а ожидание волнительно и долго. С уважением, Евгений. Спаси Вас Господь!
Татьяна 5 августа 2011, 12:00
Большое спасибо за статью! Есть над чем задуматься...
Игорь 5 августа 2011, 08:00
Спаси Вас Господи!! Интересная статья..
Галина 5 августа 2011, 08:00
Прекрасная статья.
Григорий 5 августа 2011, 01:00
Очень интересная статья! А у меня есть такое мнение: Счастье прежде всего это внутреннее состояние человека, а точнее состояние его духа. В зависимости от мировоззрения человека он создает сам свой уровень счастья в этой жизни. Просто в сегодняшней день очень многие люди считают что счастья можно достичь через материальное благо или через другого человека. Счастлив тот человек, который истинно любит себя и принимает других людей таких какие они есть. Независимости от ситуации какая она хорошая или плохая не была. Желай другим счастья и любви и это к тебе тоже вернется от твоего ближнего. В этом и есть суть добра. Главное сохранить это состояние, пребывания в любви в себе и к другим. Слава Господи!
Наталья 4 августа 2011, 22:00
Спаси Вас Господи! Была рада это прочесть! Это ответ на так долго мучающие страхи! Спаси Вас Бог!
Леван 4 августа 2011, 21:00
Спаси Господи!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке